Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Звуковой материал Дьердя Куртага

Автор: Ольга Алюшина
Информация о публикации:
Прислана / источник: www.musigi-dunya.az
Раздел: Музыкальная шкатулка. Авторы и исполнители (взгляд со стороны).

Расскажите друзьям и подписчикам!


В 80–е годы прошедшего столетия музыкальный мир открыл для себя имя венгерского композитора Дьердя Куртага (род.1926), уже тогда известного у себя на родине, но получившего мировое признание после премьеры вокального цикла «Послания покойной Р. В. Трусовой», заказанного ИРКАМом и исполненного ансамблем InterContemporain в 1981 году. В современной музыкальной культуре личность этого композитора занимает значительное место. Куртаг не является экстраавангардным композитором, кардинально ломающим устои музыкальной традиции, но, тем не менее, опираясь в своем творчестве на венгерские национальные традиции и черты нововенской школы, Куртаг создает свой специфичный, неповторимый музыкальный мир. Это музыка хрустальной чистоты, поэтичности и сокровенной глубины.

«Знаки, игры и послания» — одно из сочинений Куртага, где, как в фокусе, собираются основные смыслы его творчества. Принцип посланий, играющий центральную роль в творчестве Куртага, проявляется в качестве аллюзий и цитат, парафраз, посвящений («Hommage»).Это способ расширения своего авторского композиторского стиля благодаря духовному общению с крупными музыкальными личностями, как фигурами, значимыми для композитора. Это способ обобщения каких-то очень важных идей всей традиции музыкального искусства в опоре на высказанные музыкальные мысли. Помимо произведений, имеющих в заглавии объект послания, например, «Hommage à Mihály András» для струнного квартета ор. 13, «Omaggio a Luigi Nono» для хора a cappella ор. 16, «Hommage à R.Sch» для кларнета, альта и фортепиано ор. 15 d, «Officium breve in memoriam Andrea Szervánszky» для струнного квартета ор. 28, «Rückblick, Hommage a Stockhausen» для четырех исполнителей, послания известным личностям содержатся в отдельных частях произведений, например, Б. Бартоку, И. С. Баху, Л. Бетховену, Э. Варезу, Дж. Верди, Д. Кабалевскому, З. Кодаю, Д. Лигети, М. Мусоргскому, Н. Паганини, Д. Скарлатти, И. Стравинскому, П. И. Чайковскому, Д. Шостаковичу, Ф. Шуберту («Игры» для фортепиано в четыре руки), Ф. М. Достоевскому и И. Ф. Стравинскому в «Маленьком затруднении» для флейты пикколо, тромбона и гитары ор. 15 b. Произведения Куртага — это воспоминание о ком-то, своего рода, надгробный памятник в знак существования, это дань кому-либо в посланиях постфактум.

Достаточно невелико наследие Куртага, кратки и фрагментарны, как «обрывки» памяти, все его произведения. Закрытое, замкнутое пространство находится рядом с фрагментарным, открытым, продленным вдаль. Повествование и размышление в своих сочинениях на тему Вечности, смысла бытия подтверждает основную трагическую коллизию человеческого существования.

В своем творчестве Куртаг суммирует черты, почерпнутые им из венгерской национальной традиции, в частности творчества Белы Бартока («Мой родной язык — Барток, каким для Бартока был Бетховен» — кредо композитора), и черты, характерные для новых явлений европейской музыки второй половины ХХ века, в особенности, нововенской школы (использование техники Веберна для выражения собственной эстетики). В этом отношении творчество Куртага рассматривается в связях с современным искусством, в контексте музыки XX века, отражая актуальные идеи своего времени.

Глубокие изменения, произошедшие в художественном мышлении ХХ века, повлекли за собой разрушение основных принципов формообразования. Тональные формы взаимосвязи заменяются иными закономерностями, где роль смысловых элементов музыкальной ткани уже изменяется. Значение смысловой единицы в новой системе теперь переходит на микротематический уровень к мотиву, интервалу или обособленному звуку. Как отмечает М. Катунян, «эстетическое признание самоценности звучащего момента, как “однозвука”, так и любого созвучия, наделило его статусом объекта как самостоятельной композиционной категории и вызвало к жизни новые методы композиции, оперирующие целостными звуками / звучностями в роли самозначимых элементов формы» 1. «Материал как концентрат» — формула-идея, высказанная исследователем Симоне Хайлгендорф, касающаяся не только творчества Дьердя Куртага, но и всего музыкального авангарда XX века. Данный метод имеет исток в нововенской школе и находит свои индивидуальные проявления в каждом авторском стиле современного композитора.

В своем творчестве Дьердь Куртаг обращается к гомогенному звуку, он сокращает структуру звукового материала, концентрируя внимание на звуке-идее, что диктует форму произведения, как множественного ряда миниатюр, образующих цикл. Такой принцип композиции становится распространенным явлением музыки XX века. Приведем примеры Трех пьес для камерного ансамбля или 6 пьес для фортепиано ор. 19 А. Шенберга, Трех миниатюр для скрипки К. Пендерецкого, 12 нотаций П. Булеза, «Musica Impura» М. Шпалингера и др..

Значительные изменения в композициях XX века происходят и с временными параметрами. Намечаются особые тенденции в отношении времени и ритма. Временнáя сетка классического песенного метра нарушается, появляются «новые формы ритмической организации», как отмечает В. Ценова2. Происходят серьезные модификации времени, меняется его однолинейная направленность от прошлого к будущему. Время поворачивается вспять, происходит либо перемешивание временных событий, либо остановка времени (статическое время); слушатель тем самым погружается в пространство игры времен. Основная художественная идея творчества А. Веберна — «сжатие, концентрация, предельная насыщенность при строжайшем расчете и контролировании временных отношений» 3 — находит яркое воплощение в творчестве многих композиторов XX столетия, и в частности Дьердя Куртага. Такое сжатие времени распределяется на все параметры композиции — мелодику, гармонию, тембровую структуру, форму. Все эти параметры собираются в емкое понятие «звуковой материал».

Материал как концентрат дает Куртагу возможность современными средствами раскрыть цельность своего мироощущения. Такой способ композиции есть продолжение его внутреннего мира, эмоционального наполнения, в частности, это отражение такого типа эмоций, которые, как отмечает исследователь Х. Люк, «…лишь только намечаются и довольно неплохо скрываются. И как только такая эмоция касается слушателя, она тотчас осторожно исчезает» 4. Это субъективный мир, мир обращения мыслями в прошлое, где, как осколки нашей памяти, мелькают в калейдоскопе жизни, цепочки мгновений. «Личное утверждение, сделанное в форме сокровенной исповеди, начинается утверждением о мире вообще» 5, — пишет Х. Люк о творчестве Д. Куртага.

Идея композиции Дьердя Куртага заключает в себе не просто одну ноту, один первоначальный тембр или статический организм. Произведения Куртага наполнены движением, виртуозностью и тембровым разнообразием, богатой палитрой звукокрасок. Психоэмоциональные качества национального менталитета и темперамента обуславливают в этом плане параллели с творчеством Б. Бартока, выраженные в контрастности, поляризации образных сфер. Проблема написания музыки из концентрированного материала решается Куртагом таким образом, чтобы достичь максимальной экспрессии выражения художественного замысла. Ярчайшим примером такого композиционного метода работы композитора являются произведения для струнного квартета.

1Катунян М. Новый звук и нотация // Теория современной композиции. М., 2005. С. 63.
2 Ценова В. Музыкальное время. Ритм // Теория современной композиции. М., 2005. С. 75.
3 Холопов Ю., Холопова В. Антон Веберн. М., 1984. С. 165.
4 Lück H. György Kurtág. Аннотация к CD, Paris, 1991. S. 15.
5Ibid. S. 15.