Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Галина Золотаина
Мила Горина
Олег Павловский



Два письма Поэту

Александр Шадурин

Форма: Миниатюра
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 9086 знаков с пробелами
Раздел: "Эпистолярный жанр"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Письмо поэту №1

«Приветствую Вас, Вячеслав!
Не могу понять - как можно увидеть ВЕЛИКИЙ РИМ в такой посконной вещи, как ТЫКВА? Мрамор Рима весьма мало напоминает тыкву как по форме, так и по цвету. Это выше моего понимания, и поэтому я считаю Вашу "Оду тыкве" гениальным произведением.
Но всё же не думаю, что уважающий себя римлянин стал бы это есть. Простые римляне больше налегали на бобовые, свинину, рыбу, а кто побогаче - так это лучше почитать Аэция, если не ошибаюсь. Главное - это сочетание в одном блюде солёного и сладкого. Морепродукты шли дороже мяса. Свинина считалась хорошей пищей где-нибудь на улицах Авентина. Не говорю уж о патрицианской или императорской кухне. Там всё сложно в своей простоте. Самое типичное - фаршированные певчие птички. Обычно финиками. Соловьиные язычки, конечно, да на «вителлиевом блюде», которое пару метров диаметром - это уже из разряда фантастики… Побольше виноградного вина: фалернское, тавроментийское… Но это всё лирика. Была ли в Риме тыква как продукт питания? По всей науке логистики вряд ли легионер стал бы тащить за собой обоз тыквы. Римский солдат должен был как можно больше унести на себе злаковых и бобовых. Может, вяленая тыква? Не знаю. Ну никак не могу ассоциировать тыкву и пир воедино. Бог его знает.
Большое спасибо за ссылку на сайт О. Царёвой. Очень интересные работы. Здесь висели не все. Какое-то пристрастие к американским ураганам.»


Ответ поэта на письмо №1

«Здравствуйте, Александр!

О тыкве в Древнем Риме. Скорее всего, Вы правы. В Древнем Риме, как я только что выяснил, из тыкв делали сосуды и музыкальные инструменты, в пищу же, видимо, не употребляли или употребляли мало, сорт не тот. Вот что мне удалось наскоро обнаружить сейчас в интернете на эту тему (всё - на совести авторов).

----------------------------------------
Историческая справка: Культура тыквы уходит в глубь тысячелетий. Уже за 3000 лет до нашей эры ее возделывали в Мексике, обычным огородным растением была она в Древнем Египте и Древнем Китае. О популярности ее в Древнем Риме можно судить по свидетельствам Колумеллы, Плиния Старшего, Петрония. (www.belmagi.ru/celrast/tikva.htm)

А в Древнем Риме тыква не только была излюбленным лакомством, но и использовалась в качестве поделочного материала. По свидетельству Плиния, римляне делали из нее различные сосуды, и даже винные бочки. Они очень любили придавать тыкве самые разнообразные фигуры, для чего выращивали плоды в специальных деревянных формах. (www.nm.md/daily/article/2006/10/27/0902.html)

Из овощей, дающих пищу более существенную, "прочную", и Симил, и огородники из Приапей разводят капусту, свеклу и тыкву горлянку. (Сергеенко М.Е. Жизнь древнего Рима. www.ancientrome.ru/publik/sergeenko/ser01-05.htm)
----------------------------------------

Свою "Оду тыкве" я тоже считаю гениальным произведением или близким к таковому. "Оде" этой уже что-то больше 15-ти лет, и всех своих интенций я сейчас, конечно, не восстановлю. В первую очередь там сказалось тогдашнее очарование лекциями Виталия Кандыбы - кроме Рима упомянуты Микены и "львиная кладка" - то бишь циклопическая кладка Львиных ворот, куски тыквы громоздящиеся на тарелке - вроде как её повторение в миниатюре. Но выражение "Рим пира" - это, кажется, все же метафора, троп. Слово "Рим" окказионально употреблено в значении: 'высшая точка', 'апогей', 'апофеоз' (пира=ужина). Конструкция сродни "пир духа". А не "римский пир" или "пир в Риме". Хотя далее в тексте настойчиво проводится сравнение, поясняется эта " связь": 'развалины ворот' - 'разваренная плоть', 'блоки розовых камней'. Обыгрываются визуальная "мраморность" (матовая полупрозрачность) тыквенной мякоти и форма - параллелепипеды-блоки...
Как-то так.
Мы тут этой осенью покупаем и печем тыкву, кстати. Весьма рекомендую.»


Письмо поэту№2

«Приветствую Вас, Вячеслав!
Сегодня в браузере смартфона по дороге с работы домой читал избранное из Вашего "Зеркала".
Особенно мне запомнились строки о невозможности в суровом климате
подчинить себя велению Разума (и поступить тем самым по совету Сенеки Луцилию) из-за суровых погодных условий и необходимости тёплых стелек, мысли о которых вытесняют все остальные проявления разума и рассудка. И я вот подумал, как же трудно было Сенеке в невыносимых условиях Рима и римских правил аристократического быта?
Ему, например, следовало думать о ТОГЕ, вернее, о нескольких тогах. А ведь эта некроеная одежда в виде параболы длиною около 6 м. и в ширине около 2 м., должна была храниться уложенной горизонтально в параболоидный, по форме тоги, сундук, дабы шерсть не мялась и не пачкалась. Такой сундук даже не поместился бы в современной типовой квартире. И чтобы тогу одеть к выходу, например, в Сенат, нужна была помощь как минимум двух рабов («сэрви вэстиплики», которые грамотно укладывают складки тоги). Ещё и забота о разных там рабах и рабынях... То есть о скольких мелочах надо было думать бедным античным философам. А невыносимая жара? Необходимость в прохладной воде? А дела в латифундии? А непрестанная боязнь перед императором?
Быть может, как раз обилие мелких и крупных забот порождает необходимость в организации пространства разумом? А если всего и забот-то, что тёплые стельки - может, разум ещё просто даже не включается в активный процесс таковой организации, по принципу экономии энергии?»


Ответ поэта на письмо №2

«Александр, добрый день!
Я опять отвечаю сразу на несколько Ваших писем. Да, кстати, дошли они,
видимо, все, по крайней мере дошло то, что Вы позже продублировали - решив, что с ним что-то вышло не так…
… Роман из жизни дальневосточного общежития очень любопытен мне - по понятным и очевидным что ли причинам. Нельзя ли получить продолжение, а также и окончание, если таковые имеются? Заглавного героя я, правда, почти не помню, зато помню практически всех других прототипов или, так сказать, референтов.

…небольшое замечание - у Вас в отрывке:
"...когда Зурбазан вскрыл ножом эту банку икры, комната
мгновенно наполнилась невыносимым запахом гниения! Икра протухла. Вероятно, ботулизма, который содержала эта баночка, хватило бы, чтобы отправить на небеса половину Владивостока ..."
но "...клостридия ботулизма и ее токсин не имеют ни вкуса, ни цвета, ни запаха"
http://doctoralvik.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=103&Itemid=33


Теперь о Сенеке (в моем стихотворении) - совершенно согласен с тем, что
обилие забот поневоле организует и дисциплинирует. С другой стороны,
представить себе и полное отсутствие забот весьма сложно.

В упомянутом стихотворении ("Свойство снега" я, впрочем, пытался сказать не только и не столько о "невозможности в суровом климате подчинить себя велению Разума ", но пытался изобразить (или, может быть, отреаргировать на) ситуацию т.н. творческого кризиса - когда лирическому герою, грубо говоря, "не пишется" и он пеняет на климат и прочее, сознавая в глубине души и отдавая отчет, что дело вовсе не в климате, но как раз в неумении (или нежелании) "подчинить себя разуму" etc. И весь пассаж с приплетением (более всего для рифмы) философа Сенеки вроде как ироничен: конечно, дескать, там и климат был другой, и времена вообще иные... Ну или, что называется, плохому танцору мешают, пардон, яйца (а хорошему, говорят, следовательно, помогают, и еще говорят, что женщины, следовательно – хорошие танцоры - отсюда http://yulkar.livejournal.com/302563.html). Во всей синтаксической мути и невнятности текста можно все же разобрать, что в первую очередь январский хрустящий снег мешает лирическому герою "писать о самом себе" - погрузиться в себя и сосредоточиться на каких-то внутренних своих переживаниях. Хруст этот отвлекает, навязывает собственную ритмику и что ли задает тон. Парадоксальным как бы образом текст все же появляется - парадоксальным потому, что текст этот - собственно про невозможность (сосредоточиться и) писать. Текст этот - образчик т.н. иллокутивного самоубийства из области фраз "я уже сплю". По большому же счету идет даже и некая скрытая полемика с сентенцией Сенеки: не подчинять себя разуму, но, наоборот, разум (вольно или невольно) подчинить внешним факторам: холоду и навязчивому (гипнотическому) хрусту собственных шагов по снегу - с тем чтобы и "отразить" это все (как оно есть) в тексте, и таким образом отчасти "подчинить" себе - своей, так сказать, творческой воле (и представлению).
Там, в этой книге, это, к слову, 'Fabula rasa', а не "Зеркало", я в другом
месте пишу: "стихи же лишь отражают жизнь". Что-то вроде credo для книги и вообще для того периода что ли.
Зачем я здесь так подробно анализирую собственный текст, впрочем, и не знаю. Самому стало интересно. Да еще: хруст снегов, тьфу, хруст шагов - хрустят шаги героя а то есть вовсе не снег мешает, а герой мешает сам себе, кажется, это и имеет в виду фраза "это свойство снега заразно". Но это опять про танцора.

Ну на этом пока, пожалуй, хватит, прощаюсь. Надеюсь получить от Вас
продолжение текста замечательного "Святого Зурбазана".»


© Александр Шадурин, 2009
Дата публикации: 27.02.2009 04:46:13
Просмотров: 1387

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 36 число 57:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

Демина Яна [2009-03-15 10:15:58]
Мне понравилось. Правда было ощущение, что я чужие письма читаю или наблюдаю за чьим то спором, причем меня не замечают, а так хотелось бы вставить словечко или вопрос задать... Возможно, так оно и было задумано?

Ответить
Александр Шадурин [2009-03-15 15:35:48]
Задать вопрос и "вставить словечко" можно и здесь, в отзывах! Тем самым расширить дискурс. Задумано было изобразить контраст - античность и современность. Тога и "тёплые стельки" с батареи. Пир в Риме(Древнем Риме) и "тыквенный пир" на кухне. В итоге хотелось ненавязчиво проиллюстрировать изречение самого Сенеки о том, что "наши деды были лучше наших отцов, наши отцы были лучше нас, а наши дети будут хуже, чем мы". Сия сентенция лишний раз напоминает о том, что любые изменения ведут не к лучшему, а к худшему, по принципу энтропии энергии. В рассказе же кратко охарактеризованы Римский образ жизни и современный, в котором роскошь и блеск Рима лишь мерещится в тыквенных дольках на тарелке.
Но, конечно же, нельзя всё воспринимать буквально, так как процесс опять же нелинеен; всем, кто "печёт тыкву на кухне", живётся в тысячи раз лучше римских рабов. Сенека же, один из богатейших и влиятельнейших деятелей Древнего мира, вряд ли пользовался и сотой долей тех благ современной цивилизации, которыми пользуются представители высших классов современного мира. Не всё так просто, не всё однозначно.