Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Погремушка для робота

Евгений Акуленко

Форма: Рассказ
Жанр: Фантастика
Объём: 11337 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


«Ничего не буду делать!» – решил Леха и украдкой зевнул.

Мало того, что ему выпало счастье неделю киснуть на Карьере, так его еще и заслали в командировку попутным танкером, не удосужившись потратиться даже на курьерский шлюп. И вместо шести часов комфортабельного перелета он вынужден был четверо суток болтаться в каюте с весьма условной гравитацией и делить с экипажем удобства.

Директор Топорков вел флай-платформу лично, попутно матеря кого-то в переговорник.

– Равшаны!.. Узбекпром ваш папа!.. Нет, ты видел? – последнее относилось уже к Лехе.
Посреди одного из рукавов ангара, раскинувшегося по планете многокилометровым пауком, высилась неслабая гора торциевой руды, почти достающая верхушкой до потолочных ферм.

– Такое бывает, – Леха с трудом подавил зевок, захлопал слезящимися глазами. За четверо суток организм выработал постоянную привычку спать, – если софт на диспетчере старой версии…
Топорков пробурчал что-то невразумительное. Добывающая компания экономила на всем, в первую очередь на программном обеспечении.

Платформа опустилась рядом с карьерным экскаватором. С высоты отчетливо просматривалась вмятина на верхней защитной плите, больше напоминающая воронку от взрыва. По искореженному металлу ползал техник, лично осматривая повреждения. В сторонке, подле отполированного до зеркального блеска ковша нервно подрагивали два ремонтных кибера.

* * *

– Петрович, ну что там? – директор подпустил в голос фальшивой надежды.
– ..здец! – развеял иллюзии техник. – Упокой его душу…
– Это только за неделю третий!.. – Топорков потыкал в стальную махину пальцем. – У меня все графики летят к чертям…

Леха скорбно покивал.

– Под гранитную плиту подкопался, бедолага, и… – техник неслышно опустился позади на антигравах, хлюпнул носом.

Был он собой небольшого росточка, тщедушный, лет сорока пяти на вид. Эдакий хлипкий живчик.
– Вот, программиста к нам прислали, – кивнул директор. – Знакомься…
– Петрович, – техник протянул пятерню, предварительно помусолив ее о штаны.
Дышать он старался в сторонку.

– Ле… Алексей, – представился Леха.
– Они ж для меня как дети все, – пояснил Петрович. – Каждый, понимаешь, со своими делами, – техник покрутил пальцами у виска. – Вот как объяснить? Два бульдозера, работают в одном месте. Один вечно вычухается – места живого не видно, второй сроду чистенький…

– Опять употреблял? – Топорков нахмурился.
– Исключительно в медицинских целях, – Петрович не стал отпираться. – Зуб больной заполаскивал…
– В медотсек сходить не судьба?

– Щщас, ага! Чтобы я свое здоровье автомату доверил с непредсказуемой натурой!.. С вахты сменюсь, схожу к доктору к нормальному, – Петрович бросил на Леху вороватый взгляд, деликатно увлек директора под локоток и принялся вполголоса что-то втолковывать.

– Отстань ты от меня со своими бреднями! Перед людьми хоть не позорь! – вырвался Топорков. – Вот специалист. Разберется!..

* * *

Лехе предоставили в полное распоряжение директорский кабинет – помещение размером со спортзал с полукруглой прозрачной стеной. Снаружи мели поземку холодные ветра, тщетно клевали колючим песком громады комбайнов, роющих рудоносный песок. Торций – он и по сей день основной компонент твердого топлива.

Безжизненный мир с длинным кадастровым номером превратили в один сплошной рудник. Добывающая компания вытрясет из коры весь минерал и переберется на другую планету. От унылого однообразного процесса шахтеры дичают со скуки и начинают доставать поставщиков оборудования рекламациями. Вот, в чью-то нездоровую голову пришла мысль, будто бы частые поломки техники связаны со сбоями в программном обеспечении. Бред!

Леха ощущал себя новобранцем, которого кинули под танк. Мол, съезди, погляди. Пообщайся с клиентами. А чего тут глядеть? Этот софт стоит по всей галактике. Работает годами. Леха вздохнул и лениво пробежал глазами сводку происшествий. Упавшая глыба, термальный выброс, молния, неизолированный участок силовой магистрали, падение с высоты вследствие осыпавшегося склона… Сплошной форс-мажор, короче. Для очистки совести Леха погонял с полчасика тестировщик на центральном терминале и чувством выполненного долга запустил любимый «Декаданс», тыкнув по привычке в мультиплей. Здесь его ожидало еще одно разочарование. Субтрансферный канал с Рудника поднят не был и значит всем чатам и мультиплеям можно смело помахать хвостиком.

«Декаданс» в сингле не рулил. Угловатые диалоги и предсказуемое поведение ботов убивало неповторимое очарование игрушки напрочь. Ни тебе хитрости, ни коварства. Ни благородства. Ни флирта с девчонками. От скуки Леха пошарил в личных файлах Топоркова, но кроме десятка старых стереофильмов ничего выдающегося не нашел. На Карьере отсутствовала даже местная сеть. Как так можно жить?
«Фигня!» – хрустнул пальцами Леха.

И профессиональной своей рукой установил на центральном терминале сервер «Декаданса». Благо, мощности позволяли. Настроил свободный доступ и задумался над рекламным объявлением для местных: «Карьеряне!» Нет, не так… «Карьеристы! С сего числа начинает халявный фунциклеж новый игровой сервак. Всевозможный велкам и аву плезир!»
Да! Перед таким соблазном никто не устоит! Леха потянулся и отправился на предмет прогуляться.

* * *

В цеха переработки Леха соваться не стал. Там едко, пыльно и без скафандра делать нечего. Да и в скафандре нечего. Транспортники вываливают руду в печи. Челноки поднимают выплавленный торий на орбиту. Ничего интересного. Так и ползет себе паук добывающей станции по планете, оставляя позади горы шлака.

В технологических рукавах забавнее. Здесь ангар напоминает муравейник в жаркий день. Сотни механизмов обслуги копошатся в крайней своей занятости, ездят, летают, вышагивают на опорах. Ремонтники, уборщики, заправщики, упаковщики, многоцелевые универсалы – пехотинцы на полях сражения во имя человеческой ненасытности.

– Ты, кстати, обедал?..
Леха от неожиданности вздрогнул. Петрович имел тенденцию подкрадываться бесшумно и чрезмерной церемонностью не отличался.

– Нет? Ну, так пошли!.. – позвал техник тоном, не терпящим возражений.
Петрович притащил Леху в свой кубрик, мигом организовал стол и осторожно, будто шахматист пробную фигуру, двинул запотевшую поллитру.

– Гм, – сказал Леха и машинально потрогал воротник.
– Сработаемся!.. – заключил Петрович, решительно сворачивая пробку.
Пустую фигуру вскоре сняли с доски, и Петрович с азартным пристуком утвердил новую. На душе потеплело. Планета больше уже не казалась такой безжизненной и даже стала Лехе немного нравиться. Потек разговор.

– Ты думаешь, я не понимаю? – вопрошал Петрович. И тут же отвечал сам себе: – Прекрасно понимаю!.. Тебя же мальчиком выставили для битья!..

– Вот! – согласно кивал Леха, не попадая вилкой в огурчик.
– А ты же не сможешь сделать ничего!.. Ну, ничегошеньки!..
– Это почему это? – в Лехе встрепенулось профессиональное самолюбие.
– Да просто по определению. Тут проблема, – Петрович понизил голос, – иного толка…
– Ну, какого иного? – Леха икнул. – Есть блок искусственного интеллекта. Он везде одинаковый. Хоть в полотере, хоть в вашем бульдозере. Остальное – набор специализированных инструкций.

– Так я тебе скажу, – Петрович наполнил рюмки – Этот ваш блок интеллекта всему и виной! Больно он того… премудрый…
– Че-то я не догоняю…

– А что нечего тут догонять!.. Сами они! Сами!.. – Петрович проглотил водку, поморщился. – Со скуки или еще с каких своих переживаний. Тебя, вон, посади в железную коробку, поди, тоже с ума спрыгнешь. На гусеницах вперед-назад, ковшом вверх-вниз – не больно-то разгуляешься! И так день за днем…

– Петрович, ну ты даешь! – Леху разбирал смех. – Роботы-самоубийцы!.. Это же надо до такого додуматься!.. Есть же, в конце концов, основная директива Азимова…

– Ты мне истины-то прописные не лепи, – неожиданно жестко отрезал Петрович. – Я робототехникой занимаюсь ого-го, больше, чем тебе, наверное, лет! Основная директива сработает, когда оно в лоб. Когда поганец ковш приставит к модулю управления и попытается максимальную мощность в гидравлику подать. Или с обрыва прицелится сигануть на полной скорости… А если он в грозу раз за разом поднимается на гребень, в надежде, что его молния долбанет… Это уже косвенное следствие. Его ни одна директива не ловит. Разумом мы нагрузили бедняг, а работы для него нету. Роботы без работы, – Петрович вздохнул. – Суицид это, парень!.. Так-то…

Леха не знал, что возразить. Пьяные мысли разбрелись по углам.

– Мы-то с тобой технари, брат. А тут душу больную лечить нужно. Священника какого для машинок придумать или психолога там… Жалко же их, бедолаг, – Петрович захлюпал носом, махнул рукой. – Топорков меня не слушает, отмахивается. А кому я еще поплачусь? Двое нас на Карьере, людей-то…

* * *

Леха вернулся к себе, находясь в совершенном смятении духа. От хорошего настроения не осталось и следа. Залез по привычке на центральный терминал… И в нерешительности замер. За последние три часа на сервере «Декаданса» зарегистрировались двести тридцать семь пользователей. Леха протер глаза. Двести тридцать восемь. Игроки энергично осваивали мир, строили города, торговали и создавали коалиции.
Конечно, Леха был пьян. Но не настолько, чтобы не отличить бота от внешнего юзера. И не настолько, чтобы этого юзера не пропинговать.

За воительницу в образе анимэшной девочки играл карьерный бульдозер. Под личиной гномов разной степени бородатости укрывались грузовые транспортники. Глубинный бур выбрал себе амплуа огнедышащего дракона. Диспетчер посадочной площадки наплодил шайку мультов и благополучно разбойничал на лесной дороге, поскольку мог тянуть одновременно несколько процессов…
Если Петрович прав… Если только на секунду вообразить, что Петрович прав…
Леха сглотнул.

На какое-то время роботам хватит игрушек. А потом они, пожалуй, потребуют счастье и смысл жизни…

* * *

Топорков пожимал плечами. Все, мол, спокойно нынче в датском королевстве и не даром говорят, что программеры своими флюидами на технику влияют благотворно. Леха Топоркова разубеждать не стал. Пусть считает, что дело во флюидах. До поры…

Вчера звонил шеф. Срочно отзывал из командировки и просил незамедлительно явиться в офис. Из-за множественных сбоев софта неизвестного характера на фирму обрушился шквал жалоб. Леха о природе таких сбоев догадывался, но от рекомендаций пока предпочел воздержаться. Намеревался сперва обсудить с руководством финансовую составляющую.

Еще Леха пребывал в некоторой оторопи. С недавних пор не давала ему покоя одна заморочка. Так ли отличается он, Леха от робота. Тот же блок интеллекта, тот же специализированный набор инструкций. Те же ежедневные движения ковшом вверх-вниз и гусеницами вперед-назад. И желание тоже одно. Поскорее нырнуть в «Декаданс»…

Леха вздохнул. Раздумывать на эту тему ему нравилось не очень.

Чья-то рука опустилась на плечо. Леха никак не мог привыкнуть к неслышным появлениям техника.
– Гляди! – Петрович сверился с часами и кивнул куда-то за окно. – Сейчас...
На миг замерла нескончаемая вереница груженых транспортов. Тяжелые бульдозеры задрали к верху щиты огромных ножей. Отсалютовали ковшами на длинных стрелах экскаваторы. Расцвела приветственными огнями посадочная полоса.

– Это чего такое? – не понял Леха.

Петрович усмехнулся, покивал каким-то своим мыслям.
– Дык того… Благодарят тебя… За погремушку…

© Евгений Акуленко, 2009
Дата публикации: 03.07.2009 12:59:16
Просмотров: 1038

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 86 число 87: