Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Владислав Эстрайх
Евгений Пейсахович



Откровенно говоря ч.3

Александр Козловский

Форма: Рассказ
Жанр: Размышления
Объём: 4551 знаков с пробелами
Раздел: "Откровенно говоря"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Откровенно говоря, в голове у меня пусто. Но это даже к лучшему. Буддисты утверждают, что в мире важнее всего пустота. Поэтому, наверное, чем у человека пуще в голове, тем он пуще важничает. И я важничаю. Знали бы вы, какие у меня в голове Вселенские Метаморфозы происходят. Их и Конфуцию не постичь, куда уж мне. Потому, то я одно говорю, то вдруг без перехода сразу другое. А переходить улицу нужно в положенном месте – по переходу, что, между прочим, я всегда и делаю. Просто вы, умники, понять этого не хотите, времени у вас нет лишнего, чтобы дурковать. И у меня нет лишнего. Наоборот, не хватает малость. Не то, чтоб уж очень много, а так, в самый раз не хватает. А если и хватает кого кто, то не меня. А меня моя милиция бережет. У меня бумажка для этого имеется. Меня пятая бригада схватить может. Но и то, это лишь в том случае, если я умничать вдруг начну и другим свои умные мысли вслух высказывать буду. А пока я дурак, меня никто и пальцем не тронет. Куда им всем! (или нужно ?). Ведь я ни дать ни взять* секретный агент. И взять с меня нечего. Это там у них на западе агент 007. А у нас своя семерочка имеется (а теперь еще и отдел "L" создали ). Внешнее наблюдение ведет: за ними, за нами и само за собой разумеется. Кто же за собой не следит? Я, например, каждый день зубы чищу. Честное слово, зря сомневаетесь. И они тоже во всех сомневаются. А зубы чистят или нет они, не знаю. Но знать им надо, кто и как себя в этой жизни ведет, блюдет, можно сказать. А от блюдения этого и блюда в небе летают, и тарелки, и блюдца. И все вроде как металла серебристого. Оттого у нас в стране и инфляция. Весь металл серебристый на тарелки переплавили. Людей эти тарелки, пишут в газетах, увозят, эксперименты на них делают. А мне почему-то кажется, что не людей, а блюдей. Только вот понять я никак не могу, отчего они, тарелочки - чертовочки, не бьются. Вот когда Пашка, змей, на кухне посудой кидается, то они не только летают, но и бьются. А эти ну ни в какую. А те бьются. Звонко причем: брям-с.
Брям-с меня безразмерный мужик по плечу. Интеллигентный такой, с усами, средних лет.
- У меня, - говорит, - к вам конфиденциальный разговор, А не желали бы Вы у Нас поработать?
Я не понял где, поначалу, но на всякий случай отказался. Не до такой же степени я дурак, чтобы работать хотеть**. Он от неожиданности опешил даже, хоть и так пешим был. Им, оказывается, материальным точкам, не принято отказывать, так как они за это любят наказывать. И они, при том при всем, меня уже в свои зачислили, приняли заочно, так сказать. Точку поставили на этом. Но и у меня свои аргументы были. А как же без них. Никак нельзя!
- Никак нельзя мне у Вас работать. В связи с тем, что я уже приписан к конторе одной по распределению. Бурением заниматься буду, институт отрабатывать. Геологоразведчиком. Обязан перед государством в лице партии (она у нас в то время одна была) и правительства. Геологоразведчиком. Ни больше, ни меньше. Он, когда это услыхал, так даже чуть не подпрыгнул. А может и подпрыгнул, только я не разглядел.
- Обещаем мы тебе работу по специальности. Только не больше, а чуть поменьше. Но в конторе буровой. Глубоким бурением заниматься, глубинным прямо. В души обывательские забуриваться. Они трепыхаются, конечно, как свежепойманные рыбины, а ты ноль эмоций, знай себе забуриваешься. Разведчик ты прирожденный. По глазам видно (а они у меня зеленые, как у волка). И по глазам мне резким взглядом скользит. Я аж чуть не поскользнулся. Хоть и не зимой это было. Потупился и на безумие свое природное ссылаюсь, мол, книг даже не читаю (я их в то время уже писать начал). Он меня успокаивает:
- Это-то как раз и к лучшему для Нас.
А сам улыбается. Улыбается, улыбается. А потом и говорит: "А иди ты". И бумагу протягивает. И там, в бумаге, написано: "Иди". Черным по белому.*** Обязан идти. Пришлось подчиниться. Вот если бы только должен был. Тогда дал бы, и любой судья меня бы оправдал. Как-никак третья власть в государстве. А в связи с тем, что там формулировка другая дана, я и пошел. Пошел я. Счастливого мне пути. Скатертью дорожка.

---------------------------------------------------------------------------
*А что с меня взять-то можно?
**Народная мудрость гласит, между прочим, что это работа дурака любит, а вот про отношение дурака к работе как раз и не упоминается.
***Неутешительная статистика последнего времени, между прочим, свидетельствует о том, что в большинстве своем не черные страдают от белых, а белые от черных.



© Александр Козловский, 2012
Дата публикации: 2012-08-13 23:39:31
Просмотров: 856

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 98 число 1: