Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Кямал Асланов



Вместе с сыном в Храм-На-Крови

Ольга Иженякова

Форма: Статья
Жанр: Антиутопия
Объём: 4878 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Oдин из самых главных дней в жизни я решила встретить в памятном для всего русского народа месте - в Храм на Крови, что в самом сердце Екатеринбурга. Этому решению особенно обрадовался мой сын Николай, который, понятное дело, поехал со мной. Как и любой родитель, я заинтересована, чтобы мой ребенок знал и, что немаловажно, любил историю, а потому обо всем стараюсь ему рассказывать (и показывать, когда это возможно), наиболее увлекательно. Не зря ведь говорят, что посеешь…
Город еще спал. Ранним утром такси отвезло нас прямо к ступенькам храма. Дело в том, что в Екатеринбурге я давно не была, то есть вообще не была, т.к. когда я посещала этот город - он назывался Свердловском. А потому здорово удивилась, когда на месте бывшего Ипатьевского дома, обнесенного частоколом, увидела невероятной величины храм. Белое фигурное облако с позолотой на фоне дорог, вечно спешащих машин и людей. Ему бы в лесу расположиться и отражаться в озере или на труднодоступной горе и колокольней упираться в небо!
Еще более поразил памятник царской семье. Сейчас в моде такой термин "сила воздействия". Так вот эта сила, талантливо выраженная в камне, трогает душу, кажется, до самого основания. К своему стыду я не запомнила имя скульптора, но когда увидела это чудо, не могла удержаться от слез. Кроткие взгляды, по-детски доверчивые лица обреченных:Господи, да как на таких людей могла подняться рука палача?! - невольно вырывается и остается без ответа. Ответ, конечно, приходит, но потом, в виде законченной формулы - так Богу угодно. И даже, когда полностью это осознаешь, все равно твое человеческого "почему", бередит снова и снова.
- Мама, а, правда, их всех расстреляли? - спросил сын, внимательно разглядывая фигуры.
- Да, Коля, правда.
- А за что всех сразу?
- Потому что святые:
Особенность этого места ощущается сразу, я бы сказала даже на молекулярном уровне. Слезы наворачиваются сами собой, и невольно начинаешь лепетать: "Прости нас, царь Николай. Всех-всех". Но потом, на смену первому трогательному порыву приходит второй, третий. И каждый последующий сильнее и ярче.
Такое, как мне заметили работники храма, происходит со многими. Наиболее частые паломники здесь москвичи. Их интересует все: начиная от внутреннего убранства храма, заканчивая видом, который открывается с колокольни. Не говоря уж об истории, многие приезжающие, например, почему-то уверены, что до сих пор живут екатеринбуржцы, которые видели царскую семью, ну или хотя бы их прислугу:
Личных вещей святого семейства мало. Можно сказать, почти нет. Ни одежды, ни посуды, например, не сохранилось. Есть фотографии царя и семьи. Есть фото государя. Имеются также снимки Ипатьевского дома. Наиболее же впечатляет тот, где запечатлен фрагмент комнаты, в которой расстреляли семейство. Стена в пятнах крови с человеческий рост. Здесь же под витриной письмо, написанное княжной Ольгой, основная его мысль такова: Дай, Господи, сил пройти уготованный мне путь. Сохранились мелкие хозяйственные вещички, как, например, спица или вязальный крючок. Но их очень мало. Здесь начинаешь понимать, что определенные силы особенно старались стереть память о царе и его потомстве. Опять ответ - значит так Богу угодно, и снова протест твоего человеческого "почему"?
Надо ли говорить, что от иконы Царственных Страстотерпцев исходит особенная благодать.
- Мама, ты чувствуешь, она как живая, потрогай, только осторожно-осторожно,- сказал сын.
На втором этаже храма каждый день идут службы, молебнов новомученикам и исповедникам Российским не счесть. Почему-то хочется плакать и плакать, стараюсь отойти в угол, чтобы никого не смущать, смотрю, здесь многие вытирают слезы.
- Мне кажется, в этом месте царь с семьей нас слышит, - говорит одна женщина другой.
- Да, слышит, - соглашается с ней охранник, который дежурит возле иконы, - здесь цветы подолгу стоят и не вянут. А еще, когда молишься, внутри трепещет, а иногда приходит решение, как поступить в какой-нибудь ситуации. Делаешь так, и, оказывается, что делаешь правильно.
В лавке, которая расположена прямо в храме, продают книги о царской семье, написанные разными авторами. Открываю - и первое, что вижу, лица убийц - участников расстрела. Читаю об их незавидной судьбе. Одного расстреляли, другой сам с собой покончил: Еще запомнились слова молитв: "И да отпустится нам и всему роду нашему грех, на народе российском тяготеющий: убиение царя, помазанника Божия, святителей же и пастырей с паствою, и страдания исповедников, и осквернение святынь наших": Прости, Господи, и помоги нам с чистым сердцем войти в завтрашний день. Это я так, уже от себя молилась, произвольно. Почему-то хотелось молиться не столько о прошлом, сколько о будущем, о всех родных и близких, чтобы им простились грехи и чтобы они к нашей святой истории относились с таким же трепетом, как десятилетний ребенок, нежно поглаживающий пухленькой ручкой икону...


© Ольга Иженякова, 2009
Дата публикации: 2009-02-25 13:30:33
Просмотров: 991

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 60 число 24: