Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ольга Белоус
Ольга Платонова



Случится же такое...

Виктор Бейко

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 33281 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Россия, небольшой подмосковный город. Дорога, соединяющая город с временным посёлком строителей, проходит через неохраняемый железнодорожный переезд.
Рядом тротуар. Железнодорожная ветка тупиковая, ведёт на базу строителей. Раз в неделю маневровый тепловоз провозит туда пару вагонов, возвращается
и через какое то время забирает их обратно.
К переезду приближается автомобиль и маневровый тепловоз. Водитель автомобиля, увидев тепловоз, дисциплинированно останавливается у первого предупредительного знака и, заметив что тепловоз притормаживает, выходит из автомобиля и, жестом красной девицы, хлебом – солью встречающей дорогих гостей, показывает машинисту:
«Путь свободен! Проезжайте пожалуйста!». Тепловоз останавливается, выходит машинист и жестом не менее вежливым показывает, мол «Только после Вас!».
Шофёр «сдаётся», а немногочисленные пешеходы лежат от смеха: совсем недавно на этом месте тепловоз протаранил проезжавший через переезд автомиксер – бетоновоз.


Снабжением небольшого городка на северном Урале занималась организация под названием «Продснаб». Естественно, она имела свою базу, которую в народе так и называли базой, подразумевая базу «Продснаба».
Один мой приятель, не страдающий отсутствием чувства юмора, жутко обидевшись на оштрафовавшего его «гаишника», находясь в трезвом уме и ясной памяти и даже не Первого апреля, не придумал ничего лучшего, как позвонить в милицию и сказать примерно следующее: « Милиция? С базы беспокоят. У нас тут пришел вагон свистков, а разгружать некому. Выручайте!»
Конец рабочего дня, начальство разъехалось по домам, ждать Ц.У. не от кого и дежурный решил проявить инициативу. Можете себе представить состояние работников базы, когда к проходной лихо подъехал милицейский «воронок», и несколько помятых , явно «пятнадцатисуточных» личностей в сопровождении милиционера заявили, что они прибыли разгружать вагон со свистками ?...



Пенсионеры всегда получали хоть какие то льготы от государства. Например, бесплатный проезд в городском транспорте. Достаточно было предъявить кондуктору пенсионное удостоверение. А оно в свою очередь было сильно похоже на удостоверение водителя – права.
Едем мы раз с приятелем на его машине, подъезжаем к посту ГАИ, конечно же нас останавливают для проверки документов. Приятель спокойно отдаёт пакет документов гаишнику, тот долго и внимательно изучает их и с возмущением возвращает:
«Я тебе что, кондуктор?»
На счастье приятеля, удостоверение водителя лежало в кармане для пенсионного удостоверения.



Реанимационная палата. После операции по поводу прободной язвы с трудом открываю глаза. Рядом со мной стоит врач и две симпатичнейшие девчушки.
«Проснулись?, - приветливо говорит врач, - Поздравляем вас! Операция прошла успешно. Я рад за вас! И девочки тоже!» Голливудские улыбки девчонок весьма убедительно показали, как они рады. «А теперь, девочки, за работу!», - весело скомандовал врач. И девочки, а это видимо были практикантки, заработали...
Несколько уколов внутримышечно ещё можно было стерпеть, но когда дело дошло до внутривенной инъекции их «профессионализм» дал сбой. Встав возле каждой руки, они по очереди тщетно пытались попасть иглой в вену, перетягивали руку резиновым жгутом, просили поработать, сжимая пальцы в кулак... Предпринимались всё новые и новые попытки. Когда счёт им приблизился к десятку, не выдержал и попросил:
« Девчонки, дайте хоть немножко передохнуть ». Удивлённо переглянулись между собой и с полнейшим недоумением уставились на меня : « А вы что, разве устали? »





Эту историю прислали на поэтический литературняй конкурс, но думаю, что и в прозе она будет звучать не хуже.
Сосед по даче держал элитных кроликов. Стоимость одного из них, по его словам, была соизмерима со стоимостью моего автомобиля Лада «Калина», на котором я и приехала на дачу. Сижу в шезлонге, отдыхаю. И вдруг с соседнего участка вылезает мой ротвейлер Тобик, и когда только успел туда залесть! Все бы ничего, да из его пасти свисал весь в земле и слюнах... Правильно! Соседский кролик. Элитный!
Делать нечего, пока ничто не видит, хватаю шампунь, мыло... Оттерла, отмыла всего крольчонка и даже для верности подсушила феном... А ночью подбросила его в клетку.
С утра у соседа начались крики и вопли. Через какое-то время ко мне влетает и он сам.
Глаза из орбит: «Прикинь, катастрофа!... Крольчонок там в клетке... Он умер вчера...
Ну, короче пропал... Ну жалко конечно...породистый, редкий...
Так я же вчера его сам закопал!!!»



Далекие шестидесятые годы прошлого столетия. Областной город Свердловск (ныне Екатеринбург) Золотое время, когда проезд в трамвае стоил три копейки , а в метро - пять копеек. И хоть метро было тогда всего лишь в трех городах СССР, каждый советский школьник, хорошо знал что это такое. Еще бы! Ведь в любом школьном учебнике были напечатаны «замечательные» стихотворения про лестницу-чудесницу, которая «бежит сама - собой», про «знак метро – большая М».
Группа восьмиклассников возвращалась в провинциальный город с туристического слета. До поезда оставалось пара часов и всем разрешили прогуляться по городу.
Две подружки с ходу рванули в центр. Купили мороженого, присели на скамейку и...
увидели «знак метро – большую М» - зажегся большой матовый стеклянный шар на которм была нарисована эта буква. Точно такой шар был напечатан в учебнике!
Рядом лестница, уходящая под землю, по которой спешили люди... Метро!!!
Так ведь почти все деньги истратили на мороженое! Лихорадочно стали рыться по карманам. Насобирали ровно шестнадцать копеек. Как раз: шесть копеек на трамвай до вокзала и десять копеек на метро! Времени мало, быстро помчались к заветной лестнице. В спешке не сразу сообразили, что в «метро» по лестнице спускаются лишь одни представители мужского пола, а когда специфический запах стал очевидным, срочно повернули назад. И лишь тогда, выйдя на поверхность, увидели невдалеке точно такой же светящийся матовый стеклянный шар с буквой Ж


В советское время организации, обеспечивающие жизнеобеспечение домов не всегда поспевали за новостройками. Такая ситуация сложилась в маленьком шахтёрском городе на Северном Урале. Центральная котельная была ещё в состоянии обеспечить отопление вводимых в эксплуатацию домов – новостроек, а вот обеспечить их горячей водой, мощности котельной не хватало. Так и заселяли летом дома, письменно предупреждая жителей, что горячей воды не будет. Осенью начался отопительный сезон, батареи наконец то стали горячими. Умельцы из числа активных жильцов быстро разобрались со схемой горячего водоснабжения и подали горячую воду в дома. ЖКХ спохватилось, закрыли задвижки, «умельцы» лишь улыбнулись и последующие ухищрения ЖКХ как установка замков на задвижки, снятие болтов с задвижек и т.д. только раззадоривали их. Так продолжалось несколько месяцев. Но в определённый момент умельцы были бессильны: после очередного отключения, трубы горячего водоснабжения оказались наглухо заваренными. Позже выяснилось, что другая, более активная часть жильцов, писали письма, во все городские инстанции, с жалобами, что горячая вода в дома – новостройки поступает с перебоями. ЖКХ просто ничего другого не оставалось делать, как ликвидировать эти «перебои».



Шахта, где довелось мне работать находилась совсем недалеко от города. Напрямую пешком до неё было полчаса ходу. Автобус по дороге ехал 20 минут, а если учесть время ожидания, то выходили те же полчаса. Этим обстоятельством пользовались многие мужики беря у жён деньги на автобус и успешно реализуя их после работы в пивной, мимо которой шли с работы. Верхом мужской находчивости считалась из уст в уста передаваемая история, когда мужик убедил свою жену, что спуск – подъём в шахту в клети платный и долгое время брал у жены деньги ещё и на ... клеть(!!!), что давало ему пару дополнительных кружек пива в день. По правде говоря, я считал эту историю обычным шахтёрским трёпом, не сильно веря в неё.
Лет через 15, пройдя Бам и работая в Подмосковье, в одной кампании услышал от товарища, которого, как я считал, знал как облупленного, историю... как в молодости он брал у жены деньги на клеть! Оказалось, что в разное время мы работали на одной шахте. А «сдала» его соседка, работающая на шахте и к которй жена пришла менять деньги, что бы отстегнуть любимому мужу мелочь «на клеть».



В своё время поезда внутриобластного назначения в предпраздничные дни напоминали трамваи в часы пик. Студенты любых учебных заведений использовали счастливую возможность подкормиться пару – тройку дней в родительских пенатах, встретить праздник с родителями, с друзьями. А поскольку праздники зачастую не всегда совпадали с днями выдачи стипендии, денег на билет обычно не было, да если бы и были, купить билет было практически невозможно, они раскупались задолго до праздника. А какой настоящий студент живёт будущим ?
Обычная ситуация: контролёры, выловив с десяток – другой безбилетников, цепочкой ведут их к тамбуру, что бы высадить на приближающей станции. Один контролёр спереди, другой сзади цепочки. К нему то и обращается пацан лет 17 : «Дяденька, а куда вы нас ведёте?»
«Как куда? Сейчас будет станция и мы вас высадим.»
«Так надо вещи с собой брать?», - ужасается пацан.
«Конечно! Иди, бери быстрее, а то не успеешь. И быстро возвращайся!», - говорит ничего не подозревающий контролёр.
«Я быстро, дяденька! Одна нога здесь, а другая там...», - донеслось до контролёра уже из тамбура соседнего вагона.



Надо было срочно подстричься, а сзади, на бедре, была незажившая рана. Делать было нечего, и садясь в кресло на самый его край, я объяснил ситуацию парикмахерше, начав пространственно извиняться за причиняемые ей неудобства в работе.
Она со смехом прервала меня: «Это ещё что! У меня был случай, когда с такой же проблемой пришёл подстригаться молодой человек под два метра ростом, он вообще не мог сидеть. Знаете, как я его подстригала? Я встала на табуретку и, стоя не ней, работала ножницами или машинкой для стрижки, а он поворачивался ко мне нужным мне боком! Представляете, как это смотрелось со стороны?»



Один человек, имеющий отчество «Адольфович» рассказывал о своём отце занятную историю. Тот во время Второй мировой войны в разведке воевал. Взял раз немца в плен, ведёт к своим. Сели перекурить. Спрашивает у пленного: «Как звать-то?».
«Как вашего, - говорит пленный. – Иосиф. А тебя?»
«Как вашего, - отвечает разведчик – Адольф »



БАМ. Всесоюзная ударная стройка. Получив на базе оборудование, едем домой.
Погода прекрасная, хорошо гружёный «Магирус» идёт ровно, не скользит по заснеженной трассе. Впереди 10 часов пути, настроение прекрасное.
Впереди на дороге что то блеснуло. «Тормозни - ка, Саша», - попросил я водителя.
Остановились. На дороге валялся монтажный блочок, незаменимое приспособление для монтажа лебёдками любого оборудования. Новенький, в заводской смазке.
Страшный дефицит по тем временам. Ну как не кинешь такой в кузов?
Через несколько километров ситуация повторилась, а концу нашего путешествия в кузове погромыхивало уже семь таких монтажных блочков и мы остановились у восьмого, немного «проскочив» его. Подтаскивая с шофёром блочок к машине я пошутил, подражая Остапу Бендеру: «Эх, всего двух штук не хватает для ровного счёта!» И как в романе Ильфа и Петрова «недостающие» блочки нашлись.
Только принесла их не «долго крепившаяся Елена Станиславовна » из романа, а вполне реальный шофёр автомашины, остановившейся рядом с нами. С возгласом: «Эй вы, разгильдяи! Я что ли за вас блочки собирать по трассе должен?» он сбросил нам ... два «недостающих» блочка!



БАМ. Всесоюзная ударная стройка. Как всегда, на стройках такого масштаба полагались комсомольско - молодёжные бригады. Это были крепкие, здоровые спаянные коллективы, с течением времени обрастающими своими обычаями и традициями. Иногда несколько странными.
В одной из таких бригад процесс посвящения в члены бригады происходил происходил примерно так: новичка сажали за стол под правую руку одного из уникумов бригады, который имел милую привычку после третьего тоста с возгласом «Говори – не говори, а начинать надо!», бить любого, сидящего под правую руку. Не в усмерть, конечно , а так, больше «для порядку». Новичок не оставался в долгу, их быстро разнимали, обряд посвящения в члены бригады состоялся. Дальше «отдых» шёл своим чередом.
Но ведь были и другие события, отмечаемые этой бригадой. В таком случае уже уникума сажали «под праву руку» какого нибудь здоровяка, который в определённый момент с возгласом «Говори – не говори, а начинать надо!» бил уже уникума...
Не в усмерть конечно, а так, больше «для порядку». И для соблюдения традиции.


Вступительные экзамены в институт. Заочное отделение. Поскольку дело происходило на БАМе, прёмная комиссия приехала в бамовский посёлок и принимала экзамены в здании школы, но по довольно жёсткому графику : консультация, на которой зачитываются вопросы, которые будут в билетах, на следующий день – экзамен и т. д.
Экзамен по математике. Беру билет и, прочитав его, понимаю, что не знаю ни одного вопроса, эти вопросы почему то не назвали на консультации и я не стал их повторять.
Обидно было терять год, и я никак не мог решиться встать и уйти.
А ситуация в аудитории пошла по неожиданному сценарию. Очередной абитуриент, взял билет и, прочитав его, спросил преподавателя: «Можно взять второй билет?»
Тот совершенно невозмутимо ответил : « Можно! Через год!». Это вызвало почему то (в принципе, преподаватель был прав) бурю негодования у уже готовившейся к ответу молодой абитуриентки: «Как вы с нами разговариваете!» и чуть ли не пятиминутная речь о правах и достоинстве всех советских людей и абитуриентов в частности. Ошарашенный таким натиском преподаватель, начал чуть ли не оправдываться, говоря, что не хотел никого обидеть и в конце концов заявил: « А вообще, билет - это повод для разговора и мы можем спрашивать вас и без билета.»
Ну как тут упустить такой момент? Я тут же по школьному поднял руку и, терять было нечего! , попросил, что бы меня спрашивали хоть что, но не по билету, объяснив, почему я не стал повторять этот материал. Предодаватель не решился спровоцировать очередной скандал и, надеясь быстро «разобраться» со мной, пригласил к столу.
К счастью, его «заклинило» на функциях и графиках, которые я хорошо знал. Он писал формулу – я тут же рисовл график, он рисовал график – я тут же писал формулу.
После 10 – 15 таких пикировок он отпустил меня, тем самым «сэкономив» мне целый год.




Экзаменационная сессия у студентов - заочников. На консультации перед экзаменом
по истории КПСС (был такой предмет!) преподавательница твёрдо заявила, что студенты, не имеющие конспекты работ В.И. Ленина к экзамену допущены не будут.
Кто то, из наиболее добросовестных, засели за работу и за ночь одолели пресловутый «идеологический» барьер, а кто то просто сачканул, надеясь Бог знает на что. И не зря.
Один заявил перед экзаменом, что у него пропала сумка с учебниками и, естественно, с конспектом и получил индульгенцию, второй, позже, закатил чуть ли не истерику, грозя бросить институт, не желая учиться в «ворами» вместе. Вариант прошёл и тема казалась бы исчерпала себя. Не тут то было. Два закадычных приятеля, у одного из которых конспект был написан ещё дома, вообще не напрягались по этому поводу, надеясь воспользоваться одним конспектом. В числе первых один блестяще сдаёт экзамен, но общая радость омрачнена: преподавательница расписалась на каждой конспектируемой работе вождя. Экзамен уже подходил к концу, когда выход был найден. Прямо перед дверями аудитории они разыграли спекталь « Куда делся конспект студента N?» с криками и душераздираюшими репликами. В конце концов, минут через 15, сдавший экзамен приятель заглянул в аудиторию и, извинившись перед преподавательницей, спросил у сдававших экзамен студентов, не видел ли кто нибудь конспект студента N? Ответила преподавательница: «Передайте студенту N, что я приму у него экзамен без конспекта!»


Приезжающие на сессию студенты – заочники жили в гостиннице, расположенной недалеко от института. Весёлые и непосредственные они быстро нашли общий язык с обслуживающим персоналом гостинницы и те не обращали никакого внимания на нарушение, существовавших в те времена « Правил социалистического общежития», например, нахождение в номере посторонних лиц после 23 часов, не дай Бог!, противоположного пола. Не говоря уж о таком святотатстве, как совместное распитие спиртных напитков. Но среди персонала гостинницы существовала ещё и её заведующая, молодящаяся дама, ярая поборница нравственных норм. Дни, когда она устраивала проверки, были сущим кошмаром для студентов: могла без стука зайти в любой номер, запрещала заниматьсяч допозна, угрожая выселением и даже вызвала милицию, когда студенты мирно отмечали сданный экзамен.
Учитывая всё это, они решили последний экзамен отметить на квартире. Но в гостиннице проявили активную деятельность по подготовке к этому событию.
На следующий день я был свидетелем чудесного монолога. Заведующая очень эмоционально жаловалась преподавателю института: « Вы представляете, какие эти студенты наглецы!!! Я знала, что у них вчера был последний экзамен и они будут отмечать его. Вызвала усиленный наряд милиции, две группы народных дружинников. Они ждали студентов до поздней ночи!!! А студенты не пришли!!! »


Компьютер и интернет уже давно и прочно вошли в жизнь современного человека. И со стопроцентной уверенностью можно сказать, что любой человек, пользующийся интернетом, знаком с сайтом «Одноклассники», технические возможности, которого позволяют виртуально общаться людям, не видевшимся 20, 30, а то и более лет.
Трудно передать ощущения при таком общении, словно опять вошёл в детство, любимые выражения и словечки так и соскакивают с уст... К сожалению, формат одного сообщения ограничен 1000 знаками, но и здесь смекалка не покидает нас. Оборванное на середине слова сообщение продолжают, посылая следующее сообщение,
правда прочитать его можно, лишь ответив на предыдущее сообщение.
А тут уж и до казусов недалеко.
...Нам уже далеко за 50 и вот получаю от одноклассницы, с которой , так уж случилось!, не виделись со школьных лет, но довольно долго общаемся в «одноклассниках», сообщение с последними новостями и довольно оригинальным последним словом «Ходи». После некоторого размышления вспомнил, что именно так мы поторапливали друг друга и при игре в шашки – шахматы, а иногда и просто в общении. Естественно, в своём ответном сообщении, после приветствия, я написал «Хожу!», а уж потом перешёл к новостям. Можете представить моё состояние, когда отправив это сообщение, я тут же увидел следующее её сообщение, которое начиналось:
« ла в школу с внуком 1 сентября»?




Россия. Середина 1990 – х. Подмосковье. Небольшой железнодорожный переезд.
Перед закрытым шлагбаумом стоит навороченный джип. Вдруг, откуда ни возьмись нарисовывается задрипанный жигулёнок и, обдав крутую машину грязью из лужи, нагло становится впереди. Из джипа выходят двое. Гремя золотыми цепями и не опускаясь до разговора в водилой, они несколько раз пинают в бок ни в чём не повинное авто и мимоходом сбивают всю выступающую наличность – зеркало и простенькую антенну. С чувством выполненного долга, достойно, не спеша возвращаются в джип. Из жигулёнка выходят четверо в камуфляже с надписью «ОМОН», вытаскивают всех «джиповцев» из машины, кладут лицом в грязь, обыскивают и так же, «ненароком», сшибают с их машины все навороченные прибамбасы. После чего спокойно уезжают, благо переезд давно открыт.
Зачем нервировать ребят, вынужденных из-за поломки государственного транспорта ехать на задание на личной колымаге ?


Москва. Ленинский проспект. На своём автомобиле тороплюсь в аэропорт «Внуково», что бы встретить прилетающего друга. Впереди пост ГАИ – последний перед выездом из Москвы. Обычный уличный шум взрывается воем сирен: во «Внуково-2» спешит правительственный кортёж. Светофор у поста ГАИ, естественно, сразу становится красным. Кортёж проехал, но издалека опять доносится вой сирен. Поскольку на посту загорелся зелёный свет светофора, многие водители, в том числе и я, озираясь, неуверенно тронулись вперёд. Проехав пару километров, я услышал вой сирены в третий раз. На сей раз сигналил автомобиль автоинспекции. Сидящий в нём «гаишник» жестом приказывал мне остановиться. Я подчинился. Молодой лейтенант буквально вырвал у меня водительское удостоверение из рук. Спрашиваю: «В чём дело?»
-«Поехали на пост, там разберёмся». Приезжаем. К нам подошёл капитан ГАИ. Оказывается, на посту я не отреагировал на жест лейтенанта, велевшего остановиться.
Я стал спорить: « Лейтенант, вы же видели, что там творилось. Я просто не заметил вашего жеста». - « Вы все специально отворачиваетесь» , - « А вы что, не могли првлечь моё внимание, свистнуть, наконец?» От возмущения лейтенант чуть не задохнулся: « Да я чуть лёгкие не порвал - так свистел ! » - «Что же вы с больными лёгкими в ГАИ пошли работать?», - только и оставалось ответить мне.
Вот за такой безобидный вопрос меня на три месяца лишили водительских прав.



Россия. Подмосковье. Главным механиком тоннельного отряда работаю второй месяц. Понимая, что ко мне всё ещё присматриваются, работать стараюсь ну очень уж добросовестно.
Утром получаю диспетчерскую сводку с данными для отдела главного механика. Среди прочих, информация из ГАИ, что ими, за техническую неисправность, задержана служебная машина шефа (начальника отряда) Обеспечение технического состояния всех механизмов отряда – моя прямая обязанность. По моим данным, через пару часов шеф должен ехать на этой машине в Москву. На стоянке машины нет, шофёра тоже. В управлении никто ничего толком сказать не может. Звоню в ГАИ. Примерно через час безполезных телефонных переговоров, решаю ехать туда и на месте разобраться.
Ещё спустя какое то время выяснил, что такая то машина действительно задерживалась, продробности у такого то инспектора. Нашёл «такого то» суперзанятого инспектора ГАИ, он просит меня «минутку» подождать, постоянно отвлекаясь на телефонные звонки. От нечего делать смотрю в окно и вижу, как мимо проезжает машина с шефом, явно направляясь в Москву. Растерянно смотрю на инспектора ГАИ и замечаю, наконец, за его спиной настенный календарь, передвижная красная рамка которого обрамляет... 1 апреля!
P.S. О том, что шофёр отпросился у шефа на пару часов знала только секретарша, через неё же распространялась диспетчерская информация по отделам.



Москва. Спальный жилой район. На втором этаже 22-этажного дома живут прикомандированные строители. Раннее летнее утро. На высокое крыльцо подъеда дома выходит в трусах и майке один из строителей, прямо оттуда справляет малую нужду, задумчиво почёсыват «репу» и идёт досыпать.



Россия. Подмосковье. На легковой автомашине возвращаюсь домой из командировки.
Впереди более двухсот километров пути, естественно, при первой же возможности жму на газ. Погода отличная, ярко светит солнце. Дорога под уклон, промелькнул знак «Обгон зепрещён». И, конечно же, чуть ли не сразу, впереди замаячил рейсовый автобус! Осмотрев окресности и не заметив ничего подозрительного, дорога впереди плавно поворачивает, увеличиваю скорость и махом обгоняю автобус. Впереди и сзади никого! Через пару километров начинается подъём, ещё километра три и на самой макушке подъёма величаво возвышается «гаишник», который уверенноым жестом останавливает меня. « Нарушаете!», - доброжелательно приветствует меня молодой лейтенант.
«Как можно, командир?», - укоризненно тяну я, вылезая из машины.
« А пройдёмте, тут недалеко...», - вежливо приглашает меня «гаишник»
Отойдя от дороги метров на 10 – 15 на полянку, он весело посмотрел на меня.
Я оторопел. Передо мной открылась чудная картина : участок трассы, на котором я несколько минут назад нарушил правила, был как на ладони, метрах в 300 от нас!!!
«Ну что, будем останавливать автобус, приглашать шофёра в свидетели и составлять протокол или как?», - спросил меня гаишник.
«Или как...», - быстро ответил я и, не удержавшись, добавил: «С такой смекалкой, командир, вы явно задержались в лейтенантах...» Он добродушно рассмеялся и пожелал мне счастливого пути.


Лето. Плацкартный вагон скорого поезда, спешащего на юг. В вагоне жара, духота, естественно все, особенно дети, одеты по минимуму. С трёхлетним сынишкой уже несколько раз ходили в вагон – ресторан за прохладительными напитками, ему эти путешествия страшно понравились. И вот опять, он куда то тянет меня за руку. На мой вопросительный взгляд, он открывает рот... и в этот момент из сеседнего купе появляется прекрасное, шоколадно - чумазое небесное создание женского пола и его возраста. Округлившимися от удивления глазами он уставился на неё, но всё же закончил приготовленную для меня фразу, громко выкрикнув: «Пойдём в ресторан?». Её молодая мамаша буквально валится от смеха, успев спросить у моего не менее чумазого сынишки: «Ты её приглашаешь в ресторан ?!!!»



В советские времена в нашем институте стипендию распределяли по итогам учёбы за месяц. Существовала специальная стипендиальная комиссия, которая заседала в конце каждого месяца и решение которой с трепетом и нетерпением ждал каждый студент.
И вот, в какой то месяц, решением этой комиссии студент Михаил Микрюков за неуспеваемость по одному предмету был лишён стипендии за прошедший месяц.
Он стоически перенёс эту, не совсем приятную для него, весть. Следущая пара была посвящена политинформации, приглашённый лектор читал лекцию о международном положении. Особенно актуальной темой в то время были события, касающиеся освободительной войны в Южном Вьетнаме. Как полагается, окончив лекцию, лектор поинтересовался у присутствующих, есть ли у кого вопросы. Вопросов не было ни у кого, только Миша Микрюков вдруг вытянул руку. Лектор любезно предоставил ему слово. Того, что произошло дальше, даже самые завзятые остряки группы не никак ожидали от Миши. Вскочив на стол, он, до боли знакомым жестом вождя (Верной дорогой идёте, товарищи!), вскинул руку и торжественно произнёс: «Товарищи! Прошу перечислить мою стипендию за этот месяц в фонд борющегося Вьетнама!»
Смеялись все: и студенты и лектор, которого ввели в курс дела и даже члены парткома факультета, так что делать последующие «оргвыводы» было попросту некому.




БАМ. Всесоюзная ударная комсомольская стройка. Приступ почечные колики случился прямо на работе, а это довольно от посёлка, гда была больница. Боль была сумашедшая, не дожидаясь «скорой», повезли в больницу на автомобиле, но всё равно прошло довольно много времени. Видя моё состояние, врачи сразу поставили «убойную» дозу обезбаливающего укола. Едва добравшись до кровати сразу уснул. Проснулся уже под вечер. Соседи по палате вежливо поинтересовались моим диагнозом. Сказал. Более трагических лиц, когда они узнали про мой недуг, я ещё не видел. У каждого из них нашёлся родственник или знакомый, который страдал почками и протянул всего лишь месяц – два после выявленного диагноза, покидая нас в страшных мучениях и страданиях.
Принесли ужин. Проголодавшийся я довольно шустро принялся за него, но был остановлен возгласом: «А тебе есть можно?!». Я недоумённо пожал плечами. Самый активный сходил на пост медсестёр и вернулся с ещё более скорбным лицом.
Есть мне категорически было нельзя! Опять кто -то вспомнил, что в какой то палате больной умер так и не дотянув до утра , несанкционированно съев свой ужин.
Повздыхав ещё какое то время о трагических привратностях судьбы злодейки все легли спать. Можете представить, как «спалось» мне после такого массированного предсказания моей судьбы? А если учесть, что действие обезбаливающего укола постепенно сходило на нет... Короче, проснувшись утром я с огромным удивлением обнаружил, что всё ещё живой!
Ближе к вечеру в палату поселили ещё одного новенького. Мои сеседи, узнав, что у него язва, враз «обрели» родных и знакомых страдающих язвой, горемык, которые в мучениях покидали этот мир через месяц – полтора после начала лечения...
А у меня на душе был праздник.


Воинская часть. Дорога, отделяющая часть от жилых домов офицерского состава, за которую солдатам срочной службы категорически запрещено заходить.
Четырё солдата, увлекшись разговором, зашли довольно далеко за дорогу. Неудивительно: парковая зона, цветы, красивые стенды с показателями спортивных рекордов воинов. Спохватились, когда увидели приближающегося майора, с повязкой
«Дежурный по части», который ещё не видя их, торопился на обед. Встреча, со всеми вытекающими последствиями была неминуема. Пришлось вспомнить Устав и проявить воинскую сметку. Подскочили к ближайшему стенду и, «не замечая» майора, стали усердно пытаться вытащить его из земли, сопровождая работу, специально для майора разъясняющими репликами, типа « Ну что, художнику трудно было сюда прийти ? » «Говорил я, лопату и лом нужно было взять...» Дежурный по части, не подходя слишком близко, что б не мешать работать солдатам, несколько минут пытался понять целесообразность выполняемой солдатами «работы», но в конце концов решил не напрягаться и продолжил свой путь. А солдаты, когда он отошёл на безопасное расстояние, кое как поправив стенд, «мухой» рванули в другую сторону.



Работали за границей на строительстве автодорожного тоннеля. Работы производили довольно много фирм со всего мира. Как при строительстве Вавилонской башни, за исключением того, что язык общения – английский, изначально был найден. Естественно, с течением времени, довольно хорошо сдружились с коллегами, вместе
отмечали праздники, дни рождения, другие события. Обычаи и менталитет других народов познавали, получая иногда довольно чувствительные шишки.
У очень общительного американского парня Джона заканчивался контракт и он оповестил всех нас, что в таком то ресторане будет вечеринка по случаю его отъезда.
Конечно же, мы все, как один, в назначенный час были в назначенном месте.
Нас совсем не смутило, что не было общего стола, приглашённые сидели где попало, некоторые даже с посторонними, а на вопрос, «Что заказывать?», Джон царским жестом показал: «Что хотите!» Ай да Джон! Совсем не мелочится!
Захотели мы отнюдь не самые дешёвые напитки и блюда да впоследствии не сильно скромничали и к тому моменту, когда Джон, пообщавшись с официантом объявил, что покидает всех нас, наш стол словно был накрыт скатертью самобранкой. Мы тепло попрощались с Джоном и к его недоумению, долго благодарили его.
Неладное почувствовали, когда заметили, что постепенно уходящие друзья Джона почему то общались с официантом, но окончательеым потрясением для нас был выставленный официантом счёт, примерно в четверть зарплаты каждого.
Можете себе представить, как икалось общительному американскому парню Джону?



Студенческая байка. Экзамен по физике. Бойко отвечающему студенту профессор задаёт последний дополнительный вопрос, показывая на графин с водой, стоящий на подоконнике: «Какая сторона графина имеет более высокую температуру и почему?»
Почти не задумываясь студент отвечает, что эта сторона, обращённая к солнцу и в течении 10 – 15 минут теоретически обосновывает ответ.
Выслушав, профессор говорит: «А вы потрогайте». К сожалению, практика напрочь разбивает только что высказанные теоретические выкладки студента.
Поразмыслив некоторое время, он вначале робко, а потом всё увереннее и увереннее излагает другую версию. С блеском закончил её, победоносно взглянул на профессора.
Тот, улыбнувшись признался студенту, что развернул графин буквально перед его приходом ...


Россия. Маленький шахтёрский город на Северном Урале. Дом – новостройка. Все соседи в основном ровесники, вместе отмечаем и дни рождения и праздники. Вместе решаем и всякие возникающие проблемы, которые, как и наш возраст, у всех зачастую были похожи одна на другую. Например, если меня «топил» из ванной сосед сверху, вода у меня текла, почему то, из отверстия в потолке для лампочки на кухне. То же самое происходило у соседа внизу, если его «топил» я. И вот в один прекрасный момент, он заходит ко мне и, как то странно ведёт себя. «Ненароком» заглянул на кухню, спросил, где моя жена, всё ли у нас нормально. Его поведение стало ещё более неадекватным, когда я сказал что жены нет дома и я не знаю, где она. В конце концов я не выдержал и поинтересовался, что, собственно, случилось ?
Немного помявшись, он пригласил меня к себе. Полный недоумения, иду вместе с ним. Спускаемся к нему, по дороге встречаем возвращающуюся из магазина мою жену. Он заметно повеселел.
- Как ты объяснишь это ?, - спросил он показывая на довольно приличною лужицу крови на полу, у его на кухне, в которую на моих глазах упала очередная капля… из отверстия для лампы на потолке!
Оказалось, что на моём холодильнике, в тарелке, размораживался приличный кусок мяса и таявший лёд, понятно какого цвета, благополучно и незаметно капал из свесившегося из тарелки куска, прямо на пол, вначале на мой, а потом, уже вышесказанным путём, на пол моего соседа внизу.
Стоит ли удивляться, что он, больше любитель стихов, чем детективов, всё же посчитал меня и Отелло и Джеком – Потрошителем одновременно, о чём честно мне тогда признался?



© Виктор Бейко, 2013
Дата публикации: 26.11.2013 21:55:38
Просмотров: 783

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 49 число 29: