Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ника Грин



Искры

Иляна Печерская

Форма: Миниатюра
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 2707 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Мороз. Серый мороз. Серый. Еще вчера деревья стояли в снежном цвету, а уже сегодня он облетел с них, осыпался, оголив мёртвую черноту. Павший цвет был втоптан в нас. Какого чёрта, я цепляюсь за ВСЁ ЭТО? Кто скажет…

Вспоминается история одного человека, который пытался насмерть замёрзнуть в снегу. Где и когда это было? Он уже не расскажет. Потому что замёрз. Не там и не тогда, но однажды холод пришёл. Забрал его. Всему своё время. Сожалею, что слушала его недостаточно. Не тем местом. Не сердцем. Сердце ничего не забывает. Никогда.

Он говорил, что ему всё осточертело, поэтому он просто лёг в снег и стал думать о жизни. Своей и вообще. И некому было найти его в этом леденящем сугробе безысходности, остановить, вразумить, обогреть. Он лежал и медленно цепенел, подстерегая Конец Всего. Для этого нужна недюжинная воля. Решимость. Инстинкт самосохранения так просто не победить. Одного «надоело, не хочу так больше жить» ничтожно мало. А он был молод, безудержно молод...

Он смотрел в промозглое небо и не мог не думать о том, что в здешних лесах еще водятся волки. Они непременно придут за жалкими, окоченевшими останками. Станут грызть мёрзлую плоть. Он думал об этом и всё равно лежал, стиснув зубы и отдавшись на растерзание холоду.

Принять и отпустить. Всё принять и всё отринуть. И, как могло случиться, что я, хоть убей, не помню, что заставило его встать, собраться с последними силами и выползти из своей бесприютной могилы. Малодушие? Нет. Не верю. Жестокость умирания от холода ничто по сравнению с беспощадной духовной карой, к которой он вернулся. Ведь он замерзал все последующие годы, медленно и мучительно, в ледяной пустыне одиночества. Холод шёл за ним по пятам.

Каково это… жить в вечной мерзлоте, когда нет никого, кто развел бы для тебя огонь и подышал на озябшие руки? Я бы сварила ему глинтвейн и растопила жаркий очаг от сердечной искры. Если бы осознала, поняла, прочувствовала. Но нет, для меня было слишком рано. Для него – необратимо поздно. Я могла лишь слушать его странные истории и изумлённо хлопать глазами. Всё прохлопала...

Да и не было во мне тогда никаких искр. Просто много мечтательной дури и окрылённой незрелости. Они появились потом… Полетели горячим снопом, когда острые грани утраты и взросления соприкоснулись, создали инквизиторский процесс трения, высекая обжигающие слёзы, божественные искры постижения.

Нет, они не должны вспыхнуть светлячками-однодневками и сгореть в темноте пустой комнаты. Ими обязательно нужно делиться. Отгонять холод. Потому что он идёт за нами по пятам. Потому что он – это мы. И единственное, что стоит между ним и нами – маленькое, хрупкое пламя любви, разведённое на углях погасших жизней.


© Иляна Печерская, 2014
Дата публикации: 2014-12-04 18:03:13
Просмотров: 423

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 85 число 26: