Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Константин Эдуардович Возников



Ненастоящее продолженное

Евгений Пейсахович

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 5215 знаков с пробелами
Раздел: "Ненастоящее продолженное"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


проект сб. Ненастоящее продолженное. Увертюра


С одними надо враждовать, с другими дружить, и это вопрос – что изнуряет больше. Кому-то чего-то бесконечно доказывать, писать заявления о и заявления на, автобиографию, сиречь жизнеописание, объяснительные. При себе иметь паспорт, военный билет, трудовую книжку, оправдательный документ. Чёрные трусы, белую майку, спортивную обувь. Предметы личной гигиены, а именно: двоеточие. Зубную щётку, пасту, мыло, полотенце, расческу.
Устаёшь до смерти. До. Задолго.
Иногда кажется – поскорей бы. Чтобы избавиться от.
Всё, а именно: см. выше. Заявления, биография, суть жизнеописание, свидетельство о рождении с подписями понятых, паспорт, диплом, военный билет, трудовая книжка, челобитные, рапорты, соцобязательства, отношения, реляции о достижениях, доклады о конфузиях, бюллетени и справки. Чёрные трусы и белые майки, густо-синее растянутое трико с обремканными штрипками. Кеды и чешки. Зубные щётки из свиной щетины и мыло, будто бы земляничное, хотя не. Strawberry fields forever. Навеяло. Выдавленные тюбики зубной пасты и картонные круглые коробки из-под зубного порошка «Мятный» или «Особый». Дружба, вражда, оручие споры. Тире. Всё громоздится на простейшее и неизбежное: поспать, поесть, исторгнуть с кряхтением или стоном.
Ещё учебники – со слипшимися страницами и призывным запахом свежей газеты, а потом, через изматывающе длинные, кратко мелькнувшие месяцы, - с потёртой обложкой и духом портфельных недр, пыльным и слегка заплесневелым, будто зимой там, в недрах, хранили картошку.
А там не.
Под моим окном, на другой стороне дороги, посредь выгоревшей травы и сухих длинных стеблей тусклого пустынного цвета, суданец, густого суданского цвета, сворачивает тонкий походный матрас, чтобы уложить скарб свой в корзинчатую тележку свою и пойти в никуда своё, по тропам патриархов. Тут где ни ступи - тропа патриархов, умащенная собачьим дерьмом.
Но им-то, отцам отцов отцов в периоде, обещали - на жёстких условиях, правда, - что всё будет апгемахт. А суданцу-то – нет. Наоборот. Обещали поймать и вывезти туда, откуда пришёл. Вытурить.
Смотрю вниз и думаю, что вот: двоеточие. Будь на его месте бездомная кто-нибудь. Помоложе и постройнее. Умеренногрудая, русоволосая, с алой лентой, вплетенной в длинную, до талии и даже чуть ниже, до самых филеев, косу. В белой рубахе с широкими, присборенными в плечах и на тонких запястьях, рукавами, с вышивкой на груди. С красным или синим тонким шнурком - завязкой-развязкой - у шеи. Только потянуть за. И лейбик ещё хорошо бы поверх всего этого, тоже весь вышитый. И чтоб тесная тёмная юбка почти до колен. Сантиметров на пять-десять выше. Обещающе.
Ой, мамыньки.
Стояла бы и озиралась беспомощно. Потерянная в пространстве. Я б сразу взялся гуманитарно соображать. Рванулся бы, по гуманитарным соображениям, к лифту, стеная от сочувствия к. Опасаясь, что пока добегу, потребность в помощи отпадёт, потому что вокруг уже будут толпиться другие самцы, моложе и мускулистей, потные от желания делать добро. Будут отталкивать друг друга плечами с татуировками и растопыренными пальцами в перстнях.
Говнюки.
Бездомный суданец их не очень-то беспокоит. А на мою бездомную девушку вон сколько понабежало.
Бы.
Меня, бескорыстного, суданец, супостат, попрекает самим видом своим - чёрной, в тон себе, футболкой, некартинно потёртой джинсой, тележкой, угнанной от супермаркета, и тонким матрасом. Намекает, гад, что моя бескорысть – не совсем как бы и.
Пускай выметается из нашей выгоревшей травы в своё никуда. Пусть его поскорее поймают и вытурят взашей.
А ей хорошо бы ещё венок с цветуёчками вкругъ главы ея - чтоб впечатляло и обещало. Чтоб начальный, робкий, медовый, этап мягко шелестел, когда тычешься в губы губами.
Но тут вот – запятая не нужна – какое дело. Потом-то ведь она обнаглеет. По прошествии.
Ну, потому что рутина.
Две длиннющие сухогрузные баржи неподвижно томятся, и море морщится и морщинится. Одна кажется полузатопленной – это у неё борт светло-синий, почти сливается с. Надо всмотреться, чтобы понять: выпирает из. Да кто всматриваться-то будет. Никто не.
Издалека кажется – там жизнь какая-то необыденная. Нет пугающе-
густого запаха испачканных младенцами или старцами памперсов, нет мягкой жены с неповторимым утрешним ароматом прокисающей плоти, и камбуз – не кухня.
На самом-то деле и там рутина. На барже. Хоть сливайся с морем, хоть выпирай. Капитан – скотина безмозглая, из молодых да ранних, белобрысый и будто бы вовсе без ресниц; боцман – пузастый обрюзгший грубиян; пожилой механик, провонявший машинным маслом, прикидывается аутистом.
Вот откуда они вылезли и зачем? Я же их никогда не видел и никогда не увижу. Пускай сливаются. Каждого разглядывать – замаешься. Перебьются ремарками. Пускай за них спасибо скажут.
И на фига мне, всегда готовому покарать невинность, умеренногрудая, русоволосая, с алой лентой, могшая осуществиться на том месте, где суданец скатывал свой тонкий матрас. К тому времени, как она обнаглела бы, я бы добрался до глубин - в уверенности, что там самая вкуснота. А там дырка в заднице, похожая на скупое северное солнце, каким рисуют его скупые северные дети, страдающие от недостатка витамина дэ.
Тощища – уксус.
Отсутствие угнетает.
Присутствие тяготит.



© Евгений Пейсахович, 2012
Дата публикации: 2012-09-01 00:58:58
Просмотров: 1273

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 22 число 25:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

igor abolin [2012-09-03 20:58:46]
С началом! По увертюре могу предположить акта 4 + пролог + эпилог... Ждём-с.

Ответить
ага... те же и городничий...
пасыб
Л. А. [2012-09-02 17:42:01]
Сейчас думаю, не подвели ли ГГ гуманитарные соображения. А также знаки препинания. Ему, однако, без них было бы легче. О-о-очень интересно. Я скачаю щас текст. Приду завтра.
ЗЫ. Ухаха! Евгений, мозолями гордится нужно. И там и тут. Ну что это - выводы )))

Ответить
Л. А. [2012-09-02 17:30:38]
А что это за проект? На выходе - что? Какое место будут занимать эксперименты со словом?

Ответить
Л. А. [2012-09-02 17:16:34]
Ого! "Часть речи вообще. Часть речи" Мне нужно изучить текст, прежде чем сформировать суждение. Пока он захлёстывает саркастическим разочарованием, печальным одиночеством. Я вижу изысканную игру служебных частей речи. Очень,очень интересно. Прочитаю не один раз. Язык, конечно, блестящ. Надо подумать.

Ответить
пока мявчешь, надрываясь, на крыше да после того мозоли натираешь - причём, в любом случае - и если догнал, и если не догнал - локализация мозолей токо разная...
к выводам-то и приходишь... неожиданным...