Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Игорь Елисеев
Михаил Белозёров



Велосипед

Юрий Иванов

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8621 знаков с пробелами
Раздел: "Чудики"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Ищи правильный путь, а не прямой, ибо не всегда правильный путь – прямой.
(кто-то очень мудрый)




Сережа рыдал долго. Громко, взахлеб, размазывая крупные слезы по лицу маленькими кулачками. Семью трясло. Ничто - ни мамины увещевания и поцелуи, ни бабушкины сладкие преженцы и шоколадные конфеты, ни угрозы отца снять ремень и всыпать - не помогали. Его ставили в угол, выводили из угла, смешили, ругали, плакали сами, дед даже выстругал ему свистульку из ивового сучка и обещал дать поносить свои медали - тщетно. Прошло уже два часа, а ребенок все не мог успокоиться. Его слезы были настолько искренними и горькими, что черствые взрослые сердца готовы были расплавиться от жалости.
Но взрослые позволить себе слабости не имели права. Мама и папа собрались ехать в Сочи. Уже были куплены профсоюзные путевки, плавки, купальники, панамки и даже взят напрокат у знакомых фотоаппарат. Ехать они были просто обязаны в силу своего молодого возраста, желания развлечься и немного порадоваться жизни. И сын Сережа в их взрослые отпускные планы совершенно не вписывался. Его, по этому самому плану, надлежало оставить у деда с бабкой в деревне. И все так хорошо срасталось - пожилые родители были согласны и билеты на поезд куплены, но самое слабое звено дало сбой. На Сережу накатило, и оставаться в деревне он категорически не захотел.
Его выгнали в горенку и собрали семейный совет. За дверью слышался громкий вой ребенка. Мама нервничала, отец играл желваками, бабка с дедом с безучастным видом ждали решения детей. Все долго молчали. Наконец, дед - фронтовик взял инициативу на себя: «Что ж, доча, раз так - берите этого теленка с собой!». Мама кивнула, тряхнула красивыми черными волосами и решительно пристукнула ладошкой по столу. Отец жалобно спросил: «Галя, а как вообще… А это? Мы ж хотели одни…». Поняв, о чем он сокрушается, мама строго посмотрела на него и сказала: «А этого, значит, не будет!». Папа смиренно уронил голову вниз. Он так надеялся на этот отпуск. Ведь «этого» ему доставалось совсем ничего, потому что семья жила в коммуналке и, благодаря оглядке на тревожно спящего Сережу, ночи проходили практически бездарно.
Мальчика вывели из горенки и повели одеваться в чистое - скоро на поезд. Через двадцать минут у окошка просигналил бортовой ГАЗ-51 и сосед-водитель Коля Макаров с прибаутками объявил посадку в «плацкарту». Горе-пассажиры с унылыми лицами полезли в кузов. Поехали!
Надутый мальчик шмыгал носом, все еще находясь в образе. Но слезы как-то разом перестали течь. Он схватился за доски передка и сквозь щель борта стал смотреть на дорогу. Дедушке с бабушкой на прощание он даже не помахал. Мама встала рядом, с силой вытерла сыну нос платком и обиженно отвернулась. Насупленный папа вообще отошел к другому борту.
Дорога была длинной и ухабистой. Старая машина сначала весело ехала по пыльному проселку, потом вышла на «булыжник» и громко забилась в каких-то предсмертных конвульсиях. Но до смерти ей было еще далеко - машина была после второй капиталки. Было слышно, как в кабине напевает какую-то песню неунывающий шофер. Сережа подпрыгивал в кузове и смотрел по сторонам. На влажные от слез щеки налипла пыль, и носом несколько раз он тыкался в грязные доски, но ему было всё интересно - мимо проплывали деревни и зеленые рощи, телеграфные столбы и пестрые коровы на пастбищах…
Если честно, в деревне ему нравилось. Он уже успел познакомиться с ребятами и заприметил симпатичную девочку Иру в голубых бантиках. Но мама… Он не мог представить себе - как это так долго прожить без нее. Без ее теплых рук, слов, губ. Она была такой мягкой, нежной и так хорошо пахла! Он был обычный мамочник - этот Сережка. Маленький, малыш, пупсик… Ему было просто страшно оставаться в этом мире одному, без привычного уклада, без поддержки, без защиты. С мамой же он ничего не боялся.
Через полтора часа машина прибыла на станцию. Родители поболтали с Колей-шофером и отдали ему плату - законный рубль за двоих (дети транспортным налогом не облагались). Веселый сосед рассказал им какой-то анекдот и сказал, что через полчаса поедет обратно.
- Валера, Галя, да, может, ну его на хер этот юг? Поехали обратно, - он подмигнул семейству, побибикав, понажимал грязным пальцем на Сережкин нос, захлопнул непослушную дверь и укатил на станционный товарный двор.
До электрички было еще минут сорок и все пошли в каменный, с колоннами, поселковый магазин. Там иногда выбрасывали в продажу ненужное селянам, но очень необходимое городским, добро. Мама и папа привыкли заходить в этот сельмаг еще со времен своей студенческой юности.
Перешагнув порог пустого, пахнущего рыбой и резиновыми сапогами, магазина, Серега огляделся. У стены под окном, обмотанный рваными промасленными бумажками, сверкал и переливался в лучах обеденного солнца подростковый велосипед. Зрелище было великолепным. Спицы, как серебряные стрелы, были нацелены в центры никелированных ободов, ярко-зеленая рама с большой красно-белой надписью «Erelivkas», блестящий руль, седло, педали с катафотами, жирная от смазки цепь и черные колеса с выдавленными на них непонятными словами. На руле красовался каплей ртути звонок. Сережка охнул.
Пока родители рассматривали витрины, чего-то там считали в своих кошельках и просили взвесить какую-то ерунду, он как истукан стоял у велосипеда и не мог промолвить ни единого слова, словно боясь спугнуть это, пахнущее ароматом нового механизма, волшебство. Мальчик несмело протянул руку и нажал на лепесток звонка. Брянь-брянь!!!
Родители повернули головы и увидели чудо. Их бледное, капризное чадо стояло сейчас в ступоре восторга перед велосипедом и что-то шептало сухими губами. Они разом посмотрели друг на друга и все поняли. Одна и та же мысль пронзила их головы.
- Сколько? - шепотом спросила мама продавщицу.
- Тридцать, - также шепотом ответила ей та.
- А что Галя, да не так уж и много, - папа полез в брюки, и достал из потайного карманчика четвертной - заначка. Мама, не говоря ни слова, вынула из кошелька синюю пятерку. Словно заговорщики они подошли к сыну и искусительно прошипели в два голоса: «Хочеш-ш-шь?». Ребенок немедленно кивнул и просительно посмотрел на довольные лица взрослых. В его взгляде усматривалась безоговорочная капитуляция и добровольная сдача в плен своим страстям. Отказаться от этого чуда было невозможно.
- Купить? - наступали родители, применяя цыганский гипноз. Ребенок опять кивнул. На третий вопрос «Останешься у бабушки?» глупый ребенок просто не смог ответить ничего кроме тихого, но уверенного «да». Слава цыганам!
Папа немедленно рванул на грузовой двор за Колей-шофером, а мама протянула деньги продавщице. Велосипед был куплен. Чтобы ребенок не дал слабину, хитрая мама доверила Сереже самому вывести никелированное чудо из магазина.
Когда мальчик прикоснулся к рулю, неимоверное счастье охватило все его существо. Он забыл обо всем - о маме, о папе, о поезде и о юге. В голове зашумело и огромное чувство гордости за самого себя - такого крутого мужчину, со своим собственным настоящим велосипедом стало буквально распирать его изнутри. Где-то в животе стало горячо-горячо и очень захотелось по-большому. Но он стерпел, ведь он стал взрослым и теперь уже не имел права оставить своего боевого коня, своего нового железного друга, доверив его кому бы то ни было. Ему теперь было о ком заботиться. Взрослый не может плакать, взрослый должен научиться терпеть все тяготы и невзгоды.
Его лицо немного похудело от напряжения. Сережа стоял у магазина и молчал, вцепившись в велосипед. Мысли его были теперь далеко-далеко. Там неясно просматривалась и зависть деревенских мальчишек, и уважительный лай Тузика, и восхищенные глаза городской девочки Иры, живущей неподалеку. И он, такой взрослый и гордый, в новой буденовке и на сверкающем скакуне…
Он совершенно покинул этот мир. Пользуясь этим, мама уже целовала его макушку и быстро подсаживала в кабину к Николаю. Велосипед папа молниеносно погрузил в кузов и привязал веревкой к борту. Все делалось в темпе.
- Коля! Ты только не гони, - мама лихорадочно совала шоферу полтинник. Однако, весельчак Коля деньги брать отказался.
- Ой, да что ты, Галя, что я не понимаю, что ли? Отдыхайте по-полной, не думайте ни о чем. Довезем в лучшем виде! Вот бабка-то очумеет! - он засмеялся, захлопнул дверь, и машина затряслась по булыжнику, увозя разом повзрослевшее чадо в начало самостоятельной жизни.
Мама нежно прижалась к папе и поцеловала его в щеку. Папа обхватил ее за талию и оба, смеясь, побежали на электричку. Отдых обещал быть радостным, интересным и наполненным новыми незабываемыми ощущениями.


***


© Юрий Иванов, 2011
Дата публикации: 16.05.2011 11:52:01
Просмотров: 1314

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 83 число 53:

    

Рецензии


Впечатляет, ничо не скажешь. Несколько как будто схематично (по каким параметрам, кроме возраста, подбирать актёров - непонятно. кастинг для всех, практически). Но - пока читаешь, этого не замечаешь. Где-то, рискну соврать, даже интонации О'Генри чувствуются...

Ответить
Юрий Иванов [2011-05-16 12:57:43]
Бальзам, Женя, бальзам... На истерзанную равнодушием авторскую душу. :-)))) Исправил. Спасибо, жму руку!

Отзывы незарегистрированных читателей

Игорь Аболин [2012-08-10 15:06:11]
Юрий, мне ваши тексты порекомендовал почитать старинный товарищ Женя Пейсахович, спасибо ему, а главное Вам. Это хорошо! И сточки зрения текста, и с точки зрения истории.

Ответить
Юрий Иванов [2012-08-13 11:04:16]
Игорь, спасибо за добрый отзыв. Женькин друг - мой друг! :-)))