Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Это.Мой.Сын.

Виктор Бейко

Форма: Рассказ
Жанр: Антиутопия
Объём: 9973 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Они всё же побежали. А он, разгорячённый, в пылу боя, не заметил, как выпустил им вслед все патроны из последнего рожка. Растерянно посмотрел по сторонам, а вдруг...?
"А вдруг..." не прошло, ибо делалось это уже несколько раз, очень тщательно и совсем недавно. А чудес, как известно, не бывает... И уповать больше не на что...

- Капитан, капитан, улыбнитесь, - мысленно попытался приободрить он себя.

Не улыбалось. С отчётливой ясностью он понял, что ему, Сергею Рощину, капитану ВДВ двадцати семи лет от роду, уже никогда не стать майором. Не судьба.
Надо только нормально провести время, которое ему ещё отпущено, пока его "приятели", очухавшись, снова не полезут в атаку. Встретить их было нечем.
Писать на стенке, что ни будь типа "Умираю, но не сдаюсь..." не хотелось. Он и так не собирался сдаваться, отлично зная, что его ожидает в этом случае. Со своими ребятами, уже отдавшими долг, он попрощался ещё раньше и даже успел отомстить за них. Что же ещё?
Во фляжке что то булькало. "Господи, неужели ещё и сигареты остались?" Остались.

- Спите спокойно, братишки, ваш капитан отомстил за вас , - посмотрев на погибших друзей, про себя сказал он, делая большой глоток.

Закурил. Выпитый глоток приятно согрел, слегка ударил в голову, а первая затяжка усилила это приятное ощущение.
...Точно такое чувство, но от счастья, он впервые ощутил, когда, после долгой разлуки увидел свою мать. " Мама, мамочка, - кричал он, когда бежал к ней, - наконец то ты приехала!". И захлебнулся от счастья слезами, ощутив у себя на лице тепло её рук.
Вдыхал и не мог надышаться родным запахом, не мог оторваться от неё. Так, обнявшись, вместе они пробыли до вечера, а потом она уехала, пообещав приехать снова.
Не приехала. А он с каждым годом всё больше и больше мечтал просто поговорить с ней. Сколько тысяч раз он произносил заветные слова "Поговори со мною, мама...", представляя, что она сидит перед ним!
Совсем недавно он получил от неё письмо. Она всё время искала его, и встреча их должна была состояться после этого задания. Не состоится...
Что ж, не получается встретиться, можно просто поговорить. Достав фотографию, он, глядя на неё, мысленно рассказывал ей, как скучал по ней в детском доме, как жилось ему там, как учился он вначале в суворовском, а потом в десантном училищах, рассказал о всех своих девчонках, дошёл до того места, что, возможно, скоро станет отцом...
Здесь не помог даже самый большой глоток, пришлось допить до конца содержимое фляжки, да и "приятели" начали проявлять активность, а, значит, времени оставалось совсем ничего.

- Ну ладно, мама, мне пора.

"Приятели" уже не реагировали на его угрожающие покачивания автоматом с пустым рожком. Со злости он запустил в них камнем. Залегли, подумав, что это граната. Значит, секунд 30 ещё осталось в запасе.

- Мама, ты опять у меня в глазах. Я сейчас уйду. Мама, будь сильна. Мне будет легко, не больно ничуть, очень много пуль убивает вмиг. А знаешь ли ты, что я в этот час, вспоминаю тебя? Я хочу сказать, что я...

* * *

Ахмет разбудил явно не во время . Её маленький сынишка, её кровиночка, широко раскинув свои ручонки, плача бежал к ней, отчаянно крича :

- Мама! Мамочка! Наконец-то ты приехала!

Она бросилась к нему, тоже раскинула руки, что бы обнять его, крепко прижать к себе такое родное, худенькое тельце... И в этот момент Ахмет слегка тронул её за плечо.
Проснулась она мгновенно. Вопросительно посмотрела на него.

- Дело есть. Засел один. Уже несколько человек убил. Я не могу больше рисковать людьми. Но не убивай его, он должен понести наказание за наших убитых братьев. Белые колготки можешь не одевать, - напоследок мрачно пошутил он.

Такой уж у него был своеобразный юмор.

...До места, где обосновался парень , было метров двести. Её специально отвели подальше, что бы он ничего не заметил.
Сейчас она уже несколько минут наблюдала за ним сквозь оптический прицел снайперской винтовки. Парень был явно опытный, укрытие выбрал грамотно. Она видела только край его силуэта и могла лишь догадываться, что он делал.
А делал он нечто странное: словно на пикнике встряхнул фляжку, сделал большой глоток, достал сигареты, закурил... А потом вообще пропал из виду, видимо присел.

- Надо бы расшевелить его. Пусть высунется, - попросила она Ахмета по радиосвязи.

...Парень появился, быстро повёл автоматом , но стрелять передумал, бросил гранату и тут же скрылся. Она сжалась от тяжёлого предчувствия: «Сколько же ещё наших погибнет?» Граната почему то не взорвалась, но буквально через несколько секунд он появился уже в полный рост.

- Какой молодой!,- вырвалось у неё, когда она увидела его в перекрестье прицела, но, тем не менее, уверенно нажала на спусковой крючок.

Когда он падал из его рук вызкользнула и упала на землю бумажка. Чисто механически, она посмотрела на неё через прицел. Оптика была сильная и она едва сдержала крик. На неё смотрела... она сама! Это была фотография , которую она совсем недавно послала своему сыну, адрес которого узнала , после долгих лет поиска.
Она только что выстрелила в своего сына! Единственного!!!
Она знала, что делать дальше.

- Стойте!, - кикнула она Ахмету в микрофон рации.

- Вы не тронете его!, - твёрдо сказала она позже, глядя уже ему в глаза.

Он положил руку на рукоять пистолета, но она протянула ему свой, рукояткой вперёд.

- Это мой сын. Его отец был твоим лучшим другом. В своё время вы называли себя
братьями, - жёстко сказала она, отлично понимая, в какое положение ставит его.

Нависла тяжёлая пауза. Потом он отвёл её пистолет и встал напротив её, вместе со всеми, давая понять, что решение - за всеми.

- Это мой сын, - сказала она глядя в глаза каждому и одновременно на всех.

- Это. Мой. Сын., - предложениями чеканя каждое слово, как клятву, повторила она.

...Ни у кого из них не хватило духу, глядя в её побелевшие от ярости глаза, вспомнить Аллаха, погибших братьев, напомнить ей , что сын её – неверный. Слишком многим каждый из них был ей обязан. Молча опускали они головы и отходили, предоставляя право решать остальным. Наконец, остался один Ахмет.

- Ты можешь остаться с ним, - глухо сказал он, - У тебя есть выбор. Через пять минут мы уходим. Решай.

- Что решать, Ахмет? Я - с вами. Но эти пять минут я проведу с ним.

* * *

Она никогда не видела результатов своей работы. За исключением первого случая.
...Они лежали усталые, счастливые после первой близости в самом укромном уголке парка. И совсем забыли, что в период Олимпиады город просто кишел милиционерами, согнанными в столицу со всего союза. Они не успели даже испугаться, когда двое из них внезапно появились перед ними. Всё произошло мгновенно. Один из них держал её друга, а другой, после непродолжительной борьбы, зажав её между колен, неторопливо расстёгивал штаны. Откуда ему было знать, что, как ему казалось, перепуганная девчонка, с детства имела дело с оружием ? Она выхватила из расстегнувшейся во время борьбы кабуры пистолет, успела взвести его и выстрелить . Увидела обезображенное пулей лицо, а через мгновение насильник в погонах рухнул, наполовину придавив её. Содрогаясь от омерзения, она освободилась от него. Второй милиционер уже достал свой пистолет. Что оставалось ей делать?

- Беги!, - приглушённо крикнул ей друг, пытаясь освободиться .

На выстрелы со всех сторон спешили блюстители порядка, к счастью, совсем не обращая внимания на «перепуганную» пятнадцатилетнюю девчонку.
Друг всё взял на себя, его без лишнего шума осудили на длительный срок.
Сколько ей пришлось пережить, что бы не избавиться в столь юном возрасте от своего первенца! Она ушла от родителей, жила у дальней, сердобольной и одинокой родственницы. Благополучно родила, но на большее ей уже не хватило сил. Она оставила его в роддоме, как насоветовали ей и врачи и соседки по палате.
А потом появился он, её первая любовь, который пробился в авторитеты настолько, что ему организовали побег. И у неё началась работа, которой она занимается до сих пор.
...Они были вместе до самой его смерти. Уже потом, она впервые посетила своего сына. С тех пор он часто во сне бежит к ней , раскинув ручонки, пронзительно крича:

- Мама! Мамочка! Наконец-то ты приехала !

...Её «взяли», чуть ли не у ворот детского дома. Вот тогда-то в её жизни и появился Ахмет.

- Твой друг был моим другом. Мы считали себя братьями. Я никогда не оставлю тебя, -
сказал он ей, на пороге СИЗО, когда её совершенно неожиданно освободили.

Он же помог ей найти сына спустя много лет, по своим каналам узнав его адрес.
Она послала письмо, в которое вложила свою фотографию. Ни слова о своей «работе». Извинялась, что не сдержала своё слово, не смогла до сих пор приехать к нему. Назвала место и время их возможной встречи. Она и жила этим радостным ожиданием. Кто же мог подумать, чем всё это закончится?
...И сейчас она второй раз в жизни увидит результат своей работы. Самое страшное было, что результат этот был с её сыном. Она шла, как на Голгофу. Каждый шаг отдавался в её сердце глухим толчком.
... Она узнала его сразу. Вначале ей показалось, что он убит. Горесно охнув, она приблизилась к нему и заплакала от радости. Жив! Жив её сыночек! Жив кровиночка! Присев возле него, она положила его голову к себе на колени, бесприрывно гладила, ласкала его лицо, волосы. А в голове оглушительно звенел его пронзительный голосок:

- Мама! Мамочка! Наконец-то ты приехала!

- Вот я и приехала, сынок, - совсем тихо, сквозь рыдания сказала она.

Неожиданно он открыл глаза и посмотрел на неё.

- Мама! Ты всё же приехала!, - совсем слабым голосом сказал он и счастливая улыбка тронула его губы.

- Да, сынок, это я, - сказала она. И, собрав в кулак всю свою силу воли, добавила:

- Но тебе это всё снится. Спи, мой дорогой!


© Виктор Бейко, 2015
Дата публикации: 15.02.2015 15:58:47
Просмотров: 749

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 51 число 5: