Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Литровенко
Михаил Белозёров



Игры Богов Ч2 Жизнь после жизни Главы 5-8

Александр Русанов

Форма: Роман
Жанр: Фантастика
Объём: 56285 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Глава 5

На следующий день я отправился выполнять договор, который заключил с клиникой. Рядом со мной находилась Оленька, видимая только мне. Её тело мирно лежало на кровати, в одой из комнат квартиры, под присмотром Анюты. Стас направил свои стопы на встречу с одним из своих знакомых по бизнесу, а Александр занялся поисками участка под строительство. Участок надо было найти в таком месте, чтобы небольшой особняк не бросался в глаза и процесс его строительства не вызывал лишних вопросов. В принципе, для Питера задача не сложная. Вокруг всего города шло активное строительство частных коттеджей, и появление ещё одного никого бы не удивило. Вот только котлован под дом надо было делать очень глубокий, и это уже было немного проблематично. Но нет не решаемых проблем.
Я не стал вызывать такси, или ловить тачку. Мы с любимой решили проехаться на городском транспорте, заодно Оленька собиралась по пути избавить от болезней побольше народу. В Питерском метро это было очень просто. Народу много, а внимания никто ни на кого не обращает.
Мы спустились в подземку и уже на эскалаторе бестелесная лекарка начала пользовать людей преклонного возраста. Пожилые люди неожиданно для себя вставали прямее, начинали двигаться увереннее, теряли интерес к трости и на их лицах неожиданно, вместо маски страдания, появлялись улыбки. Они озирались вокруг, не понимая, что происходит, но мы не останавливались и двигались дальше. Я видел что Оленька уже работает только одной рукой. По опыту зная, что на руке накапливается дрянь из больных органов, я представлял, как сейчас тяжело любимой. Эту грязь скинуть просто так было невозможно. Мы сели в вагон и я мысленно предложил поменяться. Я сел на сидение и вышел из тела, а Оленька заняла моё место в моём теле, что бы отдохнуть. Я так же рьяно принялся за дело и частично исцелил уже нескольких граждан преклонного возраста, как в вагон ввалились двое. Они были слегка пьяны, но наглы до невозможного. Это были представители переросшей шпаны. Им было лет по 33-35 и видимо половину из них они провели в местах исправления. Они начали приставать ко всем подряд, напрашиваясь на драку или пытаясь обшарить карманы пассажиров. Это был подарок судьбы, для меня и для Оли. Я быстренько сбросил в правую ногу и крестец одного из них всю дрянь с рук и поменялся с Оленькой местами. Она провела ту же операцию со вторым. Наблюдать за результатами было одно удовольствие. Сначала одного скрючило пополам, и он застонал от боли в ноге, а затем и второй повторил его участь. Народ в вагоне смотрел на это, как на провидение Господне. Невесело было только двоим недоноскам. Когда вагон прибыл на следующую станцию, они кое-как выползли на перрон и двери за ними закрылись. Мы продолжили по очереди свою деятельность.
После пересадки на другую ветку, мы действовали уже не так активно. Таких подарков судьбы больше не предвиделось, а на руках уже скопилось очень много грязной энергии.
Покинув метро, мы решили не пользоваться больше транспортом, а прогуляться пешком. Идти было минут 15 по новому району. Дорогу я знал хорошо, и мы добрались почти без приключений. В одном из дворов на меня бросился здоровенный пёс, мохнатый и грязный. Откуда он тут взялся догадаться было не сложно. Питер был наводнён бродячими животными. Власти с этим практически ничего не делали, а Зелёные их, как могли, защищали. Правда до тех пор, пока один из бродячих скитальцев не нападал на ребёнка или немощного человека. Оленька не стала дожидаться, пока пёс испортит мне гардероб, а быстренько скинула в него всю грязь с рук. Как ни странно, пёс не умер на месте, от такого количества болезней, он только слегка заскулил, поджал хвост и ретировался. Видимо человеческие болезни для животных были не столь опасны, или его иммунитет просто выдержал подобный удар. Так или иначе, но мы нашли способ сбрасывать грязную энергию.
В клинику мы пришли к 10 утра. Я попросил охранника позвать Феликса Дмитриевича. Когда я называл имя, Оленьку аж подбросило. Благо, кроме меня её никто не видел, а я только улыбнулся любимой.
Молодой охранник позвонил по телефону и на другом конце провода спросили – «кто меня спрашивает?» Я назвал себя и у охранника расширились глаза от ответа, полученного в трубку. Пост охраны был забыт и меня, чуть ли не на руках донесли до третьего этажа. Там уже ждал Феликс 2 и улыбался до ушей.
- А мы вас так скоро и не ждали. Но оборудование готово, а то чего у нас нет, мы арендуем в других клиниках. Вы, я думаю, не будете против, если мы прокатимся пару раз на машине по нескольким клиникам?
- Ну вообще то разговор шёл только об исследованиях в стенах вашего учреждения, но считайте это мой подарок. С чего планируете начать?
- Естественно с образцов крови. Это классика. Затем мы отвезём вас в ближайшую клинику, где есть МРТ и проведём исследования всего организма. Затем сделаем УЗИ уже в нашей клинике, а там уже видно будет.
- Я надеюсь, всю кровь из меня вы выкачивать не собираетесь? – Улыбнулся я.
- Ну что вы. Так, пару вёдер, не больше. – Тоже пошутил эскулап.
- Ну тогда ладно. Приступим.
Этот день посвящённый медицине начал веселить меня с самого начала. Первые трудности начались, при взятии образцов крови. Из пальца её взять было практически невозможно. Каждый прокол кожи приносил только пару капель, да и то кровь тут же сворачивалась. Сменили трёх медсестёр, затем за дело взялся сам Феликс Дмитриевич. Результат был нулевой.
- Сергей, я не понимаю, что происходит с вашей кровью. Её сворачиваемость почти мгновенная.
- А вы думали, в сказку попали? – Засмеялся я.
- Хорошо, давайте возьмём пробу из вены.
- Да Бога ради, я для этого сюда и пришёл.
Процесс взятия крови из вены бы не менее забавен. Игла, введённая в вену, начинала вылезать сама, практически сразу. Её приходилось постоянно придерживать. Кровь, набранная в шприц, превращалась в твёрдый ком через считанные секунды. Даже проба, взятая в герметичный контейнер, свернулась так же быстро.
- Да что же такое происходит с вашей кровью. С такой свёртываемостью вы должны были стать трупом сразу после рождения.
- Тем не менее, как видите, я жив и здоров.
- Хорошо, мы сейчас попробуем применить препарат замедляющий свёртываемость.
- Надеюсь, вы не собираетесь вводить его мне в кровь?
- Если честно, то сначала собирался, но теперь решил, что лучше будет просто разбавить кровь в контейнере этим препаратом. Не будем создавать угроз вашему здоровью. Видимо ваш организм как то адаптировался к такой свёртываемости, и она теперь работает на вас. Любая рана заживает на вас в считанные минуты.
Сестра принесла новый контейнер, заполненный на четверть, какой-то жидкостью и процедура взятия крови из вены повторилась. Результат был ещё более потешный. Кровь смешалась с жидкостью, несколько секунд была в жидком виде, и на лице врача уже появилась победная улыбка, как вдруг в контейнере оказался твёрдый предмет, меньшего размера. Было впечатление, что кровь просто поглотила жидкость, находившуюся в контейнере до анализа, переработала её и опять свернулась. Хотя, скорее всего так и было. Я с удовольствием наблюдал, как Оленька катается от смеха по всей лаборатории. Тем более что уста Феликса Дмитриевича были заняты высказыванием всего набора бранных слов и их производных, имеющихся в Русском языке. Немного поостыв, исследователь почесал затылок, самым заурядным способом и сказал
– к чёрту МРТ, сегодня будем заниматься только вашим анализом крови. Надеюсь, сегодняшнее ваше посещение не будет последним?
- Ну что вы, как я могу лишить себя и вас такого развлечения – пошутил я. Конечно, я к вам ещё буду забегать, хотя не уверен, что это будет очень часто.
- Да мне одних образцов крови будет достаточно для исследований на несколько недель. Вы просто уникальны.
- Могу вас уверить, я это знаю. Больше того, скажу честно, не уверен, что ваши исследования принесут положительные результаты. Вернее я не уверен, что вы найдёте применение этим результатам. Видите, я с вами честен.
- Я это очень ценю, но позвольте мне с вами не согласится. Я надеюсь на сенсационные результаты. Одни пробы крови чего стоят. Ну продолжим.
Попытки взять у меня пробы жидкой крови увенчались успехом, только после разбавления её специальным раствором (уже другим) в пропорции 1/3. Эту пробу моментально отнесли в лабораторию, и дальнейшая её судьба мне была безразлична.
- Это всё конечно здорово, что мы смогли получить жидкую субстанцию вашей крови, но она в такой концентрации, что больше похожа на жиденький компот – немного огорчённо заявил мой мучитель.
- Ну извините, чем богаты.
- Да я не про то. Вам то, огромное спасибо. Тем более что вы уже потратили на нас больше полдня. У меня другая просьба. Мне бы очень хотелось исследовать образцы ваших тканей. Вы не будете против, если мы возьмём соскобы тканей с вашей кожи, пищевода и желудка.
- Феликс Дмитриевич, давайте так. Я сейчас лягу к вам на операционный стол, впаду в кому, и вы отрежете по кусочку тканей снаружи и возьмёте образцы с некоторых органов. Главное не очень усердствуйте. Можете сделать надрез на коже, но естественно за дополнительную плату.
- Я на такое даже не рассчитывал. Вас устроит оплата сегодняшнего дня по двойному тарифу?
- Вполне. Только после этого мы на сегодня процедуры закончим.
- Естественно. После такой операции вам может понадобиться восстановить силы в нашей клинике несколько дней.
- И не надейтесь – засмеялся я. – Сегодняшний вечер я проведу дома, в полном здравии. Естественно если вы не будете, уж очень сильно усердствовать с моими внутренними органами. Но учтите, даже находясь в коме, я смогу повлиять на ситуацию и остановить вас, если мне будет что-нибудь угрожать.
- Вы мне не доверяете – удивился доктор.
- Ну, скажем так, перестраховываюсь. Это всё-таки моё тело и оно мне дорого, как память – улыбнулся я.
Я лёг на стол и спокойно покинул своё тело, встав рядом с врачами, которые уже пришли, для проведения операции. Надо отдать должное медикам, действовали они очень гуманно и без применения вандальных способов. Кусочек кожи и жировой ткани был изъят у меня с пятой точки. Затем мне ввели в рот зонд и с помощью него получили образцы ткани пищевода, желудка и толстой кишки. Они там копались довольно долго, и все показания зонда записывали на компьютерный диск. Затем мне был сделан надрез на животе, который пришлось держать специальными разжимами, иначе он норовил тут же срастись, и были взяты ещё какие-то образцы. Все полученные экспонаты сразу уносили, куда-то в другое помещение и их судьба меня так же мало интересовала. Как только сняли разжимы и решили зашить рану, она на их глазах сама затянулась, и остался только маленький шрамик, который, думаю, впоследствии совсем исчезнет. У светил медицины челюсти отвисли до пола, кроме, пожалуй, Феликса Дмитриевича. Чего-то подобного он уже ожидал и стоял спокойно улыбаясь. Я не стал ждать, пока эскулапы начнут пытаться привести меня в сознание, и забрался в своё тело. Сев на столе я улыбнулся бригаде врачей и попросил свою одежду.
- Как вы это делаете Сергей? Если хотя бы десятую часть ваших возможностей дать людям, это будет прорыв в медицине, по сравнению с которым, выход в космос – детские игры.
- Это отчасти врождённый дар – соврал я – отчасти занятия йогой и отчасти последствия комы. В последней части я ничуть не лукавил. Вернее сказать, что все мои способности были последствием комы. Но я это, естественно сообщать не стал.
- Я вам ещё раз напомню свои слова – сказал я с грустью. – Скорее всего, ваши исследования не дадут никакого практического результата, но вижу, ваш азарт не даст вам остановиться. Мне это конечно на руку. Лишние деньги мне не помешают. Но, по крайней мере, я вас не обманываю. И кстати о деньгах. Надеюсь, мои мучения на сегодня закончены? (Насчёт мучений я сильно лукавил, никаких болевых ощущений, или отрицательных эмоций я не испытывал.)
- Да конечно. На сегодня достаточно – улыбнулся Феликс Дмитриевич – я прекрасно понимаю, вы устали и вам необходимо отдохнуть. Моё предложение, по поводу отдыха в клинике остаётся в силе, хотя сомневаюсь, что вы на это согласитесь.
- Правильно сомневаетесь – улыбнулся я. – Мне пора домой. Помимо ваших исследований у меня есть и другие занятия.
- Хорошо, пройдёмте в мой кабинет – улыбнулся в ответ мой собеседник – и там завершим наш сегодняшний день.
Он дал знак одному из коллег и тот быстро удалился, а мы спустились этажом ниже, и зашли в небольшой, но обставленный, вполне со вкусом кабинет. В аскетизме его владельца обвинить было никак нельзя. У окна стоял довольно массивный стол, современного делового дизайна, но сделан он был из массива ясеня. Перед столом стояло строгое кресло и ещё три кресла, немного попроще, стояли недалеко от стола. Большой шкаф с книгами занимал одну стену целиком, на другой стене висела приличная плазменная панель. Так же на стенах висело несколько картин, явно не старинных, но написанных весьма талантливым художником. На столе стоял дисплей, а под столом системный блок. Но рядом лежал совсем не плохой ноутбук. Вполне деловая обстановка кабинета была в меру разбавлена удобствами и предметами роскоши.
Из уважения ко мне Феликс Дмитриевич не стал садиться за стол, а занял одно из кресел, расположенных рядом. Я так же принял сидячее положение напротив доктора и оценил удобство кресла. Оленька, со скучающим взглядом, и невидимая для моего собеседника, расположилась у меня на коленях.
- Сергей, вы не перестаёте меня удивлять. Ваши уникальные возможности и свойства вашего организма, просто повергают в шок.
- У меня к вам опять просьба. – Сказал я посерьёзнев. – Сегодня часть моих возможностей видело довольно много народу. Мне бы совершенно не хотелось, как то их афишировать. Вы не могли бы поговорить с персоналом, что бы они молчали об увиденном, даже у себя дома. Вы же сами понимаете, как будет велико их желание рассказать о таком уникуме родным и близким, а через месяц мой феномен будет известен всему Питеру.
- Вы меня обижаете – притворно огорчился мой собеседник. – Со всех, без исключения, сотрудников, участвовавших сегодня в исследованиях, взята подписка о неразглашении. Вдобавок ко всему им сказано, если будет, хоть малейшая утечка информации, уволены будут все, кто сегодня вас видел. А для стимулирования секретности им значительно увеличена зарплата. Такие меры вас устраивают?
- В принципе да. Думаю, пока этого будет достаточно. Но если честно, то я уже немного жалею, что пошёл у вас на поводу и заключил договор. Но слово есть слово. Наше сотрудничество будет продолжаться, если конечно вы сами не захотите его прервать.
- И не надейтесь – засмеялся исследователь моего организма.
В этот момент в кабинет постучали и на разрешение войти, дверь открылась, и вошёл тот самый помощник, которому Феликс Дмитриевич подавал какой-то знак. В его руках был увесистый конверт, который и перекочевал ко мне в карман, после проверки у хозяина кабинета.
- Думаю на сегодня можно считать, условия договора выполнены с обеих сторон – сказал я. – Засим хочу откланяться. Было приятно с вами сотрудничать.
- Могу вас уверить, Сергей, мои впечатления от сотрудничества с вами просто не поддаются описанию. Было очень приятно с вами общаться, а самое главное, наше общение было очень плодотворным и познавательным. Надеюсь, до скорой встречи. Мой помощник проводит вас через охрану.
Мы с Оленькой покинули пределы клиники и направились домой.

Глава 6

Дорога домой ничем примечательным не отличалась. Мы так же врачевали, как могли, самых немощных и, подходя к дому, имели жутко грязные руки. Куда девать эту грязь мыслей пока не было. Тут мне попалась на глаза стая ворон. Я махнул на неё головой Оленьке, и она меня поняла без слов. Она была бестелесна и спокойно оказалась рядом с одной из них. Никакого беспокойства в стае это не вызвало. А вот когда она очистила одну руку в ворону и та камнем упала на землю, переполох в стае начался не шуточный. Ей ещё удалось почистить вторую руку, и вторая ворона упала замертво, но для меня уже объектов не было. Пока мы меняли хозяина моего тела, стая, покрутившись над трупиками своих собратьев, поняла, что здесь что то не то и быстро ретировалась. Я попросил Оленьку посидеть пока в сквере в моём теле, а сам стал искать бродячих собак. Большую свору таковых я нашёл у ближайших мусорных баков. Выбрав самого здорового пса, я погрузил в него руки и очистил их в него. Пёс дико завизжал, его задние лапы скрючило, он повернул голову ко мне и как будто меня увидел. В его глазах я прочитал невероятную грусть, и он издох. Видимо доза болезней, которую я в него поместил, оказалась для него слишком большая. С чувством тяжести на сердце я вернулся к своей любимой и вернул себе тело.
Придя домой, Оленька сразу забралась в своё тело и весело чмокнула меня в щёку. Я хмурый сел за стол, на который Анюта уже выставляла тарелки.
- Ты чего такой хмурый – спросила Оля.
- Да пса жалко. Мне показалось, что он меня увидел перед смертью. Он всё-таки издох от тех болезней, которые я ему передал. Больше я НИКОГДА не буду чистится с помощью собак. Надо эту проблему как то решать. А как её решить я не знаю.
- Есть у меня идея – с хитрецой сказала моя избранница. – Мы же можем перемещаться в пространстве мгновенно и на любые расстояния. Почему бы это не использовать. Во многих странах ещё не отменена смертная казнь. Пусть их смерть послужит здоровью российских граждан. Главная проблема найти, где это происходит и узнать время казни, что бы не опоздать.
- Идея конечно хорошая, но не думаю, что она решит наши проблемы кардинально – возразил я. – Слишком много грязи мы можем собрать каждый день только в Питере. Я уже не говорю про другие города. Нам бы посоветоваться по этому поводу с Феликсом, но как это сделать я не знаю.
- Ладно, завтра подумаем – это Оленька сказала, уже набивая рот вкусными ёжиками, из фарша и риса, приготовленными по классическому Аниному рецепту. Я последовал её примеру.
Стас пришёл домой позже нас почти на час. Вместе с ним был и Александр. Лица их сияли от радости.
- Вы чего такие сияющие? Как медные начищенные пятаки – спросил я.
- Мы нашли участок под строительство, это раз – начал считать Стас. – Я нашёл деньги на его покупку, это два. Мы договорились с хозяином участка, это три. Остальное по мелочам.
- А по мелочам что – не унимался я?
- По мелочам, я заказал документы на фирму. Заказал оформить сайт в интернете для этой фирмы. Придумал, чем будет заниматься фирма и как это организовать. Встретил старого приятеля, который выразил желание вложить вместе со мной деньги в это дело. Короче начал закрутку бизнеса. А у вас как дела. Не сильно тебя покалечили при исследовании твоего уникального организма?
- Да они анализ крови то смогли взять только через четыре часа – сказала, смеясь Оленька – да и то скорее компот получили чем кровь. Они её так разбавили, что бы она не сворачивалась, что в их физрастворе крови почти не было. Короче мы развлекались на славу. По дороге, правда, пришлось поработать. Но это мелочи.
- А ты Анюта как провела день – поинтересовался Стас. И мы с Оленькой резко покраснели. Никто из нас не удосужился узнать, чем занималась Анюта и какое у неё настроение. Только Стас был настолько галантен, что не забыл про неё. А может и не так уж это и неожиданно – подумалось мне. Из них бы вышла великолепная пара. Это было бы просто шикарным решением проблемы.
Наша хозяюшка потупила взор и тихо произнесла – а чего я, я просто на хозяйстве была, в магазин сбегала, покушать приготовила, Оленьке конечности немного подвигала, что бы не затекли – при этих словах красный цвет лица моей любимой стал пунцовым. Я же просто домохозяйка, вот и стараюсь обеспечить ваш уют.
- Анютик – сказал я ласково – ты не просто домохозяйка, ты полноценный член команды и не надо изображать из себя скромницу – домработницу. Ты же могла меня и скалкой приголубить по случаю. Чего же ты сейчас изображаешь сироту казанскую.
И тут её прорвало – Вы думаете, я железная? Мой законный муж, которого я уважала, стал практически моим сыном. Больше того, твои, Сергей возможности превосходят все мыслимые пределы. Ты нашёл себе возлюбленную, с такими же способностями, как у тебя и вы счастливы вместе. Всё чем я жила двадцать с лишним лет, рухнуло в тот момент, когда я увидела тебя лежащим головой на компьютере. Я сразу почувствовала, что ты для меня потерян. И ты хочешь, что бы я переварила всё это за один день? Я слабая женщина и, хоть ты и дал мне здоровье космонавтки, моя психика ещё не настолько гибкая, что бы принять всё это сразу. Для себя я всё решила, я буду с вами, и вы мне будете как дети, но дай мне к этому привыкнуть, и из её глаз потекли слёзы.
И тут произошло совсем невероятное. Мы с Оленькой после этого просто потеряли дар речи. Стас подошёл к Анне, обнял её, поцеловал в щёку и увёл в комнату. Мы переглянулись, улыбнулись и не сговариваясь посмотрели наверх, вознося благодарственную молитву Господу, Феликсу и всем святым вместе взятым. О таком развитии ситуации мы даже не мечтали.
Забегая вперёд, скажу, что с этого дня Стас и Анна жили в одной комнате и их отношения становились с каждым днём всё теплее и теплее. Видимо их объединила общая душевная проблема, да и по характеру они были очень похожи.
Со следующего дня началась рутинная жизнь – работа. Каждый занимался своим делом. Участок был куплен и мы с Сашей сели за проект. Его мы сделали достаточно быстро. Всё-таки два специалиста, знающие чего им нужно и знающие как. После этого за дело взялся один Александр. Он нанял рабочих и постоянно тряс Стаса на предмет финансирования. На первом этапе нужна была техника. Участок был на удивление удачный. Его ландшафт отличался огромными ямами и небольшими холмиками. Именно это мы и использовали, для того, что бы скрыть нижние этажи.
Мы с моей половинкой мотались по городу, онкологическим больницам, просто больницам и повышали уровень здоровья в нашем городе. Для скидывания грязной энергии мы использовали ворон, больных бродячих животных и конечно приговорённых к смерти в разных странах. Таковых было не слишком много, но выручали страны востока. Там смертная казнь происходила намного чаще. Узнавали мы о вынесении приговора через социальную сеть. Оленька научилась напрямую заходить в неё и выискивать интересующую информацию. Я пытался научиться очищаться с помощью деревьев. Пока у меня это получалось не очень хорошо, но некоторые деревья принимали в себя грязную энергию и заметных изменений в них от этого не происходило.
Пару раз я ещё заходил в клинику к Феликсу Дмитриевичу, и каждый раз план исследований, составленный утром, ломался уже после первой процедуры.
Стас вёл активный бизнес, в который я не совался. Он на четвёртый день купил себе неплохой внедорожник и у нашей компании теперь был транспорт. Его отношения с Анной переросли в нечто большее, чем дружба, и в один прекрасный момент он сделал ей предложение. Немного поупрямившись, Анна согласилась, и пришлось оформлять сразу два развода и играть сначала одну, а через месяц и вторую, нашу с Олей свадьбу.
Мы начали тренироваться, на предмет чтения мыслей друг друга. В бестелесном состоянии это начало получатся достаточно быстро и легко. Мы могли спокойно, мысленно разговаривать, не впадая в оргазм. Находясь же в телах эти способности использовать, получалось только очень короткое время. Если мы не успевали вовремя разорвать контакт, он заканчивался неизбежным оргазмом. Но мы не сдавались и продолжали тренировки. Постепенно времени контакта стало хватать для передачи нескольких фраз. Это уже можно было хоть как то использовать.
Моя дочка приняла ситуацию достаточно легко. Физиологически мы с ней были почти одного возраста, но признавать во мне отца она не перестала. Она так же заезжала домой только изредка, и у неё дело тоже двигалось к свадебной церемонии.
Казалось бы, жизнь налаживалась и вставала на обычные и не совсем обычные, но рельсы… НО. Всегда случается, какое то, большое или маленькое, «НО» которое меняет порядок вещей и ставит всё с ног на голову. Таким «НО» стало для нас с Олей неожиданное появление Феликса, в тот момент, когда мы, бестелесные пытались очистить руки в ближайшей берёзовой роще.
Феликс появился в своём обычном обличии, только таким же бестелесным, как и мы.
- Привет лекари – самоучки – услышали мы его усмехающийся голос. – У меня к вам есть дело.
Сказать что мы удивились, значит ничего не сказать. Мои руки были погружены в толстую берёзу, а Оленька просто обнимала похожее дерево. Так мы и остались стоять несколько минут в растерянности. Первой мыслью было послать Оленьку сообщить нашим, что мы можем опять отлучится на неопределённый срок.
- Не волнуйтесь – прочитал мои мысли Феликс – я не на долго. Мне от вас нужна небольшая помощь. Помните, игрока на пятом, который попытался от моего имени вас разлучить? Я его вычислил. Он даже не являлся полноценным представителем пятого уровня, но занимался очень важным и нужным делом. Оно не сложное, но делать его надо. Пока мы не найдём ему замену, у меня к вам просьба, подмените его на некоторое время.
- Как мы по тебе соскучились – сказала Оленька от чистого сердца. – Знал бы ты, как часто нам нужна была твоя помощь, а как с тобой связаться мы не имели понятия.
- А какая помощь вам была необходима? Вы и так прекрасно справляетесь. Я за вами периодически наблюдаю, и мне нравится то, что вы делаете. Конечно, немного сумбурно и неумело, но это придёт с опытом.
- Феликс помоги решить одну проблему – попросил я. – Мы не знаем, как сбрасывать с рук грязную энергию. Мы для этого используем, не всегда правильные, методы. Но продолжать лечить можно только очистив руки, а для нас сейчас это проблема. Видишь, чем мы в данный момент занимаемся? Это даёт результаты, но занимает много времени, которое мы могли бы потратить на излечение больных.
- Да всё просто ребятки. Вам надо найти деревья, которые будут принимать вашу энергию с радостью. Таких деревьев достаточно много, но растут они не в лесу, а в поле, на большой поляне, вдали от скопления деревьев. Они вам будут только благодарны за энергию. Им её сильно не хватает, и вы сможете чистить руки сколько угодно. Главное, что бы дерево было одиноко растущее и достаточно взрослое. Со временем вы найдёте достаточное для себя количество таких зелёных партнёров. А сейчас давайте поговорим о деле.
- Феликс, ты же знаешь, мы выполним ЛЮБУЮ твою просьбу – заулыбался я. – Мы тебе обязаны практически всем, а уж я вообще должен быть твоим рабом, за подаренную любовь – и я посмотрел на Оленьку.
- Ну, рабства мне от вас никогда не понадобится, а сейчас мне необходимо, что бы вы присмотрели за некоторыми людьми. Их немного, но они очень важны для пятого уровня. Все они находятся в весьма преклонном возрасте, но несут СТОЛЬКО добра и любви людям, что мы стараемся продлить их жизнь, как можно дольше. Они как бы учителя вашей школы добра и любви. Ваша задача будет поддерживать их жизнь и здоровье, насколько у вас хватит сил и возможностей. Это всё что пока от вас требуется. Список ваших подопечных вы найдёте на компьютере Сергея. Вопросы будут?
- По твоей просьбе всё понятно, и сложностей я не вижу – сказал я. – Вопрос другой, как с тобой связаться, если в этом возникнет необходимость?
- Я сам пойму, что вам нужна моя помощь, а пока вы можете справиться сами, рассчитывайте только друг на друга.
И он исчез.
- Этот Гермес в своём репертуаре – огорчённо произнесла Оленька. – Прибежал, озадачил, дал несколько советов и испарился. А я по нему действительно соскучилась.
- Да я тоже. Я даже обрадовался, когда он появился, правда, опешил немного. Я уже и не рассчитывал его когда-нибудь увидеть.
- Ладно, хватит демагогии, двинули домой смотреть список наших главных подопечных.

Глава 7

После разговора с Феликсом, мы сразу перенеслись домой, в свои тела. Я включил свой компьютер и на рабочем столе обнаружил новый ярлык. Назывался он «ЗАДАНИЕ». Это была папка с шестью файлами в виде документов. Каждый имел название в виде имени. Русских имён было только два. Значит у нас всего шесть подопечных и из них четверо иностранцы, хотя русские имена могли носить те же иностранцы, но с русскими корнями.
Я открыл первый файл с именем Фёдор. В нём было огромное количество информации. Практически вся жизнь человека, по имени Фёдор. Его фамилию и отчество я приводить не буду, как впрочем, и остальных подопечных. Эта информация излишняя, для вас, читатели и я её разглашать права не имею.
Так вот, Фёдор действительно был русским и жил в Подмосковном городке Загорск. Дата его рождения повергла меня в шок. Ему было 97 лет. Он не имел никакого отношения к церкви, хоть рядом с ним находился красивейший и древний Монастырь. Все данные о его местоположении в документе были, и мы перенеслись ознакомиться с нашим визави.
Он сидел на кровати, руки его немного тряслись, но на коленях перед ним стояла молодая женщина. Мы решили сначала послушать их разговор.
Женщина просила старца вылечить её от бесплодия. Ей было около тридцати лет, и стоя на коленях она плакала.
Фёдор погладил её по голове и сказал – милая, я сегодня попробую сделать микстурку, и ты завтра приходи ко мне и заберёшь её. Очень надеюсь, что она поможет, но обещать ничего не могу. Хотя многие женщины после неё понесли.
Мы с Олей улыбнулись и принялись за работу. Я принялся за врачевание тела старца, а моя помощница, за женщину. Через несколько минут я понял, что одному мне не справится. Оленька уже закончила со своей пациенткой и присоединилась ко мне. Но в это же время в комнату вошёл мужчина, лет сорока и так же, встав на колени, стал просить исцелить его от радикулита. По тому времени, которое он затратил на коленопреклонение, было понятно, что он испытывает сильную боль.
- Оленька, я понял, почему нам так трудно вылечить Фёдора. Срочно лечи мужика, пока Фёдор не погладил его по голове.
Поняв мою мысль, моя любимая сразу запустила руки в спину больного и на его лице отразилась неописуемая радость. В это время наш визави погладил мужчину по голове и удивлённо на него посмотрел.
- Дорогой мой, ваши боли только в вашей фантазии. Вы совершенно здоровы.
- Спасибо вам – сказал, с восхищением, бывший хворый – вы кудесник. И вскочив на ноги, улыбаясь, начал кланяясь, выходить задом из помещения.
- Молодой человек – сказал с улыбкой Фёдор. – Я не царственная особа, и не надо пятиться, выходя от меня. Так зад разобьёте об косяк, а мне потом лечи. Дверь узкая.
Я в это время пытался выкачать как можно больше отрицательной энергии из старика и Оленька мне в этом помогала.
- Давай решать так – сказал я озабочено. – Я сейчас двину в ближайший лес и найду одинокое дерево. Я уже переполнен. Ты оставайся пока здесь и врачуй болезных. Их, похоже, много. Этот святой занимается врачеванием и каким-то образом забирает часть вредной энергии у больных, этим и вылечивая их. Представляешь СКОЛЬКО этой дряни он накопил за всю жизнь. Как он ещё жив вообще не понятно.
Найти лес труда не составляло. Одинокое дерево, стоило мне о нём подумать, нашлось тоже очень быстро. Это была берёза, почти в обхват, стоящая одиноко на большой поляне. Я запустил в неё свои духовные руки и был сильно удивлён. Как будто заработал насос, причём мощнейший. В считанные секунды я был чист, и дерево закачало ветвями, как будто прося ещё.
- Ничего родная – сказал я, улыбаясь – теперь мы будем часто встречаться. Голодной не останешься.
Я быстро перенёсся обратно в комнату к старцу и Оленька тут же исчезла. Видимо у неё накопилось столько вредной энергии, что терпеть она уже не могла.
Так мы провозились со своим подопечным не меньше пяти часов. Цвет его лица уже стал из бледного переходить в чуть розовый. Руки перестали дрожать, и он мог вставать с кровати, не опираясь на стул или трость, стоящую рядом. При каждом его движении, у него на лице было написано сильное удивление и радость, смешанная с недоумением.
- Ладно, на сегодня хватит – сказал я устало. – Думаю, его здоровью ничего не угрожает в течении месяца. Нас ещё ждут пять других кандидатур. Их состояние может оказаться таким же критическим.
Следующим нашим пациентом стал Джонс. Мы специально выбрали его из списка, так как он был американец. В наших головах ещё очень прочно сидели последствия холодной войны конца двадцатого века. Даже зная, что нас никто не обвинит в пристрастии, мы непроизвольно пошли по пути мнимой справедливости.
Джонс был проповедником. Он был не столь стар, как наш первый подопечный, но возраст имел всё равно внушительный. Ему было 82 года. Передвигался он достаточно бодро, но рядом с ним всегда находилась женщина, лет 40-43 и была готова его поддержать.
В тот момент, когда мы появились, он готовился к проповеди в большом зале. Стоя за кулисами, он ждал, пока наступит назначенное время, а зал заполнится слушателями. Мы сразу занялись врачеванием, и это было совсем не сложно. Конечно, возрастных заболеваний было множество, но все они имели очень небольшой потенциал отрицательной энергии. Тем не менее, вредоносной субстанцией мы опять наполнились по самые уши и решили почиститься. Я в очередной раз, явился на свидание со своей берёзкой, но Оленька видимо выбрала другое дерево. Её рядом не было. Дерево, как будто видело моё невидимое духовное тело и приветливо закачало ветвями. Я погрузил в него руки, и насос заработал с той же силой. Несколько десятков секунд и я был чист. Совет Феликса был просто великолепный. Все наши проблемы со сбросом больной энергии, были решены.
Для встречи с любимой я решил вернуться домой. Видимо мои мысли Оленька прочитала, и наше появление дома было одновременным.
Третьим мы выбрали немца. Его звали Ганс. Это был учитель младших классов, который преподавал уже больше 50 лет. Ему было 83 года, и было не понятно, почему он ещё работает. Когда мы появились, был уже вечер, он сидел дома и проверял тетради. Мы сильно удивились. Вроде Германия, практически все школы перешли на электронику, а тут обычные тетради, в клеточку и линеечку.
Но для нас это пока большого значения не имело. Нашей задачей было продлевать жизнь шестерых святых, сколько это возможно. Чем мы и занимались.
Чтобы избавить пожилого педагога от возрастных недомоганий, мне пришлось совершить три свидания со своей берёзкой, а моей коллеге и любимой даже четыре. Это уже стало напоминать конвейер. Но это необходимо было сделать. Мы должны были быть уверены, что наши пациенты находятся в хорошей форме, а пока троих из них мы даже ещё не видели.
Следующим мы выбрали японца. Его звали Ниоко. Нас удивил его возраст. Ему было всего 64 года, и по нашим меркам он был совсем молодой. Когда мы перенеслись в страну заходящего солнца, то поняли, что чуть не опоздали. Состояние нашего японского святого, было почти критическим. С группой спасателей он пытался восстанавливать контроль, над одной из атомных электростанций, после недавней катастрофы. Его возраст был уже приличный, и он посчитал, что будет справедливо, если в самые опасные места пойдёт он, а не молодые. Что он и проделывал постоянно. Уровень полученной им радиации, уже превысил человеческие возможности выжить, и он был обречён покинуть этот мир уже сегодня. Количество наших свиданий с нашими деревьями – партнёрами, резко возросло. Это был уже даже не конвейер, а беготня деревенских при пожаре, на речку и обратно. Это продолжалось около семи часов. Мы никогда не думали, что лучевая болезнь так плохо поддаётся лечению, даже с помощью нашего дара. Тем не менее, наши усилия не пропали даром. Наш больной уже сдержано улыбался и что-то лепетал себе в усы. Японского мы естественно не знали, и понять его, нам было не дано. Неожиданно, он нажал кнопку на стене, и через несколько секунд в палате появилась очаровательная, молодая девушка, в одеянии медперсонала. Наш больной, со сдержанной улыбкой, что-то сказал, и девушка пулей выскочила из помещения. Через несколько минут двери открылись и, та же девушка вкатила столик на колёсиках с фруктами и каким-то напитком. Вслед за ней шёл врач. Досматривать до конца этот хэппи энд мы не собирались, и опять перенеслись домой.
Следующим мы решили посетить представителя арабского мира. Его имя было Гаффар. Его возраст тоже был не велик. На сегодняшний день ему исполнилось 65, и мы рассчитывали, что сильно с ним не задержимся. Но всё оказалось иначе. Наше появление в подвале какого-то здания повергло нас в шок. Гаффар висел прикованный к стене и тихо стонал. Рядом стоял охранник с автоматом. Некоторые кости араба были явно сломаны, и он испытывал сильнейшую боль.
Наши действия, на этот раз сильно отличались от предыдущих. Мы забирали болезненную субстанцию из прикованного к стене, мужчины и первым её получил охранник. Оленька парализовала его гортань, в первую очередь, затем правую руку, которая уже начала снимать автомат с плеча. Я обездвижил левую руку и ноги. Затем мы вышли из помещения и увидели, что в соседнем помещении находится ещё 5 охранников. Это уже была проблема. Нам могло не хватить отрицательной энергии, на обездвиживание всех охранников. Это требовало довольно большого её количества.
- Что будем делать – спросил я озабоченно?
- Убивать – зло произнесла моя фурия – и по возможности быстро.
- Нет, подожди. Мы не можем творить зло. Мы здесь для другого. У человека очень много точек, которые делают его неподвижным бревном. Правда, я знаю только одну, это шейные позвонки и находящийся в них спиной мозг. Мы можем попробовать парализовать их этим способом, только надо действовать осторожно. Если переусердствовать это убивает. На всякий случай парализуем и гортань. Пошли набирать грязи из нашего страдальца.
Сделать это труда не составило. Оленька погрузила руку в голову пленника и гуманно лишила его сознания. Мы выкачали из него столько, сколько могли нести на руках и опять перешли в соседнюю комнату. Нам повезло. Все охранники сидели в расслабленных позах и трое из них дремало. Первых двоих мы нейтрализовали тех, кто не спал. Они остались сидеть в тех же позах с открытыми, выпученными глазами. Остальные трое продолжили свой сон, но уже парализованные. Все были живы, но не могли подвинуть даже пальцем и не имели возможности издать, ни один звук.
Мы опять вернулись к пленнику.
- Что будем делать дальше – спросила Оленька?
- Сначала надо проверить все помещения. Это делай ты. Я буду лечить и, если ты найдёшь опасность, я её ликвидирую. Набирай энергии и вперёд. Я буду постоянно читать твои мысли. Не надо подключаться ко мне. Если что будет не так, я появлюсь и сообщу. Сейчас не время экспериментировать с двусторонней мысленной связью.
Моя боевая подруга набрала энергии на руки и исчезла. Я же продолжил излечивать жизненно важные органы.
Через пару минут поступила мысль об опасности, и я незамедлительно оказался рядом с любимой. Это было помещение – казарма. В нём находилось около двадцати кроватей, но занято было только восемь. Почти все спали или дремали. Оружие стояло рядом с кроватями. Обездвижить восемь человек, по уже отработанной схеме большого труда не составило.
- Как дела разведчица – улыбаясь, спросил я?
- Тут помещений, как у ёжика иголок. Я проверила пока не больше половины. Здесь было больше всего народу. По одному я и сама справляюсь. Мне надо набрать энергии.
- Источник, похоже, почти бесконечный. Как он был ещё жив вообще не понятно. Феликс мог хотя бы расставить приоритеты. Мы могли опоздать, появись на пару часов позже.
Оленька опять зарядилась и продолжила разведку, а я начал думать, что делать со сломанными костями. Переломов было семь. Четыре ребра я заживил с помощью откачки вредоносной энергии и небольшой подпиткой своей. Перелом ключицы тоже можно было заживить, а вот перелом правой руки и левой ноги были со смещением и если их просто заживить, то Гаффар останется инвалидом. Я пока занялся ключицей, и через минуту опять поступила тревожная мысль. Я оказался в помещении с металлической дверью. В нём находилось шесть человек. Двое стояли с автоматами наизготовку, а четверо сидели за столом.
Мне надо зарядиться – хмуро произнесла анти террористка, и на минуту исчезла. За это время, мне надо было выработать план, как обездвижить шестерых, что бы они не подали сигнал тревоги. Если обездвиживать двоих у двери, они упадут и, хотя бы один из четверых успеет что-то крикнуть или на что-то нажать. Надо было попробовать обездвижить сначала четверых за столом, а уж потом часовых. Но вот проблема, у часовых и у двоих за столом была одета гарнитура и они могли подать сигнал очень быстро. Пока я размышлял, появилась Оля.
- План такой – сказал я. – Сначала выводим всю аппаратуру из строя, а затем обездвиживаем охрану.
- Ты совсем с ума сошёл – возмутилась разведчица. – Как только мы сломаем электронику, где то получат сигнал тревоги мгновенно. Я уже проверила. Больше того, с электроникой я уже разобралась. Тут есть компьютер, и я подключила все переговоры на него. Теперь и охранники и те, с кем они беседовали, будут общаться только с программой. Мы можем смело заниматься людьми, сигнал тревоги из этого помещения не поступит.
- Ты сможешь обездвижить сразу двоих, двумя руками?
- Да вроде сидят рядом, наверно смогу. Они как раз располагаются по парам.
- Тогда снимаем, каждый двоих и потом по одному часовому. Только осторожно, когда часовые будут падать, они могут нажать на курок. Обрати внимание, автоматы сняты с предохранителей. Выстрелы нам не нужны.
- Тогда Серёга, делаем иначе. Снимаем сидящих и я вселяюсь в одного часового, а ты обездвиживаешь другого. Я его поддержу, что бы не упал сильно.
- Оленька, ты как всегда гениальна – сказал я улыбаясь. – Приступим?
- Подходим и на счёт три.
- Хорошо.
План мы реализовали без проблем. Результатом было пять неподвижных и молчаливых тел и одно подвластное моей разведчице.
- Серёга, давай быстрее разбирайся с этим придурком – с презрением произнесла Оленька голосом охранника.
- Подожди, у меня есть план на его счёт. Он мне нужен как тело подвластное тебе. У Гаффара два серьёзных перелома и их необходимо вправить. Только после этого их можно будет вылечить.
- Гад ты Сёма. Я, конечно, контролирую это тело, но его мысли настолько противны, что я его потом грохну.
- Там видно будет – промямлил я. А как дела в здании?
- Всё чисто. В этом гнезде терроризма не осталось ни одного подвижного и говорящего тела.
- А сколько всего их было?
- Много Сёма, очень много.
- Тогда пошли к нашему узнику.
Мы двинули по коридорам. Я совершенно не ориентировался в хитросплетении этого здания, за то моя боевая подруга прекрасно находила дорогу и забирала все ключи и обычные, и пластиковые, у охранников, валяющихся и сидящих неподвижно, в разнообразных позах. Их количество меня действительно поразило. Моя фурия развернулась здесь по полной.
Замок на камере был кодовый. Я просто засунул в него руку, и он открылся. Самое сложное было подобрать ключи к кандалам, приковывающим Гаффара к стене. Это заняло почти пять минут. Оленька положила его аккуратно на пол, а я проник рукой в его ногу. Руки охранника взялись за обе части переломанной кости, а я корректировал движения. Очень хорошо, что мужчина был без сознания. Иначе болевой шок мог его убить. Наконец кости ноги встали на место и я занялся их лечением. Срастив их хрящом, с помощью своей энергии, я показал на руку. Мы повторили процедуру и наш пленник, наконец-то, получил более-менее, здоровое тело. Я привёл его в сознание и он, с удивлением на лице сел на пол.
- Ты понимаешь русский язык – спросила Оленька мужским голосом?
- Да, я учился в России – ответил пленник на довольно приличном русском.
- У тебя есть куда спрятаться в этой стране?
- Мне бы только от сюда выйти. Но я не понимаю, сколько я был без сознания. Моё тело кажется мне совсем здоровым, хотя после падения охранника я отключился и думал что уже навсегда.
- Давай об этом потом. Твоё тело действительно излечено, и сейчас необходимо переправить тебя в безопасное место.
- Но КАК. В здании около полутора сотен террористов, куча видеокамер и микрофонов. Про закрытые двери я вообще не говорю, хотя раз ты здесь, двери не проблема.
- Ты будешь со мной спорить, или мы выйдем из этого логова?
- Веди. Если что, я легко приму смерть.
- Я тебя проведу до выхода. За дверью тебе надо будет действовать самостоятельно. Видеокамер не бойся. В радиусе километра они тебя не зафиксируют. Ещё раз спрашиваю, у тебя есть, где спрятаться?
- Я же сказал, когда я окажусь за дверью этого здания, я буду в безопасности.
- Тогда пошли.
Обратный путь мы проделали значительно быстрее. Двери были уже все открыты, а неподвижные охранники, только расширяли глаза нашего подопечного. Он, как и японец, шептал себе, что-то в усы и постоянно смотрел вверх. Открыв металлическую дверь, мы увидели пустынную улицу и выпустили Гаффара на свободу. Пятый подопечный был в безопасности.

Глава 8

С охранником надо было, что-то делать.
- Сёма, его надо убивать однозначно. Он слишком много слышал и видел. Про его ощущения, пока я в его теле я вообще молчу.
- Нет, Оленька, мы поступим иначе. Пошли обратно в камеру.
- Не знаю, что ты задумал, но я бы его убила за одни только мысли. Это террорист до мозга костей.
- Кровожадная ты у меня – сказал я улыбаясь. Всё тебе убивать. Нельзя быть такой жестокой. На пятый не пустят.
- Да за его убийство пустят сразу на шестой – засмеялась моя воительница. Ладно, пошли.
Мы опять проделали путь до камеры, в которой держали Гаффара, Выкинули из неё всё оружие и я закрыл кодовый замок. Затем я парализовал гортань мужчины, и после этого Оля вышла из его тела. Он схватился за горло и в его глазах был страх. Более того, его штаны резко намокли спереди и отвисли сзади. Продолжать на это смотреть не хотелось, и я просто запустил руку ему в голову. Его взгляд постепенно становился спокойнее, затем в его глазах перестали появляться признаки разума и он начал пускать слюни. Его рассудок превратился в чистый лист бумаги и перед нами уже сидел на полу новорождённый в возрасте 30-32 лет.
- Что будем делать с этой россыпью тел – спросила, улыбаясь, Оленька?
- Не плохо бы их сдать правоохранительным органам. Только вот как их найти в Арабской стране, даже не зная языка.
- А сейчас попробуем через их компьютер, связаться с Интерполом.
Сунув руку в системный блок Оля замерла на несколько секунд.
- Всё, можем возвращаться – произнесла она, вынув руку из компьютера. – Интерпол уже знает про это логово.
- А как ты сообщила им адрес, если сама его не знаешь?
- Обижаешь. Я же находилась в теле местного охранника. Этот адрес был основной мыслью, которую он хотел скрыть. Сам понимаешь, это как забыть Герострата. Он мне врезал в память координаты этого места, похоже, навечно. Да и в Интерполе работают не идиоты. Они сразу засекли интернет – адрес, с которого я с ними связалась. Теперь это их проблемы. Я устала и хочу домой.
- А кто нам мешает? Нам остался только один, предположительно русский святой. Познакомимся с ним и можем отдохнуть.
- Ты сам-то веришь, в то, что сказал – грустно произнесла моя возлюбленная?
- Я на это надеюсь. Я сегодня невероятно устал. Для лечения переломов, мне пришлось отдавать свою энергию. Если сейчас я залезу в своё тело, то засну сном праведника.
- Боже, а сколько было всего переломов? Мы вроде два всего вылечили.
- Их было семь. Остальные были без смещения.
- А ты не мог сразу сказать, последние два, я бы залечила своей энергией.
- Тебе нужна была энергия на удержание террориста в подчинении, а я, ослабевший, не уверен, что удержал бы его. И хватит спорить. Двинули домой. Меня уже воротит от этого змеиного логова.
Оказавшись дома, мы обрели тела и я, слегка покачиваясь, подошёл к компьютеру. Включив его, я открыл последний файл, под именем «Иван». Прочитав первые страницы, я заулыбался. Наш последний подопечный был чукчей – шаманом 78 лет отроду. Правда было неизвестно, знает ли он сам о своём возрасте. Оленька читала документ через моё плечо.
- Иди-ка ты поспи пару часов – заботливо сказала моя любимая. Думаю, шаман потерпит несколько часов, пока ты восстановишь силы.
- Может ты и права – промямлил я устало. Сил нет, рубит. Пойду я придавлю диван на пару часов. Да и тебе не мешает поспать. Заведи будильник на два часа. Только без женского заботливого героизма. Он может выйти боком.
- Иди уже. Я ещё пару минут почитаю и тоже прилягу.

Проснулся я через час. На диване рядом лежала Оля, но её тело было подозрительно неподвижно. Картину произошедшего я понял сразу. По своей, женской, логике она решила дать мне отдохнуть, а сама отправилась к шестому подопечному. Я выскочил из тела и сразу оказался в северной яранге. На куче шкур лежал старик. Он уже улыбался и….. разговаривал, с сидящей рядом, бестелесной Оленькой.
- Однако здрасте – сказал он, глядя прямо на меня.
- Вы меня видите – спросил я удивлённо?
- Конечно вижу, и вас и вашу подругу. Я сначала подумал, что она дух и пришла за мной. Мне давно пора. Но она, однако, вылечила меня, и забирать никуда не собирается. Говорит, что мне ещё здесь побыть надо. А раз дух говорит, что надо побыть здесь, значит, Иван будет здесь. Как я могу идти против духов.
- А почему вы думаете, что мы духи – спросил я, немного успокоившись.
- А кто же ещё? Я ваших братьев и сестёр часто прошу помочь, и они помогают. Вот только вижу вас в первый раз. Видимо старый уже, и время идти к вам скоро придёт.
- Думаю, что ещё не скоро – улыбнулся я. Теперь мы будем вас часто посещать.
- А вы можете лечить других жителей моего селения – спросил шаман, лукаво щурясь. Его и так раскосые глаза, стали совсем щёлочками.
- Только с одним условием – сразу понял я замысел хитреца, все излеченные должны думать, что их вылечили вы. И главное, вы не должны рассказывать, кому-нибудь о том, что видите нас.
- Но это же обман, однако.
- Вы хотите вылечить жителей своего селения, или не хотите никого обманывать? Что для вас важнее – решил я немного надавить на старика?
- Люди, конечно, зачем спрашиваете.
- Тогда наше существование должно остаться в тайне. И ещё, у вас в селении связь с миром есть, хоть какая-нибудь?
- В соседнем стойбище есть телеграф.
- Тогда запишите адрес, на который нужно послать телеграмму, чтобы мы пришли. Текст должен быть самый простой, например «Вы нужны».
Я продиктовал ему свой адрес, в надежде, что он сдержит слово и, кроме него, никто его не узнает.
- Голуба моя, ты здесь уже закончила? – Спросил я с сарказмом?
- Давно – промолвила притихшая Голуба. Она понимала, что дома я выскажу ей несколько невесёлых слов.
- Тогда говорим хозяину до свидания и удаляемся. Хватит шокировать пожилого человека своими обнажёнными прелестями. До свидания Иван. Мы будем к вам наведываться иногда, а если будем нужны, шлите телеграмму.
- Никогда, однако, не думал, что духов можно вызвать телеграммой. До чего техника дошла. Скоро мы, шаманы и нужны не будем. До свидания добрые духи.
Попрощавшись с хозяином, мы попытались перенестись домой, но неожиданно оказались на знакомой нам до боли поляне. Защитный купол, украшенный Оленькой, был на том же месте и рядом с ним стоял Феликс.
- Привет путешественники – сказал он шутливо.
- Можно подумать мы мотались по всему глобусу, для своего удовольствия – парировал я шутку нашего куратора.
- Ладно, я вас сюда вытащил не шутки шутить. За вашими действиями наблюдали очень внимательно, и было принято решение назначить вас хранителями. Вы действовали очень гуманно и организовано. Все ваши действия были правильными и наиболее эффективными для ваших возможностей.
- Стоп, стоп – произнесла удивлённо Оленька. – Нам вроде достаточно тех обязанностей, которые на нас возложили. Неужели вы хотите повесить на нас ещё кучу святых, которых надо оберегать от превратностей судьбы? Мы же обычные люди. Все наши способности мы получили от вас и старались использовать их на пользу людям. Принимая решение, вы думали над тем, справимся ли мы и надо ли это нам.
- Ты как всегда, любишь забегать вперёд. Дослушай меня до конца, а уж потом возмущайся и задавай вопросы.
- Хорошо, я молчу – скромно произнесла Оля.
- Тогда с вашего разрешения, я продолжу. Так вот. Ваши действия соответствовали квалификации хранителей. Вы, в экстренной ситуации не лишили жизни ни одного человека. Правда, Сергей лишил разума террориста, но выбора у вас не было. Это был самый гуманный способ, при ваших возможностях.
Звание хранителя подразумевает под собой дополнительные возможности, которых у вас сейчас нет. Во-первых, вы в бестелесном состоянии сможете влиять на время. Вы его сможете замедлять, ускорять, останавливать и немного откручивать назад. Правда, всего на 10 минут. Во-вторых, в бестелесном состоянии вы сможете влиять на предметы. Вы сможете их двигать, изменять траекторию движения и так далее. Масса и скорость предмета значения не имеет. В-третьих, вам разрешено пользоваться временными оболочками. Вы можете мысленно затребовать оболочку любой внешности и тут же её получить. Только она будет обнажённая. Одежду для вас никто делать не будет. Это сложно и не имеет смысла. В вашем мире тряпок полно. И наконец, в-четвёртых, даже во временной оболочке вы можете перемещаться мгновенно на любые расстояния, в пределах вашей планеты. Только не забывайте, что срок службы оболочки не превышает трёх месяцев, а в активном режиме она сгорает ещё быстрее. Например, вы смогли их спалить за три часа, но это рекорд. Да, забыл, есть ещё и в-пятых. Теперь вы находитесь в моём подчинении и можете вызывать меня в любое время. Вам достаточно стать бестелесными, или быть во временной оболочке и захотеть, что бы я пришёл, и я буду рядом, невидимый для всех, кроме вас, ну может быть ещё и вашего Ивана. Он вообще уникальный человек. Кстати Сергей, не стоит больше пользоваться для лечения людей своей энергией. Она очень долго восстанавливается, даже в ваших телах, а без тела её вообще не восстановить. Потраченную сегодня энергию тебе придётся восстанавливать в своём, и только в своём теле в течении девяти часов.
Теперь можете возмущаться и задавать вопросы.
- Во-первых – начал я задавать вопросы в стиле Феликса – сколько подопечных у нас будет. Во-вторых, можем ли мы лишать жизни людей, если посчитаем это необходимым для ситуации, а людей заслуживающими смерти? В-третьих, Куда денутся временные оболочки, если они погибнут, или мы их покинем? В-четвёртых – при этих словах я улыбнулся – можно временную оболочку Оленьки, в которой она была здесь, предоставлять так же девственной?
При этих словах, моя возлюбленная весело рассмеялась, хотя до этого её лицо было хмурым и озабоченным.
- Хитрец ты Сёма – сказала она, смеясь. – Хоть что-нибудь, но хочешь выторговать у Феликса, лично для себя.
- Сами выбрали меня главным в нашей компании – улыбнулся я – должен же я иметь небольшие привилегии.
- Так, поиграетесь дома и без меня. Отвечаю на твои вопросы. Охраняемых у вас будет столько же и те же, по крайней мере, пока. Если будет принято решение добавить вам работы, я лично вас оповещу. Убивать вы можете, только в случае самой крайней необходимости. Только если охраняемому будет угрожать реальная опасность, которую вы не сможете устранить не лишая жизни других людей. Временные оболочки, после вашего выхода из них, не важно, выработали они свой ресурс или нет, просто испаряться. Кстати их убить можно, только, разорвав на части. Простая пуля пройдёт насквозь и не причинит вреда. Хотя обычную пулю, да и снаряд тоже, вы сможете просто отклонить в любую сторону. Причём отклоняемый предмет упадёт там, где вы захотите. И последнее, временная оболочка Оленьки, истинная, будет девственна только тогда, когда она этого захочет.
При этих словах я сделал вид что скис, а моя вредина покатилась от хохота, показывая мне язык.
- Ещё вопросы есть?
- У меня вроде всё – сказал я притворно – грустно.
- Да всё понятно Филечка – весело заявила Оля.
- Тогда до встречи.
И Феликс исчез с поляны. Мы тоже не стали вспоминать былое и перенеслись домой.
Дома все спали. Была уже середина ночи. Мы обрели свои тела и даже не стали вставать с дивана. Спать хотелось невероятно.
Ну что, ХРАНИТЕЛЬНИЦА, как тебе новый статус?
Слушай ХРАНИТЕЛЬ, давай поспим, а завтра будем проверять наши способности. Я устала смертельно и не представляю, как ещё держишься ты. Спокойной ночи.
Споки любимая.

© Александр Русанов, 2011
Дата публикации: 13.10.2011 15:17:26
Просмотров: 814

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 22 число 62: