Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Галина Золотаина
Мила Горина
Олег Павловский



Берестяная грамота № 292

Александр Учитель

Форма: Статья
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 4531 знаков с пробелами
Раздел: "история России"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Берестяная грамота № 292
Берестяная грамота середины 13-го в., найденная в Новгороде в 1957 г.(1), представляет собой заговор от раны стрелой, написанный по-карельски. Это старейший текст на карельском языке, и вообще на каком-либо из прибалтийско-финских языков. Вот его транслитерация(2):
юмолануолиїнимижи
ноулисѣханолиомобоу
юмоласоудьнииохови
Как и все остальные новгородские берестяные грамоты, текст труден для понимания из-за отсутствия словораздела. Не вызывают сомнения лишь два слова юмола – “бог” (jumala) и нуоли – “стрела” (nuoli). Всего было предложено три интерпретации этого документа. В чтении Юрия Елисеева(3) он выглядит так:
юмола(н) нуоли ï нимижи
ноули сѣ-хан оли омо бо(г)у
юмoла соудьни иохови
“Божья стрела, 10 твоих имен.
Эта стрела была Бога собственной.
Судный Бог ведет.”
Буква ï интерпретируется здесь, как цифра 10, слово боу в конце второй строки Елисеев считает искаженным русским “богу”, а слово соудьни понимается по-русски, как “судный”.
Мартти Хаавио предложил в 1964 новую интерпретацию(4):
юмола(н) нуоли ïнимижи(н)
ноули сѣха н(у)оли омо боу
юмoла соудьнии охови
“Божья стрела, человечья
стрела, и (его) собственная стрела…
Судный Бог оковал.”
Буква ï рассматривается здесь, как первая буква в карельском слове ini(h)mizi(n) – “человеческий”, слово боу оставлено без перевода, а последнее слово охови понимается, как русское “оковы”.
В 1986 г. Евгений Хелимский предложил третью интерпретацию(5):
юмола(н) нуоли ï нимижи
ноули сѣха н(у)оли омобоу
юмoла соудь нии охови
“Божья стрела, 10 твоих имен.
Стрела блестит, стрела стреляет,
Бог-судья так решил.”
По мнению Хелимского, использование двух разных букв ï и и не опавдывет их одинакового чтения, а буква ять (ѣ передавала не е, карельский звук ä, как она тогда и читалась. Но главное – Хелимский предложил интерпретацию конца второй стороки: омобоу, как запись карельского слова ambuw – “стреляет”. Аргументы Хелимского не кажутся мне убедительными: использование специальной буквы в начале слова может быть вполне оправданным в тексте без словораздела. Сказать что-либо о различие между чтением букв ять и е вряд ли возможно для текста, в котором е ни разу не употребляется. Да и второе ä в слове säihä по мнению самого Хелимского писалось через а. И наконец, написание слова ambuw в форме омобоу вряд ли оправдано, поскольку лишь безударное а передается здесь через о (в словах юмола и омо), а в слове ambuw а – ударное. Вместе с тем нельзя не согласиться с Хелимским, буква ь значила не мягкий знак, как теперь, а неoпределенный краткий гласный звук, пердающий, в данном случае, карельское ö, для которого в кириллице нет специальной буквы(6).
Я хотел бы предложить здесь свою интерпретацию этого текста:
юмола(н) нуоли ïнимижи(н)
ноули сѣ-хан оли омо боу
юмoла соудь нии охови
“Божья стрела, человечья
стрела, она же была своим деревом.
Бог-судья так решил.”
Или в нормализованной карельской транскрипции:
jumala(n) nuoli, ini(h)miži(n)
nuoli, se-han oli oma puw,
jumala süwttö nii oh(j)avi.
Главное новшество заключается здесь в интерпретации самого загадочного слова в тексте - боу, как карельское puw (финское puu). Я полагаю, что в данном карельском диалекте звонкие и глухие согласные не различались, и писец использовал соответствующие буквы кириллицы наобум, как, например и в слове соудь (карельское süwttö, финское syyttö.
Примечания:
1. А.В. Арциховский, В.И. Борковский. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1956 - 1957 гг.). М.: Из-во Акад. Наук СССР, 1963.
2. Фотокопию и прорисовку грамоты можно посмотреть по ссылке: http://zhurnal.lib.ru/img/u/uchitelx_a_e/karjalankieli/index.shtml
3. Ю. С. Елисеев. Древнейший письменный памятник одного из прибалтийско-финских языков.— Изв. АН СССР. Отд-ние лит. и языка, 1959, т. 18, Вып. 1, с. 65—72.
4. Martti Haavio, Tuohikirje n:o 292. Vanha suomalaisen muinaisuskonnon lähde, Virittäjä-lehti 1964: 1
5. Е. А. Хелимский. О прибалтийско-финском языковом материале в новгородских берестяных грамотах. В книге: Янин В. Л., Зализняк А. А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1977—1983 гг.): Комментарии и словоуказатель к берестяным грамотам (из раскопок 1951—1983 гг.) / АН СССР. Отд-ние истории. — М.: Наука, 1986. — С. 254—255.
6. Подробную критику всех предложенных мнений см. (по-фински): www.kotikielenseura.fi/virittaja/hakemistot/jutut/vir99laakso.pdf



© Александр Учитель, 2009
Дата публикации: 16.07.2009 18:40:20
Просмотров: 2146

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 29 число 37: