Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев
Михаил Белозёров
Станислав Шуляк



Чужая игра.Часть первая. 4

Юрий Леж

Форма: Повесть
Жанр: Фантастика
Объём: 15132 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Продолжение повести.


4
Утро началось с привычной суматохи, поиска и сбора разбросанного по всей огромной квартире чужого нижнего белья, мелких женских аксессуаров, легкого и аккуратного – чтобы не переборщить – похмеления, частных и бестолковых созвонов Урсу с начальством для уточнения сроков прибытия на вертолетную площадку. Конечно, основная часть вины – или заслуг, тут уж с какой стороны поглядеть – в бурно проведенной ночи лежала на Мирабель, нынче сладко отсыпающейся в самой дальней, приспособленной под гостевую спальню, комнате.
Попав в пятикомнатные апартаменты Феликса Зака, доставшиеся ему, как бы, по наследству от известного и скандального режиссера, недавно уехавшего на неопределенное время заграницу, дожидаться там окончания очередного скандала, связанного с малолетками, наркотиками и некими важными персонами, девушка с рыжими волосами моментально присела к телефону, вызванивая многочисленных подруг, знакомых и случайных партнеров, якобы для помощи в будущем трудоустройстве. В итоге – через пару часов, не успел Феликс толком привести себя в порядок и отдохнуть – дом его наполнился крикливыми, готовыми на многое, если уж не на все, девицами всех мастей, странными молодыми людьми с повадками добрых сутенеров, интересными личностями, с которыми сам бы антрепренер никогда не смог познакомиться, слишком уж в разных плоскостях жизни находились их интересы. Впрочем, господин Зак чувствовал себя в этой компании, как рыба в воде, чего нельзя было сказать об Урсу, мучительно перемещающемся из комнаты в комнату, натыкающегося то на покуривающих анашу знакомых по киноэкрану актеров, то на совокупляющуюся парочку, то на готовых подраться из ревности к собственным успехам литераторов.
Надо отдать должное Феликсу, он изо всех сил старался облегчить работу невинно страдающему оперативнику и почти все время пребывал рядом с ним или совсем неподалеку, в пределах видимости. Даже развлекаться с малознакомыми, только-только появившимися в квартире девчонками – тощей, анорексичной блондиночкой и плотненькой коротышкой-шатенкой – пришлось вместе, правда, тут Урсу, что называется, лицом в грязь не ударил и показал себя девчонкам с самой положительной стороны, да и Феликс порадовался – есть в спецслужбах не только моралисты и зануды, но и вполне умеющие доставлять удовольствие женщинам и себе мужики.
Наверное, эмоциональная усталость после рестарта, физическая и физиологическая – после бурно проведенной ночи, и общее утомление зрения и остальных органов чувств от мелькания множества знакомых, малознакомых и совсем незнакомых людей помешали Феликсу воспринять в полной красе и обаянии полет над городом в небольшом, шустром вертолете, раскрашенном в цвета санитарной службы. Но, тем не менее, антрепренер остался доволен своим небольшим приключением, не так уж часто городским жителям выпадает видеть место своего обитания с высоты птичьего полета не прибегая при этом к услугам кинокамеры и телеэкрана.
В нескольких кварталах от Южного Моста, возле небольшой, тщательно охраняемой вертолетной площадки полковника, пару сопровождавших его «торпед», Феликса и Урсу ждал уютный, с затененными стеклами и кондиционером, микроавтобус. И только здесь, после того, как все разместились в мягких креслах, больше похожих на самолетные, чем на привычные автомобильные, исходящий внутренним бешенством и желчью – видать от зависти – офицер Департамента задал вопрос по делу:
– Куда теперь?
– На улицу «академиков», – устраиваясь поудобнее в кресле, сообщил безмятежно антрепренер, очень довольный тем, что удалось вывести полковника из равновесия своим и Урсу помятым, непроспавшимся видом. – Где-то в районе домов номер восемь-десять… думаю, в ближайшие три-четыре часа он там будет.
Оглянувшийся на полковника водитель – прямая противоположность охранников и Урсу – худенький, юркий, но почему-то показавшийся Феликсу не менее опасным, чем вся свита офицера, поймал едва заметный кивок начальника и мягко, плавно тронул с места автомобиль.
Добирались до означенной антрепренером улицы, заселенной в основном студентами и молодыми, едва начинающими свою трудовую карьеру инженерами и техниками, из-за того и получившую свое неофициальное прозвище, недолго, видимо, водитель отлично знал город или специально готовился к передвижениям именно в этом районе, а скорее всего – и то, и другое сразу. Но буквально в нескольких сотнях шагов от заключительного поворота, ведущего к цели, перед микроавтобусом возникла фигура дорожного полицейского, властным жестом приказывающего свернуть к тротуару и остановиться. Феликс успел приметить мелькнувший в зеркальце недоумевающий взгляд водителя – номера машины позволяли передвигаться игнорируя полицейскую власть. Охранники дружно приоткинули полы пиджаков, облегчая себе и без того свободный доступ к оружию, а водитель, выскочив на асфальт, со злостью прихлопнул за собой дверцу, как бы говоря: «Сейчас я устрою этому недоумку Варфоломеевскую ночь! Будет в тундре движение оленей регулировать!»
Впрочем, сорвать злость на непомнящим «сквозные» номера полицейском шоферу не удалось. Их разговор, начавшийся, было, с размахивания руками и тыканий в номерные знаки, удивительно быстро закруглился после того, как дорожный страж порядка показал водителю небольшое удостоверение, явно не от полицейского ведомства. К микроавтобусу они вернулись вместе, заставив этим охранников напрячься еще сильнее, чем в начале неожиданной остановки.
С трудом взгромоздившись в тесное помещение, полусогнувшись, полицейский в стареньком, видавшем виды, пропыленном и грязноватом мундире попытался козырнуть и щелкнуть каблуками, но вышло это не очень-то красиво и эффектно, хотя, думается, за красотой и эффектами появившийся в салоне микроавтобуса страж порядка отнюдь не гнался.
– Подпоручик военной разведки Бельц! – четко, по-армейски, отрекомендовался он, сразу выделив из пассажиров полковника, у того и в самом деле был по-настоящему начальственный вид. – К сожалению, проезд далее закрыт. Боевая операция.
– Какая, к черту, операция! – наконец-то, смог вылить все свое недовольство на невиновного человека офицер. – Кто может закрыть проезд Департаменту Безопасности? И что, в конце концов, здесь делает военная разведка? Город уже оккупировали заморские захватчики, и вы ведет действия в тылу врага?
Псевдополицейский попытался пожать плечами, мол, с меня-то какой спрос, но в низкой тесноте салона ему этого не удалось изобразить в полной мере. Феликсу со стороны даже показалось, что военный разведчик просто втягивает голову в плечи, как черепаха в момент опасности.
– Прошу вас, пройдемте к нашему автобусу, – предложил подпоручик, пятясь к выходу. – Там решите всё с нашим начальством.
Полковник раздраженно махнул рукой, в самом деле, чего это он напустился на обыкновенного боевика, да еще и просто стоящего в оцеплении? А уже выскочивший на тротуар псевдополицейский, совсем как обыкновенный «дорожник», забубнил в прикрепленный к лацкану мундира пузатенький квадратик рации: «Первый, я четыре-восемь, первый, я четыре-восемь. Тут гости от смежников, направляюсь к вам, дайте страховку». И тут же вежливо посоветовал выбравшемуся следом за ним полковнику:
– Попросите своих ребят машину в сторонку поставить, нехорошо такими номерами глаза лишний раз мозолить…
Несмотря на справедливость такой скромной просьбы, полковник зло сверкнул глазами на оказавшегося крайним подпоручика, но рукой водителю все-таки махнул, сдай, мол, назад, прижмись к домам.
…возле солидного, дорогого и огромного, туристического автобуса, лениво переговариваясь между собой, создавали видимость замены колеса двое крепких мужчин с военной выправкой и удивительно чистыми для механиков и шоферов руками. Видимо, их предупредили о предстоящем визите, потому что на полковника и его сопровождающего оба не обратили никакого внимания, лишь мельком скользнув взглядом, будто убедившись, что к автобусу подходят именно люди, а не сине-зеленые гуманоиды с иной планеты.
С легким вздохом пневматики изящно отодвинулась в сторону тяжелая, похоже, бронированная дверца и на высоких ступеньках возникла до нельзя знакомая, иронично улыбающаяся физиономия:
– Здравствуйте, полковник, прошу…
С гвардейцем-майором, одним из высоких чинов военной разведки, полковник не раз и не два встречался лично на всякого рода совещаниях, посвященных, в основном, координации действий разных спецслужб, и вот теперь, впустив в темное, дышащее секретами и заставленное аппаратурой связи и наблюдения нутро автобуса своего коллегу, майор твердо, с легким чувством собственного превосходства, но все равно – неубедительно, говорил:
– …мы ведем этого человечка уже восемь месяцев, уважаемый. И за это время он успел проникнуть в такие места, о которых даже мы с вами только догадываемся, что они существуют. А что он успел натворить раньше – лишь боги ведают!
Полковник угрюмо молчал в ответ, прекрасно понимая, что его слова о том, что их Департамент пытается разрабатывать данную тему уже больше двух лет, собирая по крохам разрозненные сведения, для оппонента ничего не значат, но – при этом безопасник отлично понимал, что без санкции очень значительных персон военная разведка не смогла бы проводить свою боевую операцию на территории страны – не их это зона ответственности. И возражать, просить, требовать сейчас абсолютно бессмысленно, тем более – перед военным человеком, имеющим приказ. И какой приказ!
– …когда чаша терпения оказалась переполненной, ну, и все возможные средства контакта исчерпаны, пришлось пойти вот на эту операцию – задержать или уничтожить.
– Даже так?.. – невольно поднял брови в удивлении полковник. – Не слишком ли решительно вы играете?
– Санкция от Верховного, – скромно потупясь и буквально надуваясь от гордости, отозвался майор. – Объект в настоящий момент является носителем высших секретов, тут не до оперативных игр и изящных комбинаций в вашем стиле.
– Вы уверены, что справитесь? – не смог удержаться от бессильной язвительности полковник.
– Вы не знаете моих людей, – притушив гордость, бьющую через край, отозвался разведчик. – От них, наверное, еще можно уйти, если приказано взять живым и невредимым, но – живым или мертвым не уйти.
«А вы не знаете того человека, за которым охотитесь», – хотел в сердцах ответить полковник, но сдержался, начинать пикировку было не место, да и не время.
– Надеюсь, наше присутствие не помешает вам выполнить свой долг? – зачем-то высокопарно спросил безопасник. – Хотелось бы понаблюдать за объектом, а может быть, и встретиться лицом к лицу.
– Наблюдайте, – милостиво кивнул майор и тут же предупредил: – Если без вмешательства. И разговаривать с задержанным я вам не могу позволить. Будет санкция руководства – от всего сердца и в любой удобный вам момент. Но – не сегодня и не здесь.
– Благодарю, – кивнул полковник. – Давайте поглядим по вашей расстановке, где нам удобнее всего будет примоститься, чтобы и не мешать, и видеть все происходящее.
– Прошу, – пригласил хозяин временного дома своего нежеланного гостя к широкому экрану, на котором виднелись коричневатые прямоугольнички домов, серые ленты улиц и переулков, зелененькие пятна скверов и бульваров. – Вот поглядите…
Положа руку на сердце, особых изъянов в плане разведчиков полковник не обнаружил, сам он, пожалуй, действовал бы также, имей поручение на задержание. И предложенное майором место вполне устраивало его, как наблюдателя…
Но все равно, в свой микроавтобус полковник вернулся в отвратительнейшем настроении. И чтобы хоть чуток развеяться, предъявил неожиданные претензии Феликсу, окончательно заскучавшему у темного оконного стекла – кабы не маленькая, почти незаметная, но удивительно емкая фляжечка коньяка, антрепренер, пожалуй, давно уже попытался выбраться из микроавтобуса, напрасно переполошив охрану и создав ненужные служебные проблемы Урсу.
– Почему вы ничего не сказали о том, что здесь будет происходить, господин Зак? – ледяным тоном осведомился полковник.
Феликс выдержал паузу, всем видом своим показывая, что подчиненным полковнику себя не считает, достал из кармана очередную сигарету и чуть-чуть сдвинул в сторону «форточку» для вентиляции, на что уже давно получил разрешение от охранников.
– Вы ничего не спрашивали об этом, полковник, – не менее холодно отозвался антрепренер, пытаясь стряхнуть первый пепел в узкую щель. – И кроме того, я не предсказатель будущего. Я могу найти нужного человека, указать то место, в котором он непременно появится, но узнать что будет твориться вокруг – в ведении высших сил. Так что, довольствуйтесь тем, что есть, господин полковник.
Слегка разрядившись, офицер Департамента, в душе, махнул рукой на Феликса, тот свою задачу выполнил, как оказалось – точно и аккуратно, теперь от него ничего не зависит, вот только зря полковник притащил его с собой, но придется потерпеть, как минимум, до конца операции разведчиков. Куда сейчас денешь этого…
…больше всего во время многочасового ожидания, последовавшего за переговорами полковника со своим коллегой из военной разведки, утомляло само по себе безделье. И если оперативники, да и сам офицер Департамента Безопасности, благодаря тренировкам и привычке к исполнению подчас самых нелепых приказов, переносили отсиживание в микроавтобусе относительно спокойно, ухитряясь даже подремать по очереди, то для Феликса это оказалось едва ли не пыткой. Никаких книг с собой он захватить не додумался, решив, что в случае чего можно просто погулять по улице и поглазеть на хорошеньких студенточек, а может быть, и присмотреть кого-то из них для актерской работы, но в сложившихся обстоятельствах выход из машины был категорически запрещен и пришлось до самых сумерек тупо таращиться через темное стекло на кусочек улицы, обыкновеннейший, типовой, скучный дом в шесть этажей и краешек другого, такого же унылого и обыденного. Даже мелькание проживающих в этих домах и снующих туда-сюда молодых людей не очень разнообразило скудный быт наблюдающих.
В быстро сгущающихся летних сумерках уже с трудом можно было разглядеть редкие людские фигуры, передвигающиеся по тротуару. Жизнь на улице «академиков» замирала на пару часов, чтобы к ночи возродится шумными студенческими вечеринками, проводами гостей «до такси», неожиданным, иной раз очень музыкальным исполнением популярных и неизвестных песен.
Откровенно дремлющий в уютном кресле Феликс Зак неожиданно встрепенулся, будто по телу его пропустили электрический ток. И сам себя антрепренер почувствовал наэлектризованным, как эбонитовая палочка, потертая о хорошее сукно.
– Вот он… – негромко, но отчетливо в полной тишине салоне сказал Феликс. – Видите? Наискосок дорогу переходит…
Худощавый, невысокий, совершенно обыкновенного вида, в простом, без новомодных изысков, костюме – человек быстро, но при этом неторопливо, в странном, дерганном ритме, то и дело слегка, чуть заметно меняя направление движения, пересекал проезжую часть совсем недалеко от засады наблюдателей.
Полковник, а следом за ним зачем-то и охранники с жадным любопытством прильнули к окнам… тот, кого и в военной разведке, и в Департамент именовали объектом, подошел к дому и, ни секунды не промедлив, явно зная куда и зачем идет, скрылся в подъезде.
«Что-то сейчас там случится…» – подумалось, наверное, всем и сразу.

© Юрий Леж, 2012
Дата публикации: 08.06.2012 12:58:01
Просмотров: 742

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 28 число 1: