Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Кнейдлах

Евгений Пейсахович

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 5162 знаков с пробелами
Раздел: "Ненастоящее время"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


В косых, всё кругом золотящих лучах уходящего за горы солнца казалось, что его джинсовый костюм крашен настоящим индиго. Нос - который всю жизнь горбатился - вдыхал и выдыхал, негромко ворча. Неразборчиво. Как ворчат подростки, демонстрируя недовольство. Так, чтобы родители не поняли слов, но уловили протест.
- Вы аид? – спросил хозяин носа. Пенсионер. Ему хотелось общаться.
Я помычал неопределенно. Но хихикать не стал. Не.
- Ну так я же вижу, что вы аид, - утвердил он. – Так чтоб вы знали, моя жена делает кнейдлах – просто цимес.
Я молча обдумал это новое для себя знание и решил, что оно мне ни к чему.
- Цимес, - повторил он громко. Для убедительности.
- Йо-йо, - кивнул я.
- Ну так я же вижу, что вы аид, - он потёр ладонями морщины на щеках. Может, надеялся разгладить их и хоть немного помолодеть.
- Вейзмир, - сказал я.
Напрягся, подумал и добавил:
- Азохнвэй.
- Ду бист ийд, - заорал он, как Геббельс, наткнувшийся на еврея в собственной спальне.
- Йо-йо, - согласился я. Не спорить же было.
Мои познания стремительно истощались.
- Кипа, - сказал он и похлопал себя ладонью по плеши, аккуратно обсаженной по кругу седыми короткими жёсткими волосами.
- Йо, - сурово сказал я.
Подумал и добавил решительно:
- Нэйн.
- Ничего у него не поймёшь, - сокрушенно сказал пенсионер.
Перед нами, не претендуя прослыть пассажем, тянулось выложенное серой бетонной плиткой пространство между двумя домами. Вдоль. На первых этажах, забранных витринным стеклом и разноцветными раздвижными решётками, с равнодушным пренебрежением смотрели друг на друга полюса многополярного мира. Квартирному бюро был немного смешон, но, в общем-то, безразличен, тесный магазин, торгующий красками, инструментами и мелкой сантехникой. Мастерская, в которой резали стекло и делали рамы для картин, не могла постигнуть, для чего в витрине напротив стоит дисплей и валяются тёмные плоские прямоугольники, на которых тесно налеплено что-то похожее на насекомых, погибших на клейкой ленте. Компьютерному закутку было на всех наплевать. Реальность там ценилась постольку поскольку. Только русский магазин и рыбная лавка враждовали друг с другом, пытаясь, с переменным успехом, перебить запах противника своим стойким духом.
Я пялился в этот стеклянный и решетчатый коридор, как в телевизор. Можно было бы смотреть влево, где открывался вид на горы, залитые светом заходящего солнца, как округлые кексы жёлтым сиропом. Под ними, далеко внизу, тускло блестело озеро, и на берегу его, как рассыпанные мелкие кубики, белели дома.
Горы принадлежали вечности. А я – временности.
Поэтому я пялился в стеклянно-решетчатый коридор и ждал, когда из русского магазина выйдет Боря.
Боря сиял белой улыбкой сквозь хроническую небритость. И сверкал стёклами очков в чёрной оправе.
- Фухх, - сказал он, подойдя. И пошуршал белым тонким пакетом, в котором угнездились матовая, с зеленым узором, упаковка пельменей и буханка чёрного хлеба, запаянная в прозрачный полиэтилен.
- Он не понимает по-русски, - сообщил пенсионер, презрительно поведя шнобелем в мою сторону.
- Да? – удивился Боря. – Не может быть. Он вчера из России вернулся.
- Ну и что, что вернулся? – раздраженно отозвался пенсионер. - Он там что – русский выучил? Ни слова не понимает.
- Да не может быть, - Боря посмотрел на меня вопросительно. – Ты что – весь русский забыл?
- Он и не знал, - продребезжал пенсионер. – Они плевать на нас хотели. Думают, они умнее нас.
- Он и в магазин со мной поэтому не пошёл, - подыграл ему Боря. – Сказал, что там плохо пахнет.
- Пахнет им в наших магазинах плохо, - пенсионер подошёл к точке кипения. – Заходить брезгуют. На идиш говорит, а сам кипу не носит.
- А вы? – Боря взглянул на его жёсткую седую поросль и плешь, медленно потеющую от гнева.
- Я, между прочим, хожу в синагогу, - теперь он сердился и на Борю тоже. – Из России он, видите ли, вернулся. Нечего ему к нам свой сопливый нос совать. Пускай сначала язык выучит.
- Куда – к нам? – Боря растерянно пошуршал пакетом. – В смысле – в Россию? Или сюда?
- Никуда, - заорал пенсионер. – Пускай к себе убирается, раз ему в нашем магазине плохо пахнет.
- Ну что, в супер сходим? – спросил Боря, потеряв интерес к сердитому собеседнику.
- Пойдём сходим, - я поднялся с лавки из красного пластика, поискал глазами, куда выбросить догоревший почти до фильтра и погасший окурок, не нашёл и сунул его в карман джинсов до лучших времен. – Надька приедет – всё равно кормить чем-то надо.
- Окурками будешь Надьку кормить? – поинтересовался Боря.
- Надька к нему приедет, - пенсионер выпустил свистящую струю пара. – Говорить сначала научись.
Мы с Борей лениво повлачились вниз по лестнице, чтобы, спустившись, тут же начать подниматься. Здесь были только подъёмы и спуски, если не считать выровненной площадки перед супермаркетом.
- Зай гезунд, - пролаял пенсионер вслед.
- Что это с ним? – спросил Боря. Озабоченно.
- Дуальный чувак, - объяснил я. – Бывает.
- А ты что – говоришь на идиш? – Боря недоверчиво посмотрел на меня сквозь очки, отражавшие закатное солнце.
- Йо-йо, - кивнул я. – Ещё как. Кстати, у него есть жена. Так чтоб ты знал, она делает кнейдлах – просто цимес.






© Евгений Пейсахович, 2011
Дата публикации: 2011-11-11 12:20:10
Просмотров: 1746

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 97 число 96:

    

Рецензии

Владислав Эстрайх [2017-04-10 06:36:47]
Вот радует меня этот рассказ. Недаром первый в порядке сортировки на твоей странице. В бумажном виде порадовал повторно, за что ещё раз спасибо.

Ответить
Как жив господь - он первый получился, потому что пропадал при переезде. По не зависящим от меня обстоятельствам. И тебе тож спасибо - всё ж таки приятно, что бумажкино издание не сразу в макулатуру отправляется, временит и пыжится.
Владислав Эстрайх [2017-04-10 08:20:09]
Оно если куда и отправится, то только в Екатеринбург. С личной передачей из рук читавших в руки ещё не читавшие.
"Дубу моему поклонитесь, которого я, вероятно, уже не увижу" © (И.С.Тургенев)
Ой, ви гит ци зайн а ид!

Ответить
йо-йо
Ольга Рязанцева [2014-02-24 19:29:53]
Спасибо за иронию! Просто цимес!!!

Ответить
Владислав Эстрайх [2013-11-23 23:18:27]
Хармс прям Идёт с кнейдлахом, перед подачей форшмака

Порцию удовольствия получил определённо.

Первое предложение, имхо, читается несколько криво, споткнулся. Надо бы либо "казалось" поставить после "солнца", либо просто запятую после него (после "казалось") убрать.

Ответить
ща поразмыслю. важней всего в нашем нелёгком деле, чтоб читатель, упаси бог, нигде не споткнулся... щадить же надо людей
Владислав Эстрайх [2013-11-23 23:54:38]
Тебя кто и с какого перепуга в отставку-то отправил, by the way?
списали, ага. с пожизненным правом носить папаху. насчёт мамахи вопрос решается.
да и ваще - трудно всю жизнь ловить рыбу в Мёртвом море. особенно в зимнюю путину.
Владислав Эстрайх [2013-11-24 01:35:05]
давай уже вялить пойманное, чё.
пиво есть.
Юлия Чиж [2013-11-24 01:35:54]
в мёртвом море рыба разве не сразу пряного посола? (я дико извиняюсь за любопытство).
Владислав Эстрайх [2013-11-24 01:51:24]
пересоленная поди
Юлия Чиж [2013-11-24 02:37:55]
да поди технология отработанная. поскольку море мёртвым называется, то и рыбы в нём нет, судя по всему. значит что? привозят, выпускают. пока мрёт - просаливается. жара процесс ускоряет, похоже. слабосолёная, видать, а не пересолёная.
рыба подобна огурцам не только платоновской идеей солёности, которая при реализации ея всегда либо недо-, либо пере-. рыба родственна огурцам и в другом - отвечает главной потребности человека (которого надо щадить) - потребности в безнаказанном убийстве.
Юлия Чиж [2013-11-24 10:24:50]
однако. ты как будто меня в жестокости обвиняешь. ну, и в глупости, само собой. претензии, в общем-то, не мне предъявлять надо, как бэ.
при всей, немыслимой для нонешнего времени, живости ума, не улавливаю... хотя, конечно, самый факт, что огурцы страдают молча, не означает, что за причиненные им страдания не придётся ответить
Юлия Чиж [2013-11-24 19:08:00]
ладно хоть по мамахе не послал. за что уже большое спс.
перенаправь живость от огурцов к рыбе. и всё срастётся.
видишь ли... (поясню) для меня всегда было дикостью поведение людей - откармливающих ради наживы (тех же зеркальных карпов, тех же гусей на фуа-гра), отправляющих на заклание ради "высоких идей" (мести, ещё чего-то "суперважного". и очень эгоистичного на поверку) - итогом деятельности которых (из благих намерений, а как же) становится физическое убийство или моральное уничтожение.
а вообще странно... шутканула, вроде как. а разговор опять не в ту сторону свернул. дикая, чё. не умею с незнакомыми и малознакомыми людьми общаться.
Влад Галущенко [2011-12-06 21:34:31]
Так и не выложил Силиконовую долину... Жмот.
Жаль
Мне кажется она - лучшее у тебя.
В сейфе держишь и на ночь перечитываешь?
Я ж говорю - ***** силиконовый.

Ответить
ну подожди... смещусь из видимой зоны - покладу. гениям присуща скромность...