Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ваагн Карапетян



Высшая точка света

Игорь Кит

Форма: Рассказ
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 73107 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Урок биологии подходил к концу. У доски рослый не по годам парень, краснея ушами, отчаянно пытался выдавить хоть слово в ответ на заданный учителем вопрос. Запустив пальцы в рыжую шевелюру на затылке, он видимо рассчитывал подстегнуть затормозивший мыслительный процесс. Убедившись в бесполезности этого занятия, он скосил глаза в сторону класса. Надежда на то, что оттуда придёт подсказка, тоже не оправдалась. Друзья сидели на галерке, да и навряд ли могли помочь, а сидящие в первых рядах явно не горели желанием злить учителя накануне экзаменов.
- Как же ты собираешься сдать экзамен, - обратилась учительница к рыжему, - если ты даже не знаешь таких элементарных вещей? - в её голосе сквозило удивление, с изрядной долей раздражения.
Рыжий молчал, нервно переминаясь с ноги на ногу.
- Ну, если ты не знаешь, на какие отряды разделен класс пресмыкающиеся, то скажи хотя бы пару слов о нём самом? - преподаватель с надеждой взглянула в лицо мученика. Тот набрал в лёгкие воздуха и промямлил:
- Пресмыкающиеся, это класс, который... пресмыкается, - далее возникла некоторая заминка.
- Правда? - с интересом спросила учительница, - и как же они, пресмыкающиеся, это делают?
- Ну... - рыжий поднял брови, - они ползают... везде.
- Уже что-то, - у преподавателя оказалось хорошее настроение, - а бегать-то они могут?
- Могут, - согласился рыжий, - не как лошади, конечно, но так... потихонечку.
- Потихонечку, значит, - учительница явно развеселилась, - а как же комодский варан, например? Тридцать километров в час едва ли можно назвать "потихонечку". Или крокодилы, развивающие скорость на суше до семнадцати километров в час. Ну, хорошо, а плавать они, по-твоему, умеют?
- Плавать точно умеют, - отрезал рыжий, решив, что ураган на этот раз чудом прошел мимо.
- А летать? - не унималась учительница.
- И летать, - уверенно кивнул ученик.
- И как они летают? - преподаватель заинтересованно ожидала ответа.
Рыжий, почуяв подвох, снова украдкой оглядел оживившийся класс. Взгляд его остановился на худощавом парнишке, в очках как и большинство отличников, или "ботаников", как их называли в школе. Тот, откровенно скучая, с отсутствующим видом сидел, отвернувшись к окну. Учительница проследила за взглядом рыжего.
- Костя, а ты что нам скажешь по этому поводу?
"Ботаник" вздрогнул, и резко повернувшись, захлопал глазами.
- По какому поводу?
- О пресмыкающихся вообще и об их способностях к полётам в частности.
- Если вообще, - начал Костя, поднявшись за партой, - то пресмыкающиеся вместе с птицами и млекопитающими принадлежат к высшим позвоночным, обычно имеют вытянутое тело, покрытое чешуей, щитками, пластинками, или толстыми роговыми пластинами. Конечности, как правило, пятипалые, средней величины. Пресмыкающиеся чаще всего достигают больших, или средних размеров, хотя есть и особи длиной всего несколько сантиметров. На Земле их обитает около шести тысяч видов. Современные пресмыкающиеся разделены на четыре отряда: чешуйчатые, черепахи, крокодилы и клювоголовые. Правда последний отряд насчитывает всего одно семейство клинозубых, представленных двумя видами, признанными живыми ископаемыми. А если в частности насчёт полётов, то раньше существовал отряд летающих рептилий - птерозавров, но они вымерли ещё в мезозое. Так что сейчас летающих рептилий нет. Есть, правда, пресмыкающиеся, способные планировать в прыжке с дерева на дерево, например некоторые виды змей и ящериц, самые интересные из которых: лопастехвостый геккон и агама - азиатский летучий дракон, - Костя замолчал и в наступившей тишине противно затрещал звонок с урока.
- Вот видишь, - учительница повернулась к рыжему, - разбуди человека посреди урока, он учебник по биологии процитировать может. Держи дневник и в следующий раз попробуй сказать хоть что-то, чтобы избежать двойки.
Рыжий с досадой захлопнул дневник, бросил злобный взгляд в сторону "ботаника", и вышел из класса, громыхнув дверью. Константин, не торопясь, собрал вещи и поплёлся следом. В коридоре его уже дожидались.
- Ну что, ластохвостый, пойдем, побеседуем о взаимовыручке, о чувстве плеча в коллективе, - рыжий, похлопывая Константина по спине, повёл его к туалету, единственному месту, недоступному для женщин преподавателей, - Ты чувствуешь товарищеское плечо? Не чувствуешь? Сейчас мы это исправим.
Подойдя к окну в туалете, Костя вздохнул, снял очки и, убрав их в портфель, повернулся к рыжему в ожидании удара. Однако его не последовало.
- Не трогай его, крутой парень, - услышал Костя знакомый голос, хотя без очков не мог разглядеть говорящего.
- Отвали, защитник, - огрызнулся рыжий, - не мешай справедливому возмездию.
- Справедливому? - усмехнулся голос, - да ты на голову выше него, и поперёк себя шире, да ещё двоих помощников приволок. Отойди, говорю.
- Ну, если ты хотел схлопотать вместе с ластохвостым, то ты своего добился, - угрожающе прошипел верзила.
Судя по звуку, Константин понял, что завязалась потасовка. Пока он доставал из портфеля очки, на него кто-то навалился всем весом, а затем, видимо, снова ринулся в бой. Надев, наконец, очки, Костя увидел, как рыжий пытался ударить в глаз Яромира, Костиного знакомого из параллельного класса. Яромир легко уворачивался от неуклюжих выпадов. Хотя он и уступал рыжему в габаритах, тем не менее, физически был подготовлен гораздо лучше, и происходящее его скорее забавляло, чем беспокоило. Дружки рыжего, до того ожидая увидеть триумф приятеля, решили тоже вступить в дело. Напав с двух сторон одновременно, они отвлекли Яромира, и здоровенный кулак рыжего достиг цели - скула Яромира начала быстро наливаться синевой. Он тут же ответил, и рыжий с воплем схватился за разбитый нос, но один из нападавших успел с громким треском оторвать рукав на пиджаке Яромира. Костя, не долго думая, размахнулся портфелем и опустил его на голову вредителю. Тот, схватившись обеими руками за затылок, выскочил в коридор. Вместо него внутрь влетела разъярённая девушка, Костя её тоже знал - Яна, одноклассница Яромира.
- Что вы тут устроили, мерзавцы? - она схватила за лацкан пиджака мычащего рыжего, - Трое на одного - это не по-мужски!
- Почему на одного? - улыбнулся Яромир, - Костик тут его дружка чем-то так приложил, что тот позорно дезертировал с места сражения. Скажи, Кость, что это у тебя в портфеле такое весомое, неужели учебники?
- Яйцо, - нехотя пробурчал тот.
- Что?! - удивился Яромир, - Уж точно не куриное, надо думать.
- Окаменевшее, - уточнил Константин, - а чьё не знаю пока, хотел в зоопарк отнести, со специалистом проконсультироваться.
- Почему именно в зоопарк?
- Я иногда после уроков помогаю в террариуме. Там один герпетолог докторскую диссертацию пишет, вот я ему и хотел показать.
Снова затрещал звонок, перемена окончилась. Яромир взглянул на оторванный рукав.
- Да... - Яна критически оглядела Яромира, - в таком виде на урок не пойдёшь. Ладно, он всё равно последний, можно и в парк сбежать, на наше бревно. Там с пиджаком что-нибудь придумаем.
- Можно и я с вами? - спросил Костя, с опаской глядя на входную дверь туалета, через которую несколько минут назад вышли его обидчики.
- Пошли, - сказал Яромир, - тебе сегодня в класс лучше не возвращаться.

* * *

На улице не по-весеннему пекло солнце, казалось, что уже как минимум конец июня. Ребята направились в глубину лесопарка, где в укромном месте, недоступном взгляду прохожих, лежало давно облюбованное бревно. В лесу ещё сохранялась весенняя сырость, отчего после душного города становилось зябко, и казалось, что только что перешагнул неведомую черту между двумя мирами, сосуществующими в разных временнЫх зонах.
Парк выглядел так, словно по нему прошлось стадо гигантских слонов. Два дня назад ураган, почти не нанёсший ущерба городу, если не считать нескольких упавших веток и рекламных щитов, здесь причинил вреда несоизмеримо больше. Повсюду виднелись корни вывороченных деревьев, в некоторых местах образовалось нечто, вроде просек. Оставалось только гадать о причине такого несоответствии последствий урагана в городе и входящем в его черту лесопарке.
- Ничего себе, - присвистнул Яромир, - откуда тут такие разрушения?
- Не знаю, - пожал плечами Костик, - возможно в лесу сопротивление ветру сильнее, или центр урагана был где-то поблизости.
- Может зря мы сегодня в парк пришли, - засомневалась Яна, - наше место наверняка тоже пострадало.
- А вот и проверим, - подмигнул ей Яромир, - к тому же мне домой рано, - он нахмурился, - бабушка будет очень расстроена, что урок прогуливаю. Она обещала родителям, что присмотрит за мной, а у самой здоровье уже не то, боится, как бы экзамены не провалил ни выпускные, ни вступительные в институт.
- А где твои родители? - спросил Костя, Яна метнула на него рассерженный взгляд.
- Погибли, - глухо ответил Яромир.
- Ой, прости! Я не знал, - расстроился Костик.
- Да ничего, давно уже это было, - вздохнул Яромир, - к тому же далеко отсюда, там, где я родился. Я их и не помню совсем, даже на похоронах не был, только пара фотографий и осталась...
- Так ты не отсюда родом, - протянул Константин, - тогда понятно, отчего у тебя такое редкое имя.
- Да не такое уж и редкое, - улыбнулся Яромир, - ты что, ничего про Яромира Ягра не слышал? - Костик покраснел, - это же знаменитый чешский хоккеист, сейчас за "Питтсбург Пингвинз" играет.
- Так ты чех, что ли?
- Почему сразу чех? - рассмеялся Яромир, - имя просто старославянское, означающее "солнечный мир". У тебя вот в основе имени латинский корень, означающий "стойкий, постоянный".
- Ой! - неожиданно воскликнула Яна, прервав разговор ребят, - смотрите, - оба дружно повернули головы в направлении, указанном девушкой.
Сколько раз ребята проходили по этой лесной дорожке, столько же раз и задавались вопросом - что скрывает за собой высокий бетонный забор, обтянутый поверху несколькими рядами колючей проволоки? Само присутствие забора в лесопарке казалось совершенным абсурдом. Ребята догадывались, что внутри огороженной территории находился какой-то военный объект, возможно бывший, оставшийся здесь с незапамятных времён, но почему его до сих пор не снесли, оставалось загадкой. О том, что объект не используемый, ребята делали вывод из того, что ни разу не слышали ни звука из-за забора и не видели, чтобы хоть кто-нибудь к нему приближался. Одно время они даже хотели залезть на ближайшее дерево и рассмотреть объект оттуда. Но оказалось, что влезть на голый ствол вековой сосны не такая простая задача, и ребята отложили эту идею на неопределённое время. Сейчас они с изумлением смотрели на вертикальный пролом в ограждении, образовавшийся при падении огромного дерева, поваленного недавним ураганом.
- Вот это да! - выдохнул Костик.
- Пошли, внутрь заглянем, - предложил Яромир.
- Ребята, может не надо, - Яна покачала головой, - кто его знает, что там может быть...
- Да ладно, - махнул рукой Яромир, - что там может быть опасного? Через день, а может быть уже и сегодня кто-то приедет и заделает брешь, и мы так и не узнаем, что скрывает за собой этот дурацкий забор, - он взял Яну за руку и легонько потянул за собой.
Ребята подошли к пролому. Брешь образовалась практически в углу ограждения, и рассмотреть отсюда территорию было очень сложно. Почти весь обзор закрывала внутренняя часть бокового забора. Яромир бросил сумку с учебниками на землю и залез на поваленное дерево.
- Что там? - в один голос спросили Яна и Костик.
- Ничего особенного, - пожал плечами Яромир, - здание какое-то, правда, довольно интересное.
- Ладно, пойдём уже отсюда, - Яна откровенно нервничала.
- Я тоже хочу посмотреть, - подал голос Костя.
Яромир вместо того, чтобы вернуться назад, сделал шаг вперёд и спрыгнул за ограждение. Костик занял его место на дереве, повесив портфель на сломанную ветку сосны.
- Пойдём, посмотрим поближе, - донёсся изнутри голос Яромира.
Константин тут же спрыгнул следом за приятелем.
- Не хочу я туда идти, - почти крикнула девушка, - нет там ничего для меня интересного!
- Тогда подожди немного, - отозвался Яромир, - мы быстро.
- Нет! - тут же отрезала Яна, - здесь я тоже одна не останусь! - из-за забора высунулась физиономия Яромира.
- Ну, чего ты испугалась, глупенькая, - он протянул руку, - забирайся сюда, тут всё равно ни души, - он широко улыбнулся, и девушка решилась.
Когда ребята оказались по ту сторону ограждения, они сразу обратили внимание на странный эффект, обратный тому, что они почувствовали, войдя в лес из города - за забором было явно теплее и суше, чем в парке. Изнутри территория казалась больше, чем снаружи, вероятно потому, что здесь совсем не росли деревья. Кругом виднелся один сплошной пустырь, поросший жесткой, с осени пожелтевшей травой. Не было видно ни дорог, ни даже, тропинок, ведущих к зданию, одиноко стоящему в самом центре пустыря. Только тут ребята с удивлением обнаружили, что ни разу не обращали внимания на отсутствие каких-либо дверей и ворот в ограждении. Все дружно подняли головы к небу, вероятно именно оттуда и должны были попадать внутрь загадочные обитатели этой территории в прошлом. Здание действительно оказалось невысоким, но довольно большим по площади, с плоской крышей, как нельзя лучше подходившей для посадки чего-либо сверху. Но самым интересным было то, что в здании напрочь отсутствовали окна, зато в центре каждой стены красовались огромные ворота, достаточные для того, чтобы пропустить сквозь себя небольшой самолёт.
- Похоже на ангар, - озвучил Костик общую мысль, - кто-нибудь из вас видел, или слышал, чтобы над этим местом что-то летало? - Яромир и Яна покачали головами.
- Интересно, зачем нужны ворота, если нет взлётных полос? - продолжал рассуждать Константин.
- Спроси что-нибудь полегче, - отозвался Яромир, - может быть они только для ремонта, а внутри есть подъёмник на крышу.
Ребята заканчивали обход здания по периметру в поисках возможного лаза внутрь. Створки ворот прижимались к стенам так, словно бы никогда и не открывались вовсе. Правда в последних воротах, напротив бреши в заборе, оказалась узкая щель, достаточная для того, чтобы заглянуть внутрь. Яромир попробовал её расширить, но попытка не увенчалась успехом, видимо старые петли окончательно заржавели за годы бездействия. Ребята заглянули в ангар, распределившись вдоль щели. Внутри стоял полумрак. Прозрачные когда-то окна на крыше, теперь из-за грязи и листьев почти не пропускали света. Тем не менее, когда глаза ребят привыкли к полумраку, им удалось разглядеть несколько открытых шахт, над одной из которых на жуткого размера цепях висела грузовая платформа.
- Ну вот, я же говорил, - произнёс Яромир удовлетворённо, - у них тут подъёмники на крышу.
- А зачем тогда шахты? - спросила Яна, Костик с Яромиром переглянулись, пожав плечами.
- Наверное, внизу ремонтная зона, - предположил Костя, что-то здесь ни станков, ни инструмента не видно.
- Наверное, - быстро согласилась Яна, - а теперь пошли отсюда. Надеюсь, ваше любопытство удовлетворено, - добавила она не без доли ехидства.
- Не любопытство, - Яромир назидательно поднял указательный палец, - а дух естествоиспытательства.
- Пусть будет удовлетворённый дух, - не стала спорить девушка, направляясь к забору.
Ребята поспешили следом. Обогнав Яну у ствола упавшей сосны, Яромир повернулся к девушке с предложением руки для преодоления препятствия. В следующую секунду галантная улыбка сползла с его удивлённого лица. Девушка стояла, вцепившись в Костин локоть, губы её дрожали, в глазах застыл ужас. Константин выглядел не намного лучше, свободной рукой он указывал Яромиру за спину. Первой мелькнувшей мыслью было - его пытаются разыграть, и чем быстрее он обернётся, тем глупее будет выглядеть. Вторая мысль полностью исключала первую, поскольку такого лица у Яны он ещё не видел. Яромир быстро обернулся. Одна из толстых веток, длиной около четырёх метров, медленно сползала со ствола, направляясь в их сторону. Отделившись от дерева полностью, ветка подняла над травой устрашающую змеиную голову с мелькнувшим раздвоенным языком.
- Тайпан... - изумлённо выдохнул Костик, - австралийский тайпан из семейства аспидовых... но как...
Ребята стояли в полном оцепенении, наблюдая, как змея подползает всё ближе. Первой пришла в себя Яна, с громким визгом она отскочила на несколько метров назад, в сторону ангара. Ребята тут же последовали за ней. Змея остановилась, казалось, что она внимательно всматривается в ребят, выбирая себе первую жертву.
- Что?! Что это такое? - сквозь судорожный всхлип выкрикнула девушка, - откуда здесь эта гадость?! - Яромир обнял её за плечо и, прижимая к себе, медленно попятился назад. Костик, не отставая, следовал за ними.
- Эта змея... - тихо начал Яромир, словно стараясь, чтобы она его не услышала, - это что - удав?
Константин криво усмехнулся.
- Этот "удав" - одна из самых ядовитых змей в мире, ещё ни один ею укушенный не выжил. - Яна тихо охнула.
- Спасибо, утешил, - процедил сквозь зубы Яромир, - что же нам теперь делать, путь наружу отрезан...
- Откуда мне знать, - отозвался Костик, - я их в террариуме наблюдаю, а не ловлю. По идее, она не должна нападать, пока не чувствует опасности.
- А можно её как-то отогнать от выхода? - спросила Яна, немного успокоившись при виде неподвижной змеи.
- Боюсь, что это её только разозлит, - Костя тяжело вздохнул, - а ползает тайпан быстрее, чем человек бегает.
- Понятно, - Яромир вдруг оживился и полез в карман куртки, - нужно позвонить в МЧС и сообщить, что из террариума сбежала огромная ядовитая гадина, и если они не поторопятся, то может оказаться поздно, - Яромир достал сотовый телефон, - надеюсь, что змея не успела проголодаться, - добавил он.
Рептилия как будто только этого и дожидалась. Не успел Яромир набрать номер, как она сделала резкий выпад вперёд. Он инстинктивно отшатнулся, споткнувшись обо что-то позади себя, всплеснул руками, и телефон скрылся в траве в нескольких метрах от ребят. Змея медленно поползла в их сторону. Искать телефон в густой траве не оставалось времени, все трое бросились к ангару. Подбежав к воротам, Яромир изо всех сил потянул на себя едва приоткрытую створку. Ничего не получалось, Яна и Костик просунули в щель пальцы и тоже налегли что было сил. Змея ускорила движение. Когда от неё до ребят оставалось не более пяти метров, створка ворот подалась и со страшным скрипом поехала в сторону. Ребята просочились в образовавшийся проём в тот момент, когда змея, казалось, уже готова была атаковать. Оказавшись внутри ангара, ребята ненадолго ослепли от резкого перепада освещения, тем не менее, яркую щель в воротах они видели хорошо. Змея оставалась снаружи. Едва их глаза немного адаптировались к обстановке, друзья огляделись по сторонам. Единственным путём отступления в случае проникновения змеи внутрь, была грузовая платформа, висевшая на цепях в глубине ангара. Она поднималась над уровнем пола настолько, что ребята могли на неё забраться, а вот змея вряд ли преодолела бы такое препятствие. К тому же в случае чего, можно было быстро подняться вверх по массивным кольцам цепи, чтобы обезопасить себя от нападения, а там наверняка есть и люк на крышу. Единственная неприятность заключалась в том, что добраться до платформы было возможно, только преодолев открытую шахту ближайшего подъёмника. Но здесь друзьям повезло - через неё кто-то перекинул доску, достаточной ширины, чтобы перебраться на другую сторону. Ребята выждали минут десять, змея не появлялась.
- Как ты думаешь, - спросил Яромир у Костика, - может, она уже уползла?
- Вряд ли, - покачал головой Константин, - хотя мне трудно сказать, в несвойственной ему обстановке тайпан может вести себя непредсказуемо.
- Думаю, надо проверить, - Яромир осторожно двинулся в сторону ворот.
- Погоди, - остановил его Костя, - я всё-таки больше знаком с их повадками. А вы с Яной лучше отойдите к доске через шахту - вдруг придётся быстро отступать.
Яна согласно кивнула и подошла к мостику, Яромир остановился на полпути, наблюдая за приятелем. Константин медленно, как сапёр по минному полю, двинулся к приоткрытым воротам ангара. Остальные замерли, наблюдая за выходом. Едва Костик сделал несколько шагов, как из-за приоткрытой створки ворот появилась змея, зловещей тенью на ярком фоне она застыла в проходе. Яна взвизгнула и шагнула на доску, через долю секунды раздался громкий треск и импровизированный мостик рухнул в шахту, увлекая за собой девушку. В последний момент она успела ухватиться за кусок арматуры, торчавший из стенки шахты, над поверхностью которой теперь виднелись только побелевшие от напряжения пальцы девушки.
- Яна! - крикнул Яромир, - Держись, я сейчас!
Рванувшись к Яне, он краем глаза, словно бы время неожиданно замедлилось, увидел устремившуюся к ним гадину, и Константина, бросающегося на неё с развёрнутой перед собой курткой. В следующее мгновение Яромир двумя руками сжал запястье девушки, но судьба сыграла с ними ещё одну злую шутку - арматура, в которую другой рукой вцепилась Яна, неожиданно подалась и рухнула вниз с огромным куском бетона, отколовшимся от стены шахты.
- Отпусти! - заорал Яромир, но было поздно, увлекая его за собой, девушка полетела в непроглядную бездну. Последнее, что они оба услышали - был жуткий вопль Костика.

* * *

Острая боль выдернула его из мрака небытия. Яромир со стоном коснулся плеча, полыхающего адским огнём во тьме подземелья. Казалось, что от этой боли перед глазами его пляшут языки пламени, а в ушах звучит несмолкающий бой барабанов. Он попробовал пошевелиться. Если не считать плеча, остальные части тела, похоже, функционировали вполне исправно, хотя ушибы и ссадины чувствовались практически повсюду.
- Яна... - хрипло позвал он, ответа не последовало.
- Яна! - откашлявшись, повторил он громче.
Где-то неподалёку раздался слабый звук, больше похожий на шорох. Стараясь не задеть больное плечо, Яромир сел, прислонившись к стене. Здоровой рукой он ощупал землю вокруг себя и от удивления присвистнул. Потянув носом воздух, и ощутив острый запах прелого дерева, он убедился, что сидит на мягкой куче опилок. Причина, по которой в шахту ссыпали опилки, осталась для него загадкой, однако, это объясняло то, что он не разбился насмерть при падении. Подняв глаза, он попытался разглядеть края шахты, но не увидел ничего, кроме слабого лучика света, падающего сверху, но несколько в отдалении от того места, где он сидел Яромир. Этот факт навёл на мысль, что либо шахта находится в стороне, либо её ствол имеет изгиб и это второй фактор, смягчивший падение. В любом случае ему повезло, оставалось надеяться, что и Яне везение не изменило. Глаза постепенно привыкли к темноте, в которой теперь угадывались смутные очертания предметов. Превозмогая боль, Яромир встал на ноги и двинулся вдоль стены шахты в ту сторону, откуда ранее услышал тихий звук. Не пройдя и трёх шагов, он обо что-то споткнулся и повалился на опилки, едва не потеряв сознание от удара плечом о стену. Не желая больше рисковать, он присел на корточки и продолжил поиски, ощупывая путь перед собой здоровой рукой. Через какое-то время Яромир различил пред собой силуэт девушки, лежащей на опилках. Он осторожно нащупал пульс у неё на шее и с облегчением вздохнул. Яна пошевелилась и тихонько застонала.
- Яна, как ты? - спросил он, - что болит?
- Всё, - тихо ответила девушка, пытаясь подняться.
Яромир помог Яне сесть и начал ощупывать её ноги.
- Эй! - возмущённо воскликнула она, отстраняясь - что это ты себе позволяешь?
- Да я проверить... - начал, было, он.
- Ладно, - прервала его девушка примирительно, - всё в порядке... кажется. А ты как?
- Тоже, - ответил Яромир, - только плечо повредил.
- Дай посмотрю, - девушка коснулась его руки.
- Уф! - Яромир зашипел от боли, - Как же ты в темноте увидишь?
- Громко досчитай до десяти, - неожиданно предложила она.
- Чего?! - опешил он, - зачем это?
- Просто считай! - повторила Яна с нажимом.
- Ну ладно, - обескуражено согласился Яромир, - раз... два-а-а-а-а!
- Всё-всё, прости, - сочувственно произнесла девушка, похлопав его по щекам, - просто вывих, немного ещё поболит и пройдёт.
- Откуда ты... - сжав зубы, простонал Яромир.
- У меня же папа - травматолог, - ответила Яна.
- Спасибо! - юноша попробовал пошевелить рукой, - так уже лучше.
- Что будем делать? - голос Яны едва заметно дрогнул.
- Пока не знаю, - мрачно признался Яромир, - надо сначала это место обследовать.
- Давай Костика позовём, - предложила девушка, - он же там ещё... там, ведь?
- Думаю, что где-то наверху, - вздохнул юноша, - только сможет ли нам помочь? Ты же слышала...
- Надо позвать, - Яна стояла на своём.
- Хорошо, - согласился Яромир.
Несколько минут, надрывая горло, они звали приятеля. Только гулкое эхо вместо ответа вторило их крикам.
- Наверное, ушёл за помощью, - предположила девушка.
- Скорее всего, - Яромир решил не спорить, хотя думал совершенно иначе.
- Тогда нам нужно просто подождать? - спросила Яна с надеждой.
- Просто ждать, думаю, не имеет смысла. Давай попробуем обследовать дно шахты, вдруг найдём что-нибудь типа ремонтной лестницы на стене.
- Давай, - сразу согласилась Яна. Неожиданно её пальцы с силой сжали ему локоть, - как ты думаешь, могла эта тварь сюда заползти?
- Не могла, - твёрдо отрезал юноша, хотя сам абсолютно не был в этом уверен, - змеи по стенам не ползают, это тебе не мухи.
- А по лестницам?
- У них ног нет, чтобы по ступенькам спускаться, - вяло пошутил Яромир.
- Да? - неуверенно отозвалась Яна, - Тогда пошли...
Аккуратно ощупывая бетонную стену, Яромир двинулся по периметру шахты. Яна шла чуть позади, крепко вцепившись в рукав его куртки. Периодически под ноги попадался разный мусор, но ничего такого, что могло бы помочь в сложившейся ситуации. Стена, хотя и пропиталась сыростью, нигде не имела трещин и выбоин, по которым можно было бы попробовать подняться наверх. К тому же скользкий мох покрывал её ровным слоем повсюду, куда только касалась рука. Им потребовалось около получаса, чтобы медленно обойти всю шахту - никакого выхода. Ребята сели на опилки, прислонившись к оставленному здесь кем-то ящику. Яромир задумался. Если помощь не придёт в течение суток, у них будут большие проблемы. Мало того, что нет воды, ещё и состояние девушки встревожило не на шутку. Её начал бить нервный озноб, грозящий перейти в истерику. В этот момент до слуха юноши донёсся едва различимый звук, больше похожий на галлюцинацию.
- Яна, - тихо позвал он, - ты слышишь?
- Нет, - ответила она чуть погодя, - а что я должна услышать?
Яромир поднялся на ноги, медленно повернулся в одну сторону, в другую, затем сделал несколько шагов к дальней стене шахты.
- Подойди сюда, - снова обратился он к девушке, Яна приблизилась и встала рядом, - а отсюда слышишь? - несколько секунд она внимательно вслушалась.
- Да! - ответила радостно, - Вода! Я слышу плеск воды. Только откуда он идёт, мы же обошли всю шахту?
- Похоже, оттуда, - Яромир направился к стене.
Чем ближе он к ней подходил, тем тише становился звук, пока ни прекратился вовсе.
- Труба! - догадался он, - труба где-то над головой, поэтому у самой стены ничего и не слышно.
- Как же мы туда попадём?
- Я сейчас притащу ящик, может быть, достанем.
Спустя пару минут, Яромир, сопя, приволок драгоценную ношу. Затем забрался на ящик и ощупал стену настолько высоко, насколько смог дотянуться.
- Труба ещё выше, - с досадой заключил он, - Яна, залезай мне на плечи.
- Нет! - в ужасе воскликнула девушка, - Я не удержусь в темноте на такой скользкой стене.
- Я тебя буду держать, - попробовал уговорить её Яромир, - пойми, это шанс выбраться отсюда, а помощи можно и не дождаться... что там с Костиком - мы не знаем.
- Ладно, - согласилась Яна, чуть помолчав, - только держи меня крепче, хорошо?
- Хорошо, - ответил Яромир, затем добавил, когда она забралась коленями ему на плечи, - Падать на опилки всё равно мягко... ай, не тяни моё ухо, не резиновое ведь!..
- Да, это точно труба, - раздался голос Яны, усиленный гулким эхом, - и я слышу воду.
- Залезть можешь?
- Не могу, - ответило эхо, - там темно и страшно!
- Ну да, а здесь, по-твоему, светло и весело?
- Ну, ты зануда! - девушка завозилась где-то наверху, затем колени её исчезли в темноте.
- А ты как сюда заберёшься? - судя по голосу, Яна высунула голову наружу.
- Руку подай, мне бы только за край трубы ухватиться.
- Смотри, не выдерни меня отсюда, - девушка поймала ладонь Яромира.
Примерившись, он подпрыгнул на ящике, который тут же с хрустом развалился на части. Охнув от боли, Яромир уцепился травмированной рукой за металлический край трубы, затем перехватился другой рукой и с помощью Яны, тянувшей за ворот куртки, ему удалось, наконец, забраться внутрь.
- Ой, - вдруг спохватилась девушка, - зажигалка! У меня зажигалка в кармане, у младшего брата отобрала, чтобы не подпалил чего-нибудь, - после характерного звука чирканья колёсика о кремень из темноты появилось лицо Яны, освещенное дрожащим пламенем. Глаза ребят успели настолько отвыкнуть от света, что слабый огонёк на некоторое время ослепил их. Спустя несколько секунд, они рассмотрели тоннель вокруг себя - ничего, кроме пыли и ржавого железа.
- Погаси пока. Или газ закончится, или сопло расплавится, - предупредил Яромир.
- Не расплавится, - ответила девушка, - это папина ZIPPO, он курить бросил, а брат стащил. Ладно, будем экономить газ, - Яна выключила зажигалку.
Труба, диаметром около полутора метров, образовывала тоннель, позволявший передвигаться в полусогнутом состоянии. Ну, по крайней мере, хотя бы не ползти. Чем дальше ребята продвигались, тем отчетливее слышался шум текущей воды. Через несколько минут тоннель закончился. В кромешной тьме, плеск воды слышался прямо внизу, у самого выхода. Как ни странно, после затхлого воздуха шахты, пропитанного запахом прелой древесины и мокрого бетона, от воды тянуло свежестью. Яна щёлкнула зажигалкой. Тоннель вывел их в другую трубу, бетонную, гораздо большего диаметра, по низу которой медленно текла чистая вода.
- Если это не канализация, тогда что? - удивлённо спросил Яромир, принюхавшись.
- Может быть, речка какая-нибудь из тех, что в городе пустили по трубам?
- Возможно, - протянул юноша, - только куда она в итоге выведет? Ладно, не возвращаться же... - и он с громким всплеском спрыгнул вниз.
- Эй! - тут же крикнула Яна вдогонку, - вода холодная?
- Уф, прохладная водичка, но терпеть можно, - отозвался Яромир, - прыгай, тут не глубоко, тебе по колено будет, - девушка последовала за ним.
- В какую сторону идти, как ты думаешь?
- Наверное, всё равно, но я бы пошёл против течения - меньше вероятности оказаться в каком-нибудь болоте.
- Тогда идём быстрее, боюсь, что скоро начнёт сводить ноги от холода.
Периодически подсвечивая путь зажигалкой, ребята пошли вверх по течению подземной реки. Искусственное русло, по крайней мере, не петляло и держало постоянный небольшой уклон, не слишком затруднявший передвижение. Пройдя, по их прикидкам, около километра, ребята изрядно устали. Яна в очередной раз щёлкнула зажигалкой в надежде увидеть какой-нибудь сухой пятачок, где можно было бы немного передохнуть. Вместо этого огонёк осветил ответвление от основного русла. Ребята остановились в раздумье.
- Как думаешь, куда нам идти дальше? - спросила Яна.
- Судя по тому, что наш тоннель больше, лучше бы двигаться в том же направлении.
- А вдруг лестница наверх где-нибудь там? - девушка указала на ответвление.
- Всё может быть, - юноша задумался, - давай, пройдём немного в ту сторону, в крайнем случае, вернёмся сюда.
Яромир сделал несколько шагов к ответвлению.
- Ого, - воскликнул он, - а вода здесь явно теплее! Вот тебе и причина, по которой следует разведать этот путь, - ребята свернули в новый тоннель.
Через некоторое время они заметили, что уровень воды начал постепенно повышаться. Когда Яромир собрался уже повернуть назад, Яна неожиданно воскликнула:
- Смотри, в конце трубы свет!
Яромир увидел вдали слабое пятнышко, но это действительно был свет! Ребята, насколько смогли, ускорили движение. Постепенно уровень воды дошел до пояса, идти стало очень трудно, однако и освещённое пятно становилось всё больше и ярче, принимая очертания выхода из тоннеля. Оставшиеся метры пришлось преодолевать почти уже вплавь. Когда ребята последним рывком выбрались из трубы, их ожидали и удивление, и разочарование. Речка, замурованная в тоннель, вытекала из небольшого озера, почти идеально круглой формы, находящегося внутри освещённого грота, потрясающей красоты. Сталактиты, покрывающие весь свод, имели форму крыльев, распахнутых прямо из потолка, как будто стая странных крылатых существ оказалась здесь обращённой в камень много веков назад. С берега вокруг озера в ответ к ним тянулись сталагмиты, похожие на заросли каменного леса. Свет струился отовсюду и ниоткуда одновременно. Из замкнутого грота не было выхода и основным источником света казалось озеро. Ребята выбрались из воды и повалились на тёплый берег, испытывая неземное блаженство от горизонтального положения и мягкого света, удивительными цветными бликами играющего на поверхности озера.
- Что будем делать? - немного передохнув, спросила Яна.
- Осмотримся здесь сначала и, если не найдём выхода, то вариант один - возвращаться к основному руслу.
- Интересно всё-таки, что это за феномен такой с освещением? - Яна подошла к воде и, сидя на корточках, принялась всматриваться вглубь озера.
Яромир присоединился к девушке. Было похоже, что свет поднимался откуда-то снизу, но определить точнее казалось невозможно - в воде клубилась странная искристая взвесь, похожая на мелкие блёстки.
- Как думаешь, здесь глубоко?
- Не знаю, ничего же не видно... Возможно, что там, внизу есть выход на поверхность, оттуда и идёт дневной свет, отражаясь от этой странной взвеси.
- Предупреждаю сразу - я туда не полезу! - глаза девушки расширились от ужаса, - я почти не умею плавать.
Неожиданно земля под ногами дрогнула, откуда-то донёсся низкий гул, со свода грота посыпался песок, а из центра озера кругами покатились к берегам волны.
- Что это? - вскрикнула перепуганная Яна.
- Похоже на землетрясение, хотя их у нас отродясь не бывало, - Яромир удивлённо оглядывался по сторонам, вслушиваясь во всё усиливающийся гул, переходивший в рокот. - Лучше бы нам убраться отсюда, пока не поздно, - Поднявшись на ноги, он взял девушку за руку, увлекая к тоннелю.
Следующий мощный толчок сбил ребят с ног. Откалываясь со страшным треском, с потолка начали падать каменные глыбы. Яромир с ужасом наблюдал, как над ним покачнулось исполинское крыло. Едва он успел оттащить Яну в сторону, под естественный навес в стене, как в то место, где они только что находились, вонзилось огромное остриё сталактита, медленно развалившегося на куски. Но самым страшным оказалось то, что бурлящее озеро начало выходить из берегов. Всего через несколько минут спасительный тоннель полностью скрылся под водой, путь к отступлению оказался отрезан. Вода поднималась всё выше, стремясь заполнить грот. Видимо в своде были трещины, поскольку воздух быстро покидал его. Яна кричала в ужасе, но голоса её не было слышно в жутком грохоте подземного светопреставления. Яромир как мог, удерживался на поверхности воды, изо всех сил пытаясь поднимать за собой бьющуюся в истерике девушку. Когда под сводом осталось совсем немного воздуха, Яромир убедившись, что девушка крепко стоит на высоком навесе, нырнул в глубину, навстречу призрачному свету. Он понимал, что надежды почти нет, но мощными гребками плыл всё дальше от поверхности, искренне надеясь на чудо, на то, что он найдёт выход из грота и успеет вернуться за девушкой до того, как воздуха под куполом совсем не останется. Он продолжал опускаться даже тогда, когда лёгкие уже разрывались от боли, когда сознание начало угасать и в последний миг почудилось, как что-то потянуло его в глубину... к концу пути... к свету...

* * *

К свету... Нестерпимо яркий свет больно резал глаза. Куда бы ни убегал взгляд, его повсюду догоняли и нанизывались, как на шест в тире, пульсирующие багровые кольца. Яромир судорожно вздохнул. Воздух! Он вдыхал воздух, ничего в целом мире не было слаще на вкус. Яромир дышал жадно, упиваясь прохладной свежестью, наполнявшей больные лёгкие. То и дело накатывала тошнота, но тут же отступала с очередным вдохом. Яромир с трудом разлепил опухшие веки и тут же снова закрыл глаза, не в силах терпеть солнечный свет. Неожиданно солнце закрылось от него тенью, Яромир услышал прямо над собой чьё-то сопение. Чуть приоткрыв один глаз, он икнул от неожиданности. Сидя на корточках, его в упор разглядывал странный человек, весьма преклонных лет. Одетый в холстяной мешок с дырками для головы и рук, опираясь на суковатую палку, он выглядел так, словно только что сошел с одной из картин о старцах, бредущих в туниках, опираясь на посохи, по пыльным дорогам древности навстречу вселенской мудрости. Одна деталь, правда, выглядела не совсем уместной в сложившемся образе - на носу старца сидели массивные очки, в роговой оправе. За толстенными стёклами, словно две удивлённые рыбины, плавали белёсые подслеповатые глаза. Старик молча разглядывал Яромира, лежащего на траве под открытым небом.
- Где я? - спросил Яромир, резкий приступ кашля заставил его повернуться набок.
Старец ничего не ответил, продолжая смотреть сочувственным взглядом. Наконец, юноша сел и огляделся по сторонам. Он удивительным образом оказался у подножия горы, на лугу, буйно цветущем под жарким солнцем. Кругом стрекотали кузнечики, пели птицы, пьянили запахами луговые цветы и травы. В кронах деревьев шелестел тёплый ветер, Яромиру показалось, что он всё-таки утонул и попал в рай.
- Кто вы? - спросил он, подозрительно глядя на старца, - Как вас зовут?
Старик некоторое время покачивал головой, и было непонятно, то ли он не хочет отвечать, то ли это обычный старческий тик.
- Я так стар, - наконец раздался скрипучий голос, в котором с шелестом пересыпался песок времени, - что уже не помню своего имени... зови меня - Учитель.
- Учитель? - удивлённо переспросил Яромир, - учитель чего?
- Всего, - старец сделал странное движение рукой, описав в воздухе полукруг, отчерченный снизу прямой линией.
- Яна! - опомнившись, вскочил на ноги юноша, - где она?!
- Твоя девушка в доме, - спокойно ответил Учитель, с трудом поднимаясь за ним следом.
Яромир повернулся в сторону, куда указывал посох старца. Скрытый за деревьями, он не сразу заметил маленький деревянный домик, больше смахивающий на хижину.
- Что с нами случилось? - спросил он старика.
- Ты сам расскажи мне, - ответил тот, направляясь к хижине, - но прежде вам с девушкой надо набраться сил.
Они шли в полном молчании. Яромир пытался привести в порядок разбегавшиеся мысли и противоречивые ощущения. Происходящее казалось сном, или миражом, ребята просто не могли вот так, ни с того ни с сего, оказаться в этом странном месте. Воздух, ландшафт, природа, старик, в конце концов - всё было каким-то неправильным, что ли... Не было в их городе и его окрестностях таких вот мест. Необходимо расспросить старца и всё обдумать, но сначала нужно убедиться, что Яна в порядке.
Она сидела на широкой лавке за большим дубовым столом и удивлённо хлопала глазами. Перед девушкой стояла деревянная кружка, до краёв наполненная молоком, а рядом на столе лежал отломанный ломоть ароматного деревенского хлеба, который ей доводилось видеть только в кино. Старик усадил Яромира на лавку рядом с Яной, пододвинул крынку с молоком и достал из печи котелок с варёной картошкой. Отбросив приличия, ребята жадно набросились на угощение. Яромиру казалось, что за всю жизнь он не пробовал ничего более удивительного. Обыкновенные картошка, хлеб и молоко здесь имели какой-то особый вкус - будто вобрали в себя чистоту воздуха, аромат трав и жар солнца. Старик молча сидел у печи и наблюдал за тем, как гости с удовольствием закончили трапезу и с блаженными улыбками отвалились к бревенчатой стене. Некоторое время они сидели, прикрыв глаза, затем Яромир, повернулся к старцу:
- Благодарим вас... Учитель! Теперь нам хотелось бы знать - где мы, и как здесь оказались? - Яна кивнула головой в знак согласия.
Старец снова ответил не сразу, словно раздумывая над тем, что сказать, потом медленно произнёс, глядя в упор на юношу:
- Ты дома, Яромир... и пришёл не один, а со своей девушкой, - Яна заметно покраснела.
- Я вас не понимаю, - недоумённо переспросил юноша, - что значит дома? В смысле недалеко от дома?
- Да, так, наверное, будет точнее, - ответил старик.
- А отсюда можно как-то позвонить родителям? - спросила Яна.
- Здесь ваши игрушки не работают, - покачал головой старец.
- Простите, - Яромир тщательно подбирал слова, - вы, наверное, что-то типа старообрядческого отшельника? Как Лыковы, наверное, поэтому здесь всё по-старинке?
- Возможно и так, - ответил старец, - хотя я не знаю, кто это.
- А что это за место? Куда нас выбросило из подземного озера?
- Ступень, - просто ответил Учитель, словно это сразу всё объясняло.
- Ступень? - переспросили ребята хором.
- Как на лестнице, что ли? - уточнил Яромир, бросив взгляд на Яну, по виду которой можно было сразу понять, о чём она думает, - или в философском смысле, ну, то есть, как этап пути?
- Да, этап, - кивнул старец, девушка облегчённо вздохнула.
- Позже увидите, - продолжил он, - А сейчас я хотел бы услышать, как вы сюда попали.
Яромир начал с того момента, как ребята вошли в лес, от него не ускользнуло, что при упоминании об урагане, старец вздёрнул брови. Когда же Яромир рассказал о змее, старик помрачнел.
- Аспид! - прошелестел он, - Кто же ещё...
- Может быть, - отозвался юноша, - правда Костик назвал эту гадину тайпаном.
- Неважно, - отмахнулся старец.
Затем Яромир рассказал о землетрясении и о странной искрящейся взвеси в глубине озера.
- Занавес, - кивнул Учитель, - достигнув его, вы здесь и оказались, - подытожил он, - хотя странно, что девушка... - старец пристально разглядывал Яну, отчего-то мурашки пробежали по её спине, девушке стало не по себе.
- В ваших словах много непонятного для нас, - пожав плечами, сказал Яромир, - честно говоря, сейчас больше всего хотелось бы услышать, как нам вернуться домой.
- Пойдём, - старец встал и направился к выходу, - я покажу...
Выйдя из дома, ребята зажмурились от яркого света. Солнце всё так же стояло в зените, как и пару часов назад, но Яромир не обратил на это никакого внимания. До чего же было хорошо идти по сочному лугу, упиваясь терпким ароматом цветущих трав и звонким пением птиц. Они спустились немного по склону, начинавшемуся от подножия горы, настолько высокой, что вершина скрывалась за стайкой кучевых облаков, зацепившихся за неё в дальнем перелёте. Присмотревшись внимательнее, Яромир разглядел в отдалении на высоте пятиэтажного дома тёмный контур пещеры, из которой изливался, прыгая с уступа на уступ, быстрый горный ручей, дававший начало небольшой речке. Старец молча шествовал впереди процессии из трёх человек. Ребята, разинув рты от изумления, крутили головами, разглядывая по сторонам удивительный пейзаж. Старик остановился настолько неожиданно, что Яромир едва не сбил его с ног.
- Вот, - произнёс Учитель, указывая перед собой посохом.
У ребят перехватило дыхание. Они стояли на краю высоченного обрыва, прямо под ними, насколько хватало взгляда, расстилалась сказочной красоты долина. С одной стороны её широкой дугой огибал скалистый горный хребет, частью которого была и гора, за спинами ребят. С другой стороны лазурная синь неба, где-то далеко, на горизонте подёрнувшись дымкой, незаметно переходила в необъятную морскую гладь, поблёскивающую на волнах в жарких лучах солнца. Ближе к берегу море светлело, переходя в ослепительно белый песок девственных пляжей, не обременённых ничьим суетливым присутствием. А вся центральная часть долины поросла лесистыми островами, перемежаемыми пёстрыми коврами лугов и полей. До ноздрей донеслась дурманящая смесь запахов морского бриза, раскалённого песка, цветов и хвои.
- Что это?! - на выдохе произнесла Яна.
- Долина Света. - Ответил старец, затем добавил, повернувшись к юноше, - Твоя родина!
- Я... я не понимаю, - тихо ответил Яромир, подойдя к самому краю пропасти - но, кажется...
С ним происходило что-то странное, он впервые видел этот пейзаж, словно сошедший с глянцевых фотографий диковинных уголков дикой природы. Но где-то в самой глубине сознания туманными картинами начали оживать смутные воспоминания, ему казалось, что он уже видел всё это, но давно, очень давно, в другой жизни, о которой до сих пор даже и не подозревал. Воспоминания яркими пятнами закружились перед глазами, в них было много света и любви. И они были рядом, его родители, которых он не мог, как ни старался, разглядеть в слепящем солнечном ореоле. Сердце сжалось и заныло от тоски, от чудовищной утраты чего-то близкого, родного, такого необходимого и... забытого.
- Кто я? - преодолев спазм в горле, прохрипел Яромир, оборачиваясь к Учителю.
- Ты - Свет, - услышал он шелестящий голос.
Зловещая чёрная тень затмила солнце. В ноздри ударило гарью и смрадом, воздух сотрясся в жутком вое. Что-то мощно толкнуло его вперёд и, уже падая спиной в пропасть, Яромир увидел над собой огромный силуэт чёрной крылатой твари с птичьим клювом, уносящей в когтях безвольно обмякшее тело девушки...

* * *

Время неожиданно замедлило бег. Яромир рывком развернулся навстречу приближавшейся земле. Звуки, запахи, очертания летевших на него деревьев - всё начало странным образом деформироваться, разваливаться на куски и снова собираться воедино, но как-то совершенно по-иному. Страшная боль рвала тело на части, она кромсала его изнутри, ломала снаружи, казалось, что сейчас оно разлетится на мелкие осколки и рассеется над морем и долиной. Не выдерживая мучительной ломки, сознание отделилось от тела и теперь летело где-то с ним рядом. Перед изумлённым взором Яромира земля то отдалялась, то приближалась снова, растягиваясь и сжимаясь, словно бесформенное тесто в руках пекаря. Буйство красок произвольно меняло цвета и оттенки моря, полей и лесов. К шуму ветра при падении теперь присоединилось несметное число звуков и призвуков, кошмарно ревущих в ушах. Ко всему прочему добавилась феерия знакомых, но гораздо больше незнакомых запахов. Ему казалось, что это длилось ужасно долго, почти бесконечно, пока Яромир ни почувствовал, как что-то, наконец, изменилось в нём самом. Сознание вернулось на своё законное место. Но теперь он видел и чувствовал совершенно иначе. Спокойствие и уверенность вошли в его сердце. Неожиданно окрепшее тело почувствовало беспредельную власть над стихией. Раскинув исполинские крылья, он спланировал на берег реки, разрезавшей прогалину между двумя островами леса. Первое, что он увидел, было отражение в воде гигантской рептилии - дракона, каким его всегда и представлял себе Яромир. Огромная голова в чешуе с золотистым отливом была увенчана острым костяным гребнем. Под раздувающимися ноздрями ослепительно блестел ряд белых и острых, как кинжалы, зубов. Жёлтые глаза, с вертикальными зрачками с интересом наблюдали за собственным отражением. Переведя взгляд ниже, Яромир увидел мощные пятипалые лапы, усиленные страшными когтями. Отчего-то всему этому он совершенно не удивился, вместе с трансформацией тела пришло осознание гармонии с окружающим миром. Он впервые почувствовал себя не отдельным существом, а частью вселенной. Этот мир принадлежал ему, а он миру вокруг себя. Но вместе с удивительным чувством единения он ощущал теперь и опасность, не какую-то конкретную, подстерегающую за деревьями, а глобальную, надвигающуюся отовсюду, и ниоткуда одновременно.
Позади него раздался слабый шелест листвы. Дракон мгновенно развернулся, и в сторону деревьев рванулся фонтан ярко оранжевого пламени.
- Осторожно! - донёсся до него знакомый шелестящий голос, теперь, правда, гораздо более громкий.
Из-за деревьев появился другой дракон. Он был очень стар, возраст выдавал себя медлительностью движений, мелко трясущейся головой и слезящимися подслеповатыми глазами. Яромир сразу узнал в нём Учителя. Несмотря на трансформацию, тот странным образом уменьшился в размерах, до Яромира не сразу дошло, что он сам теперь стал гораздо больше старца.
- Тебя увезли отсюда в юном возрасте, так что всему придётся учиться заново, - старый дракон остановился на безопасном расстоянии.
- Я не понимаю, Учитель...
- Для начала, успокойся, - старец чуть приблизился, - твои бурные эмоции... в новом качестве могут нанести вред тебе самому, или окружающим.
- Как я могу успокоиться, - взревел молодой дракон, - когда случай, или что бы там ни было, выбрасывает меня в неведомый мир, мерзкая тварь похищает мою девушку, а в отражении я вижу какого-то крокодила?! - факелом вспыхнув, моментально сгорел ближайший куст.
- Кстати, - спокойно ответил старец, ещё немного отодвинувшись, - учти, что у тебя в нижней челюсти с двух сторон расположены железы, вырабатывающие особый секрет, который при распылении в воздухе самовоспламеняется. Тебе нужно научиться контролировать их сокращение, иначе ты подпалишь всё вокруг. Имей в виду - чем сильнее выброс, тем дальше начинается пламя, и безопаснее для тебя самого, - Учитель отвернулся в сторону и через секунду длинный сноп пламени метнулся к ближайшему дереву, но, облизав его, угас, не оставив и следа.
- Кто это был, Учитель? - спросил Яромир, вспомнив о чёрной твари.
- Имя ему Аспид - порождение тьмы, живёт в скалах на границе тьмы и света, хитер и кровожаден. Тебе следует знать, что он никогда не садится на землю, только на камень. Земля отбирает у него силы.
- Мне плевать, куда он садится, главное - куда отнёс Яну. Возможно, счёт идёт на минуты.
- Ты не понимаешь, - покачал головой Учитель, - это ловушка для тебя, он будет держать девушку невредимой до тех пор, пока ты ни придёшь.
- Если его цель я, то почему он не убил меня сразу?
- Он не мог причинить тебе вред до тех пор, пока ты не принял своё истинное обличье. Это он у перехода загнал тебя в шахту, его целью было не убить тебя, а привести сюда.
- У какого перехода? - удивлённо спросил Яромир, - В ангаре? Но там была змея...
- Ты многого пока не знаешь, тебе нужно время, хотя его-то, похоже, у нас и нет, - сокрушённо покачал головой старый дракон, - чтобы ты смог выполнить то, ради чего здесь оказался.
- Так не будем терять оставшееся...
- Хорошо, - начал Учитель, - Тогда я расскажу тебе то, о чём ты должен знать в первую очередь... - старый дракон помолчал, собираясь с мыслями.
- Однажды, из самых глубин вселенной на Землю упал луч света и, осветив живущих, заронил в них искру разума. Это было очень давно, в незапамятные времена, тогда людей ещё не существовало, а планету населяли твои предки, драконы.
- Так вы... мы что же - ископаемые динозавры, что ли?
- Нет, скорее мы их дальние родственники, подобно тому, как люди - родственники макак и гамадрилов. Динозавры были лишены разума, всё, что они умели, это набивать утробу и уничтожать себе подобных. Драконы старались с ними никак не пересекаться. Огонь, полученный от природы, давал им много преимуществ перед остальными обитателями Земли: тепло и свет в пещерах, горячая пища и страшное оружие против врагов. А полученный разум позволил предкам избрать свой путь развития. Совершенствуясь духовно, они овладевали законами природы, учась управлять окружающей действительностью. Они понимали, что мир, где сильный пожирает слабого, где жизнь одного построена на смерти другого, слишком жесток и несправедлив. Они хотели изменить его, но это означало бы исчезновение всего живого, кроме них самих. И тогда драконы решили создать новый мир и покинуть старый.
- Мы о чём говорим, - перебил его ошарашенный Яромир, - о... магии, что ли?!
- Смотря, что под этим понимать, - ответил Учитель уклончиво, - если рассуждать в привычных для тебя категориях, то что бы решил человек, живший всего лишь два-три века назад, увидев современные достижения техники? Вероятно, он тоже подумал бы о магии, или о чём-то в этом роде.
- Да, но это можно объяснить.
- Можно объяснить всё, если ты знаешь, о чём говоришь. Существует не только техногенный путь развития. Например, можно создать способ передачи информации на расстояние, а можно овладеть необходимыми знаниями и использовать существующие в природе возможности для того же самого.
- Я не думал об этом так, - признался молодой дракон.
- Вокруг нас есть всё необходимое, нужно только знать, как им воспользоваться, - старый дракон помолчал, давая собеседнику осмыслить сказанное.
- И вот наши предки, - продолжил Учитель, - овладев необходимыми знаниями, достигли уровня творцов и, объединив усилия, создали новый мир, пока только уменьшенную копию старого, но в нём можно было жить и кроить его по своему усмотрению. Затем старейшины собрали всех драконов и решили уйти сюда навсегда.
- Так мы сейчас... - начал Яромир.
- Да, - кивнул Учитель, - мы говорим об этом мире.
- Не все согласились с их решением, - продолжил он, - некоторые остались там, где жили, правда, со временем всё равно исчезли с лица Земли. - Учитель помолчал, - А большинство пошли за старейшинами, и это было их первой ошибкой. В момент исхода произошел такой выброс энергии, что на Земле погибло почти всё живое. В первую очередь исчезли крупные формы жизни, хотя небольшое количество мелких динозавров сумело пережить катаклизм и дожить до наших дней. Смогли устоять и несколько оставшихся драконов. А почти все перешедшие через барьер потеряли возможность вернуться назад. - Учитель помолчал, - Правда, некоторые всё же могли ненадолго возвращаться, но... меняя при этом обличие. Их сущность определяла то, как они выглядели в прежнем мире, при этом каждый переход сопровождался всевозможными стихийными бедствиями - наводнением, засухой или ураганом. В итоге переход закрыли в той горе, что ты видел на плато, являющемся ступенью в прежний мир. В дополнение был установлен энергетический занавес, проникнуть через который могут лишь немногие.
- Учитель, - молодой дракон сверкнул огненными глазами, - Аспид - тоже дракон?
- Нет, он змей, - ответил старец, - но, прояви немного терпения, и послушай дальше... Перебравшись сюда, наши предки начали строить мир таким, каким себе представляли. Воодушевление творило чудеса, они всё улучшали и улучшали окружающую действительность. Неизбежно настал момент, когда улучшать оказалось нечего, мир стал почти идеальным. Я говорю "почти" потому, что здесь ещё оставались неуёмные творцы. Они лишились того, что составляло смысл их существования, они достигли предела, за которым, не было уже ничего. А, достигнув совершенства, мир встал на грань гибели, путь закончился тупиком. Многие из творцов начали уходить в небытие, понимая всю бессмысленность дальнейшего существования. И тогда оставшиеся создали то единственное, что могли сотворить в этом случае, то, что наполнило смыслом их дальнейшее существование, они сотворили... Зло. Но не игрушечное зло, на коротком поводке, которое можно уничтожить так же, как и сотворить, а Зло равное по силе, и даже превосходящее их, поскольку это было последнее, что творцы создали вместе, вложив в творение всю силу и отчаяние. Они создали тьму. И единственным предназначением тьмы стало разрушение. Разрушение всего, начиная с самих основ - Света.
- И как же выглядит тьма? - Яромира начал бить озноб от одной только мысли о существовании абсолютного Зла.
- А как может выглядеть тьма? - Учитель поднял на ученика подслеповатые глаза, прекрасно понимая, что происходило в душе Яромира, - В сердце тьмы не может проникнуть даже такой острый взгляд, как у тебя, дракон. Этот вопрос мучил многих твоих предков, мучил до такой степени, что они переставали есть, спать и, отправляясь на поиски ответа, более никогда не возвращались.
- Но почему тогда тьма до сих пор не поглотила этот мир?
- Потому что здесь остались ещё носители истинного света, но будь уверен, что как только исчезнет последний из них, тьма всей своей мощью обрушится на старый мир, давно готовый к её пришествию. И там справиться с ней будет куда труднее... Мы стоим на границе тьмы и света. Зло давно уже просачивается сквозь наш редеющий заслон, и стОит ему рухнуть, оно мощной лавиной сметёт в хаос и мрак старый мир, но не уничтожит его, а поселится в нём навеки потому, что иначе уже само существование Зла потеряет смысл.
- Так в чём же вообще тогда смысл всего?! - взревел молодой дракон, с такой силой ударив хвостом по земле, что с ближайших деревьев осыпалась листва.
- Никто не знает наверняка, - ответил, немного помедлив, Учитель, - но каждый вправе решать это для себя. Думаю, что смысл в борьбе, и как следствие в эволюции, в стремлении к совершенству, но без возможности его достичь, каким бы парадоксальным это ни казалось на первый взгляд. Давно известно, что движение, это и есть жизнь, движение без остановки. Стремление к совершенству, без его достижения. Можно ставить малые цели и достигать их всех, кроме главной, достижение которой станет концом пути.
- Но почему нельзя достичь этой цели, если смерть человека... дракона, то есть завершение пути - и так неизбежно?
- Потому что это равносильно смерти ещё при жизни, - удивился старый дракон, Вспомни добровольно ушедших в небытие драконов, они достигли всего, к чему стремились, для них это стало пределом, за которым некуда идти, - оба замолчали, думая каждый о своём.
- И какова во всём этом моя роль? - мрачно спросил Яромир.
- Ты воин, молодой дракон. Воин из касты Хранителей Света, имеющих возможность жить в обоих мирах. Твои родители погибли в последней битве, но успели спрятать тебя там, куда не имеют пока доступа многие порождения тьмы. Только некоторые могут появляться в старом мире, но их возможности и дальность передвижения там весьма ограничены.
- Аспид? - скрежеща зубами, уточнил дракон.
- Да, - согласился Учитель, - но и не он один. Тьма материализовала множество фантомов, более разумных, или менее, но одинаково коварных и жестоких. Ты должен копить в сердце ярость, чтобы выполнить предназначение.
- Но зачем мне ярость, Учитель? Она жжёт моё сердце и разрывает грудь. Разве ярость способна помочь мне понять себя и окружающий мир?
- Ты воин, Яромир, - повторил Учитель, - А настоящий воин должен копить и множить в себе ярость, чтобы её хватило для низвержения врага. И укреплять стойкость духа для отражения чужой ярости.
- Мне это не по душе, - возразил дракон, - я не выбирал себе никаких миссий! Я просто хочу вернуть домой Яну.
- Твой дом здесь, - ответил Учитель, - и нам не всегда суждено за себя делать выбор.
- Это нечестно! Я не готов к этому, я не справлюсь, - не сдавался дракон.
- Мы - то, что живёт в нашем сердце, - тихо ответил Учитель, пристально глядя ему в глаза - мы вольны считать себя великими, или никчёмными, но наша сущность может оказаться иной. Она проявится, когда придёт время испытаний, и только тогда мы узнаем - кем являемся на самом деле...
- В конце концов, - добавил он, помолчав, - у тебя всегда есть последняя возможность... - он запнулся.
- Какая?
- Надеюсь, что до этого не дойдёт никогда ... А девушка для них только предлог, - продолжил он, - мы поможем тебе.
- Мы?!
- Да, у подножия горного хребта тебя ждут остальные воины. Ты последний из касты Хранителей Света, и должен возглавить битву. Раз ты здесь, значит время пришло.

* * *

Прошли сутки с того момента, как в долину Света спустился дракон, хотя определить время в мире, где солнце постоянно стоит в зените, не такая простая задача. Генная память брала своё. Что-то подсказывал Учитель, но по большей части его помощь не требовалась. Для Яромира это было всё равно, что вернуться в родной дом, где каждый уголок навечно запечатлён в сердце, и одного взгляда достаточно, чтобы образы и воспоминания моментально заняли исконное место. Как человек, умевший когда-то ездить на велосипеде, спустя много лет сразу вспоминает о былых навыках, так и дракон, вернувшись в родную среду, вскоре чувствовал себя так, словно и не покидал этих мест много лет назад, едва научившись властвовать над стихией. Он упивался мощью исполинских крыльев, оседлавших ветер, ему казалось, что, поднявшись над долиной, он охватывает её от края до края невидимым куполом, сквозь который извне ничто не сможет проникнуть. Дракон видел и слышал всё, что происходило внизу, он подолгу парил в небе под палящими лучами солнца, пока Учитель ни поднимался за ним в воздух.
- Ты должен восполнять силы, - говорил он. И, опустившись на поляну, драконы делили трапезу, дарованную им долиной.
Сочные плоды обильно росли на диковинных деревьях. Всё живое здесь питалось тем, что дарили щедрые земля и море. Уничтожения одним видом другого во имя пропитания в этом мире не существовало.
- Здесь даже драконы - вегетарианцы? - поразился Яромир, впервые отведав удивительные плоды драконьего дерева.
- Разумеется, - ответил Учитель, - основополагающий принцип существования в долине - живи и дай жить другому.
- А как же воины, готовые к уничтожению врага?
- Это другое, они призваны защищать долину Света от тьмы. Мы сами никогда ни на кого не нападаем.
- И возможно, в этом ваша ошибка, - буркнул дракон, - одной защитой не выиграть сражения.
- Возможно, - ответил Учитель, внимательно посмотрев на Яромира, - но так устроен наш мир.
- А кто живёт за горной грядой? - спросил дракон.
- Мы не пересекаем границы, - покачал головой старый дракон, - но иногда оттуда в долину спускаются цирнитры, войско тьмы.
- Цирнитры? - переспросил Яромир.
- Фантомы чёрных драконов, материализованные тьмой. Они смертны, уступают воинам Света в мощи и ловкости, но очень опасны, их сила в количестве - на смену одному павшему сразу приходят двое других.
- Надеюсь, что их всё же не так много, как кажется из твоих слов, Учитель. Иначе все попытки защитить этот мир окажутся бесплодными.
Вскоре они отправились в ущелье, бравшее начало от подножия горного хребта. Обогнув высокую скалу, закрывавшую вход в гигантскую расселину, Яромир увидел удивительное зрелище. Сотни драконов, воинов Света, насколько хватало взгляда, закрывали дно ущелья сверкающим золотым ковром. Едва завидев Яромира, они взмыли в воздух в приветственном танце. От их трубного гласа задрожали горы, стряхнув вниз многочисленные лавины. Огненный смерч закружился слепящей спиралью, казалось, само солнце спустилось в ущелье, чтобы приветствовать последнего дракона из касты Хранителей Света.
В логово Аспида отправились втроём, чтобы не создавать лишнего шума. Два молодых воина почли за честь сопровождать Яромира в этой вылазке. Место обитания чёрной твари не составляло большого секрета. Аспид поселился в холодных каменных пещерах у самой вершины горной гряды. Подлетая к скалам, драконы издали ощутили смрадный запах гари. К их удивлению никого вокруг не оказалось. Сопровождающие остались кружить в дозоре, пока Яромир опускался в пещеры. Уже ступив на камень, он почувствовал, что девушка где-то рядом. Нескольких минут ему хватило для того, чтобы обнаружить её прикованной цепью к скале внутри одной из пещер. Яна смотрела на него широко раскрытыми глазами, она не дрожала, не отводила взгляда, казалось, что если она и не узнавала его, то, по крайней мере, чувствовала, что огромный золотистый дракон появился здесь для того, чтобы вынести её из этого ужасного места. Дракон приблизил голову и рванул зубами цепь. Острая боль иглой вонзилась в челюсть, но он, похоже, ничего не почувствовал. Цепь кольцами разлетелась по каменному полу, а девушка на лету поймала сломанный зуб дракона. Не теряя времени, он бережно прижал к себе Яну. Яростные крики дозорных ворвались в пещеру. Яромир устремился наружу. Две огромные чёрные тени настигли золотистых драконов, третья с быстротой молнии метнулась к входу в пещеру. Дракон едва успел увернуться и взмыл в воздух. Со всей быстротой, на которую был способен, он устремился вниз, в долину. За ним неотступно следовала тень Аспида. За спиной раздавались звуки горячей схватки, но дракон ничем не мог помочь собратьям, пока уносил вниз девушку. Спустя несколько минут он понял, что долго лететь на предельной скорости не сможет, иначе растратит все силы ещё до того, как ввяжется в бой. Яромир чуть снизил скорость, и тут же тень Аспида накрыла его сверху. От страшного удара в голову перед глазами всё закружилось, но дракон ничем не мог ответить. Мощные удары градом сыпались с разных сторон, Яромир изо всех сил старался удержаться, чтобы не отпустить девушку. Неожиданно сбоку под него поднырнула чья-то золотистая спина. Дракон узнал Учителя. Немного притормозив, Яромир бережно опустил Яну ему на спину. Девушка мёртвой хваткой вцепилась в костяной гребень на спине старого дракона, тот резко ушел в сторону и стрелой пошел на снижение. Яромир сделал сальто и оказался позади чёрной твари, промахнувшейся в очередной атаке. Со всей мощью, на какую был способен, дракон врезался когтями в подставленный бок Аспида. Дико взревев, тот вывернулся и ушел в сторону. Вскоре два крылатых исполина кружились друг напротив друга над гладью моря. Змей и дракон вглядывались в глаза друг другу, выбирая момент для нападения. Не в силах больше терпеть, молодой дракон яростно рванулся вперёд. Хитрый и опытный змей ожидал броска, увернувшись, он обрушил мощь своего удара на спину дракона. В глазах того потемнело, что-то нестерпимо горячее, растекалось за правым крылом. Превозмогая боль, он ушел вверх и развернулся к нападавшему. Столб оранжевого пламени ударил в глаза Аспиду. С жутким воем тот рухнул вниз, но, не долетев до воды, расправил крылья и тяжело пошел на подъём к горной гряде. Со стороны долины Яромир услышал трубные крики собратьев, золотистым облаком поднимавшихся над морем. Вскоре первые воины Света поравнялись с ним и окружили кольцом. Неожиданно густая тень легла на долину, Яромир развернулся в сторону скал. Ему показалось, что горная гряда дрогнула и начала расти, вздымаясь всё выше и выше. Далёкий рокот покатился от отрогов гор в долину. Рябью подёрнулось и потемнело море. Чёрная дымка, словно копоть мириадов пожарищ поползла в небо, окутывая его, словно чёрным саваном. Тысячи крылатых тварей поднялись над скалами и волной покатились в долину.
- Цирнитры! - выкрикнул один из собратьев.
Золотистое облако начало вытягиваться дугой, преграждая путь чёрной орде. У Яромира сжалось сердце при виде того, насколько клубящаяся мгла превосходила в размерах узкую золотую полосу, единственное препятствие между тьмой и долиной Света. Он понимал, что чем раньше сойдутся в страшном столкновении две стены, тем быстрее наступит развязка. Одним своим видом чёрное марево вселяло смятение в сердца драконов. Яромир решил более не ждать, поднявшись над остальными, он устремился навстречу врагу. И следом золотое облако заскользило над потревоженным морем в сторону горной гряды. Короткий полёт, словно падение в бездну, удар... Над морем сошлись две враждебные стихии. Воздух раскалился и потемнел, со стороны скал тьма поползла выше, пожирая небо. Она тянулась к солнцу, окружая его со всех сторон. Первые капли алой и чёрной крови тяжело упали в море, вспенив его в месте падения. И вскоре уже вода кипела под ураганом яростной битвы. Фонтаны огня резали мглу по всей высоте от моря до самого неба. От грохота сотрясалась земля, небо застилали дым и копоть. Вскоре оно освещалось только всполохами оранжевого пламени бьющихся насмерть драконов. Горячий воздух искрился золотыми и чёрными блёстками, дождём осыпавшимися в пенные волны. Мёртвые тела падали в море со всех сторон, скрываясь в водоворотах бурлящей воды. Тьма ползла дальше, поглотив берег, она двинулась в долину. Яромир бился отчаянно, истекая кровью, он уже не чувствовал боли, его единственным желанием было добраться до Аспида, мелькавшего в схватке со всех сторон. Наконец дракону удалось его настичь. Вонзив когти в шею твари, Яромир обрушил на него фонтан огня. Израненная, истекающая чёрной кровью, тварь с неожиданной силой рванулась в сторону, к долине. Дракон не отставал ни на взмах. У самого берега Аспид невероятным усилием вывернулся из мёртвой хватки Яромира. Огромный блестящий клюв глубоко вошёл в грудь дракона. Из последних сил, уходя в небытиё, тот в упор испепелил бьющегося в конвульсиях Аспида...
...С громким свистом, вдохнув смрадный воздух, дракон снова открыл глаза. Рядом с ним, истекающим кровью из страшной раны, лежал на земле бездыханный Аспид. Битва ещё продолжалась, но её исход был явно предрешён. Тьма почти полностью поглотила долину. Кое где отчаянно бились оставшиеся воины Света, всё кругом было усеяно телами павших. С трудом поднявшись с земли, дракон всмотрелся в непроглядную высь. Никаких признаков света, солнце навсегда исчезло с небосклона. "У тебя всегда есть последняя возможность..." - прошелестел в голове голос Учителя. Дракон тяжело поднялся на крыло. Он летел над чёрным морем, слившимся с беззвёздным небосводом, он поднимался всё выше и выше в бездну, бывшую когда-то небом. Он поднимался до тех пор, пока ни понял, что путь его окончен. Последний дракон из касты Хранителей Света развернулся в ту сторону, где недавно ещё светило яркое солнце, и вонзил острые когти себе в грудь. Тонкий луч света устремился из раны вверх. Он ширился и рос по мере того, как дракон высвобождал его из себя. Тая на глазах, тьма начала отступать. Последним усилием дракон освободил путь Свету. Раскалённое, слепящее сердце его устремилось вверх, разгоняя мглу. Чёрные твари в ужасе бросались в разные стороны, но настигнутые испепеляющим светом, прахом осыпАлись в светлеющее море. Огромная волна яркого солнечного света покатилась к горам и долине, уничтожая на своём пути остатки тьмы. Жгучее солнце поднималось в небо, на свободное место. Туда, где ему определена мирозданием законная высшая точка Света.
Меркнущим взором Яромир наблюдал, как, достигнув зенита, солнце снова озарило едва не исчезнувший мир. Его мир... Несколько израненных драконов бросилось к нему на помощь, но было уже поздно - море, расступившись в почтении, укрыло дракона лазурными водами.

* * *

Ощутив лёгкое дуновение ветра на щеке, он открыл глаза. Яромир лежал в больничной палате, подключённый к гудящим и щёлкающим приборам. Рядом с кроватью, спиной к нему, стояли двое в белых халатах. Мужчина что-то объяснял пожилой женщине:
- ...внезапный сердечный приступ, - донеслось до него, - пока не знаем, но сейчас опасности нет. Если бы его друг не успел, и сердце остановилось не в машине реанимации... - он запнулся, женщина всхлипнула.
Бабушка - узнал Яромир по голосу, и на сердце сразу потеплело. В этот момент она увидела, что внук открыл глаза, и бросилась к кровати. Размазывая по морщинистым щекам слёзы, она гладила его руку.
- Ну, всё-всё, - еле слышно произнёс Яромир, - я же никуда не делся, - он улыбнулся, - не волнуйся, скоро встану на ноги и продолжу подготовку в институт.
Бабушка ничего не могла сказать, врач аккуратно взял её под локоть и вывел из палаты:
- Ничего, с ним всё в порядке, а вам необходимо отдохнуть. Пойдемте, я усажу вас в кресло и дам успокоительного, - врач закрыл за собой дверь.
Через секунду дверь снова открылась и внутрь заглянула улыбающаяся физиономия Костика:
- Ты чего, старик, всех напугал - весело спросил он.
- А ты... с тобой всё в порядке? - Обрадовался Яромир.
- А что мне будет-то? - удивился приятель, Яромир нахмурился.
- Ну, змея, - начал он неуверенно, - ты прыгнул на неё с курткой... и закричал.
- Какая змея?! - изумился Костя, Яромир сглотнул ком в горле.
- Значит...
- Да была змея, вроде, - шепотом сказал Костик, - я куртку хотел накинуть потому, что так ловят тайпана, он никогда не кусает, когда не видит жертву. А заорал потому... - он смутился и покраснел, - попробуй не заори, когда прыгаешь на змею, а из куртки достаёшь четырёхметровый кусок пожарного шланга.
- Я и сам не знаю, что было, а чего не было, - продолжил он, - точно помню только, как вы с Яной в шахту упали. Я вам кричал, а потом побежал за помощью. В этом ангаре старые бочки с ядохимикатами хранились, как мне потом сказали. Вот, может ядовитые газы и вызвали странные глюки...
- Ты каменное яйцо в зоопарк носил? - спросил Яромир, помолчав.
- Нет ещё, - удивился Костик.
- Подождёшь меня, вместе сходим?
- Конечно! - широко улыбнулся приятель, - Давай, поднимайся скорее, а то много пропустишь.
Помахав ему, Костик вышел из палаты. Спустя минуту, дверь открылась снова. С порога улыбалась Яна. На лице и руках её виднелись царапины и ссадины, заклеенные телесного цвета пластырем. Девушка поставила на тумбочку рядом с кроватью пакетик с оранжевыми апельсинами.
- Как ты? - спросил Яромир.
- Я нормально, - улыбнулась девушка.
- Долго мы в шахте находились?
- Не знаю, я тоже не сразу в себя пришла, - девушка помолчала, глядя ему в глаза, - ты отдыхай, а я завтра с утра приду, хорошо?
- Хорошо, - ответил Яромир.
Девушка направилась к двери.
- Да, - остановилась она, - я спросила у твоей бабушки о родителях... - Яромир не понял, к чему она клонит, - твоя мама, её дочь, родилась в этом городе. А вот папа твой родился где-то очень далеко и увёз маму с собой.
Яромир недоумённо смотрел на загадочно улыбающуюся девушку. Она хохотнула, чмокнула его в щёку и, что-то вложив в руку, выскочила за дверь. Он раскрыл ладонь. На ней лежал острый, как бритва обломок драконьего зуба. Яромир провёл языком по дёснам - одного из зубов недоставало...


© Игорь Кит, 2007
Дата публикации: 2007-11-25 21:24:00
Просмотров: 1948

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 34 число 68:

    

Рецензии

Макс Артур [2008-02-10 00:42:02]
Замечательно. Рассказ очень понравился. Сначала гадал, при чём здесь жанр "фэнтези", а потом прочитал на одном дыхании до самого конца.

С уважением,

Ответить