Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ольга Белоус
Хасолт Барахоев



Искра надежды

Дмитрий Бондарь

Форма: Рассказ
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 74076 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Каждую Пасху мир наблюдает прямую трансляцию из Иерусалима – процессию по схождению на землю Благодатного огня. Но не все, наверное, догадываются, что может случиться с человечеством (да и со всем миром также), если огонь так и не сойдет? Меня зовут Михаил Гвоздев, и это моя история…


Искра надежды

Часть 1

Каждую Пасху мир наблюдает прямую трансляцию из Иерусалима – процессию по схождению на землю Благодатного огня. Но не все, наверное, догадываются, что может случиться с человечеством (да и со всем миром также), если огонь так и не сойдет? Меня зовут Михаил Гвоздев, и это моя история…

Примечание: Все события являются вымыслом, а имена героев не настоящими. Любое совпадение – является чистой случайностью.

Я проснулся от странного, непонятного жужжания и долго не мог понять что же это могло быть. Затем прислушался и понял – это поют в ближайшем от меня храме. Я открыл окно, и тут же в комнату полилось гулкое, мужское пение.
- Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас! – доносилось из стен соседнего с моим домом храма. Странно, что там произошло. Насколько я помню (ну при моей жизни такое бывало), эту песню исполняли, когда отпевали усопших. Но ни похоронной процессии, ни гроба я из окна не заметил. Что же там случилось тогда?
Наскоро выпив чашку кофе и одевшись, я выбежал на улицу и побежал по направлению к храму. Нужно узнать, что там происходит? Заодно и в храм наконец схожу. Сколько лет уже рядом живу, а посетил его всего пару раз: один раз, когда меня крестили, второй… когда умерла моя невеста, Вера. Ну, как умерла – ее убили. Какой-то отморозок прирезал ее ночью в темном переулке из-за пары брюликов и сумочки из кожзама. Веру уже похоронили, на территории кладбища этого храма, а подонка, который это сделал, так и не нашли. В милиции говорят, что дело все еще ведется. Однако я им не верю. Наверняка они его уже давно закрыли за не имением доказательств. На ее отпевании я, как раз и услышал эту песню. Вот теперь она у меня и стала ассоциироваться только с чем-то трагичным. В храм после похорон, я также больше не ходил. Наверное, просто потому, что потерял не только Веру, но и саму веру в то светлое будущее, что я себе навыдумывал в мечтах. Но реальность оказалась куда жестче, чем мне казалось на первый взгляд…

Дорога к храму была не очень долгой, но так как я шел довольно медленно, то пришел ко входу в храм спустя полчаса, после того, как вышел из дома. Потом еще минут десять не решался войти. В груди, что-то сильно сжалось, а на глаза навернулись слезы. Почему? Почему никто не защитил Веру тогда, когда это произошло? Где был ангел-хранитель, когда этот мерзавец терзал ее? Не выдержав душевных мук, я упал на колени и истошно закричал:
- Силы небесные! Боже! Кто-нибудь! Вы меня слышите?! Где вы были тогда?! Почему это произошло?! По-че-му?!!! – кричал я, надеясь что хоть кто-то там, на небе меня все-таки услышит. Но безрезультатно. Небо ответило мне только каплями дождя. Поэтому я успокоился, встал, отряхнулся и продолжил свой путь к храму.

Войдя внутрь, я увидел довольно большое количество народу. Интересно, к чему здесь такое столпотворение?
- Извините? А что происходит, можете объяснить, пожалуйста? – вежливо поинтересовался я у ближестоящего человека в старом драповом пальто, джинсах и кедах.
- Дак это ж... конец света вроде бы начался милок, - прошамкал почти беззубым ртом он.
Я лишь непонимающе моргнул.
- Как конец света? Почему? – недоумевал я.
- Та слушайте вы его больше, - затараторила в ответ вместо деда, пожилая женщина, с ярко выраженным одесским акцентом. Судя по всему, жена, этого беззубого дедка. Одета она была в ветровую куртку, старые кроссовки, джинсы и вязаную шапку набекрень. – Какой тут конец света, у нас до сих пор никто решить ниче не может: чи конец света, чи шо еще чего-то там. Кто его знает?
- Послушайте, вы можете помолчать, а?! – громко шикнул на них мужчина в мятом сером костюмчике в полоску. – А то из-за вас, половины не разобрать о чем там сейчас говорят.
- Ой, та больно ты мне нужен милок. Слушай себе на здоровье, никто тебе не мешает, - сказала женщина, совершенно не в тему. Отчего, мужчина в костюмчике, тихо чертыхнулся, но затем, вспомнив, где находится, быстро перекрестился и решил продвинуться чуть вперед. Семейная пара, тоже недолго думая, решила пробиться чуть ближе, только при этом в наглую, распихивая всех ногами и локтями (вообще-то пихалась только женщина, а ее мужинек покорно ковылял за ней следом). Я также решил последовать их примеру. Не зря ведь я пришел сюда, преодалевая свои страхи и нерешительность. Кое-как пробрался поближе к Деисусу (так называют группу икон имеющих в центре изображение Христа. И располагаются они как правило по центру. Надо же, как долго не ходил сюда, а до сих пор все прекрасно помню). Там как раз довольно упитанный священник, преподносил людям очередную проповедь.
- Сегодня, дети мои, - торжественно начал он, - с минуту на минуту в наш храм должны привести частицу Благодатного огня из самого Иерусалима, чтобы каждый верующий мог…
Я не стал дослушивать, что он там говорил, махнул рукой и развернувшись пошел домой, получая массу немых упреков, в свой адрес, от других прихожан. Не нужен мне никакой огонь. У меня и так все хорошо. Пусть этот огонь и благодатный, но он ведь не сможет вернуть мне Веру. А большего, я и не желаю. Все бы отдал, лишь бы она была рядом. Просто я еще столько всего не успел ей сказать…
Придя домой, я упал прямо на полу в прихожей. Не от того что сильно устал, нет. А потому что мне было сейчас настолько хреново на душе, что хоть в петлю лезь. О, а это идея. Хотя нет. Вдруг меня никто не хватиться когда меня не станет и я буду висеть здесь пока не сгнию. Тогда выброситься из окна. Я быстро вскочил на ноги, направился в гостиную и открыл окно. В лицо тут же ударил холодный осенний ветер, как бы отговаривая от этого поступка. Я посмотрел вниз. Нет, этот метод тоже не годится. Слишком маленькая высота. Максимум, что со мной может произойти это сотрясение мозга, да и пара переломов. Жить буду. Эх, вот в такие минуты начинаешь жалеть, что живешь не на двадцатом этаже. А может подорвать себя вместе с этим домом… хотя нет, лучше спалить все к черту и себя и квартиру, да и весь дом за одно. А что, пусть не одному мне будет хуже. И тут кто-то дал мне сильную затрещену, да такую, что я от неожиданности чуть на пол не упал. Придя в себя я огляделся по сторонам, но естественно никого не нашел. Тогда кто же это сделал. Ладно, не важно кто. Главное, то что эта небольшая встряска помогла мне прийти в себя и отбить всякое желание суицидничать. Вместо гнева во мне проснулись жалость и обида. Причем настолько сильная, что я сел на пол и стал тихо плакать как трехлетний ребенок.
- Господи, как же мне плохо, кто б знал? – начал говорить я в пустоту . – Ну почему… почему это случилось именно с ней?! С той, которая была мне дороже жизни. Все бы отдал, лишь бы Вера была жива. Но это не возможно и мы оба прекрасно это знаем, да Господи? – произнес в потолок я ожидая ответа, которого естественно не последовало. Тогда я вытер слезы, поднялся и пошел на кухню. Достал из верхнего шкафчика бутылку водки, открыл и тут же выпил пол бутылки прямо из горла. Очевидно для моего непривыкшего, к такому количеству спиртного, организма это был слишком сильное потрясение. Я сильно икнул, а затем просто упал на пол бессознания.
Уж не помню, что мне тогда снилось, но проснулся я оттого, что мне стало дико холодно. Еще бы – на голом полу осенью спать. Так любую болячку можно подхватить, не то, что простуду. Я решил зажечь печку. Может, хоть так согреюсь. Но, даже разлепив глаза, я находился в кромешной тьме. Странно. Вроде даже вчера вечером, когда я решил поспать на кухне, не было так темно. Я хоть тогда и много выпил, но все прекрасно помню. Может еще просто глубокая ночь? Ну да ладно, зря что ли человечество электричество придумало? Но как не странно ни лампочки, ни телевизор, ни даже мобильный не захотели включаться, чтобы хоть как-то осветить путь. Ну хорошо, допустим, что сейчас у поля Земли повышенная магнитная активность, поэтому ничего и не работает. А солнце не встает, потому что очень рано. Но почему батареи перестали топить, этого я не понимаю. На всякий случай я решил их пощупать. Хм… горячие. Тогда почему у меня в квартире такой колотун? Ничего не понимаю. В любом случаи сначала нужно найти хоть какой-то источник света. Поскольку не один электрический прибор в доме не работал, я решил воспользоваться проверенным методом – просто зажечь свечу. И, о чудо, у меня получилось это сделать! Теперь хоть будет чуточку светлее. На всякий случай я решил сходить проверить пробки – вдруг выбило. Но осмотрев электрощиток со всех сторон, я понял, что все в полном порядке. Так что же тогда здесь творится. Неожиданно сквозняк задул свечу и я снова оказался в полной темноте. Так мало того – теперь мне стало мерещится, будто бы кто-то смеется. И судя по всему надо мной. Ух я сейчас задам этому гребанному шутнику. Ух, он у меня получит! Но не успел я даже среагировать, как вдруг получил сильный пинок под… кхм… то самое место, и потеряв равновесие снова упал на пол. И на этот раз я почувствовал чье-то горячее дыхание мне в затылок. Чтобы это ни было, это не сулит мне ничего хорошего, потом что-то липкое и шершавое (наподобие языка) коснулось моей шеи. Ну все, теперь мне точно каюк. Но не успел я попрощался с жизнью, как вдруг услышал два глухих выстрела, после чего истошный вой и звуки борьбы. Обернувшись я заметил, как два мужика с факелами, пытались уложить на лопатки того, кто хотел меня съесть. Это существо оказалось похоже на человека, только лысого, с безумными глазами, длинными руками и ногами и кривыми острыми зубами. Сразу отчего-то вспомнился Голум из Властелина Колец. Уж больно это существо на него похоже. Про своих двоих спасителей ничего особенного сказать не могу: двое мужчин, обычной внешности, только один в кожаной курточке и рваных джинсах, а другой в более дорогом костюмчике. У обоих в руках были факелы и пистолеты, которыми те отпугивали это существо. «Голум» тоже оказался не робкого десятка и отступать не собирался. Наоборот, он даже огрызался и нападал пытаясь откусить от них кусочек побольше. Нужно бы помочь, а то даже не смотря на преимущество, они во видимому начинают проигрывать в тактическом плане. Не долго думая, я анезаметно прокрался к кухонному столу, и достал оттуда нож. Теперь следовало приблизится к этому существу, потому как, даже если я швырну сейчас в него нож, то мала вероятность, что это хоть как-то ему повредит. Я лег на пол, и словно крокодил, поджидающий свою жертву, стал приближаться все ближе и ближе к этому странному существу. Ни он, ни двое других незваных гостя меня не видели и мне это было на руку. Подползя достаточно близко, я подкрался к этому созданию со спины и попытался вонзить в него нож. Но ничего не вышло – «Голум» почуял опасность первым и одним сильным хуком вновь уложил меня на обе лопатки. Ух… а у этой зверюги, несмотря на комплекцию, рука тяжелая. Теперь при свете факелов я мог рассмотреть лицо этого существа: оно было перекошено злобой, с открытого рта капала вязкая слюна, а в желтых звериных глазах был взгляд манька-убийцы. Ясно, договориться с «этим» не получится. Это точно. И только это существо собралось разорвать меня на кусочки, как вдруг вновь прозвучало два коротких выстрела. Они оказались для монстра смертельными. Он испустил последний злобный рык и затих. После этого один из незнакомцев помог мне подняться.
- «Это» - мертво? – на всякий случай поинтересовался я, указывая на тело странного создания.
- Мертвее не бывает, - сухо ответил стрелявший, пряча свой пистолет под ремень.
- А что это было? – с опаской спросил я.
- Нечисть, что же еще, - сказал второй незнакомец, держа в руках сразу два факела. – А точнее Имп. Мерзкие создания, должен отметить. Живут во тьме и всегда любят нападать из-подтишка.
- А кто такие эти Импы? И собственно говоря, кто такие вы? – не унимался с расспросами я. Но второй незнакомец, поднял вверх руку, приказывая нам обоим замолчать.
- Все вопросы потом, - холодно произнес он. – Нужно уходить отсюда. Пока горит огонь мы в безопасности.
- А что будет, если он погаснет? – поинтересовался я.
- Лучше не спрашивай, - посоветовал мне второй, нагло шаря в моем холодильнике. – Э, а пожевать у тебя тут, что-нибудь есть? С утра ничего во рту не было?
- Потом поедим, - строго произнес второй, перезаряжая свой револьвер. – Сейчас нужно выбираться отсюда.
- А почему бы нам просто не дождаться утра? Тогда все эти твари сами разбегутся, так как боятся света, разве нет? – предложил я.
- Сейчас уже утро, - пояснил мне тот, кто рылся в холодильнике.
- Как? – не поверил своим ушам я, а затем выглянул в окно. Там была кромешная тьма.
- Так, - кисло ответил второй, направляясь к выходу (его дружок уже успел передать ему факел). – Дневной свет померк. За мной… - закончил тот и вышел за дверь. Я и его приятель пошли следом.

Часть вторая

Я не знал, зачем иду за этими незнакомыми людьми. Не знал, почему я должен уйти из своего дома и бросится в неизвестность? Также не имел понятия, как эти двое проникли в мою квартиру и, что это была за зверюга? Но, что я точно знал, это то, что если остановится хотя бы на секунду, то можно очень об этом пожалеть, потеряв свою любимую конечность. Или даже жизнь. Поэтому я старался не отставать от своих новых знакомых. Мы шли втроем в полном молчании, до поры до времени. Но вскоре любопытство все же взяло надо мной верх.
- Слушайте, а куда мы идем? – прервал затянувшееся молчание я.
- В безопасное место, - коротко ответил, впереди идущий ковбой (пока я не знаю его имени, буду так называть).
- Лучше иди и помалкивай, пока тебя не сожрали, - грубо посоветовал мне второй.
- Нет, подождите! – возмутился я останавливаясь. – Я отсюда никуда не пойду, пока мне не объяснят, в чем тут дело.
- Тебе же уже сказали – дневной свет погас, что тут непонятного?! - сквозь зубы процедил ковбой, уже хватаясь за свой револьвер.
- Тише, тише, не кипятись, - успокоил ковбоя его друг. – Не видишь, что ли, парень и правда не в курсе, что происходит, поэтому нужно все ему объяснить.
- Хорошо, - устало-раздражительно выдохнул тот, убирая руку от оружия. – Что ты хочешь знать? Только быстро! Тут повсюду опасность.
- Кто вы оба такие и что здесь, черт возьми, происходит?! - таким же раздраженным тоном поинтересовался я.
- Мы такие же люди как и ты, - начал друг ковбоя. – Но так было до того момента, пока не сообщили новость о том, что Благодатный огонь на этот раз не снизойдет на Землю.
- Мы сначала тоже, как и ты не придали этому значение, - продолжил его мысль ковбой. – Подумали, ну и что с того, что не разожгли этот огонь? Ничего страшного, переживем. Но как оказалось – нет. Дневной свет стал потихоньку угасать и уже буквально за пару часов, день превратилась в ночь. Люди оказались охвачены паникой и не отдавали себе отчет в своих последующих действиях.. Но не только тьма стала несчастьем, которое постигло человечество. Из нее стали появляться жуткие создания, от которых кровь застывает в жилах.
- А затем они начали убивать. Всех. Всех без разбора, - говоря это, «ковбой», невольно сжал кулаки. – И они не просто убивали. Они пожирали оставленные после себя трупы.
- Конечно, кому-то, наверное, и удалось спастись, - снова дополнил его второй. – Но многие пали под натиском существ, пришедших из тьмы.
- Изначально, когда на Земле ничего не было кроме света и тьмы, свет был чист, пуст и непорочен. Но тьма не была пуста. Внутри нее жили существа, которые горели адской ненавистью к свету. Поэтому для защиты света на Земле, каждый год и снисходит Благодатный Огонь, даруя надежду человечеству, на светлое будущее. И закрывая существам из тьмы проход в наш мир. Так было всегда… но только до сегодняшнего дня.
- Огонь, который человечество так ждало, не появился. И тьма начала поглощать Землю, – закончил за ковбоя второй незнакомец.
- Но если погас свет, то это значит, что должно было резко похолодать, - предположил я. – Почему же этого не случилось?
- Солнце, греет также как и раньше, - пояснил мне «ковбой». – Только с одной лишь разницей – его лучи больше не освещают Землю, - после чего поднял вверх палец. Я посмотрел на небо и просто обалдел – солнце, действительно светило, как и раньше, только с небольшой разницей – все небо было абсолютно черным. Звезд соответственно не было.
- Невероятно, - только и сказал я.
- Мы тоже так подумали, когда первый раз сегодня посмотрели на небо, - хмыкнул ковбой. – Но когда наткнулись на первую группу демонов. Не тех Импов, которых ты видел. А настоящих демонов: с крыльями, хвостами, только единственное, без рогов. Вот они действительно настоящий ужас для всех.
- И теперь у нас нет надежды на спасение? – поинтересовался я.
- Надежда есть всегда, - утешил меня друг «ковбоя». – Не нужно ее терять. Это последнее, что поможет нам теперь выжить здесь.
- Мы еще можем победить, - дополнил «ковбой». – Если получится вернуть на Землю хотя бы частицу этого огня, демоны отступят. И все вернется в прежнее русло.
- Но мы не знаем, как – это сделать, - огорчил его друг. – Поэтому и спасаем людей от демонов и прочей нечисти, надеясь на то, что тем известно, как призвать Огонь в наш мир.
- Сожалею, ребят, - расстроил их я. – Но я определенно не тот, кого вы ищите. Извините.
Те двое переглянулись между собой.
- Что ж. Раз ты не знаешь, как этого сделать, тогда всего хорошего. Пойдем Степан, - сказал тому «ковбой», - он не тот, кто нам нужен.
- Ты прав Вадим, – косо посмотрел на меня Степан. – Определенно не тот. Пошли
- Э, э, э… ребята постойте. А как же я? Неужели вы меня оставите тут на растерзание этим монстрам?! – обиженно крикнул им я.
Те двое только рассмеялись.
- Конечно нет, - сказал улыбаясь Вадим. – Ты что – шуток не понимаешь?
- Ну и шуточки у вас, все-таки, - буркнул я.
- Да, ладно, не кисни. Сейчас придем к нам в убежище, там со всеми познакомишься, чаю с баранками выпьем, в домино поиграем, - утешил меня Степан.
- Обязательно, только сначала нужно выбраться отсюда живыми, - подмешал свою порцию дектя Вадим. – А то тут всякого зверья теперь навалом, того и гляди сожру…. – но договорить он не успел. В воздухе пролетело нечто яркое и пролетело сквозь Вадима. Тот словно остолбенел. Впрочем, как и мы, тоже, так как позади него увидели облако дыма, с человеческими руками, держащими Копию Вадима, только прозрачного.
- Тихо, – шикнул мне Степан, отводя в укромное место, за чью-то машину. – Не звука понял.
- Что это? – спросил я, наблюдая из укрытия за этим существом.
- Я зову это – Туманщиком. Питается в основном человеческими душами. Но иногда и мясцом не побрезгует. Вообщем всеядная, тварь, - пояснил мне Вадим, перезаряжая револьвер, другими пулями. В отличие от обычных они святились ярким оранжевым цветом.
- И ты отдашь Вадима на растерзание этому… сущесву? - ахнул в ужасе я.
- Нет, - шикнул он на меня, взводя курки обоих револьверов. – Попытаюсь выручить этого болвана, хай бы вон поскозился. Сиди здесь и не высовывайся. Ясно?
Я молча кивнул. После чего тот выбрался из укрытия и без предупреждение выстрелил этому монстру прямо в зубастую пасть, которую тот разинул, чтобы начать свою «душевную» трапезу.
- Эй ты - выхлопной газ. А как же десерт?! - крикнул «пожирателю душ» Степан. Туманщик, тут же переключил свое внимание на него, оставляя в покое душу Вадима. – Иди сюда, не стесняйся.
Монстр, как-то странно утробно зарычал, а затем направился как раз к нашему укрытию.
- Ты что совсем спятил? – испуганно завопил я, дергая «ковбоя» за ногу. – Он же нас поубивает всех, мы даже пикнуть не успеем.
- Не дрейф, Маша, прорвемся, - задорно отозвался он, а после этого два раза выстрелил с обоих пистолетов. Две оранжевые пули попали в темное облако, словно растворяясь в нем. Однако Туманщику от этого не было ни горячо ни холодно. Он только пару раз недовольно фыркнул, но все-таки продолжил быстро и уверенно приближаться к нам.
- Нет! Мы все умрем! – завопил в панике я.
- Может быть, - пожал плечами Степан. – Но только не сегодня. Три, два, один и… получилось!
Я осторожно вылез из-под машины, чтобы посмотреть, что именно у него получилось. Но не заметил ничего кроме большого грязно-серого пятна с оранжевым оттенком.
- А где Туманшик? - тихо спросил Степана я, озираясь по сторонам.
- Растворился, - пояснил тот, направляясь к телу и душе Вадима. – Я выстрелил в него концентрированным порошком кари, с примесью апельсина. Этот состав вступил в реакцию с молекулами самого Туманщика. После чего произошла дестабилизация его клеток, и тот попросту стал мокрым местом, Зато теперь апельсинчиком в воздухе пахнет. Понятно?
- Ну, в общих чертах, - задумчиво ответил я, хотя практически ничего и не понял. Я оторвался от разглядывания пятна, и обратил свой взор на бездушное (в прямом смысле слова) тело Вадима. – Он умер? – поинтересовался я у Степана, который проводил какие-то странные пасы руками над телом и душой Вадима.
- Жив голубчик. Еще жив. Куда он денется? - задорно сказал Степан, не прекращая двигать руками. – Сейчас, еще чуть-чуть… готово, – тот удовлетворенно встряхнул руки, а душа Вадима исчезла.
- Что ты наделал, варвар?! – испуганно вопросил я. – Он ведь должен был сам покинуть этот мир. Без посторонней помощи.
- Слушай умник, - сердито сказал Степан. – Во-первых перестань лезть куда не надо. Во-вторых делай, то, что говорят. А в-третьих – я не убил его, а вернул к жизни. Ясно тебе?
На удивлении «ковбой» оказался прав. В то же мгновение глаза Вадима открылись, и он пришел, в себя.
- Что со мной произошло? – поинтересовался он у нас обоих. – Последнее, что я помню, это какую-то огромную пасть, летевшую на меня. А потом – все как в тумане.
- Потом объясним, - отрезал Степан, помогая ему подняться и снова зажечь свой факел. – Я все еще чувствую опасность. Нужно уходить отсюда…
Дальнейший наш путь прошел без особых происшествий (если не считать того, что я два раза чуть не свалился в открытый канализационный люк). Когда я попал в третий открытый люк, то оказался в каком-то подземном бункере или бомбоубежище: несмотря на всеобщую темень, помещение хорошо освещалось обычными лампами накаливания (странно, а я думал, такие уже не делают), по периметру помещения было расставлено довольно много кроватей (помещение оказалось весьма здоровым и длинным, так что на первый взгляд можно было предположить, что кроватей около сотни, а может и больше). А возле каждой из них, стояло по тумбочке. На каждой кровати было по комплекту постельного белья и сменной одежды, а на тумбочках полотенце и туалетные принадлежности. Больше в помещении ничего не было. Да-а… уныло здесь будет, если это место и правда бомбоубежище и в нем нужно будет пережидать этот не простой для человечества период. Тогда почему тут так мало коек? И самое интересное – откуда здесь берется свет, в то время как над землей ни один электроприбор не пашет.
Следом за мной в бункер приземлились следом Степан и Вадим.
- Вот здорово, восхищенно сказал Вадим после приземления. – Обожаю такие моменты. Может повторим?
- Нет, староват я уже для подобных выкрутасов, - стал кряхтеть как старый дед, Степан.
- Да ладно вам, – переубеждал его я. – Не такой вы и старый еще. Сколько вам 45, 50 не больше, наверное.
- Вообще-то ему уже под 70, - шепотом поведал мне Вадим. – Только он не любит это афишировать. Сам понимаешь, мол, молодым у нас дорога, а старикам у нас почет и так далее…
- Ой, ой, а самому-то еще 18 не исполнилось, а уже поперек батьки в пекло лезешь, съязвил Степан, отчего получил хороший удар в область почек. – А-а-а! Ты, что делаешь охламон? Совсем крыша поехала, да?
- Извини, не рассчитал, - буркнул тот продолжая массаж.
- Не рассчитал он, - продолжал ворчать Степан. – Видел я, как ты не рассчитал. Я тебя насквозь вижу.
- А что это за место? – поинтересовался наконец у них я. – Похоже на бункер, какой-то.
- Это и есть бункер, - ответил нам довольно знакомый женский голос. – Только в отличие от обычного, он защищает от наступающей тьмы.
- Простите, а мы с вами нигде не встречались? - поинтересовался у незнакомки я.
- Может быть, - загадочно ответила она. После чего открыла дверь и вошла к нам.
- Не может быть… - у меня глаза на лоб полезли и челюсть чуть ли не до пола отвисла, от удивления. – Вера? Это ты?
- Ну, здравствуй, Миша, – лукаво произнесла она, а после загадочно улыбнулась. – Скучал по мне?

Часть 3
Откровенно говоря, в тот момент, я не знал, что и делать: то ли расцеловать и крепко обнять Веру. То ли дать той крепкую пощечину и распрощаться навсегда. Я выбрал третий вариант – просто не разговаривать. Хотя она вроде тоже не была особо настроена на разговоры. Мы просто молча стояли и смотрели друг на друга.
- Э-э-э... извините, что вмешиваюсь, - прервал затянувшуюся паузу Степан. – Вы, что уже знакомы?
- Да. Были, в прошлой жизни, - сказала Вера.
- Ага, – сухо отозвался я. – Наверное, в той жизни, где я был шеф-поваром, а ты жирной куропаткой.
Она засмеялась.
- Ой, уморил, - вытерла счастливую слезу она. – Куропаткой. Оригинально. А, ты все такой же шутник, что и был раньше, да?
- С тех пор как ты умерла – нет, - серьезно сказал я.
Степан и Вадим недоумевающее посмотрели на Веру, отчего та немного растерялась.
- Эм… ну это… я… просто, - искала подходящие слова она. Но так и не найдя просто сказала им. – Оставьте нас, пожалуйста одних. Хорошо?
Они сразу все поняли и вышли за дверь. Как только мы остались одни, Вера тут же принялась извиняться.
- Миш, прости меня, пожалуйста, - стыдливо уставилась в пол она. – Я не думала, что все так получится.
- Ага? То есть ты думала, что я погорюю немного и через пару дней найду тебе замену, да?! – крикнул на нее я.
- Я должна была исчезнуть. Причем так, чтобы у тебя и в мыслях не было ринутся искать меня, - затем Вера промолчала и лишь молча размазывала слезы по лицу.
- Я все понимаю, ты хотела меня бросить, - продолжил в том же тоне я. – Только зачем же было устраивать весь этот спектакль? Неужели, нельзя было все это сказать на словах?
- Да нет же! Ты все неправильно понял, – начала оправдываться она со слезами на глазах. – Я все еще люблю тебя. Просто мне нужно было испариться, потому что… вообщем так было нужно.
- Кому нужно? – устало спросил я.
- Мне нужно, - ответила Вера, только не своим голосом, а каким-то другим. Демоническим, что ли? – Мне нужен Благодатный огонь, иначе она умрет по-настоящему.
- Отпусти ее немедленно, кем бы ты ни был, - процедил сквозь зубы я, до хруста сжимая кулаки.
- И не подумаю, - возразил демон. – И потом, так меньше шансов, что ты сможешь нанести мне вред. Ты ведь не ударишь свою женщину, так ведь?
Вот в этом демон оказался прав. Даже не смотря на то, что Вера меня и предала меня, я не могу даже ударить ее, а тем более – убить. Хотя определенно есть другой способ изгнать демона из ее тела. И я кажется знаю такой. Никогда им раньше не пользовался (поводов не было), но вдруг поможет. И пока я обдумываю свой план, лучше, будет играть по его правилам.
- Хорошо, хорошо демон…
- Зови меня Зик, - перебила меня «Вера», присаживаясь на тумбочку.
- Хорошо Зик, - разражено выдохнул я. – Зачем тебе понадобилась Вера, это во-первых. А во вторых что у тебя за планы насчет Благодатного огня?
- Во-первых, я тебе уже все сказал по поводу этой женщины и повторяться не намерен, - сухо произнес демон. – А во-вторых Огонь мне нужен, чтобы наконец-то силы преисподнии смогли одержать верх над небесными силами.
- Но тогда ведь начнется апокалипсис. - догадался я. Зик удовлетворенно кивнул. – И все смертные – умрут, - демон снова кивнул. И его улыбка стала еще шире. Наверное, он думал, что поставил меня в безвыходное положение. Но я лишь усмехнулся. – Хм! Да кому ты здесь заливаешь, дядя? – ехидно произнес я. Выражение лица Веры, (а точнее демона, так как я начал его видеть. Странное явление), плавно перешло от ухмыляющегося в офигевши-обалдевающее.
- Не понял? – прошипел он. – Тебе что, все равно, что станет с этим чудным телом, - он демонстративно облизал палец Веры. – Ммм. Вкусно. Чем-то похоже на цыпленка. Ты не против, если я попробую кусочек?
- Валяй, - бросил я и просчитался. – Только учти, умрешь от кровопотери, кто потом станет твоим «носителем», а? – ехидно поинтересовался я, хотя очень боялся, что он отгрызет все-таки ей палец.. – Ко мне, ты не притронешься, я крещеный и крестик у меня имеется. А Степан с Вадимом по-моему вообще не из нашего мира. Так, что у тебя одна дорога – обратно в ад.
- Нет, - зло прорычал Зик. – Я туда больше не вернусь!
- А тебя никто и спросит, - парировал доводами я. – Пойдешь как миленький.
- Тогда Вера отправится со мной! – пригрозил он.
Вот тут крыть мне было и нечем. Он использовал запрещенный прием. Я знал, что Вера, не смотря на такое, говорящее имя… была некрещеной. Да и в Бога она не особо верила. Уж не знаю, почему ее так назвали? Вот, наверное, поэтому Зику и удалось овладеть ею, чтобы исполнить в жизнь свой хитроумный план. И если он умрет в нашем мире, то и Вера тоже погибнет. И отправится следом за ним.
- Хорошо Зик, твоя взяла, - сдался я. – Я достану для тебя Огонь. Только ты должен пообещать мне, что с Верой ничего не случится.
- Даю слово, - вроде бы честно сказал демон.
- И то, что после этого, ты ее отпустишь, – дополнил я.
Демон недовольно покривился, но затем все-таки согласился.
- Хорошо, - кисло сказал тот. – Отпущу.
- Вот и ладненько, - улыбнулся ему в ответ я. – Ну тогда, что же – пожмем друг другу руки в знак согласия?
Демон немного замялся, но потом все-таки пожал мне руку. И как только это произошло, я сразу же начал шепотом читать молитву об изгнании демона из тела Веры (то есть, проще говоря, совершал обряд экзорцизма). Понимаю – это не совсем наши методы. И я себя изгнальшиком демонов не считаю. Но ведь и демоны никогда не играют честно.
- Изиды и исчезни, - закончил молитву я. После чего Вера истошно закричала и просто упала на пол. – Надо же. Сработало, - удивился сам себя я. – Оказывается все эти занятия экзарцизмом, не пустая трата времени, - я успел заметить, что от ее тела отделилась некая красновата субстанция, которая не найдя в себе следующего вместилища, просто исчезла в дырке пола. Туда ему и дорога. Надеюсь, он больше не вернется. Теперь самое главное – это вернуть назад дневной свет. Да, это будет нелегко (тем более что я до сих пор не знаю где тот может быть. Демон не успел это сообщить), но я уверен, что мы справимся.

До того как Вера пришла в себя, я успел положить ее на одну из кроватей (благо здесь их довольно много).
- Где я? – слабо спросила она, только открыв глаза. – Что со мной случилось?
- Ничего, ничего родная, - ласково ответил я, держа ее за руку. – Все хорошо. Все позади. Демона больше нет.
- Как нет? – нахмурилась она. – Хотя… да. Ты прав. Он исчез. Я его больше не ощущаю. Но как… как тебе удалось от него избавиться?
- Легко и просто, - улыбаясь ответил я. – Я провел небольшой обряд экзорцизма, после чего тот обиделся и испарился.
- Не может быть, - не поверила Вера, сияя от счастья. – Правда? – я кивнул. – Ура! Я свободна! – радостно закричала она вскакивая с кровати. После чего крепко обняла меня и поцеловала. – Мой спаситель, - нежно произнесла она, смотря мне прямо в глаза.
– Да ладно, - смутился я. – Чего уж там. На моем месте так бы поступил каждый.
После чего мы не выдержали и продолжили целоваться. Мы были безумно счастливы, что вновь нашли друг друга, поэтому не скрывали своих чувств. И только вроде бы мы собрались пойти в наших нежностях дальше, как вдруг услышали чей-то громкий кашель.
- Мы вам не помешаем? – вежливо поинтересовался Степан. Вадим же молча кивнул. А за их спинами, мама дорогая, было еще человек сто, не меньше. Вообщем все, те люди которые припарковались в этом «бункере». И все смотрели конкретно на нас… ой, а если они нас застукали когда мы… тогда как-то даже неудобно получается. Интересно, а чью кровать мы заняли?
- Нет, нет. Ничего страшного, - затараторили извиняясь мы, приводя себя в порядок. – Мы как раз собирались обсудить план дальнейших действий.
- Ну да, конечно, - улыбнулся Вадим. – Знаем мы, чем вы тут занимались.
- И что было до этого тоже, - дополнил его Степан. – А ты молодец Миха. Лихо этого демона спровадил. И как тебе это удалось? Я раз десять пытался это сделать, но у меня ничего не выходило.
- Об этом позже, - серьезно сказал я, вставая с кровати. – Сейчас главное вернуть Благодатный огонь в наш мир.
- Только как это сделать? Мы ведь даже не знаем, где он находится? – выкрикнул кто-то из общей толпы. Все одновременно загудели, тем самым, создавая подобие пчелиного улья. Но как только Степан молча поднял руку – все замолчали. Так вот значит кто их настоящий лидер, а не Вера.
- Продолжай, - вежливо сказал он мне.
- А что собственно продолжать, - пожал плечами я. – Я сам без понятия, куда нам двигаться дальше. Единственное, что мне удалось узнать, это то, что у преисподнии Огня нет. Тогда получается, что он…
- Получается, что он до сих пор там, откуда должен прийти на Землю, - закончил за меня Степан. – В небесном царстве.
- Что ж. Значит нам нужно туда, - высказала общее мнение Вера.
- И как ты себе это представляешь? – удивился я. – Совершить самоубийство, только ради благодатного огня?
- Не только ради этого. Но и ради того, чтобы на Земле вновь появился свет, который загонит всех чудовищ обратно во тьму, - дополнил ее Степан.
- Все равно, - продолжал гнуть свое я. – Среди всех вас найдется, хоть один человек, который готов добровольно пожертвовать собой?
Все присутствующие немного замялись.
- Видишь, - сказал я Степану, демонстрируя поведение толпы. – Никто не готов пойти на такой шаг.
- Что ж. Раз никто, тогда мне самому придется это сделать, - устало вздохнул тот, доставая один из своих револьверов.
- Нет. Это тоже не выход, - вовремя отговорил его Вадим. – Нужно как-то попасть туда (он указал пальцем наверх), не причиняя себе особого вреда.
- И что ты предлагаешь? – устало спросил Степан.
- Может, просто заснуть? – предложил я. Все удивленно уставились на меня. – Не, ну а что? Ведь духи каким-то образом проникают в наши сны. Значит там у них уже есть «тропинка», так?
- Ну допустим? – согласился Степан пряча назад револьвер. – И дальше что?
- Что если нам наладить эту «тропинку» в оба направления? Тогда мы могли бы, пройти по заранее протоптанной дорожке, – продолжил я.
- Только для этого, нам нужно уговорить, какого-нибудь духа, провести нас туда, - закончила за меня Вера.
Степан поскреб подбородок.
- Хмм… Это мысль, – задумчиво произнес он. – И умирать никому не придется. Только, где нам взять духа?
- Это уже другой вопрос, - сказал я и также призадумался.

Часть 4

«Когда свет погас,
И весь мир одинок,
Когда злоба прошла сквозь людей,
Когда мор, голод, страх засядут в сердцах
Ничего не видно страшней,
Когда демоны ада пришли,
Чтоб кровавую дань собирать,..»

Что за бред получается? И чего это меня стихи повело писать, на ночь глядя. Я было хотел зачеркнуть, то что написал, но потом почесав затылок и передумал. Потом допишу, может более оптимистично получится. Все-таки тоже искусство, едрен-батон. Поэзия. Хотя какая поэзия? Так, наброски. Не более. Просто нужно было чем-то отвлечься, прежде чем отправляться спать. Тем более, сегодняшней ночью именно я, а также Вера и Вадим должны будем провернуть план, придуманный мной и Верой. После чего залез под одеяло и уставился в потолок. Не смотря на столь напряженную атмосферу, и жуткий храп со всех сторон, я был все-таки безмерно счастлив, что Вера все-таки жива. Внезапно я почувствовал, что дико устал. Глаза сами собой слипаются. Что ж. Это как раз то, что нужно. Сейчас мы все войдем в царство сна и… что-нибудь придумаем. Вообщем, на месте разберемся.

Мне редко снятся сны, и я довольно быстро высыпаюсь. Но сегодняшняя ночь (или еще день? Без света – фиг поймешь) была исключением. Мне приснилось, что я нахожусь на каком-то плоту с парусами он куда-то идет, только куда – надо выяснить. Не смотря на том, что в море ни виднелось, ни одной живой души, на плоту оказалось довольно много народу. И каждый занимался своим делом: кто-то резался в карты, кто-то рыбачил, кто-то просто смотрел на линию горизонта, кто-то разговаривал. Вообщем ничего не обычного. Только вот парочка картежников меня, отчего-то заинтересовала больше всех. Нет, сами они были ничем не примечательными людьми: двое небритых мужиков, с короткими стрижками, и азартом в глазах (очевидно на кону либо крупная сумма, либо еще что-то существенное). Иначе они бы так не кричали. Одеты игроки, тоже ничего особенного: у обоих синие джинсы, ветровки, и кроссовки. Только на коленях у одного из них лежало нечто маленькое и лохматое. Вначале мне показалось, что это собака, но присмотревшись повнимательней понял, что это просто маленькое шерстенное одеяло. Вдруг одеяло зашевелилось, и оттуда выглянула спящая мордашка, крохотного человечка. Человек был не больше ладошки, поэтому легко помещался в этот обрезок ткани целиком.
Распираемый любопытством, я решил подойти к ним поближе и понаблюдать повнимательней.
- Беру три, - хрипло сказал один из игроков.
- Ну, так бери, - раздраженно ответил ему второй.
Первый взял три карты из общей колоды и почесал за ухом, а на лбу у него появились маленькие капельки пота. Наверное пришла хорошая карта, вот его в пот и бросило. От волнения.
- Продолжим? – неуверенно поинтересовался первый игрок.
Второй молча кивнул.
- Тузы есть? – спросил первый.
На этот раз в пот бросило второго игрока.
- Что, прости? – переспросил тот.
- Понятно, - довольно ответил второй и выложил перед ним все свои карты – три короля, три дамы и два туза. – Я победил. Плати, - твердо сказал тот протягивая к первому свою широкую, но не очень чистую ладонь.
- Но у меня ничего больше нет, - поникшим голосом ответил первый.
- Ничего не знаю. Плати, - непреклонно продолжил гнуть свое второй.
- Чем?
- Чем хочешь, - сухо сказал второй, собирая карты. – Мне все равно. Хоть зверюшкой своей. – Он указал на спящего человечка.
В глазах первого вспыхнул недобрый огонь.
- Что? – зловеще-тихим голосом спросил тот. – Ты кого это назвал зверюшкой, а? Сопля зеленая.
- Что?! – возмутился второй. – Да знаешь, что я сейчас с тобой сделаю?
- Надерешь мне уши, да? – нахально сказал первый.
- Почти, - внезапно руки второго вспыхнули недобрым синим пламенем, и он направил их на второго.
Тот в ту же секунду начал таять, словно был сделан из воска. Когда же на его месте остался голый скелет, сияние прекратилось, а маленький человек проснулся. Но найдя вместо своего друга лишь груду костей, ойкнул, снова спрятался под шерстяное одеяло и задрожал от страха. А оставшейся второй лишь ухмыльнулся.
- Не бойся, - почти добрым голосом сказал он человечку доставая его из покрывала и беря в руки. – Я тебя не обижу.
- За что ты убил его? – дрогнувшим голосом ответил человечек, а на его крохотные глаза навернулись слезы.
- Не переживай, он не пострадал, – приободрил его тот. – Просто он проснулся и теперь находится в своем мире.
Человечек удивленно уставился на него.
- В смысле? – не понял он.
- В прямом, - улыбаясь ответил второй, - все что ты здесь видишь, не больше как плод твоего воображения. Или говоря иначе всего лишь сон… кошмарный сон, - Вдруг лицо того превратилось в одну большую пасть, со множеством острых зубов и мелкими глазками.
Ой-ей, а это уже не хорошо. Если я сейчас же не вмешаюсь, то будет уже поздно. Стоп, я же сплю. Поэтому могу сделать так, чтобы это существо просто испарилось. Но только я собрался это сделать, как вдруг «пасть» повернулась в мою сторону.
- От меня нельзя избавиться, только лишь пожелав этого, - не закрывая пасти, сказало существо. – Потому как я не плод твоего воображения. Я порождение тьмы. И имя мне Икел. Но для тебя смертный я Фобетор – бог кошмаров и ужасов.
Я оглянулся по сторонам и заметил, что время как бы замерло. Только я и тот лилипут все еще могли двигаться.
- Что ж… - кашлянул я. - Приятно познакомиться Икел. А я…
- Не смей называть меня этим именем! - рыкнул он, в одно мгновение оказываясь рядом со мной. - Только боги вправе называть меня Икелом! Для остальных я Фобетор.
- Хорошо, хорошо. Фобетор, так Фобетор, не спорю, - согласился я. – Мое имя тебе, наверно известно, поэтому давай сразу к делу.
- Какие у меня с тобой могут быть дела, смертный? - презрительно спросила «пасть».
- Да так. Не мог бы ты меня, и еще двоих моих друзей, провести к небесным вратам? - напрямую спросил я.
- Что?! – возмутился бог кошмаров. – Ты вообще в своем уме, смертный?! Ты хоть представляешь, у кого ты это просишь?!
- Понимаю, а что в этом такого? – пожал плечами я. – Ты ведь, наверняка, знаешь, какой-нибудь тайный ход через сны прямо в небесное царство, вот я и подумал, что могу просить твоей помощи.
Неожиданно пасть исчезла и на ее мете появилось уже знакомое мне лицо. Видимо ему просто надоело разговаривать со мной утробным голосом.
- Да я знаю дорогу туда, - спокойным тоном отвел он. – Но с чего ты взял, что я тебе ее покажу.
- Потому что я тебя попросил, - ляпнул первое, что пришло в голову я. – А… хотя не совсем правильно. Пожалуйста, помоги мне проникнуть в небесное царство, чтобы вернуть Благодатный огонь обратно на Землю. А то там темень такая, что хоть глаз выколи.
- Ни за что! – снова завелся тот. – Огонь никогда не вернется на Землю. Я этого не допущу!
- Ну тогда ты не оставляешь мне выбора, - и я замахнулся, чтобы сильно ударить по этой наглой роже, но тот испарился словно его и не было. Окружающее пространство тоже кардинально изменилось. Теперь я находился в каком-то темном и сыром помещении. Пахло отбросами и плесенью. И судя по тому, что моя нога была прикована к цепью к полу, а на небольшом окошке была решетка, я понял, что попал в темницу. Ну ничего. Я знаю как отсюда можно быстро выбраться. Нужно только проснуться. Но не смотря на все мои шлепки щипки и прочее, проснуться никак не получалось. Странно. Может я, что-то не то делаю?
- Ты попал в мой мир, а в нем все твои ужимки, смертный, не работают, - произнес из пустоты голос Икела. – И ты навечно останешься в царстве снов. Все вы сгниете тут заживо. А ваши физические тела превратятся в прах. – После чего оставил меня одного в полной тишине и темноте. Стоп. А что он подразумевал, когда говорил про «нас»?
Вдруг я услышал чьи-то грустные вздохи и всхлипы.
- Кто здесь? – испуганно спросил я в пустоту.
- Миша? – удивленно спросила. – Это ты?
- Это какой-то метафизический вопрос, - почесал затылок я. – Конечно я, а кто же еще?
К моему лицу прикоснулось, что-то холодное и мягкое. Я быстро догадался, что это была рука Веры.
- Ты как сюда попала? – спросил я Веру, беря ее руку в свою.
- Сама не знаю, - дрогнувшим голосом произнесла она. – Вначале мне снились яркие, красивые сны, а потом внезапно все прервалось, и я оказалась здесь. Где мы Миша?
- Похоже на темницу, - предположил я. – Наверное, сюда, попадают все те, кто хоть раз сталкивался с Фобетором. Не хочет, гаденыш, чтобы люди о нем знали?
- С кем? – не поняла она.
- Он, что-то вроде бога кошмаров, - кротко пояснил я. – Это сейчас не самое главное, а главное то, что нам нужно непременно проснуться, пока наши физические тела не рассыпались в прах.
- Я уже все перепробовала, что только можно, - отчаянно сказала она. – Здесь ничего из этого не помогает.
- Тогда нужно как-то добраться, до этого божка и заставить его отпустить нас, - предложил я.
- И как ты себе это представляешь? – скептически спросила она.
- Пока не знаю, но что-нибудь обязательно придумаю, - заверил ее я. – А где Вадим?
- Не знаю, - честно ответила она. – Я его в своих снах не встречала.
Внезапно тишину разрезал резкий звук падающего тела. Мда-а… оказывается со мной Икел еще более-менее гуманно поступил, просто переместив в эту камеру, а не зашвырнув в нее, как Вадима. Интересно, чем же он ему так насолил? Ну это ничего. Главное, что вся наша «тусовка» в сборе и теперь у нас все получится быстрее и проще. Хотя насчет последнего я немного сомневаюсь…

Часть 5

Странно все-таки ощущать себя заложником собственного подсознание. Ведь именно оно и генерирует наши сны. Но видимо, помимо работы мозга, у снов есть своя собственная природа. Еще недостижимая и неизвестная человеку. Иначе откуда в моем сне (да и не только в моем) появился этот сын Гипноса – Икел. Странно имя для бога. Такое впечатление, будто бы кто-то громко икнул. Я о нем вообще раньше ничего не слышал. Однако теперь, находясь в заточении собственного разума, я начинаю его тихо ненавидеть. Ну держись снотворец несчастный. Когда я до тебя доберусь, ты до конца дней своих запомнишь – с Михаилом Гвоздевым шутки плохи.
- Мы пропали, - упавшим голосом сказал в пустоту Вадим. – Нам конец. В этом он точно прав. Мы обречены. Мы…
- Слушай заткнись, пожалуйста, - сердито шикнул на него я. Вера же крепко держала меня за руку, очевидно боясь отпустить. – Думать мешаешь.
- А что тут думать, - отчаянно продолжил он. – Этот бог кошмаров прав – нам отсюда никогда не выбраться и мы сгнием тут заживо.
- Но из любой, даже самой безвыходной ситуации, можно найти выход, - сказал неизвестный голос. Хотя я его сразу узнал – это был тот самый маленький человечек, которого я спас от Фобетора. Только как ему удалось выбраться?
- Кто здесь? – испуганно спросили одновременно Вера с Вадимом.
- Если я не ошибаюсь, то это мой новый знакомый, которого я спас от прожорливого Икела, - объяснил им я, улыбаясь, своему новому другу (хоть я его в данный момент и не видел).
Но это оказался немного не тот, о ком я подумал. Внезапно мы ощутили, что наши цепи куда-то просто испарились, словно их и не было. Входные двери открылись, заливая камеру ярким светом факелов и на пороге стоял тот самый знакомый лилипут, с растрепанными волосами, одетый в забавный костюмчик сиреневого цвета. Ему только башмачков и колпака не хватает, чтобы походить на одного из маленьких эльфов – помощников Санта-Клауса. Но вместо башмаков, он носил что-то наподобие старых кроссовок, а на его голове было, что-то наподобие криво надетого котелка.
- Прошу, друзья. Путь свободен, бегите – торжественно объявил он указывая на выход.
- Ой, кто это тут у нас, - начала сюсюкать с ним Вера, беря человечка на руки. – Какой маленький. Какой хорошенький.
- Мне кажется это сюсюканье, ему не очень нравится, - предположил Вадим, наблюдая за этой сценой умиления. Я же молча кивнул и улыбнулся, наблюдая за происходящим.
- Поставьте меня на пол… поставь кому говорят… У-у-у… укушу! - потребовал он. А через секунду добавил. – Пожалуйста, отпустите меня. – И расплылся в дружелюбной улыбке.
- Конечно, конечно. Сейчас, - Вера отпустил его из своих цепких рук. После чего отряхнула его костюмчик и поправила котелок. – Вот. Так уже лучше.
- Спасибо, - недовольно буркнул тот, поправляя шляпу, как было раньше. Затем деловым тоном добавил. – Позвольте представится – Лек. Лидер дреасов. Как только я узнал, о спасении одного из наших братьев, то решил отблагодарить его спасителей от нашего многочисленного народа. И тут как раз подвернулся случай – освободить вас из этой темницы.
- А дреасы – это что за существа такие? – вежливо поинтересовался Вадим. Я с Верой, лишь молча кивнули. – Просто раньше я ничего не слышал о вас.
- Не мудрено, - фыркнул Лек, перемещая свой котелок на другой бок. – Мы ведь стараемся не попадаться на глаза спящим, хотя и всячески вам помогаем. Но все же иногда случаются форс-мажоры. Как например сегодня, когда одного из наших, молодого и неопытного дреаса, чуть не слопал Фобетор. Многие из нас уже нашли свою смерть в его безмерном желудке.
- А зачем он это делает? – на этот раз поинтересовался я.
- Неужели неясно? – поднял одну бровь Лек. – Чтобы спящий терял надежду на спокойные сны, впадал в отчаянье и начинал сильно бояться. Тем самым делая, Икела сильнее.
- Это нужно остановить и как можно скорее! – твердо сказал я.
- Хорошая идея, но как это сделать. Он ведь сам не является плодом нашего воображения. Так что заставить его просто исчезнуть – бесполезная идея. – Сказала Вера. – Я пробовала – ничего не вышло.
- И я того же мнения, - поддержал ее Вадим.
- Значит, мы еще не все испробовали, - продолжал гнуть свое я. – Должен же быть хоть какой-то способ остановить его… и я, кажется, знаю его.
- Знаешь? – все удивленно уставились в мою сторону.
Я молча кивнул и загадочно улыбнулся.
- Может быть на первый взгляд, Икел и выглядит устрашающим непобедимым монстром, он все-таки очень зависим от нашего подсознания, - начал объяснять я. – И поэтому, самый действенный способо заставить его исправиться – бросить ему вызов и победить.
- Как? Придушить, что ли? – съехидничал Вадим. – Оружия, то у нас нет.
- Точно, - поддержала его Вера. – Мы ведь не можем сражаться с почти непобедимым противником голыми руками.
- Именно что «почти», - пометил я, поднимая вверх палец. – Икел не учел одну маленькую вещь, посадив нас сюда. Он перекрыл нам выход, но не лишил возможности воображения. – В это же мгновение на полу камеры материаливовался ручной пулемет. Вера с Вадимом лишь молча раскрыли рты. А Лек только удрученно поцокал языком. – Что? Что-то не так?
- Да нет все так но… - сказал он, обойдя оружие по кругу. – Эта штуковина работать не будет.
- Почему? - удивились мы все втроем.
- Потому что в этом оружии слишком много работающих независимых механизмов. – начал разъяснять тот, облокотившись спиной на оружие. - Нет, оно конечно может работать, но неизвестно, исправно ли и надолго ли. А все потому, что такова природа сна. Если хоть одна деталь в этом или подобном агрегате даст сбой, то всем нам может сильно не поздоровиться. От этого оружия мы можем либо поубивать друг друга. Либо сильно покалечить. Что тоже не очень хорошо.
- И что же нам делать? – пожали плечами мы.
- Единственно верный вариант – это создание статичных предметов или оружия, - продолжил объяснять тот. – Копья, мечи, пики, ножи… ну и другое холодное оружие. Ясно?
Мы все втроем дружно закивали.
- Только это вам все равно не поможет, – не дав нам порадоваться, сообщил главный дреас. - Потому как никому из смертных, еще не удавалось одолеть бога кошмаров. Да еще и в его собственном мире.
- Ничего, все когда-то бывает в первый раз, - твердо сказал я, превращая автомат в острый полуторный меч. – Зато после этого, он навсегда забудет, как издеваться над людьми и перейдет на вегетарианство. – В руках Веры и Вадима также появилось оружие. У Вадима был короткий боевой молот, а у Веры, - длинный лук, и колчан стрел. Признаться честно меня это по началу немного удивило. – Хорошо стреляешь? – поинтересовался я у нее.
- А то, - задорно ответила она и первой же стрелой попала в центр паутины, сотканной в верхнем левом углу камеры. Причем другие нити, помимо центральных, вовсе не пострадали. Интересно, что скажет ее «владелец», когда увидит, как мы ее отдекорировали? – Было время – тренировалась. Потом, когда надоело – забросила. А вот сейчас решила, так сказать прошлое вспомнить.
От этого зрелища, я с Вадимом лишь присвистнули.
- Советую вам поторопиться, - сказал нам Лек. – Пока ночной страж не начал очередной обход камер.
- А кто такой «ночной страж»? – поинтересовались мы. Дреас вдруг сильно побелел, а после просто испарился, словно его и не было. Внезапно я почувствовал, что к моей спине приставили что-то острое.
- Мне кажется, что он сейчас стоит как раз позади нас, - прошептал я Вере и Вадиму, не оборачиваясь.
- Мы это тоже заметили, - одновременно ответили они.
После чего одновременно повернулись. Перед нами стоял здоровенное существо (метра три высотой), с виду напоминающее каракатицу. Этакий местный Ктулху. Только с телом человека, облаченного в стальные доспехи. В руках он держал длинную алебарду, которую направил в нашу сторону. Да-а… судя по габаритам с этим монстром шутки плохи. Поэтому мы сделали то, что должны были сделать в данной ситуации… мы дали деру.
Однако далеко убежать нам не удалось – через сто метров оказался тупик.
- И что мы теперь будем делать? - растерянно поинтересовалась Вера нервно теребя в руках тетиву лука. Вадим же скрестил ладони и начал, что-то шептать себе под нос. Должно быть молился.
Я призадумался. Но не надолго – буквально через пару мгновений ночной страж снова оказался рядом с нами. Мы, было, собрались обороняться, но у того даже и намека не было нас атаковать. Страж просто стоял и молча смотрел на нас всеми своими двумя парами черных каракатичных глаз.
- Что это с ним – батарейка кончилась что ли? – спросил я, подойдя ближе к стражу.
- Осторожно, - предупредил меня появившейся Лек. – Он очень опасен. По себе знаю. Вот помню…
- Слушай, помолчи, а? – выступил на него Вадим. – А то сейчас первым на съедение этой твари отправишься.
Лидер дреасов обиженно надулся и скрестил руки.
Я же тем временем аккуратно обошел стража со всех сторон – ничего особенного, обычные доспехи из металла. Единственное, что меня смущает, так это наличие каракатицы вместо головы. Причем та смотрела куда-то в пустоту, даже не моргая.
- Наверное он что-то от нас хочет, - предположил я.
- Ага, конечно, хочет – сожрать он нас всех хочет вот, что! – выкрикнул Лек. – Знаю я эти его хитрости – вначале он ничего не делает, а потом вдруг АМ! и нет тебя. Да я подвох за версту… - но договорить ему не удалось, так как Вадим просто взял и засунул маленького Дреаса к себе в карман.
- Ты, что делаешь?! – испуганно вскрикнула Вера, доставая его оттуда. – Он ведь задохнуться может!
- Ну и что? – простодушно пожал плечами Вадим. – Не велика потеря. Изберут себе дреасы нового лидера. А этому устроят достойные проводы с поминками.
- Да помолчите вы все уже, - шикнул на них я, прежде чем Лек нашел, что ответить на подкол Вадима. – От вас всех у меня уже башка трещит.
- Помогите мне, - внезапно глухо прорычал ночной страж. – Пожалуйста, я прошу вас. Помогите.
- Э-э-э… мы бы с радостью, но… в чем? - нерешительно ответил я.
- Мое имя Аркл. И я раб Икела, - начал рассказывать страж. – Всю свою жизнь, сколько себя помню, я был рабом. Сначала – я служил у Морфея. Затем меня силой забрал к себе Гипнос. Ну а потом я стал прислуживать Икелу и его прихвостням.
- Да уж, - протянул я. – Не очень радужная перспектива – быть на побегушках у подлеца вроде Икела.
- В мои задачи входит охранять камеры, да и иногда пугать случайно забретших сюда путников. А я так уже наконец-то хочу обрести покой, - печально вздохнул страж, повесив голову.
- Слушайте, мне его жалко стало, - призналась Вера. – Может поможем, а?
- Как же, как же, чтобы потом он вам отплатил как следует да? – вставил свое слово Лек.
- Я клянусь, что не причиню вам вреда, - честно ответил Аркл.
- По-моему он говорит вполне искренне, - согласился со стражем я. – Наверное, помочь ему все-таки стоит.
- Ага, - снова фыркнул на стража лидер Дреасов, обращаясь к Арклу. – Держи карман шире. Думаешь, смог втереться к ним в доверие, а потом в самый неожиданный момент прихлопнешь их да?
- А я верю Арклу, - честно сказала Вера. – Не знаю почему, но верю. Просто знаю, что он нас не обидит.
- Я тоже верю, - поддержал ее Вадим.
- Ну и я соответственно, - сказал я. – Что ж, раз уж цели у нас всех совпадают, то почему бы тебе нам тоже не помочь. Получится так сказать взаимовыгодное сотрудничество – ты нам, мы тебе.
- Хорошо, - согласился ночной страж. – Я согласен на эти условия.
- Что ж, тогда пора показать этому выскочке, что не только у него есть своя армия! - решительно сказал я.
- Да! – в один голос крикнули Вера и Вадим. Страж же решил промолчать, а Лек снова куда-то испарился. Может, просто струсил? Или же решил предупредить остальных, чтобы готовились, если что прийти к нам на помощь. Кто знает, что на уме этих дреасов?
В любом случае атаковать нужно сейчас, пока действует элемент неожиданности. Хотя мне кажется, что Икел специально допустил, чтобы мы сбежали из этой темницы. Если бы у него были другие планы на нас, он бы непременно запрятал нас обратно. Ладно, на месте разберемся. Трепещи же повелитель кошмаров. Мы начинаем мстить! И мстя наша будет ужасна!

Часть 6.

Оказывается, тот тупик был не настоящим. Муляж, для таких простачков, вроде нас. Но теперь-то мы наученные и знаем, что к чему. Дальше коридор, как-то странно значительно расширился. Потолки тоже стали выше. Такое впечатление, что здесь живет нечто большое. Очень большое. Внезапно в глубине коридора мы услышали громкий рык неизвестного, но явно большого и агрессивного существа.
- Э-э-э… Арки, а ты уверен, что мы не ошиблись и этот коридор действительно ведет прямо в покои Фобетора? – деликатно поинтересовался я у ночного стража.
- Другого пути нет, - сухо сказал тот, крепко сжимая в руках алебарду. – Просто впереди нас ждет один маленький сюрприз, о котором я забыл упомянуть.
И только мы хотели поинтересоваться, по поводу этого сюрприза, как из темноты вышел довольно крупный дракон. К тому же он имел около десяти голов. И то – минимум. Прямо не дракон, а Лернейская, гидра какая-то. Интересно, а отрубленные головы у него заново не отрастают? Вид дракона же был немного странный – такое впечатление, что он весь был сделан из дыма.
- Понятно, о каком «маленьком» сюрпризе ты говорил, - я нервно взглотнул, при виде этого монстра.
- Конечно, для тебя он может и маленький, - сказал Вадим, - но для нас он очень даже большой.
Вера же ничего не сказала, а лишь испуганно взяла меня за руку.
- Это Теневой дракон, - начал объяснять нам ночной страж. – Он сторожит покои Икела и уничтожает любого, кто посмеет потревожить его. Я вспомнил – есть еще один путь. В обход. Просто сверните направо, после чего прямо. Правда это черный ход и им давно никто не пользовался. Но думаю, что таких сюрпризов там не будет. Идите.
- А ты с нами разве не пойдешь? – поинтересовался я у стража на всякий случай,
И только он, было, хотел, что-то ответить, как этот монстр чем-то плюнул в нашу сторону. Однако Аркл успел закрыть нас всех, своей широкой спиной. После того, как та гадость попала на него, он сдавленно крикнул. Видимо это довольно болезненно.
- Бегите, я его задержу, - сквозь зубы (или что там у него еще вместо них?) процедил ночной страж. – Быстро, кому сказал!
Мы пулей рванули в показанный нам проход. Лишь на секунду я обернулся, чтобы глянуть что происходит. Тут же мне под ноги прикатила одна из голов дракона и злобно на меня зашипела. Быстро взяв ноги в руки, я вбежал в этот проход, опережая всех.
Мы оказались в точно таком же коридоре, только чуть обшарпанней. Причем было еще одно радикальное отличие того коридора от предыдущего – через пару шагов он разбивался на три отдельных прохода.
- Зашибись, - в сердцах плюнул на пол Вадим. – Ну и куда дальше пойдем?
- Понятия не имею, - честно признался я. – Может какой-нибудь деской считалочкой решим? Как там:“Вышел немец из тумана…”, а, не. Не так. Тогда может: “Эники-беники сикалиса, Турба-урба финти-бряки.” Нам налево.
- Эка ты ловко посчитал, - съязвил он. – А по моей считалочке выходит, что нам нужно направо.
- Хм… не задачка, - поскреб подбородок я. – Тогда может с центрального прохода посчитаем, может чего другое выпадет.
- Да что тут думать, прямо и надо, - фыркнула Вера.
- А ты откуда знаешь? – одновременно поинтересовалась вся наша мужская половина.
- Просто однажды мне такой сон уже снился, - начала пояснять она. – Ну, про проходы дополнительные и прочее. Так вот из этого сна я запомнила, что всегда из трех зол, нужно выбирать, то, что посредине. Два других оказываются либо ловушками, либо их вообще нет.
Я переглянулся с Вадимом.
- А что, в этом определенно есть логика, - согласились с Верой мы.
- Тогда давайте пойдем уже, пока не случился очередной сюрприз, - предложила она и шагнула в центральный проход. И как только она это сделала, коридор закрылся, замуровывая ее.
- Вера?! Нет! – крикнул я и в отчаянии стал колотить кулаками по стене. – Нет, нет, нет! Этого не может быть. Я не могу снова тебя потерять.
Вадим положил руку мне на плечо.
- Она сама сделала этот выбор, - успокаивал меня он. – Никто ведь не знал, что он окажется неверным. Хотя может, она еще жива.
- Она жива, - твердо сказал я, сжимая в руках рукоять меча. – Я чувствую это. Я найду ее и тогда, Икел заплатит за все, что совершил.
- Месть в этом деле не очень хороший советчик, - сказал Вадим. – И если уж мстить, то лучше с холодной головой.
- Да, ты прав, - сказал я, внешне успокаиваясь, хотя внутри все еще горело пламя ненависти. – Нужно идти дальше. Только вот куда?
- Ну, тут попроще будет, - сказал Вадим, доставая на всякий случай свой молот из-за пояса. – Я - налево ты – направо. Или наоборот. Как хочешь?
- Нет, нам нужно держаться вместе, - решительно сказал я. – Так как по одному нас легко одолеть и… Вадим? – спросил я уже пустоту, так как тот исчез, а левый проход, куда он зашел, закрылся. – Черт! – выругался я. – И кто его просил идти первым? Ну все теперь у меня нет особого выбора. – Как только я шагнул в последний коридор, стена за мной наглухо закрылась. Я также оказался в ловушке, как Вера с Вадимом. Ладно, горевать времени нет. Нужно как можно быстрее добраться до Икела. Освободить моих друзей и по возможности – спасти мир. Я взял в руки меч и направился вперед, даже не представляя, что меня ожидает дальше. Но чтобы там ни было – я ко всему готов.

Я решительно шел вперед, хоть и не знал, что меня ждет впереди. Хорошо, хоть освещался он хорошо, а то бы наткнулся в темноте, на что-нибудь. Башку бы проломил Мне просто хотелось быстрее добраться, до этого гада, проучить его как следует. А после добыть Благодатный огонь и проснуться, в надежде на то, что дневной свет, уже вернулся на Землю. Но буквально через пару метров передо мной вдруг снова выросла стена. И не фальшивая, а настоящая. Но это меня не испугало, а даже наоборот – разозлило.
- Что, сволочь, боишься, да?! – ехидно выкрикнул я в пустоту, надеясь докричаться до Икела. – Боишься. Иначе зачем тебе отгораживаться от всех нас стенами, теневым драконом и прочей мишурой? Ответ может быть только один – ты просто жалкий трус. – Неожиданно я ощутил резкий и сильный удар в челюсть (хотя никого рядом с собой не заметил), но смог устоять лишь немного отступив назад. Затем последовал еще один удар. А затем еще один. И еще один. Удары наносились словно град. Но я собрался с силами, и все-таки смог нанести удар мечем в пустоту, даже не надеясь чего-то этим достичь. Однако мой удар все-таки достиг цели. Послышался дикий вопль, после чего Икел материализовался передо мной, с моим мечом в районе грудной клетки. Я испуганно отпустил оружие и отстранился. Нет, я конечно, хотел проучить его. Но не убивать.
Тот посмотрел на меня добрым грустным взглядом и просто сказал:
- Ну как, полегчало?
- В каком смысле? – не понял я, приходя в себя.
- В том смысле, что меня нельзя убить – ни настоящим оружием. Ни придуманным, - он свободно одной рукой вытащил из себя меч. Причем на его теле не осталось и царапины. Затем, поставил мне подножку, и после того, как я оказался на полу, наставил на меня мой же меч. Но и этого ему оказалось мало – он еще и ногу мне на грудь поставил, чтобы завить, о своей полной и безоговорочной победе. – Зато вы можете умереть здесь. Тем самым умрете в реальном мире.
- Что ты сделал с моими друзьями? - прокряхтел я.
- Не переживай. С ними все в порядке… пока, - сообщил мне он. – Сначала я займусь тобой, а уж потом последует их черед. Но, что-то я заболтался уже. Прощай Михаил. Рад был с тобой познакомиться.
- Жаль, что я не могу быть того же мнения о тебе, - слабо произнес я. И только Икел, собрался нанести мне смертельный удар, как вдруг меч исчез из его рук, словно того и не было вовсе.
- Не понял? – обиженно спросил сам себя он. – А что происходит?
- По-моему ты перегнул палку, сынок. Тебе так не кажется? - послышался со всех сторон спокойный мягкий голос.
- Папа?! – обалдел от этого бог кошмаров. – Но как ты… что… как?
- Ты забыл кто я? – поинтересовался у него голос. После чего громко и сердито добавил. – Я Гипнос! Повелитель снов! И здесь все живут по моим правилам! А кому не нравится – я это быстро исправлю.
- Не надо папа! – взмолился Фобетор, вставая на колени. – Клянусь, я больше так не буду. Я все понял, я… - но договорить он не успел, так как просто исчез, превратившись в облако пара.
Я же молча наблюдал, пока Икел окончательно не растворился.
- Спасибо, - поблагодарил своего спасителя я, поднимаясь с пола. – Уж и не знаю, чтобы со мной было, если бы вы не появились в нужный момент.
- Да не за что, - простодушно ответил Гипнос, появляясь передо мной в человеческом образе: он был высокий, худощавый, с римским профилем и копной светлых волос. Одет же был, довольно просто: джинсы, красный свитер, черные туфли. Сразу и не скажешь, что перед тобой бог. Если только не воспринимать тот факт, что он завис в воздухе метров в двух от пола. – В конце концов, кто как не родной отец должен был преподать ему урок.
- Еще раз спасибо, но сейчас мне пора выручать своих друзей из ловушки вашего сына, - сообщил я откланявшись.
- Не нужно никуда бежать, - остановил меня Гипнос. Я был, хотел впасть в отчаяние, из-за того, что не успел их спасти. Но он развеял мои страхи. – Они живы и уже находятся в реальном мире.
- То есть вы хотите сказать, что они проснулись, да? – догадался я.
Гипнос молча кивнул и улыбнулся.
- Спасибо, вам огромное, - вновь раскланялся я, пожимая ему руку. Не смотря на то, что он был полупрозрачным, на ощупь оказался довольно теплым. – Но раз они уже проснулись, то почему я все еще здесь?
- Потому что мне нужно кое-что тебе дать, - сказал Гипнос, полезая в карман джинсов. Достав оттуда, что-то ярко-оранжевое он, дал это мне в руки. Отчего по телу сразу пошло тепло.
- Что это? – спросил я, смотря на странный презент в руках.
- Это и есть тот самый Благодатный Огонь, который должен был снизойти на Землю пару дней назад. Вернее только его частица. Икорка, из которой должно разгореться пламя. Но к несчастью огонь не добрался до Земли, попав в руки моего сынули - сказал он снова улыбаясь. – Я хочу отдать его тебе. Пусть он снова освещает и греет Землю.
- Спасибо, конечно, но… - замялся я, переводя взгляд, то на него, то на огонь, - заставить огонь сойти это не моя прерогатива. Отдайте его тому, кто это должен сделать по праву, - сказала я, возвращая искорку обратно в руки Гипноса.
- Что ж, воля твоя, - он щелкнул пальцами, и искра исчезла из моих рук. – Ну а теперь тебе действительно пора.
- Куда? – не понял я.
- Просыпаться, - сказал Гипнос вновь щелкнув пальцами. После чего я закрыл глаза и открыл их уже в реальном мире. Но не там где я заснул, перед тем как отправится на поиски… а у себя дома.

Часть 7

Я встал с пола, и огляделся по сторонам. Совершенно ничего не изменилось: я по прежнему был в свой квартире, на своей кухне. На полу валялась разлитая бутылка водки, которую я открыл вчера, чтобы залить горе. И главное – было светло, как днем. Вернее это и был день. Тогда получается, что мне это все приснилось, так что ли? Ничего не понимаю? Так это все было всего-навсего сон: чудовища эти, и Семен с Вадимом, и Икел с Гипносом, и… Вера. Все это оказалось всего лишь игрой моего воображения. Жестокой игрой должен признать. Внезапно с улицы послышались радостные крики и перезвон колоколов. Я подошел к окну, чтобы посмотреть, что происходит. Это народ так праздновал, схождение Благодатного огня и то, что сда привезли его частицу. Мне же, вместо того, чтобы веселиться, захотелось сходить на могилу к Вере. Посмотреть, все ли в порядке и вообще... что, да как. Быстро одевшись, и захлопнув квартиру я направился в сторону церковного кладбища. При этом меня отчего-то не покидало чувство обеспокоенности. Будто, что-то сегодня должно произойти. Что-то нехорошее. Может быть, я уже просто становлюсь параноиком?
Дойдя до ее могилы, присел на лавку рядом с памятником и просто молча смотрел на ее фотографию. Затем вспомнил, как нам было хорошо вдвоем. Как мы ездили на море. Как готовились к свадьбе, планировали на будущее… Ничего этого уже не будет. На глаза предательски навернулись слезы. Нет, не буду плакать. Я сильнее этого. Может быть это мое испытание, которое я обязан вынести. Поэтому не должен сдаваться и опускать руки. Поэтому я успокоился и взял себя в руки. Но я все равно услышал плач. Только не мой. Это рыдала женщина, над соседней с Вериной могилой. Наблюдая за этой сценой, я все-таки не выдержал и подошел к ней. Вначале она меня даже не заметила и продолжала убиваться. Но когда я предложил ей носовой платок (правда не очень чистый), она взяла его поблагодарив меня. Затем, слово за слово, между нами завязался разговор. Вернее она говорила, а я только слушал. За пятнадцать минут ее монолога, я узнал о ней буквально все: и то, что звали ее Татьяна. И то, что работала она продавцом в местном продуктовом магазине. И то что был у нее любимый, который работал в крупной консалтинговой компании. И все у нее было хорошо, но, как говорится, до поры до времени. Вскоре в жизни пошла одна сплошная черная полоса: любимого убили, конкуренты (вернее киллер, которого они наняли), с работы уволили, квартиры лишили, хотя так не квартиры, а комнаты в общаге, полагающуюся работникам магазина. Вообщем жизнь круто повернулась к ней спиной, поэтому она сейчас здесь, на его могиле.
- Просто сейчас мне нужно выплакаться и с кем-то поговорить, - немного успокоившись закончила она. – А Семеня всегда умел меня слушать… - после чего она снова заревела уткнувшись мне в плечо.
Я же осторожно поглаживал ее по голове и думал, что у меня все не так уж плохо в жизни. Бывают проблемы и посерьезнее. Мог бы вообще без работы и жилья остаться. Тогда бы уж точно собой бы покончил, так как терять уже нечего. Неожиданно у меня в голове промелькнуло имя, которое назвала Татьяна – Семен. На могилу рядом с которой она сидела и просто рот открыл от удивления. Это же тот самый мой знакомый Семен. И Вадим рядом с ним. Вот тебе раз. Нет это не может быть просто сопадением. Мы с Таней явно встретились не случайно. Когда же она перестала рыдать, то посмотрела мне прямо в глаза и улыбнулась.
- А ты похож на него, - с некоторой нежностью в голосе сказала она. – Нет, не внешне. Внутренне. У тебя с Семой одинаковый внутренний мир.
- Спасибо, - несколько смутился я. – Признаться честно. Ты тоже напомнила мне кое-кого… мою невесту.
- Это она, да? – понимающе спросила она, указывая взглядом на фотографию Веры.
Я молча кивнул.
- Красивая, - честно сказала она. После снова посмотрела на меня. – А что с ней? Рак?
- Маньяк напал в подворотне, - ответил я отвернувшись, чтобы она не видела моих слез. – Убил ее из-за пары брюликов и сумки из кожзама. Если бы она тогда не сопративлялась и отдала бы ему все, возможно была бы жива. А так… пришлось хоронить ее в закрытом гробу. Так он ее изуродовал.
- Извини, - тихо сказала она. – Я не знала. Соболезную.
- Ничего, ничего, - сказал я успокоившись. – Все нормально.
- Точно? – поинтересовалась она.
- Теперь – точно, - ответил я, улыбаясь ей. Она же улыбнулась в ответ. Не знаю как она, но я в данный момнт ощутил, какое-то до боли знакомое и приятное чувство. Словно нашел родственную душу. Вдруг послышался звон колоколов и люди большими группами потянулись к храму.
- А в честь чего такое столпотворение? – поинтересовалась Татьяна, глядя на счастливый народ.
- Как?- Удивился я. – Ты еще не знаешь? – она покачала головой. – Сегодня же к нам привезли частицу Благодатного огня, прямо со Святой земли.
- И ты в это веришь? – скептично спросила она.
- А почему нет? – пожал плечами я. – Ведь если не верить, то и чудес никогда не будет. Хочешь тоже частичку огня, себе возьми и у тебя тоже появится кусочек света.
- Ладно, - согласилась она. – Только давай вместе пойдем? За компанию. Тебе ведь свет, наверное, тоже не помешает?

После этого дня, я предложил Тане, в связи отсутствием жилья, на время перебраться ко мне. Так она и сделала… только с небольшой разницей – она осталась со мной навсегда. И я был этому только рад. Затем у нас с ней был бурный роман, который перерос в серьезное чувство создать семью. И мы решили не просто расписаться, в обычном районном ЗАГСе, а обвенчаться прямо в храме. В том самом храме, рядом с которым мы с ней и познакомились. Причем мы умудрились обвенчаться прямо на пасху, после того, как в храм привезли частицу Благодатного огня. Тогда я снова плакал. Но это были слезы радости, а не слезы печали. Ведь я, наконец, нашел женщину, с которой готов провести всю свою жизнь. В горе и в радости. Болезни и здравии…

Когда наша свадьба отгремела, а гости разъехались по домам, я решил закончить то, что начал еще во сне. А именно дописать свой стих. И, кажется, я знаю, как его нужно закончить:

«Когда свет погас,
И весь мир одинок,
Когда злоба прошла сквозь людей,
Когда мор, голод, страх засядут в сердцах
Ничего не видно страшней,
Когда демоны ада пришли,
Чтоб кровавую дань собирать,
То придет к ним с небес белый ангела лик,
И явит всем людям добро.
И исчезнут демоны,
И настанет рассвет,
И поймут люди, что все хорошо,
И опять по-старому заживут»

Я вовремя успел закончить, так как в дверном проеме в этот момент появилась Таня. Она была уже в пижаме, уставшая, с растрепанными волосами, но по взгляду было видно, что очень счастливая.
- А что это мы тут делаем? – промурлыкала она.
- Да так, - отмахнулся я, закрывая тетрадь. – Ерундой страдаю. – Затем устало потянулся. – Э-эх! Хорошая была свадебка, да?
- Да, но мне хотелось бы продолжения, - романтично сказала Таня, усаживаясь ко мне на колени.
- Ну, так за чем же дело стало. Пошли, - согласился я, беря ее на руки. От чего та весело взвизгнула. – Не стоит откладывать на завтра, то…
- Знаю, знаю, - улыбнулась она, - то, что можно отложить на послезавтра.
Мы рассмеялись, после чего направились в спальню, где нас ждала первая брачная ночь.
- Я люблю тебя, - пролепетала она, когда я склонился над ней.
- Я тоже тебя люблю, - прошептал в ответ я, и погасил свет.

Ночь спустилась на спящий город. Умолкло жужжание и гудение автомобилей. Шушуканье соседей за стенкой. Звон колоколов в храме. Кругом была сплошная тишина. И только если внимательно прислушаться, то можно было услышать чье-то тихое и монотонное пение, доносящееся откуда-то с неба:
«Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!»

Конец

Краткая информация: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!» - это Трисвята́я песнь, входящая в состав обычного начала церковных служб. Также, ее называют ангельской песней.






© Дмитрий Бондарь, 2010
Дата публикации: 10.06.2010 23:09:31
Просмотров: 893

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 46 число 6: