Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





И это жизнь? И это - жизнь!

Юлия Чиж

Форма: Рассказ
Жанр: Психологическая проза
Объём: 4676 знаков с пробелами
Раздел: "Редкое состояние прозаичности"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Во внешнем мире лежал снег. Ирина Александровна его не видела. Но, точно знала: в комнате светлее именно от белых, спрессованных морозом снежинок. Желание увидеть было настолько остро, что казалось - тело ощущает прохладное прикосновение хрупкого чуда, разбросанного беспечным небом по грязному, серому городу, и острых иголочек морозца, впивающихся в обездвиженную болезнью плоть. Так хотелось встать с ненавистной кровати, подойти к окну, открыть хотя бы форточку, чтобы впустить в эту мёртвую комнату живой ветер. От невозможности исполнения такого простого и естественного порыва она застонала.

- Мама, что случилось? Пить? Утку? Укольчик сделать?

Обычные вопросы здорового человека – заботливого, внимательного, любящего – взбесили Ирину:

Ненавижу вас всех! Только и знаете, что кормить, обтирать, переворачивать – на первом месте тело. А ведь у меня душа есть! Спросили бы хоть раз: может, тебе почитать? Рассказали бы, что нового в мире творится. Поговорите со мной, бестолочи!

И крикнула. Но… дочь услышала только протяжный стон.


- Мамочка! Ну, потерпи! Сейчас, моя хорошая, всё сделаю. –
и принялась хлопотать у постели больной, мельтеша суетливо, торопясь скорее управиться.

Ирина Александровна видела её поспешность. Понимала, не осуждала желание Светланы поскорее выполнить моральный долг перед родительницей и ускользнуть в проблемный, но полный движения, свой мир.

Ненавижу беспомощность! Ненавижу! Ненавижу лежать вот так, чуркой, впиваясь взглядом в потолок. Ненавижу саму невозможность перевернуться с бока на бок. Боже, какой дурой я была, когда молила тебя – дай полежать, отдохнуть… Дал. Только не то, что просила. По сути – верно. Лежу, отдыхаю. А что на самом деле? Мучаюсь. Может, пересмотришь мою просьбу? Смягчишь приговор?

Он молчал.

Но, шло время, и постепенно нелюбовь к себе и ненависть к окружающим уступала созерцательности и анализу. Ирина Александровна разговаривала с Богом постоянно. Сначала, как с вымышленным персонажем древней легенды. Как подобает атеистке со стажем. Но, со временем, «их отношения» перешли на иной уровень – стали более близкими, даже дружескими. Ирина рассказывала Ему о той, далёкой теперь, жизни. Смеялась над собой, прошлой. Иронизировала. И придумала игру: загадывала желание, а потом, шаг за шагом, смотрела – к чему это желание может привести в конечном результате. Дальше – больше. Она стала наблюдать за ставшим чужим миром. Внимательно вслушивалась в разговоры, анализировала сказанное и как-то поняла, что теперь знает о них значительно больше, чем раньше. Светочка, её единственный ребёнок – так и осталась в душе маленькой испуганной девочкой, которая играет в дочки-матери. Играет старательно. Как по написанному сценарию. Что внук Егор оказался мудрее бабушки – давно понял, кто его мама, но, не стал использовать это знание во вред, а исподволь оберегает Свету, внешне оставаясь бесшабашным молодым человеком, который и надерзить может, и не позвонить, если задерживается, и в Университете хвостов нахватать. Ирина Александровна удивлялась, открывая новые стороны домочадцев. Она-то всегда считала иначе. Света – состоявшаяся женщина, сильная, успешная. Ну, не повезло с мужем, конечно. Да у кого всё гладко? Внук - оболтус, весь в отца. Так что взять-то с нынешней молодёжи? Ни идейности в них, ни стыда, ни совести, ни моральных устоев.
И вот, теперь, пришло осознание – это она была ходячим недоразумением. Занятая важными, как ей казалось, делами, упустила самое главное.

Ирина заплакала.

Спасибо тебе, Бог. Видимо, надо было стать колодой, посмотреть на себя со стороны, понять себя, мир, найти другой ориентир, чтобы возродить в себе человека.

Тело откликнулось на внутренние изменения – начался процесс выздоровления. Те ощущения от прохладного прикосновения прошлогоднего снега и покалывание мороза вернулись нынешней зимой «положительной динамикой», как сказал удивлённый доктор. Ирина Александровна возрождалась. Медленно и постепенно, но выздоравливала. Дочь летала окрылённая – такая ноша с плеч. Внук всё чаще и чаще приходил в комнату к бабушке на разговоры «по душам».

Когда правая рука стала немного послушнее – попросила блокнот и карандаш. Долго вдыхала специфический запах, смотрела на чистый, так похожий на покрытое снегом поле, лист.
Подумала немного, и нетвёрдой рукой написала:

По листику судьбы ползла себе неспешно,
Как божия коровка: восход – закат – восход,
Где солнце в небесах, доспелою черешней,
За буднями таило один сверхважный код.

Не распознала сразу шифровку. Не старалась?
Была одна подсказка во внешней суете:
Любовь вращает мир, а не скупая жалость.
Нельзя познать вкус неба ни разу не взлетев.

© Юлия Чиж, 2007
Дата публикации: 2007-12-02 12:31:38
Просмотров: 1713

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 8 число 58:

    

Рецензии

Александр Русанов [2011-10-08 03:23:56]
Спасибо за рассказ. Очень сильно и душевно написано. У меня Мама умирала так же, только она не смогла восстановиться после инсульта. Полтора года борьбы и она ушла. Ещё раз спасибо.

Ответить
Юлия Чиж [2011-10-09 01:05:06]
Не за что. Тема актуальна. Сожалею, сочувствую, сопереживаю. Искренне.
Нина Роженко [2009-08-03 09:07:56]
Юля, очень глубокая вещь, заставляющая думать. Как цветок: все лепестки на месте, ни одного лишнего. Чтобы не отъять аромат цветка, ничего больше не скажу, кроме одного: высокий класс!

Ответить
Аякко Стамм [2007-12-23 14:33:54]
Юлия,мне понравился Ваш рассказ, есть в нём целостность и плотность изложения мысли, есть и сама мысль. Но по-моему(исключительно по-моему, прошу простить меня за вмешательство в Ваш мир) нет завершения, нет точки. Ваш сюжет направился на следующий круг спирали, за которым всё то же самое. А хотелось бы хотя бы намёка на освобождение исстрадавшейся души, нашедшей путь к Богу, от оков ненавистной плоти.
С уважением Аякко

Ответить