Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Хоть и селёдочки тоже жутко хотелось, но…

Ицхак Скородинский

Форма: Миниатюра
Жанр: Мистика
Объём: 2895 знаков с пробелами
Раздел: "Ироюмничество"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Хоть и селёдочки тоже жутко хотелось, но…

Как-то раз, возвратившись домой после бурного и продолжительного заседания Беер-Шевского литературного объединения, и будучи под влиянием легчайшего наркотического опьянения, потому что… Почему что?! Эх, сколько раз говорили мне окружившие меня люди, чтобы я не писал с бодуна прозу, а чтобы только стихи…
Ага, вспомнил! Потому что хлопнул по дороге литровую баночку пива Голдстар, и, самое главное, находился в некоторой прострации оттого, что никак не мог сообразить…
…Чего же я хочу от самого себя в современной русской интернетлитературе.
…Что-то я в своём повествовании никак не доберусь до своего любимого дивана…
Так вот, запив всё это цветочным чаем и разложивши все свои члены на одре ночлега своего, я не то, чтобы полуспал, но ведь не плакал, нет, а смотрел одним глазом, так как второй уже закрылся, в телевизионную «Оркестровую яму». И услыхал, в который уж раз в своей жизни, что, как будто бы, самые первые баховеды просто таки выхватывали партитуры гения у ближайшего родственника Иоганна Себастьяна, в то время как тот норовил завернуть селедку в творения Великого Органиста. Всё это совместилось в моей непутёвой башке с эпизодом из повествования «Моя жизнь» Марка Шагала, где он, как Вы помните, нарисовал яркую и запоминающуюся картинку об основном занятии своего отца - торговца этой самой селёдкой. И всё это совместилось, нет, не в сон, какой такой может быть сон после творений Гоголя нашего бессмертного, а так, литературное ви-дение. Мне тут же явилась огромная, советская еще, шагаловская бочка с селёдкой. А в придачу к ней – столик, весы с под-пиленными гирьками, а к весам, как положено, продавщицу в телогрейке - и, самое главное, то, что я не видел уже десять лет, с тех пор, как уехал из Харькова – ОЧЕРЕДЬ. Жаждущих купить эту самую селёдку, даже пополам с водой, которую ушлая продавщица обязательно подливала в целлофановый пакетик. А потом пакетики вдруг закончились, и эту самую селедку любой желающий брал куда мог, некоторые прямо в руки, да так и несли её торжественно домой.
…И тут, рядом с очередью возник сам собой давний мой знакомый, такой же, как я – непризнанный автор, но не литера-тор, нет, а наоборот, композитор. И этот самый композитор предлагал всем и каждому, листы из своей нотной тетрадки, мол – сынуля самого Баха заворачивал селёдку в фуги отца, так, будьте добры, заверните, наконец, и в мои бардовские три аккорда, глядишь, лет через сто и я. Прославлюсь… И так он хотел, так хотел. Аж, подпрыгивал…
…А мне совсем расхотелось стоять в этой длинной, предлинной и к тому же постсоветской очереди. Хоть и селёдки тоже жутко хотелось.
Малосольной…
Но… Я как представил себе, что и в мои рукописи, которые не горят, станут заворачивать такое…
Пришлось очнуться… И идти в круглосуточный супер! Он же маркет… Как это зачем? За селёдочкой, конечно… А Вы что подумали?!



© Ицхак Скородинский, 2010
Дата публикации: 2010-10-16 23:34:19
Просмотров: 1151

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 69 число 69: