Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Верочка

Мила Горина

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 20608 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Действие рассказа происходит в ХIХ веке

Семейство владельца мануфактурных магазинов Дмитрия Фёдоровича Агапова собралось за обеденным столом. Оно было немногочисленным: сам Дмитрий Фёдорович, худосочный мужчина с маленькой бородкой, его супруга Антонина Васильевна, красивая пышная блондинка, вступившая в ту пору, когда женщина «ягодка опять», его сестра Лидия Фёдоровна, дама со строгим выражением лица и, наконец, единственная дочь Агапова – Вера, невзрачная девица, пребывавшая сейчас в дурном настроении.

И это, несмотря на то, что на прошлой неделе ей сделал предложение Алексей Колокольцев, ухаживавший за ней полгода.

А плохое настроение Веры объяснялось тем, что утром, проходя мимо кабинета отца, она услышала, как тётушка говорила отцу, что Алексей решил жениться на Верочке из-за приданого.

Конечно, Вера не была сильно влюблена в Алексея. Просто он оказался единственным мужчиной, проявившим к ней интерес и начавшим за ней ухаживать. Их свидания скорее напоминали встречи подростков. Они гуляли по улицам, а потом, обычно по истечению часа, он провожал её домой и целовал в щёчку. Вера даже не смущалась, воспринимая это как дружеский поцелуй. Его предложение стало для неё полной неожиданностью. Сейчас она решила заговорить об этом первой, обращаясь к матери:

- Маменька, скажите мне, что ответить Алексею? Вы ведь всё уже знаете!
Антонина Васильевна наклонила низко голову и тихо проговорила:

- Да, я знаю! Но решать тебе. Кроме того, боюсь отговаривать. Вдруг он судьбой тебе предназначен…

Верочка не ожидала такого неопределённого ответа. «Просто маменька его совсем не знает!» - пронеслось в голове. Она глянула на папеньку, а тот отвёл глаза. Спрашивать его девушка не стала. И, хотя она знала мнение тётушки, всё же решилась при всех спросить её:

- Тётя Лида! Мне интересно, что вы думаете по этому поводу? Лидия Фёдоровна обвела всех взглядом и потом ответила Верочке.
- Я понимаю, что вы не влюблены друг в друга. Но иногда люди, женившись по горячей любви, становятся врагами. Так что даже не знаю, как лучше.
После смерти супруга бездетная тётя Лида жила в семье брата. Она вмешивалась во все дела семьи, любила покомандовать. Наступила гнетущая тишина. Слышен был только стук вилок о тарелки. Веру тётушка считала неудачницей, которую, несмотря на приданое, никто не полюбит.
Невестку Антонину в душе недолюбливала (разумеется, завидуя её красоте). О том, что брат выбрал себе не ту невесту, Лидия Фёдоровна распространялась ещё на их свадьбе. Сейчас её раздражало, что Антонина полночи читает романы, к завтраку зачастую опаздывает, а иногда просыпается лишь перед обедом. Надо сказать, что Лидия Фёдоровна вообще всех книгочеев считала людьми несерьёзными, забивавшими себе головы какими-то чужими историями.

Прошла неделя. О предложении Алексея не говорили, словно забыв об этом. Когда же он явился, Вера пригласила его в гостиную. Оба молчали. Гуляя по улицам, можно было хотя бы обсуждать старинные купеческие особняки, сравнивая их по красоте.

- Вера Дмитриевна! Что вы решили насчёт моего предложения? – спросил Алексей.

- Г-н Колокольцев, я ещё не готова дать вам ответ. Мне требуется время подумать, – отозвалась Вера, хотя в душе понимала, что, несомненно, ответит «Да!».

Она извинилась, сказав, что ей надо отлучиться ненадолго, так как хочет принести что-то из кабинета отца. Вере захотелось показать Алексею свадебные фотографии родителей. Она довольно долго искала тот альбом (отец имел привычку перекладывать часть всё с места на место).

Когда Вера вернулась с альбомом в гостиную, Алексея там не было. Решив, что он обиделся и ушёл, девушка стояла растерянная в коридоре. Неожиданно до Веры донеслись приглушённые голоса. Дверь маленькой комнаты, бывшей когда-то её детской, оказалась слегка приоткрытой, и Вера увидела Алексея, целующегося с … маменькой.

- Тонечка, любимая! – говорил Алексей, - давай уедем! Я готов всё бросить!
Куда ты захочешь. Я не мыслю свою жизнь без тебя! А на дочери твоей решил жениться только, чтобы быть ближе к тебе! Но теперь я понял, что это не выход из положения. Нам лучше навсегда покинуть этот город! Соглашайся! Я на всю жизнь твой!

Вера почувствовала, как у неё потемнело в глазах. Выронив альбом, она убежала в свою комнату и заперлась там на ключ. Думать ни о чём не могла. Потом ей неожиданно стало страшно лишиться маменьки, если та уедет куда-то с Алексеем. К ужину Верочка не вышла. Кто-то несколько раз дёргал ручку её двери, и она услышала голос матери:

- Что с тобой, доченька?! Почему ты заперлась? Умоляю, открой!
Верочка как во сне встала с кровати и поплелась к двери. Антонина Васильевна, обессиленная, стояла на пороге.
- Верочка! Что случилось?! – тревожно воскликнула она, видимо, поражённая бледным лицом и заплаканными глазами дочки.
- Не прикасайтесь ко мне! – закричала Вера. – Я видела вас с Алексеем! Вы... хуже какой- то …! И вы мне больше не мать!
- Подожди, Верочка! Это он увлёкся мной! Я думала было тебе всё рассказать, да ведь ты бы ему отказала , а я потом решила, что у него это пройдёт - чувство, что он испытывает ко мне… Я постарею… А тебе надобен муж! Как знать, встретится ли кто другой...
- Ступайте прочь! Убирайтесь вы! Вместе с ним! – гневно крикнула Вера и закрыла дверь.

Через несколько дней рано утром всех разбудил громкий голос отца. Потом присоединился крик тётушки и плач горничной. Вера выскользнула в коридор. Отец со слезами на глазах показывал какую-то бумагу.
- Она нас оставила! Она уехала! Вот, читайте!

Дмитрий Фёдорович протянул Вере листок, исписанный знакомым почерком маменьки: «Дорогие! Простите меня. Я навсегда вас покинула - уезжаю к своей дальней родственнице. Иначе не могу поступить. Ваша Антонина».
Вера, обняв отца, успокаивала его. Тётя Лида причитала: «Кто бы мог подумать?! Бросить семью! Уехать неизвестно куда! Ничего не понятно!»

Понятно было только Верочке. Она не сомневалась, что маменька уехала с Алексеем.
Каково же было её удивление, когда через несколько дней Алексей Колокольцев пожаловал к ним, как ни в чём не бывало. Верочка не думала, что то, что кажется белым, поверху окажется чёрным. Алексей не знал об отъезде маменьки! Он удивлённо таращил глаза на Веру и не мог взять в толк, что толкнуло Антонину Васильевну совершить такое. Вера ему отказала – судьба сама за неё решила! Алексей даже не попытался узнать причину отказа, подумав, что девушка из-за отъезда матери тронулась умом.

Вскоре Верочка поняла, что бесследное исчезновение матери напрямую связано с ней, с Верочкой. Маменька навсегда ушла из семьи, чтобы Вера могла связать свою жизнь с Алексеем. Тётушка теперь свободно ругала ненавистную Антонину. Что она только ни придумывала! Антонина увела из семьи мужа и скрылась с ним. Или поступила работать актёркой в какой-то захудалый театр. Но самое невероятное было, по словам тётушки, что Антонина ушла с цыганским табором, потому что любила свободу и тяготилась семьёй.

Со временем Вера стала тосковать по матери, тревога съедала ей изнутри.

… Прошёл год. Осенью лил сильный дождь, когда Алексей Колокольцев возвращался со службы домой. Проходя мимо нищенки с протянутой рукой и взглянув на неё, он вздрогнул – это была Антонина!
- Ты?! – остановился он.

Она исхудала, лицо постарело и покрылось сетью морщин. Одежда сильно износилась и изорвалась. Она испуганно глянула на Алексея и, поняв, что отпираться бесполезно, призналась:
- Да, это я – «твоя любимая Тоня»… Он не мог её оставить сейчас под дождём.
– Пожалуйста, пойдём ко мне! Полагаю, ты ушла из дома, хотя причина мне не известна. Но расспрашивать тебя я не стану.

- Ты разве не женился на Верочке?! – изумилась Антонина Васильевна.
- Нет! – коротко ответил Алексей!

Антонина Васильевна заплакала. Она поняла, что её жертва была напрасной.
Квартира, которую снимал Алексей, была небольшой. Антонине Васильевне он выделил крохотную комнатушку без окон. Узкий потёртый диван, столик и в углу сундук – вот и всё, что находилось здесь.
- Твоё пальто совершенно промокло. Снимай его скорее, - предложил Алексей, - сейчас принесу тебе чай. Вскоре он принёс что-то из еды и большую чашку с чаем. Затем поставил на стол подсвечник и зажёг свечу.

- Тоня, ты уж извини, если что не так… Можешь пожить у меня в этой комнате. Да, ко мне иногда кто-то приходит… Ну, я скажу, что ты служанка. Договорились?

Антонина Васильевна кивнула. Что ей ещё оставалось?! Всё-таки здесь лучше, чем ночевать в подъездах и просить подаяния. Разумеется, Колокольцев просто так кормить её не станет. Она будет прибираться в комнатах, готовить еду. Алексей купил Антонине Васильевне новую одежду. Вскоре Алексей привёл девушку. У Дуни было полное лицо в крупных веснушках и тёмно-рыжие волосы. – Меня Алёша душкой называет и вообще души во мне не чает! – хвасталась она Антонине Васильевне.

Дуня была доброй и спокойной. Антонина Васильевна была бы довольна, если бы Дуня осталась с Алексеем. Но спустя какое-то время она исчезла. На её месте появилась красавица – Констанция Константиновна, или просто Кука, которая в отличие от Дуни, оказалась злой и задиристой. Когда собирались гости, она запрещала Антонине Васильевне выходить из своей коморки, видимо, стесняясь её. К счастью, Антонина Васильевна познакомилась с соседкой, вдовой учителя гимназии, Ксенией Илларионовной, и стала заглядывать к ней, особенно, когда Кука была в плохом настроении.

Умная и проницательная Ксения Илларионовна быстро поняла, что Антонина Васильевна не всегда была служанкой. Как-то она спросила её об этом.
– Да, у меня есть семья. Но так случилось, что пришлось уйти из дома, - тихо проговорила Антонина Васильевна.

- Неужели муж был деспот или пьющий? Поколачивал вас? – продолжала интересоваться Ксения Илларионовна, недоумевая, как эта нежная, витающая в облаках женщина, оказалась в прислугах.
- Нет! Что вы! Муж у меня добряк! – ответила Антонина Васильевна, ещё больше озадачив Ксению Илларионовну.
- А дети? – допытывалась соседушка.
- Единственная дочь Верочка! – Антонина Васильевна почувствовала в горле комок.

Во время отсутствия Антонины Васильевны Кука налила на пол в её коморке воду. Антонина Васильевна, войдя в тёмную комнатушку, тотчас поскользнулась и упала, сильно ударившись. Так на полу и проспала всю ночь. Под утро искала свечу, но так и не нашла, поняв, что это всё проделки Куки. Боль прошла только через пару дней, и Антонина Васильевна поплелась с трудом к соседке поведать о своей беде.

- Ужасная барышня! Настоящая сволочь! Следует её образумить. А лучше всего – выжить отсюда – вынесла свой вердикт Ксения Илларионовна. Антонина Васильевна, сидевшая сейчас в кресле в светлой, со вкусом обставленной гостиной, испытывала какое-то умиротворение. Ведь она несколько дней не выходила из своей комнатёнки без окна! Она рассматривала картины на стенах. В основном, это были сельские пейзажи, но была и картина, на которой милые уездные барышни радовались погожему солнечному дню на садовой скамейке. Ничего общего с кровопийцей Кукой!

Обычно они с Ксенией Илларионовной чаевничали в небольшой боковой комнате, ранее служившей её мужу кабинетом. Правда, письменный стол, как говорила соседка, она продала, а вместо него купила маленький круглый столик и несколько стульев.
- Кажется, я что-то придумала! – после минутной паузы произнесла Ксения Илларионовна. – Только сообщите мне, когда Куки не будет дома. Вскоре случай представился. Алексей находился на службе, а Кука, нарядившись, куда-то отправилась. Антонина Васильевна позвала соседку, и Ксения Илларионовна пришла, неся что-то завёрнутое в тряпку.

- Покажите мне, где её одежда!
Антонина Васильевна провела Ксению Илларионовну в спальню. Соседка развернула тряпку, и Антонина Васильевна сразу же зажала нос.
- Сейчас я всю её одежду французским ароматом обрызгаю! И Ксения Илларионовна стала грязнить навозом пальто и платье ненавистной Куки. – Дворник выручил, принёс мне с улицы! – пояснила она. Сделав свою работу, любезная соседка поспешила уйти. Кука не появлялась. Вернулся Алексей и, зайдя в спальню переодеться, сразу же выскочил оттуда.

- Где Кука?! – заорал он.

- Ушла пройтись! – отозвалась Антонина Васильевна. И она увидела, как Алексей выбрасывает на лестницу всю одежду Куки вместе с её чемоданом. Полетели вниз и другие и принадлежности его сожительницы – расчёски, парики и нижнее бельё. Затем он запер входную дверь, приказав Антонине Васильевне не впускать грязную девицу. Скоро послышались вопли Куки и сокрушительные удары в дверь.
- Констанция Константиновна! Я прошу навсегда покинуть меня! Ежели вы изволите амурничать на конюшне, нам не о чём разговаривать! Интересно, с кем это вы? С конюхом?! – кричал Алексей.

- Открой, Алёшенька, умоляю! Это неправда! Я сама не знаю, где выпачкалась! – ревела Кука.
Переговоры через запертую дверь велись ещё несколько минут, после чего Алексей ушёл в спальню. Периодически ещё с полчаса были слышны слёзные мольбы Куки. Потом стало тихо.

Через какое-то время Алексей стал поздно возвращаться, а иногда и вовсе не приходил ночевать. В такие вечера Антонина Васильевна допоздна засиживалась у Ксении Илларионовны. Как-то Антонина Васильевна призналась, что она жена владельца магазинов тканей Агапова.

- Так ты не бедная! – изумлённо воскликнула соседка. Чувство такта удерживало Ксению Илларионовну от дальнейших расспросов. Тут присутствовала какая-то тайна. Женщины очень сблизились. Поэтому, когда Алексей привёл очередную девицу, уже обсуждали это вместе.

Ольга оказалась добродушной, болтливой и глупой. Требовала, чтобы её называли «госпожой Колокольцевой».
– Но ведь вы ещё не венчаны! - пыталась урезонить её Антонина Васильевна.
Вскоре Ольга призналась, что была замужем и даже имеет дочку, но муж повесился, так как сильно ревновал.

Однажды, в солнечный весенний день, когда снег начал подтаивать, раздался страшный стук в дверь. Ольга и Антонина Васильевна поспешили открыть. На пороге стояла Ксения Илларионовна, бледная, в слезах. Она рассказала, что дворник видел, как на Алексея упала с крыши ледяная глыба, и он сейчас лежит на тротуаре. Скорее всего, его убило насмерть.
- Я не пойду с вами! Я боюсь покойников! Что это мне так не везёт?!- кричала им вслед «госпожа Колокольцева».

Вокруг Алексея уже столпились зеваки. Дворник уговорил какого-то мужика на санях отвести Алексея в больницу, а сам примостился рядом. Часа через два дворник вернулся и сообщил, что сам видел, как санитары понесли Алексея в мертвецкую. Женщины перекрестились.
- Всё, - я ухожу! – объявила Ольга.
- Подождите, надо сообщить его брату! У меня есть адрес. Алексей, как чувствовал, бедный, как-то мне сам его дал. Я напишу записку, а вы отнесёте. Ольга согласилась.
- А вы, Антонина Васильевна, будете пока жить у меня. Потом посмотрим. На другой день Ксения Илларионовна отправилась к брату Алексея узнать о времени похорон. На отпевание не поехали. На похоронах мало было людей. Брат Алексея с женой и с сыновьями-подростками, какие-то старушки несколько молодых людей, то ли приятели, то ли сослуживцы покойного. Подруги-соседки жались друг к другу, стремясь спрятаться от сильного ветра. На поминки они отказались пойти, сказав, что сильно продрогли. Нашли пролётку и поехали домой.

Ксения Илларионовна устроила небольшую поминальную трапезу. Разлив из графинчика водку по чаркам, она присела с Антониной Васильевной, сказала: "Помянём Алёшу, как должно!". Женщины выпили, поели. В маленькой комнате было тепло и уютно. И неожиданно для себя самой Антонина Васильевна стала рассказывать о своей жизни с того момента, как Алексей стал ухаживать за Верочкой и сделал ей предложение.
- А моя душа-то чувствовала, что вы с ним и раньше были знакомы! – обронила Ксения Илларионовна. Потом Антонина Васильевна рассказала, как Алексей воспылал к ней страстью и пытался поцеловать, а Верочка увидела.

- И я вынуждена была покинуть семью, чтобы освободить дочке дорогу.
- Глупая! – резко проговорила Ксения Илларионовна. – Неужели не подумала, что Вера никогда после увиденного не даст согласия на брак?! Ведь у неё есть гордость!
- Я поняла это лишь потом. Тогда была как помешанная. Уехала к двоюродной сестре в Н. Но вскоре она меня приревновала к мужу и попросила покинуть её дом. Я вернулась сюда. Хотела вообще-то вернуться домой, но боялась, что Верочка рассказала отцу…
- Глупая ты глупая! – повторяла Ксения Илларионовна. И с каждым разом «глупая» звучало мягче: она понимала, что её подруга растерялась, а поделиться, посоветоваться было не с кем.

Когда Ксения Илларионовна услышала, как та ночевала на лавках на улицах или в подъездах, просила подаяние, на её глазах показались слёзы.
- Да как ты не понимаешь, что дочь не предаст мать?! Женихов может быть сколько угодно, а мать одна! – удивлялась соседка.
- Я не была ни в чём убеждена… Не знала… - словно оправдывалась Антонина Васильевна. Потом поведала, как встретила Алексея, и он привёл её к себе.
- А теперь признайся мне, у тебя с покойным Алексеем амурных делишек не было?! - строго спросила Ксения Илларионовна.
- Боже сохрани! Да он даже не смотрел на меня! Да и я бы не позволила!
- Я тебе верю. А раз так, мой тебе совет: возвращайся домой! Ничего не рассказывай, у кого жила в прислугах. Просто скажи, мол, приютила меня одна женщина.
- А вдруг меня не примут? – спросила с опаской Антонина Васильевна. – Примут, ещё как примут. Если нет, вернёшься ко мне.

На другой день Антонина Васильевна собралась домой.
- Я о Верочке твоей подумала. Есть у меня племенник. Умный и серьёзный молодой человек, - поделилась новым замыслом Ксения Илларионовна. – Твоя дочка серьёзная?
- Даже чересчур! – вздохнула Антонина Васильевна.
На прощанье женщины расцеловались. Антонина Васильевна пообещала навещать Ксению Илларионовну, ставшую ей почти родным человеком.

… Через час раздался звонок колокольчика на входной двери дома господ Агаповых. Открыв дверь, горничная закричала и перекрестилась.
- А мы уже не надеялись вас увидеть! – воскликнула она.
- Думали, что меня на свете нет? – спросила хозяйка.
- Маменька! – воскликнула Верочка и бросилась к матери, обнимая её. – Родненькая моя! Хорошая! Это чудо, что вы вернулись!

Антонина Васильевна, скинув пальто и платок, прошла в столовую и села за стол.
- Я ничего папеньке не сказала! – шепнула Верочка, целуя ей руки. – Сейчас его нет дома, он в магазине. Один магазин пришлось продать, так как тётя Лида от нас ушла. Помощи стало меньше.
Ей, видите, скучно с нами было, так она замуж вышла, вдовец к ней посватался. Сейчас ей есть с кем и в карты играть, и гостей принять, и в гости пойти. «Я ушла, не за кем стало подсматривать, вот и заскучала!» - подумала Антонина Васильевна.

Обеденный стол ей казался меньше, чем помнился. Может, потому, что семья убавилась, и он как бы сжался, чтобы прохода стало больше. Буфет же, старый, как готический замок, с башенками под потолок, казалось ещё «вырос». Кисти на жёлтом абажуре вроде подпрыгивали, радуясь возвращению хозяйки.
К обеду вернулся Дмитрий Фёдорович. Обнимая жену, проговорил: «Рад тебя снова видеть, Тонюшка! Ни о чём не буду расспрашивать! Раз ты ушла, значит, так было надо! А коль вернулась – тоже так надо!»

Обедали молча. После обеда Антонина Васильевна зашла в свою спальню. Заглянула в зеркало и остолбенела: как она изменилась! Постарела, подурнела! У Алексея в квартире было всего одно зеркало, в спальне, но она, убираясь там, старалась в него не смотреть. Наверное, суеверный страх удерживал: боялась увидеть всех его любовниц и оказаться в их непристойном хороводе. У Ксении Илларионовны зеркало висело лишь в прихожей, и она стеснялась останавливаться возле него. И всё равно ей подумалось, что и это зеркало лжёт. Ведь в её отсутствие в него смотрели и горничная, и Лидия Фёдоровна. Может, сейчас оно отражает её такой, какой мечтала видеть её золовка! Неожиданно пришла в голову странная мысль, что самое лучшее на свете зеркало - это небольшая лужица после дождя!
Пригреет солнце, и нет того "зеркала". А оно-то и было самое правдивое!

… Через два года Верочка вышла замуж за племянника Ксении Илларионовны. Изредка, бывая с мужем в гостях у тётушки, похорошевшая Верочка и не подозревала, что когда-то по соседству жил её жених Алексей. А если бы и знала, то ей было бы безразлично: она сильно любила своего мужа.



© Мила Горина, 2014
Дата публикации: 2014-04-30 12:35:54
Просмотров: 793

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 3 число 57: