Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Хлорпикрин-NEW

Сергей Стукало

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 30689 знаков с пробелами
Раздел: "Рассказы"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


New edition



   С.Стукало



Ивану Павловичу Колупаеву, другу моему и однокашнику, с теплом





Хлорпикрин



   Ванька — прирождённый каптёрщик.

   Куркуль.

   Куркуль — в самом хозяйственном смысле этого слова. Прижимистый и рачительный. Потому что, как он сам говорит, родом из Харькова. Там, в Харькове, других не бывает.

   Говорят, там вода этому способствует.

  
   В училище Ваньке не повезло.

   Ему каптерки свободной не досталось.

   Так и мыкался, бедолага.

   Волей-неволей, но каптёрщиком он был только на полевых выездах. Получив во временное пользование вожделенные ключи, жил Ванька, в полном, ночующем смысле этого слова, на складе шанцевого инструмента и всевозможной пиротехнической лабуды. У Ваньки хранились и лопаты, и ломы, и сигнальные ракеты, и воющие, как мамонтиха в период течки, ракеты СХТ ("сигнал химической тревоги". В его каптёрке много чего было. Кроме того, именно у Ваньки хранились начинённые хлорпикрином взрывпакеты. А хлорпикрин — это гадость! Чуток похуже "Черёмухи". Когда он начинает испаряться — мама караул. Сопли в семь витков вокруг всего портрета и до колен.

   Когда государственные силовые структуры ближнего зарубежья перестают закупать у российского химпрома "Черёмуху-12", в их государствах случаются разноцветные цветочные революции. А если они не окуривают своих военных хлорпикрином, то однажды кто-то умный и беспощадный, воспользовавшись отсутствием у личного состава соответствующих навыков и рефлексов, потравит его к чертям собачьим. Бесповоротно и навсегда. Потому, что очень уж это легко. И соблазнительно.

  
   В Первую мировую войну хлорпикрин относили к боевым отравляющим газам. Вообще-то это — жидкость с резким запахом или пропитанные этой жидкостью легко испаряющиеся кристаллы солей кремния или щелочных металлов. Газом такие кристаллы становятся тогда, когда откупоривают герметичную склянку, в которой их хранят. Полусантиметрового слоя кристаллов, рассыпанного на чайном блюдечке, вполне хватает, чтобы на целую неделю загадить трёхкомнатную квартиру. Загажен будет и примыкающий к ней подъезд, все его марши, которые расположены выше этой квартиры. Есть такое явление — печная тяга. Именно она — истинная причина большинства квартирных сквозняков, а вовсе не мифический уличный ветер, как это думает большинство обывателей.

   Впрочем, не о ней. Не о тяге.

   Даже если тщательно проветрить все комнаты загаженной хлорпикрином квартиры, всё равно чувствительные люди не смогут в неё войти в течение пары суток.

  


* * *



   В 1914-том хлорпикрин косил русских солдат почище, чем уже попавшая под запрет Женевской конвенции шрапнель. Немцы и турки за запрещенную им шрапнель обиделись и "отомстили". По их настоятельным просьбам Российской Армии запретили использовать трёхгранный штык.

   Но речь не о штыке, а о газах. Мстительные немцы придумали газы.

   После Первой мировой войны запретили и газы.

   И поделом.

   Газов пугались до самых селезёнок. Настолько, что умирали от них всерьёз и бесповоротно. Даже от слуха, что их применили. Перепуганное сердечко не выдерживало.

   На самом деле, вне зависимости от последствий испуга и самовнушения, надёжно убивал или калечил солдат лишь чистый хлор и, появившиеся заметно позднее, иприт и фосген. Хлором тогда потравили огромное количество народа... В ходе Первой мировой войны более миллиона солдат получили пожизненную инвалидность в результате воздействия токсичных химикатов. Химическим оружием со всех воюющих сторон были убиты 90 000 солдат. Основная доля этих потерь — на счету примитивного хлора.

   Хлорпикрин был страшен не сам по себе, а по созвучию.

   Со временем разобрались — фигня. При малых дозах — это что-то типа слабительного, только с прицелом на верхние, сопетельно-чихательные органы.

   Как только наука в этом разобралась, народ сразу же перестал от хлорпикрина умирать, и этому газу нашли другое применение. Его объявили средством "окуривания".

  
   Окуривание применяют для создания "реализма" и выработки у личного состава необходимых рефлексов. "Реализм" — это когда одетые в военную форму и увешанные оружием личности бегают с криком "ура", изображая, к вящему удовольствию генералитета, лубочную по смыслу и исполнению "войнушку". Называется сие насквозь неромантичное занятие "Полевыми тактическими учениями". Нередко, чтобы служба мёдом не казалась, бегающим личностям дают команду "Газы!" и всё описанное окончательно приобретает сюрреалистический вид, способный вызывать оторопь у любого стороннего человека, непривычного к подобным зрелищам.

   В ходе описанного выше "развлечения" преподаватели-химики периодически взрывают хлорпикриновые шашки. Наиболее зловредные из них делают это вблизи от обучаемых, стараясь подкрасться к месту событий с наветренной стороны. Надо полагать, чтобы самому этой "прелестью" не надышаться.

   Практически невидимое облачко хлорпикрина, образовавшееся в результате подрыва шашки, можно преодолеть только в противогазе. Причём, исправном. Юмор в том, что через первые полгода обучения клапана у большинства курсантов были безжалостно выдраны. Чтобы быть точными, отметим: клапаны выдирали не из курсантов, а из их личных противогазов. И делали это сами владельцы этих противогазов.

   По части выдирания редкое исключение составляли умельцы, которые умудрялись вставить в клапаны расщеплённую спичку, которая до предела их оттопыривала и позволяла осуществлять дыхательный процесс без судорожного напряжения диафрагмы и без натужного выпучивания глаз. Спичку можно было потом убрать, вернув противогазу его утраченную на время функциональность. Описанная непочтительность военных людей к противогазным клапанам вполне понятна: вы сами когда-нибудь пробовали, что это за зверь — двенадцатикилометровый марш-бросок с полной выкладкой? Учтите, что треть, а то и половину этой дистанции требуется преодолеть в противогазе.

   Кроме того, чтобы жизнь мёдом не казалась, тебе на хребтину нагружают до тридцати килограммов всевозможного вооружения и снаряжения, среди которого, помимо автомата и боеприпасов, значится вещмешок с сухим пайком на трое суток, средства защиты и пара скаток (шинель и плащ-накидка). И это не считая шанцевого инструмента.

   Бежать во время марш-броска надо не останавливаясь, очень далеко и на время.

   Автор этих строк, после одной из таких пробежек в резиновом наморднике, раз и навсегда заработал стойкую аллергию к молдавским яблокам и к молдавскому же винограду. Почему именно к ним? — Да бог весть! Это для него до сих пор остается загадкой. Но подобные этому "сюрпризы" протестующего организма приобрёл в курсантские годы не он один. За всё в жизни есть своя цена. Прискорбно, но вино, сделанное из молдавского же винограда, приятным исключением в этом списке не стало. Чем его там бодяжат своенравные молдаване — неизвестно, но автору достаточно одного фужера, чтобы на собственную физиономию было невозможно взглянуть в зеркало без содрогания.

   Однако вернёмся к нашему герою и хлорпикрину.

  
   В своей каптёрке Ванька спал на четырех ящиках с этой дрянью. Да-да, на самых, что ни на есть хлорпикриновых шашках! И по утрам, когда весь курс бегал по сосновому лесу, изображая физзарядку и "радуясь" сырой утренней прохладе, Ванька продолжал спать.

   На людях он появлялся только перед самым завтраком, пропустив утренний осмотр и построение. Естественно, что у завтракавшего Ваньки была донельзя довольная жизнью и учениями физиономия.

   Когда кому-то очень хорошо, а всем остальным — нет, обязательно найдутся шутники. Естественно, что "шутить" будут над тем, кто имел неосторожность выделиться из всей остальной массы. Чужие льготы и привилегии в этом смысле — ещё тот раздражитель. Хуже бревна в собственном глазу. Ни бодрствовать, ни спать спокойно не дают. А Ванька как раз спал, когда другие уже не спали. И шутники, улучив момент, вскрыли Ванькин ящик и проковыряли несколько хлорпикриновых шашек гвоздиком. Потом они его аккуратно закрыли, поправили лежавшую на нём Ванькину постель и стали ждать результата.

   А он спит, барсук такой. Они ещё.

   А он спит.

   На третий день — на склад без противогаза никто зайти не мог.

   Кроме Ваньки.

   Наплакались... Некоторые. Потом. Лопаты у него получая.

   Не берёт Ваньку эта хрень и по сей день.

  


* * *



   Полковник Генштаба Ван Палыч Колупаев сейчас на пенсии. Он - гендиректор одного из многочисленных подмосковных ООО "Тпру-Ну-Связь-Монтаж". Вполне устроенный и в части работы, и просто по жизни человек. Есть такие люди, которые умеют жить вкусно. Смотришь на них и радуешься. За хороших и лёгких людей — легко радоваться.

   У Ваньки есть всё, что должно быть у приличного мужчины с хорошей профессией в его возрасте: благополучная семья, квартира в приличной многоэтажке, аккуратная ухоженная дачка с банькой, автомобиль.

   Живёт человек!

   Но хорошего без неприятного не бывает. Так жизнь устроена.

  
   Недавно вблизи Ванькиного жилища молодёжь повадилась шприцеваться и амурничать. И не где-нибудь, а на чердаке его дома. Прямо над его квартирой.

   Не дают покоя — хрустят керамзитом и дни, и ночи напролёт. Ходят. Тусуются. И прочее со вдохами и криками оргазма. Одних использованных шприцов больше ведра набросали. А ещё — закоптили зажигалками лифт и площадку перед мусоропроводом забросали окурками и использованными презервативами, и завоняли её малой нуждой. А Ван Палычу, в ответ на его замечания, хамят совершенно непочтительно, и швабру в анус вставить пообещали.

   Это ж надо — пообещать такое настоящему полковнику?!

   Не понравились, одним словом, Ван Палычу эти их стрёмные устремления.

   Устал он с ними пререкаться, и бурная жизнь, протекавшая над головой, его утомила. С лица он спал, не спавши.

   Жена посоветовала не связываться с этой отмороженной молодёжью. Чудят, мол, "чудики" — да и бог с ними.

   Ванька с ней не согласился и, для порядка, возразил, что постоянное списание грехов приводит к тому, что из "чудиков" вырастают чудовища. Жена, тут же заподозрив неладное, сверкнула глазами и продемонстрировала супругу упёртые в бока кулаки и крепко сжатые губы. Пришлось Ваньке к ней прислушаться и крепиться, не отвечая на участившиеся выпады хулиганов.

   А хулиганы не унимались.

   Выделив Ваньку, как самого строптивого из жильцов, они стали встречать его после работы. Кричали вдогонку обидное и разрисовали краской из баллончика дверь в его квартиру. Это уже было ни в какие ворота. Даже жене не понравилось.

   — Поморил бы их кто, что ли? Как тараканов! — в сердцах заметила она.

   — Поморить? — обрадовался, было, Ванька.

   — Не вздумай! Пусть живут! — остудила его пыл супруга. — А то отомстят, не ровён час. Ты же знаешь, они теперь везде. Вездесущи, как тараканы! Таких не выведешь, и не выморишь.

   — Тараканы — вездесрущи! — возразил ей Ванька и задумался.

   — Ты чего там задумал? — встревожилась жена. — Терпи! Сами перемрут от передозировки!

   — Где ты видела, чтобы тараканы сами перемёрли? — не согласился с ней Ванька. — Клопов и тараканов, между прочим, давят! И давят насмерть, а не до тех пор, пока они надумают сдаться на милость Женевской конвенции!!! Сами по себе они сроду не пропадали!!!

   — Давильщик нашёлся! — бурчала супруга. — Удав из "Маугли"! Ну? Чего удумал? Признавайся!

   — Да ничего!.. Ни-че-го!!! — успокоил её он. — Одна лишь мысль в голове, что против тапка у тараканов иммунитета не бывает!.. А потому... "Мы пойдём другим путём!" — ни с того ни с сего процитировал он вождя мирового пролетариата.

   — Когда это ты другими путями ходил? — усомнилась супруга. — Ты для этого слишком упёртый и прямолинейный!

   — Я не прямолинейный! — не согласился Ванька. — Я перпендикулярный! Дай время — придумаю, как их достать! Не всё сразу! Служивый муж не терпит суеты!!! Старый Конь — куда как мощнее Молоденького Тушканчика... Хотя, на первый взгляд, никуда, вроде бы, и не спешит.

  
   Терпение у Ваньки окончательно лопнуло, когда самый накачанный из отморозков остановил его в его же собственном подъезде и, ткнув пальцем в грудь, посоветовал:

   — Ты, мужик, глазами тут не зыркай. Фаллический символ, понимаешь ли. Иди-ка лучше на грудь прими. Или, если организм не принимает, то жену свою трахни, или там соседку какую убогую. А нам мозги не е... Не то ушибём! Так ушибём, что будет у тебя не поилка для цветов, а самый натуральный символический фаллос!

   В это время остальные отморозки стояли за спиной уверенного в своей безнаказанности качка. Один из них картинно поигрывал бейсбольной битой (мода сейчас такая, что ли?), другой — собачьей цепью с каким-то зверского вида крючком на её конце, ещё двое, словно ненароком, с глумливыми улыбками, рассматривали внушительного вида шипастые кастеты на собственных руках.

   Связываться с ними в столь проигрышной ситуации Ванька не стал.

   Он обошёл загородившего проход к лифту качка и двинулся к себе по лестнице. Пешком.

   — Символический фаллос? На грудь принять, говоришь? Трахнуть? Ну-ну! — бормотал уязвленный Ванька себе под нос, преодолевая загаженные молодёжью марши. — Я Вас, бл...й ушибленных, ещё не принимал. Ни до, ни после, ни вместо... Но так приму, так трахну, что ваши собачьи языки из свиных рыл до самых колен вывалятся! Я вам, сволочам, устрою гибель Помпеи и Садо-Мазо-Кама-Сутру! В одном флаконе!!!

   — Догнали бы вы его, да проучили! — заметила одна из стоявших с отморозками девиц. — Вон — бормочет что-то. Бл... буду — ругается!

   Придя домой, Ванька понял, что осерчал окончательно.

   А, осерчав, придумал.

   — Массовое искусство требует массовых жертв!!! — сказал он себе и достал из стола старую записную книжку.

  
   Жизнь, как известно, ходит по кругу. Некоторые, несознательные, называют его порочным... Но есть, есть в этом круговом движении своя прелесть! По прошествии многих лет Ванька вспомнил о хлорпикрине. Он позвонил своим армейским корешам и выпросил у них двухлитровую баночку его кристаллов... Солидная доза — на хороший микрорайон хватило бы.

   Так вот... Стал Ванька понемногу сыпать это дело на чердаке. Естественно, улучив момент, когда там отморозков не наблюдалось.

   — Я вам, паразитам, устрою ширево и поб**душки! Будет вам "шерше ля в хлам"! Я из вас понаделаю Героев Социалистического Соцелования! Посмертно! — шептал Ванька себе под нос в предвкушении развлечения. — Не хотите, суки, жить в мире, по-божески? Будете жить по Дарвину и Шамилю Басаеву!!! Я вас научу икру метать!

  
   И в самом деле, в нашей стране всегда всё просто — или ты ешь икру, или её мечешь.

   Эффективность Ванькиного возмездия превзошла самые смелые его ожидания. Воистину, когда обутая в сапог нога не промахивается, коты верещат вдохновеннее оперных теноров!

   Поначалу побежали крысы.

   Оне завсегда в таких вопросах первые.

   Потом побежала молодёжь. Катались по лестнице и в подъезде как коты наскипидаренные.

   Рассыпать хлорпикрин пришлось пять или шесть раз. Пока до юных любителей Ванькиного ануса не дошло, что это именно этот чердак — место такое. "Заколдованное".

   Туго сейчас у ширяющейся молодёжи с логикой и ассоциативным мышлением.

  
   19.02.2006 г.

  

  

   Справки: Хлорпикрин, газы и Женевская конвенция

  
   Хлорпикрин (трихлорнитрометан или нитрохлороформ)

   ХЛОРПИКРИН [хлор + греч. pikros — горький] Cl3CNO2 — органическое соединение алифатического ряда, относящееся к галогенированным нитроактанам. Это подвижная бесцветная, маслянистая, сильно преломляющая свет жидкость; хлорпикрин относится к отравляющим веществам (ОВ) удушающего действия. Он обладает чрезвычайно острым и резким специфическим запахом и сильно раздражает слизистые оболочки. Применяется как инсектицид для борьбы с вредителями сельского хозяйства и для дезинфекции зернохранилищ. Галогенированные нитроалканы, в группу которых он входит, представляют собой как жидкие, так и кристаллические соединения. Они неустойчивы к нагреванию.

   Хлорпикрин хорошо растворяется в четыреххлористом кремнии и олове. Получаемые при этом кристаллы не препятствуют его обратному испарению, растягивая процесс поражающего действия во времени.

   Хлорпикрин относится к боевым отравляющим веществам.

   Это жидкость с т. кип. 112,3°С (при 760 мм рт. ст.); т. пл. — 62,2 (64) °С, плотность d20=1.6539. Военные обозначения: немецкое — Klop ( смесь с хлором), Grunreuz-1 (смесь с дифосгеном); английское — PG-Mixture (смесь с фосгеном); американское — PS, NС-Mixture (смесь с SnCl4), Vomiting Gas; французское — Aquinite (смесь с SnCl4).

   Во время Первой мировой войны хлорпикрин применялся в качестве отравляющего вещества со слезоточивым и удушающим действием.

   Широкий температурный интервал, в котором хлорпикрин существует в жидком состоянии, и его высокая летучесть даже при низких температурах позволяет применять его в любое время года. В зимние месяцы достигается концентрация, меньшая абсолютно токсичной, но достаточная для подавления противника.

   Стойкость на открытой местности, лишенной растительности, составляет при обычной температуре около 6 ч. В этот период выход на зараженную местность или её преодоление без противогаза невозможны. Хлорпикрин легко дегазируется спиртовым раствором сульфида натрия, или растворами гидразина.

  
   Токсические свойства.

   Хлорпикрин раздражает кожу и слизистые оболочки. Он вызывает слезотечение, смыкание век, бронхит и отек легких. Это довольно сильное удушающее ОВ. Жидкий хлорпикрин причиняет тяжелые поражения кожи. У большинства людей концентрация 0,002 мг/л за 3-30 секунд вызывает слезотечение и смыкание век, концентрация 0,05 мг/л - непереносима. Более высокие концентрации ведут к болям в области желудка, рвоте и потере сознания. Концентрация около 0,2 мг/л за несколько секунд, или минут, приводит к полной утрате боеспособности.

   В качестве смертельной концентрации указывают 2 мг/л при экспозиции 10 мин. При такой концентрации смерть наступает в течение нескольких минут.

   Из-за невысокой для современных ОВ токсичности и сильного раздражающего действия хлорпикрин не рассматривается как ОВ, пригодное для внезапного нападения. В сочетании с другими ОВ хлорпикрин теперь никогда не используется, поскольку его раздражающее действие практически сразу обнаруживает применение ОВ. Благодаря умеренному раздражающему действию (при малых концентрациях) и простоте обращения — хлорпикрин пригоден в качестве учебного ОВ и как таковое применяется в армиях многих стран, например — более 90 лет в России.

   В качестве ОВ хлорпикрин впервые был применен Русской армией во время Первой мировой войны. Прежде всего, из-за того, что русская химическая "промышленность" была не в состоянии произвести ничего более сложного.

  
   Получение хлорпикрина.

   Хлорпикрин получается действием хлорной извести или хлора на пикриновую кислоту и её соли.

   Впервые получен Стенхаузом еще в 1848 г., при взаимодействии 2,4,6-тринитрофенола (пикриновой кислоты) с хлорной известью. Позднее этот старинный рецепт был использован в промышленных процессах, при помощи которых в Первую мировую войну www.supergun.ru/otravvesh/index.php%3Flink%3Dudushaeshie/10.2&text=%D5%EB%EE%F0%EF%E8%EA%F0%E8%ED&reqtext=%D5%EB%EE%F0%EF%E8%EA%F0%E8%ED%3A%3A2063133498&dsn=295&d=45479">хлорпикрин получали для военных целей.

   Хлорпикрин можно также получить хлорированием нитрометана, нитрованием хлорированных углеводородов, либо трихлорацетальдегида; нитрованием алканов с последующим их хлорированием. В реакции можно использовать не только хлорную известь, но и непосредственно хлор, который пропускают в щелочной раствор пикриновой кислоты или других нитрофенолов:



C6H2OH(NO2)3+11Cl2+5H2O => 3CCl3NO2+13HCl+3CO2



   Хлорпикрин осаждается на дне. Ещё его можно получить действием царской водки на ацетон:



CH3COCH3+2NO2Cl+5Cl2 => CCl3NO2+CO+6HCL



  
   Газы и Первая мировая война.

   Во время Первой мировой войны появилась новая, небывалая ранее угроза: использование отравляющих газов — иприта и хлора, как оружия массового поражения. Вслед за появление газов на вооружение войск поступил противогаз. Обросшие в окопах солдаты всех воюющих сторон вдруг начали бриться. Что же их заставило в боевой обстановке стать лощёными франтами? Оказалось, это было вызвано необходимостью одеть противогазы. Присутствие растительности на щеках и бороде делала это средство защиты абсолютно неэффективным.

   Использование ядовитых газов в Первой мировой войне предложил и осуществил на практике крупнейший немецкий химик — Хабер (по другим транскрипциям — Габер). Несмотря на высокие заслуги этого ученого, всё научное сообщество в послевоенной Европе от него отвернулось. Фритц Хабер сумел убедить немецкое военное руководство в необходимости использовать науку на пользу войне. Хабер продвигал идею развития химического оружия, в особенности отравляющих газов. Плоды его усердия стали самым известным примером вклада немецкой науки в Первую мировую войну. Хабер предоставил свой институт в распоряжение правительства и превратил его в Центр исследования и разработки химического оружия (R&D center for chemical warfare). Несколько молодых перспективных немецких ученых (впоследствии нобелевских лауреатов), таких как химик Отто Ган и физик Джеймс Франк, работали в это время именно на Хабера. В годы войны персонал института вырос до 1500 человек, включая 150 научных работников, его бюджет увеличился вдвое. В нём разрабатывались новые отравляющие газы, противогазы и другие средства защиты, газовые снаряды и другие средства поражения, а также эффективные стратегии использования химического оружия. Разработанные в институте отравляющие газы не стали основным оружием Первой мировой войны, но они терроризировали солдат обеих сторон и создали угрожающий прецедент использования науки в военных целях. После войны союзники причислили Хабера к военным преступникам.

  
   Женевская конвенция.

   За последние пять тысяч лет на земле произошло больше 14 000 войн, в которых погибли 5 млрд. человек. Одной из самых кровопролитных битв в мировой истории стало сражение при Сольферино: 24 июня 1859 года в нем сошлись 120-тысячная австрийская армия во главе с австрийским императором Францем Иосифом и 118-тысячная армия французов и итальянцев Наполеона III и Виктора Эммануила. Молодой швейцарец Анри Дюнан, ставший свидетелем этой битвы, был охвачен ужасом при виде огромного количества раненых, умирающих медленной смертью и терпящих невыразимые муки. Он добился встречи с императором Наполеоном III и уговорил его издать указ, предписывающий немедленно освободить всех докторов и санитаров австрийской армии, захваченных в плен во время оказания ими помощи раненым солдатам.

   Спустя три года Дюнан издал книгу "Воспоминание о Сольферино". В ней он призвал все воюющие страны мира принять на себя обязательства по защите раненых на поле боя, а также тех, кто старается прийти им на помощь. Дюнан также выдвинул идею создать нейтральное общество для помощи раненым. Первое заседание комитета (который стал предтечей Международного Красного Креста) состоялось 17 февраля 1863 года. Тогда в его состав входили всего пять человек: Дюнан, Муанье, генерал Дюфур и врачи Аппиа и Монуар. В том же году пятеро основателей комитета предложили государствам всего мира прислать своих представителей в Женеву для обсуждения вопроса об улучшении участи раненых. Первыми на это предложение откликнулись 12 стран. Через две недели после начала конференции 22 августа 1864 года проект согласительного документа был принят участниками форума. Это и была первая Женевская конвенция. В ней содержалось всего 10 статей, но именно они заложили фундамент современного международного гуманитарного права.

   Итак, 140 лет назад — 12 европейских государств приняли первую Женевскую конвенцию — документ, посредством которого его создатели стремились придать максимальную гуманность такой в принципе негуманной вещи, как война. Сегодня женевские соглашения ратифицированы практически всеми странами мира, жаль только, что их соблюдение оставляет желать лучшего.

   Принятие конвенции не остановило войны, и не предотвратило появление новых орудий убийства, благодаря которым эти войны стали более кровопролитными. С течением времени первая конвенция устарела и была дополнена положениями второй, принятой в 1868 году и распространявшейся на участников не только сухопутных, но и морских войн. В третий раз её положения подверглись пересмотру в 1929 году на этот раз с учетом опыта Первой мировой войны 1914-1918 годов, военные действия которой велись в невиданных до того масштабах. Впервые в истории противники в массовом порядке применяли друг против друга пулеметы, танки, авиацию и ядовитые газы.

   22 апреля 1915 года — немецкие войска провели у Ипра первую крупную газовую атаку с использованием хлора. Использование газового оружия было в 1929 году запрещено Женевской конвенцией, и во времена Второй мировой войны оно не использовалось.

   Последние дополнения в Женевскую конвенцию внесены в 1977 году. В настоящее время все четыре редакции Женевской конвенции широко используются во время судебных разбирательств.

   Совместные усилия по всеобщему запрещению химического оружия привели к созданию ещё одного юридического инструмента — Конвенции о запрещении химического оружия (КХО). КХО стала международным законом 29 апреля 1997 г. Среди всех, когда-либо принятых международных соглашений она является одним из самых комплексных и всеобъемлющих договоров по разоружению и контролю над вооружениями. Исключительные возможности, предоставляемые КХО, привели к беспрецедентно быстрому росту числа её. В сфере юрисдикции договора КХО находится 98% мировой химической промышленности и более 95% населения планеты.

   Несмотря на принятие КХО, угроза химического терроризма растёт.






  



© Сергей Стукало, 2009
Дата публикации: 13.07.2009 13:55:49
Просмотров: 2453

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 7 число 29: