Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Светлана Беличенко



Верка (эпизод 2)

Юлия Чиж

Форма: Повесть
Жанр: Просто о жизни
Объём: 5570 знаков с пробелами
Раздел: "Черновики(проза)"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


– Верка, сволочи кусок, а ну-ка иди сюда, дрянь!
– Да, мама. Иду, мама…
– Что это такое? – Софья Аркадьевна с искажённым злобой лицом потрясла перед лицом дочери пёстрой тряпкой.
– Юбка…
– Ты на панель собралась, проститутка малолетняя? Срам-то какой! Где взяла? Украла? И как руки-то не отсохли! Дрянь! Дрянь! Дрянь! Вот тебе! Получи! – Софья, скрутив в жгут симпатичную юбчонку, ничуть не беспокоясь о сохранности оной, с удовольствием принялась охаживать дочь, не особо разбирая, куда попадает.
Ребёнок, от несправедливости и от жалости, что единственная достойная вещь в скудном гардеробе вот-вот окончательно погибнет, проревел в ответ:
– Это баб Зоя подарила! Ей дядь Игорь из Москвы привёз для Альки. Альке мала оказалась. Баб Зоя мне отдала! Мамочка, не надо! Ну, пожалуйста, не надо!
Софья, перестав мутузить дочь, переключилась на юбку – пыталась разорвать на клочки. Вещь не сдавалась. Трещала по швам, но расползаться на фрагменты не желала, чем ещё больше злила экзекуторшу.
– Я те покажу побираться! Ишь ты! И Зойка хороша. Ты, дура, не понимаешь, что тебя купить хотят, а меня унизить? Ты не понимаешь?! Ну, ничего… Сейчас я всё по местам расставлю, по полочкам разложу в твоей дурной башке! Ты у меня навсегда запомнишь, что ни у кого ничего брать нельзя! Разорвать не выходит – разрезать получится!
– Мамочка, не надо! Мамочка, хорошая моя, любимая, дорогая, не надо!!!
– Я те покажу мамочку! Я те покажу, как побираться! Я те покажу панель! Увидишь небо в алмазах!


Вера проснулась в слезах, разбитая, больная. Словно и не было шести часов сна. Ещё вечером казалось: все детские обиды похоронены вместе с телом матери. И, вдруг, сон вернул в прошлое – опять пережила заново трагедию десятилетней девчонки, которой добрые соседи Кривины периодически подсовывали то кусок повкуснее да послаще; то игрушку, о которой грезилось годами; то одёжку понаряднее да помоднее.
Веру осенило, что «баб Зоя» была, пожалуй, младше, чем сама она сейчас. А тогда казалась старухой…
Как странно течёт время, переворачивая восприятие казалось бы досконально изученных предметов обстановки в доме и ландшафта вокруг, знакомых людей, мировоззрений – жизни...
Сейчас-то Вера осознавала, что «баб Зоя» в то время – женщина чуть за сорок. В восемнадцать лет выскочила замуж, в девятнадцать родила сына, в двадцать овдовела. Всего-то два года в счастье прожила. Лихие люди позарились на кошелёк мужа, в котором и денег-то было три рубля до зарплаты, но выглядел кошелёк больно привлекательно – кожаный, с блестящим замком. Александр вышел из булочной, завернул за угол, где его уже поджидали два неопрятных мужика, очень желающих выпить. Один по голове арматурой и дал со всей дури. Второй, торопясь, суетливо обшарил карманы. Очень радовался находке, пока внутрь не заглянул. Разочарованные, и от того злые, мужики – уже вдвоём – забивали счастье Зои насмерть, не оставляя ни малейшего шанса выжить.
Похоронив мужа, запила вдова. По-чёрному запила. Забыла о двухлетнем малыше: покормить забывала, обстирать забывала. О том, чтобы поиграть, песенку на ночь спеть, сказку почитать и речи не было. Водка – и подруга, и снотворное, и антидепрессант. Три месяца заливала женщина горе. Заливать – заливала, да не залила. Как-то вернулась с бутылкой и двух новых знакомых привела с собой. Напросились компанию составить. Зоя-то в коматозе перманентном всё время пребывала. Но и в таком состоянии выговориться хотела. А тут люди, вроде, сами не против в роли жилеток побыть. Чего ж не пригласить? Одной же совсем тошно. Однако, два товарища, накатив по стакану, забыли, зачем пришли. Подвигами хвастаться начали. Зоя слушала и трезвела. Чем дольше слушала – тем быстрее трезвела. Два «тетерева» не замечали, как менялось выражение лица хозяйки, как глаза темнели от сжигающей нутро ненависти, как сжимались и разжимались пальцы рук…
Когда мужики выжрали всю водку, Зоя сама вызвалась сходить за добавкой. «Не боишься, что ограбим?» - заржал один. «Не боюсь. Отсюда уже вынесли самое ценное. Не осталось больше ничего… Вы только не уходите. Я скоро. И на закусь чего принесу. »
Вернулась женщина быстро. Водку в магазине купила. А вот грибочки… из кладовки, которую Саша сразу после свадьбы в подвале подъезда оборудовал, принесла. Года три назад мариновали с мужем. Да крышки бракованные попались. Воздух пропускали. Все банки с неудачным экспериментом выкинули, вроде. Но Зоя одну нашла, когда поминки собирала. Так и осталась та на дальней полке стоять, пылью покрываться. То ли ноги не доходили, то ли руки не поднимались выбросить. То ли берегла, как память. Вот и сгодилась баночка.
Пока правосудия ждёшь – самой помереть недолго. А тут всё сладилось. Быстро. Поели под водочку мужики грибочков. С кем не бывает? Ну, не повезло. Ботулизм – штука малоизвестная в широких кругах употребляющих. Вера один крохотный грибок и сама съела. В больницу попала. Но выжила. Врачи сказали, что чудом. Милиция перерыла кладовку сверху до низу, часть припасов испортили, часть на анализы забрали, но себе ничего не взяли. Опасались, что все банки «заряжены». Уголовное дело возбуждать не стали. Несчастный случай же.
Взяла Зоя грех на душу. Отомстила за мужа. И тут же пить прекратила, словно отрезало. О сыне вспомнила. Вырастила, в люди вывела. И только через шестнадцать лет снова замуж вышла, за хорошего мужика, чем-то напоминающего любимого Сашеньку, дочь родила. Ту самую Альку, которая и стала оправданием, помогающим хоть как-то скрасить жизнь соседской Верочке.

© Юлия Чиж, 2011
Дата публикации: 2011-12-20 16:58:06
Просмотров: 953

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 88 число 80:

    

Рецензии

Понравилось. Что понравилось? Язык, легкость восприятия. Ужасов, опять же, бытовых ждешь(имея надежду,что дело не только в них).
Честно говоря, не очень и нужно описание этой самой Верки - оно подспудно сложится. Для меня, как для читателя, безразлично какого цвета у нее глаза. Я сосредоточилась на ее нелегкой судьбе.

Ответить
Юлия Чиж [2011-12-25 22:39:48]
Спасибо, Наталья.
Вы правы - дело не только в бытовых ужасах. Нелёгкие судьбы всегда нелегки разнообразно, но что-то объединяющее в них присутствует, вопреки расхожему мнению: каждая семья несчастлива по-своему.