Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Солнечный зайчик

Юрий Иванов

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 6083 знаков с пробелами
Раздел: "Любовь зла..."

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Спать не хотелось. Хотелось утолить печали.

И еще Ляльке очень хотелось любви. Но годы шли, а любви не было. Было только ее напрасное ожидание.

Давным-давно, ее ненаглядный (она любила его, но он был женат), заставил ее поверить, что счастье вот-вот придет. Надо только еще чуть-чуть потерпеть. Он даже заставил ее нарисовать на клочке салфетки сердечко, написать внутри «Митька обещал счастье» и все это съесть. Она, смеясь, съела записку, запила кофе и стала ждать.

Митька давно уже пропал – уехал в далекий сказочный Иерусалим и растворился в нем безвозвратно, а счастье к ней так и не пришло. Но она ждала, изредка донимая своего «бывшего» безответными уколами совести по всевозможным аськам и электронным адресам.

– Где обещанное счастье, милый? – виртуально кричала она в огромное ухо Интернета.

– Будет, Лялька, будет… Ты только жди, – словно говорил ей он, молча улыбаясь со стены своей любимой социальной сети парой своих старых фотографий, сделанных давно, еще до его отъезда, на фоне абсолютно чуждого грязной русской зиме тропического моря. В дате его последнего посещения своей странички значилось «полтора года назад». Но он улыбался. Он умел улыбаться, как никто на свете.

Митька был волшебник. Он знал и чувствовал ее. Понимал, как сделать ей так, чтобы хотелось жить и верить, что завтра будет еще лучше, чтобы весь мир был наполнен сказочными солнечными зайчиками. С ним вообще было интересно – просто даже болтать, не говоря уже о том, чтобы болтать в постели. Вспомнив все, что они с ним, бывало, там проделывали, ее тело под одеялом самопроизвольно приятно поежилось.

«Да… Митька, Митька – мой взрослый обаятельный ангел… Как ты там?»

Все, что было после него, счастьем называть не хотелось. Так, какая-то овсяная постная каша. Все вялое – и слова и дела…С душком, что ли? И в постели тоже все было не то.

Ни у кого из них не было того, Митькиного, постоянно жадного до нее, раскаленного болта, который хотелось ввинтить внутрь себя накрепко, до срыва резьбы и заварить это все сочленение газовой горелкой, чтобы навеки оставаться заполненной им. Чтоб до самой смерти вместе, чтобы никогда не чувствовать сосущую пустоту в своей иссыхающей без нежности черной дыре.

Ей всегда не хватало его, даже если их любовные игры затягивались и длились до степени «три дня ходила в раскорячку». И она всегда не хотела отпускать его от себя – хитрила, обманывала, даже подводила часы, люто ненавидя его жену, детей и всех его многочисленных родственников, да и вообще всю его жизнь, которая шла и шла без нее, сворачивая на ее пустой полустанок-тупик лишь пару-тройку раз в месяц…

Она не смогла к этому привыкнуть и бросила его. Бросила безжалостно и бессовестно, оскорбив его при этом чем-то совершенно незаслуженным и, даже ударив, его… Он ничего не понял тогда – глаза его были совершенно собачьими, и еще эта, на глазах становившаяся виноватой, волшебная улыбка…

«Сука, какая же я сука! Стервоза б**дская…»

Бедный Митька! Он, наверное, не меньше десятка раз, поскуливая, скребся в ее сердце, но она ему не открыла. Из последних сил держалась, но не открыла. Не знал он, как ей больно было с ним расставаться. Еще одного раза Лялька бы не перенесла.

А от этих нынешних «слегка теплокровных» хотелось поскорее отделаться. Тьфу! Даже хотелось дать им денег на такси, только чтобы они уехали ночью после секса и не мешали ей спать. И многие кстати брали…

Какая чушь, вся эта жизнь, все эти мечты, грезы, солнечные зайчики… Нет ничего, есть только скука и страх одиночества. И еще постоянное ожидание ядовитого плевка в распахнутую ненароком душу. Нет уж, лучше жить, как она, в футляре. Или не лучше?

«Митька же обещал счастье! Сволочь, обманул! Почему обманул? Сама обманулась. Счастье – это же он и был. Как я этого сразу не поняла? Все считала, что жизни будет много-много, и я еще все успею, еще найду что-то такое этакое. Вот перешагну через это и найду что-то еще лучше. Сама ни черта не понимала чего хочу, а все чего-то ждала. А ничего лучше-то и не было, как оказалось. Да, видно, и не будет. Вот, дура… »

Митька был старше и знал о счастье и о любви очень много. Он любил свою жену, детей, родителей и ее, кстати, тоже, а, может, и не только ее одну… Его любви хватало на всех. Переполненный ею до самых краев, он даже светился ночами, от того, что любовь перла из него, как горячий пар из кипящего самовара. Вот счастливый человек! Он даже не просил любить его – просто хотел любить сам. И любил. Отдавать, а не брать – было его главным предназначением. И с ним было очень легко. А без него очень плохо.

«Точно – я просто дура – превращала отданную им любовь в яд и сама отравляла себя ревностью и обидой на жизнь, за то, что он не мой. Я отожрала от себя огромные ломти, я сгрызла до колен собственные ноги, и теперь боюсь на них наступать, чтобы идти по предложенной дороге дальше, к обещанному Митькой счастью. А надо было просто жить, просто купаться в ярком свете, задерживать дыхание, ныряя в него, и никуда не торопиться. Просто жить, растягивая удовольствие на долгие-долгие годы».

Неожиданно для себя, Лялька вскочила с постели и включила ноутбук. Экран вспыхнул ярким светом, словно фонарь посреди жуткой тьмы одинокой камеры квартиры. Она быстро нащупала мышкой до боли знакомую Митькину страничку и щелкнула по вкладке «Фотографии». Там их было всего три – две, те с морем, а на третьей клочок салфетки с нарисованным ручкой сердечком и надписью «Митька обещал счастье!». Лялька смотрела на этот виртуальный клочок и улыбалась сквозь, внезапно прорвавшиеся, слезы.

«Митька, Митька, Митька!!! Вспомни же меня, вернись ко мне! Утоли мои печали, ангел ты мой!»

Слезы туманили взгляд, но она была этому рада. Из-за них знакомый строгий четырехугольник вокруг его имени был совершенно неразличим.

Лялька потрогала пальцем сердечко на фотографии, и ей показалось, что оно тихо дрогнуло. Из-за черноты оконного стекла в сумрак комнаты влетел махонький, похожий на солнечного зайчика, серебристый пучок света, легко пробежался по потолку и тихо опустился на ее заплаканное лицо.




***

© Юрий Иванов, 2015
Дата публикации: 05.02.2015 22:34:31
Просмотров: 841

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 81 число 80: