Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Норма ударения и смещение акцентов в русском языке

Автор: Элла Куликова
Информация о публикации: Ростовская электронная газета. №2(32) 31 января 2000г.
Прислана / источник: www.relga.rsu.ru/
Раздел: Частное мнение

Расскажите друзьям и подписчикам!


Одной из главных задач современной русистики является борьба за чистоту русского языка. Человек, свободно владеющий русским языком, претендующий на это, обязан знать нормы, в том числе и орфоэпические, обязан говорить правильно, не допуская ошибок. Однако, не будучи филологом, специалистом-русистом, он не обязан знать историю этих норм, перспективу их развития, их колебания, то, где, кем и почему они нарушались или нарушаются, побеждают или отмирают. Напротив, филолог-русист должен ориентироваться во всех этих вопросах и, более того, помогать своими знаниями тем, кто ориентируется в них только на основе собственной интуиции.
Необходимым признаком культуры речи выступает правильная постановка ударения. В современном русском литературном языке можно найти немало единиц, произношение которых служит показателем уровня культуры речи и общей культуры говорящего. Но есть ли в русском литературном языке универсальная причина изменения ударения? Еще Я.К. Крот [1] писал: "Если кто захочет определить, почему в одном слове ударение на таком-то месте, а в другом, сходном с ним по образованию и по роду выраженного понятия, ударение не на том же слоге, такое старание будет бесплодным. Это происходит от того, что ударение как принадлежность внешней формы слова составляет одну из его индивидуальных особенностей. Оно образовалось вместе со словом, - почему так, а не иначе, это тайна создания слова, проницаемая для наблюдателя точно так же, как и тайна всякого творчества…" и, далее, "цель моя - уяснение вопроса, насколько в явлениях его (ударения - Э.К.) можно подметить определенные законы". Однако уже в то время было вполне очевидно, что нормативные описания ударения становятся слишком субъективными без опоры на понимание сущности акцентной эволюции. Упомянутый вопрос был поставлен и достаточно убедительно проанализирован в работах Томаса Григорьевича Хазагерова [2], А.А.Зализняка [3], К.С.Горбачевича [5].
В ложном и неустойчивом состоянии современного ударения обнаруживаются и отголоски распавшейся древней акцентологической системы, во многом зависевшей от интонационной и фонетической характеристики гласных звуков, и следы конкуренции церковнославянской риторики и исконно русской народной стихии. Картина современного ударения значительно осложняется вследствие взаимодействия литературного языка с северными и южными говорами.
Таким образом, литературная речь несвободна от региональных оттенков. А на территории Ростовской области бытует три основных группы говоров:
1. Говоры донские, или казачьи, занимающие в общем больше половины территории области.
2. Говоры переселенцев с Украины, занимающие примерно четверть территории области.
3. Говоры смешанные, образовавшиеся в результате смешения разных диалектов и даже языков. Они занимают также около четверти территории области, главным образом ее южную часть, но встречаются и во многих других местах, особенно в населенных пунктах, расположенных по линиям железных дорог, и в селениях, возникших после Октябрьской революции.
Поэтому можно говорить о том, что здесь развиваются и действуют свои закономерности, устанавливаются свои особенности, которые оказывают влияние на общенациональный язык [7].
История материальной культуры на протяжении многих веков показывает, что в развитии любого языка имели место языковые контакты, которые приводят к взаимодействию языков и к их взаимному обогащению в той или иной степени. На протяжении своей истории русские и украинцы свободно общались между собой, перемещались по смежным территориям, колонизировали земли Дона, поэтому и сильно влияние украинского языка на территории Ростовской области.
Академик Е.Ф.Карский пишет [8]: "… малорусские говоры соприкасаются с южнорусскими по губерниям Курской, воронежской, заходят в Область Войска Донского; затем спускаются на юг приблизительно к устью Донца, причем вперемежку с малорусскими живут в значительном количестве здесь и великоруссы. Так граница доходит до Таганрога и Ростова-на-Дону, затем идет по восточной стороне Азовского моря до средней Кубани; далее по этой реке к юго-западу и доходит до Черного моря".
Еще В.И.Даль говорил о Новороссийском крае (Херсонская, Одесская губернии, Область Войска Донского) как о постоянном источнике отклонения от норм, в том числе акцентных [9]. Южнорусские диалекты и украинский язык, без сомнения, являются источниками таких инноваций, как расширение противопоставления "единственное - множественное число" или, напротив, устранение акцентных оппозиций в формах прошедшего времени глаголов непродуктивных классов (мы имеем в виду такие акцентные факты, как собрАла, брАла и даже пИла, упорно, хотя до настоящего времени безуспешно пробивающие себе дорогу в литературный язык, а также факты типа пропИл, отдАл, так или иначе в него вошедшие.
Поскольку мы живем на территории Ростовской области, мы имеем возможность постоянно наблюдать за типичными отклонениями от нормы в русских говорах с украинскими чертами (например, в Тарасовском, Чертковском и других районах), что дает возможность в сочетании с данными украинского литературного языка, с данными, черпаемыми из городского просторечия Ростова, Краснодара и других городов, говорить о направлении и сути акцентных инноваций.
Общее направление акцентной эволюции в словообразовании - это переход от парадигматического акцента к категориальному. Иными словами, переход от системы, где ударение производного слова зависит от производящего, к системе, где ударение производного определяется только его принадлежностью к некоторой морфологической категории слов. Указанный принцип акцентной эволюции, сформулированный В.А.Дыбо [10] применительно к славянским языкам, а затем обстоятельно проанализированный А.А.Зализняком [3] на материале исторических сдвигов акцента в русском языке, особенно важен не только для понимания природы самих акцентных отношений, но и сущности тех категорий, с которыми они связаны.
Как известно, любой естественный язык включает в свой состав этнический слой, который обязательно имеет свои способы и средства выражения как когниций, так и эмоций. При этом в парадигме выражения как первых, так и вторых феноменов значительную этническую значимость приобретает именно та или иная лингвистическая экспрессия, которая, как правило, отличает один язык от другого.
Продуктивный славянский суффикс - ИЩЕ - является одним из самых ярких показателей категории интенсивности на уровне словообразования. Он характеризуется значением увеличительности и презрительности. Интонация суффикса однозначно указывает на парадигматический характер ударения (производные 1-го типа по В.А.Редькину [11], недоминантный суффикс по А.А.Зализняку [4]). Распределение ударений идет следующим образом. Ср. арбуз (акцентная схема А) - арбУзище, бык ( акцентная схема В) - бычИще, голос (акцентная схема С) - голосИще, корыто (акцентная схема А) - корЫтище, вино (акцентная схема Д) - винИще, баба (акцентная схема А) - бАбища, статья (акцентная схема В) - статьИща, нога (акцентная схема В) - ножИща, борода (акцентная схема Д) - бородИща, толпа (акцентная схема Д1) - толпИща.
В числе фактов, свидетельствующих о движении к категориальному типу, причем с прямой маркировкой, т.е. с насуффиксальным ударением, приведем следующие:
ДурИща (у Ушакова дается двоякое ударение, причем с пометой "то же, что "дура", но с большей укоризной, Обратный словарь [12] дает насуффиксное ударение, в остальных источниках - ударение на основе), зайчИще, рачИще, скучИща. Заметим, что производящие основы во всех этих случаях сопряжены с акцентной схемой А и с древнейшим накорневым ударением.
В словах с ущербной парадигмой вонь, пыль имеем акцентную схему А, аналогично и у слова грязь. Однако закрепление за этими словами акцентной схемы А не ведет к насуффиксального ударения в наосновное. Ср. вонИща, пылИща, грязИща. Факты украинского языка и русских говоров с украинскими чертами (Ростовская область, городское просторечие) свидетельствуют о несомненных сдвигах в таких случаях, как бабИща - украинское литературное, русское просторечное; лапИща - украинское литературное, русское просторечное; силИща - отмечается как неправильное у К.С.Горбачевича [6]. В украинском языке такие слова, как баба, лапа относятся к акцентной схеме С, то есть противопоставляется ударение на основе в единственном числе ударению на флексии во множественном. Но мы исходим не столько непосредственно из украинских фактов, сколько из наблюдаемых нами акцентных подвижек в говорах Ростовской, Донецкой области. Кто не знает, что у нас в Ростове бытуют акцентовки типа бабища, лапИща, собачИща! В то время как те же носители просторечия и говоров никогда не скажут бабЫ, лапЫ, собакИ. При словообразовательных значениях, связанных с отрицательной прагматической оценкой (пренебрежение, презрение и пр.), словообразовательный тип характеризуется суффиксом с прямой маркировкой, то есть насуффиксальным ударением. Это наблюдение соответствует соображениям об ударении (акценте) как иконическом знаке, при котором интенсивность или долгота соответствует более сильной (обычно отрицательной) эмоции и, соответственно, перенесению ударения на суффикс.
Для современного русского ударения весьма характерна борьба с ассоциациями по смежности и сходству, то есть между стремлением ударения сохранить словообразовательную зависимость и его же стремлением уподобиться более общему структурно однотипному разряду слов. Нормативными, как правило, становятся формы, следующие за прогрессивными ассоциациями по сходству, которые постепенно преодолевают консервативные по своей природе словообразовательные связи. Другими словами, ударение в производных словах постепенно расстается с генетическими характеристиками, полученными по родству от производящего слова. Потеря словообразовательной зависимости ударения характерна, например, для многих производных прилагательных: роскошный, тигровый, тормозной, которые прежде имели ударение на первом слоге. Уже в XIX веке начал складываться четкий стереотип ударения на - Итель: мыслИтель, избавИтель, утешИтель, которые еще в начале века имели акценты, соответствующие производящей основе. Этот список можно дополнить новообразованиями последних десятилетий: очистИтель, загрязнИтель, отвердИтель, предохранИтель, размножИтель, уловИтель, смесИтель. Обращает на себя внимание фактическая омонимия форманты - Итель. Так, новообразование размножИтель имеет два значения: 1. Лицо, которое занимается копированием и размножением каких-либо текстов, 2. Малоформатная машина для размножения. Менее последовательно, но все-таки происходит отрыв ударения от словобразовательной зависимости у имен существительных на - Ение, которые продолжают испытывать колебания: мЫшление и мышлЕние, опОшление и опошлЕние, опрОщение и опрощЕние. Некоторые с таким формантом еще сохраняют в качестве нормативного ударение, связанное с производящей основой: намЕрение, обеспЕчение, хотя тенденция к формальному уподоблению настойчиво подталкивает ударение к структурному элементу - Ение.
Существенную роль в процессе развития акцентологической системы русского языка играют причины внутреннего характера. К ним относятся влияние формальной аналогии и влияние ассоциаций по смежности и сходству. Влияние формальной аналогии особенно очевидно при перестройке ударения "внутри" слова, то есть между отдельными формами слова.
Например, у кратких форм страдательных причастий заметно стремление к выравниванию ударения. Традиционная норма обособила ударение в форме женского рода: прОдан - прОданы, прОдано, но проданА; взЯт, взЯто, взЯты, но взятА; склОнен, склОнно, склОнны, но склоннА. Автоматизм живого говорения, напротив, как бы подстраивает форму женского рода к остальным, освобождает ее от излишнего различительного признака (она отличается от других уже своим фонетическим составом). Процесс унификации захватывает постепенно и формы женского рода у некоторых прилагательных.
Весьма сложным представляется вопрос о фонетических причинах изменения ударения. В соответствии с действием синтагматического фонологического фактора выбор места ударения определяется только количеством слогов и местом слога в слове или даже в целом речевом такте. Данные многих исследований показывают, что в многосложных словах наблюдается тенденция избегать скопления безударных слогов в начале и в конце слова, ведущего к нежелательной сильной редукции. Интервал между ударениями в соседних словах чаще всего равен двум-трем слогам. Русская речь избегает как слишком больших интервалов, так и отсутствия интервала между ударениями у слов, составляющих речевой такт. Это своеобразие ритмического строя русской речи обусловлено, вероятно, как физиологией дыхания, требующей относительно равномерной паузировки речевых тактов, так и особенностями синтаксического строя русского языка.
Отсюда неизбежно следует вывод о том, что в силу тенденции к ритмическому равновесию ударение в многосложных словах будет стремиться перейти на один из средних слогов: переизбранА - переИзбрана, ходАтайствовать - ходатАйствовать, аккомпанировАть - аккомпанИровать.
Таким образом, несмотря на указанные причины, вызывающие многие исключения и несоответствия, как в самой акцентологической системе, так и в тенденциях ее развития, есть немало последовательного и регулярного. Следует обратить внимание на небольшую группу слов, абсолютно тождественных как в смысловом, так и в стилистическом плане, они считаются избыточными, ненужными, существующими лишь по причине большой распространенности и традиционности. Это слова-дуплеты: Иначе - инАче, твОрог - творОг, Обух - обУх.
Самую большую, состоящую из многих тысяч единиц, группу составляют слова, в которых разное ударение отражает стилевую дифференциацию. В соответствии с ней эти варианты и можно разделить на кодифицированные, разговорные (допустимые в литературной речи) и просторечные.
Многочисленные словари и справочники содержат списки языковых единиц разных частей речи, ударение в которых часто нужно просто запомнить, так как понятие нормы словесного ударения индивидуально и слагается из суммы признаков, важное место среди которых принадлежит сфере употребления конкретного слова, общественной оценке и осмыслению данного ударения на фоне историко-литературной традиции. Рассмотрим лишь наиболее типичные случаи существования акцентных вариантов.
Многие односложные имена существительные мужского рода имеют в косвенных падежах единственного числа ударение только на окончании: бИнт - бинтА, зОнт - зонтА, клЫк - клыкА, плОд - плодА, сЕрп - серпА, шЕст - шестА, штрИх - штрихА.
С ударением на окончании произносятся имена существительные женского рода при употреблении с предлогами в и на в обстоятельственном значении: в горстИ, на грудИ, в кровИ, в ночИ, на печИ, в связИ, в сетИ, в степИ, на цепИ, в честИ.
В винительном падеже единственного числа существительные женского рода имеют ударение то на окончании, то на корне: ботвА - ботвУ, веснА - веснУ, золА - золУ, норА - норУ, росА -росУ, стопА - стопУ, горА - гОру, зимА - зИму, стенА - стЕну, ценА - цЕну, щекА - щЁку.
Иногда предлоги принимают на себя ударение, и тогда следующее за ним существительное (или числительное) оказывается безударным. Чаще всего ударение перетягивают на себя предлоги на, за, под, по, из, без: нА воду, нА ногу, нА руку, нА спину, нА душу, нА голову, нА сторону, нА угол, нА ночь, нА год, нА сто, нА шесть, нА десять; зА ногу, зА зиму, зА город, зА ухо, зА три, зА нос, зА сто, за гору, пОд вечер, пОд нос, пОд руки; пО морю, пО полю, пО лесу, пО два, пО трое, пО полу; Из лесу, Из носу, Из дому, Из виду; бЕз вести, бЕз толку, бЕз году, бЕз четверти.
Немалую трудность представляют в акцентологическом плане формы рода и множественного числа кратких прилагательных. Приводим формы с правильным ударением: блИзок, близкА, блИзкИ; вЕсел, веселА, вЕсело, вЕселЫ; гОлоден, голоднА, гОлоднЫ; гОрек, горькА, гОрько, гОрькИ; дЕшев, дешевА, дЕшево, дЕшевы; прАв, правА, прАво, прАвы.
Трудности с ударением наблюдаются в формах рода и числа кратких страдательных причастий. У многих страдательных причастий прошедшего времени ударение стоит на основе, кроме формы единственного числа женского рода, в которой оно переносится на окончание: прОдан-проданА- прОдано-прОданы; прОжит-прожитА-прОжито, прОжиты; рОздан-рОздано-рОзданы; прИнят-принятА-прИнято-прИняты. Но от причастий на - бранный, - дранный,- званный форма женского рода имеет ударение на основе: зАбрана, нАбрана, Избрана, прИбрана, сОбрана, отОбрана; зАдрана, обОдрана, разОдрана, сОдрана, отОдрана; зАзвана, обОзвана, отОзвана.
Нетрудно заметить, что многие явления в области русского ударения получают все чаще научное истолкование, что помогает говорящим практически правильно акцентировать слова и словоформы, учитывать стилистическую закрепленность акцентных вариантов. В современном русском литературном языке явно прослеживается тенденция усиления грамматической функции ударения. Постепенная грамматикализация связана с ростом подвижного (передвигающегося) ударения, что, с одной стороны, соответствует свойствам народного языка, а с другой - укрепляет флективный строй русского языка.
Важной особенностью развития ударения служит закрепление устаревающих или входящих акцентных вариантов за устойчивыми сочетаниями или фразеологическими оборотами. Ср.: ожидание Утра, но с утрА (до утрА), о вёрстах, но в двух верстАх; обеспокоен сУдьбами, но какими судьбАми; ударить пО лбу, но провести рукой по лбУ; брать грех нА душу, но на дУшу населения.
Лингвисты установили в результате сопоставительных наблюдений, что при определении акцентных вариантов нельзя не учитывать общее направление развития современного русского ударения. Оно состоит в том, что даже в пределах одного и того же грамматического разряда слов, имеющих акцентные колебания, обнаруживается исторически разнонаправленное движение ударения: регрессивное - перемещение с последнего слога на начало или ближе к началу слова, прогрессивное - перемещение ударения с первого слога на конец или ближе к концу слова.
Установлено, что регрессивное акцентологическое развитие преобладает сейчас в следующих группах акцентных вариантов:
А) у дву-, трехсложных имен мужского рода (русских и заимствованных): бондАрь - бОндарь, прикУс - прИкус, отсвЕт - Отсвет;
Б) у трех-, четырех-, пятисложных глагольных форм в прошедшем времени: родилсЯ - родИлся, разорвалА - разорвАла, дождалИсь - дождАлись, перепроданА - перепрОдана;
В) у форм настоящего - будущего времени глаголов IV класса: дружИт - дрУжит, включИт - вклЮчит, помирит - помИрит;
Естественно, что для установления нормы ударения недостаточно знать только направление акцентологических перемещений, необходимо учитывать по отношению к каждой лексеме весь комплекс факторов лингвистического и стилистического, исторического и культурного характера.


--------------------------------------------------------------------------------
1. Грот Я.К. О некоторых законах русского ударения // Изв. Акад. Наук. Т. VII, Вып.1. М., 1858.
2. Хазагеров Т.Г. Ударение в русском словоизменении. Ростов н/Д, 1985.
3. Зализняк А.А. От праславянской акцентуации к русской. М., 1985.
4. Зализняк А.А. Закономерности акцентуации русских односложных существительных мужского рода // Проблемы теоретической и экспериментальной лингвистики. М., 1977. С. 71-120.
5. Горбачевич К.С. Вариантность слова и языковая норма. Л., 1978.
6. Горбачевич К.С. Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка. Словарь- справочник. АН СССР, Л., 1973. С. 158.
7. Габ С.П. Говоры Ростовской области. Ростов-на-Дону, 1965. С.8.
8. Цитируется по работе Габа С.П. Говоры Ростовской области. Ростов-на-Дону, 1965. С. 11-12.
9. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка, т.1. Донское наречие. М., 1955.
10. Дыбо В.А. Славянская акцентология. Опыт реконструкции системы акцентных парадигм в праславянском. М.: Наука, 1981.
11. Редькин А.А. Акцентология современного русского литературного языка. М., 1971.
12. Обратный словарь русского языка. М., 1974.


ссылка на публикацию: www.relga.rsu.ru/n32/rus32_2.htm



Я полагаю, что с рассеиванием носителей языка по миру, эти проублемки снимают с Украины ободранную пальму первенства. Сейчас, всё это гораздо круче.
Тем более, что пробуют себя в ли и сетературе совсем не филологи.

Ответить