Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ольга Белоус
Павел Безъязычный



Рыбалка тысячелетия

Иляна Печерская

Форма: Миниатюра
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 2738 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Река струилась по стволу дерева, и юный, игривый ветер смелыми пальцами любовника пробегал по нервам, обнажённым нервам, нет, эрогенным точкам тополей. И они пели, они исполняли свой любовный гимн, трепетали и жаждали прикосновений.

Я всегда подозревала, что ветер в сговоре с птицами, а деревья – его тайная страсть, любимый инструмент для музицирования. Деревья – аккордеон ветра.

Я ловила ветер голым животом. Мне нравились его музыкальные пальцы. Неутомимые, трепетные, настойчиво-нежные. Лёжа навзничь в траве, я щурилась на солнце и сдувала тополиный пух с лица. Мысли свободно парили надо мной, как стая прирученных птиц. Рыба не клевала.

Невидимая пуповина связывает нас с миром. Я смотрела на свой живот. Вот она, немного перекрученная, в некоторых местах истончившаяся, протёртая временем, словно побитая молью, но всё ещё сочащаяся светом, пульсирующая яркостью и движением. Река струилась по моей пуповине, и тополиная песня, и заигрывания ветра с крылатыми мыслями.

По небу медленно дрейфовало бело-голубое облачко. Одинокое в пустынной небесной гавани. Оно не было похоже на парусник. Это был настоящий кекс с вишенкой. Или мне просто хотелось есть.

Вытащила здоровенного карася. Наверное, последнего гиганта в этой реке. Посмотрела ему в глаза… и приняла этот дар. Есть-то хочется. Я ловлю рыбу не ради развлечения. Это моя добыча. Мой способ выживания. Ничего не изменилось с первобытных времён.

Тот жирный червь, на которого я поймала, был очень важен. Чрезвычайно значимый кирпичик в Великой Китайской Стене Мироздания.

Тополя осыпают меня пухом. И этот летний снег… единственное, что осталось. Зимой снег уже не идет. Двадцать зим кряду его не случалось. И это что-то да значит. Снег всегда был посланием. Небо больше не пишет писем.

Большой оранжевый муравей с сине-зелёными крыльями плюхается мне на живот. Я для него посадочная полоса. С приземлением. Теперь нам обоим искать взлётную. Нам обоим пора улетать, дружище…

Это не наша планета. Хоть мы и любим её больше, чем те, кто живет здесь и умирает многие тысячи земных лет. Моя пуповина, растянутая на мириады световых столетий, отзывает меня. Дёргает и тянет, как рыбак свой улов.

Моя рыбалка окончена. Дар реки прекрасен. Я хочу ещё искупаться, но рука, выдёргивающая меня прочь из этого мира, требовательна, как никогда. И всё же я вхожу в холодные, искристые воды. Нырнуть, вынырнуть, запомнить, чтобы передать.

Складываю удочку. Снимаю с шеи ключ от выхода. Через тысячу лет встретимся Земля. На этот раз я приду не одна. Внутри меня подрастает жизнь. У нас с тобой много общего, Голубая Живородящая Планета. У нас с тобой одна Мать, но разные Отцы. Как жаль, что твой Отец, похоже, всё-таки обрезал пуповину…


© Иляна Печерская, 2014
Дата публикации: 2014-12-02 15:56:24
Просмотров: 435

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 79 число 74: