Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Доверяя чувствам

Юрий Иванов

Форма: Эссе
Жанр: Частное мнение
Объём: 18309 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Доверяя чувствам


В последнее время я часто думаю о том, на чьей стороне я бы оказался, случись большевистская революция сейчас. Красным бы я стал или белым?
– Напишите свою автобиографию, - с таким предложением кадровики обращались ко мне бесчисленное количество раз.
И я писал. Родился, окончил среднюю школу, пошел в армию, работал в милиции, потом в прокуратуре, работал в коммерческой сфере, образование, дети и прочее…
Мои авторские навыки и богатый опыт удачно сводят целую жизнь в несколько предложений. На эту самую жизнь, длиной в полвека с лишним, уходит ровно семь минут – я засекал. И все - и не было больше ничего. Все остальное несущественно.
Несущественно. То, что остался без матери в шестнадцать – несущественно. То, что полюбил тогда прекрасную девушку Олю – несущественно. То, что дрался с азерботами и чеченами в армии – несущественно. То, что один сумел привести в райотдел десять человек хулиганов – несущественно. То, что отпустил обвиняемого в убийстве на подписку - попрощаться с семьей, под его честное слово и свое обещание – несущественно. И то, что я испытал, когда он с узелком в руке вернулся ко мне, чтобы я его вновь посадил. Это не-су-ще-ствен-но! То, что я ошибался в друзьях и женщинах – лишняя хрень. То, что напрасно понадеялся на возможность какой-то другой, новой жизни – тоже, не стоящая внимания, чушь.
Кто я такой? Удачливый солдат, милиционер, опер, следователь и прокурор или так и неудавшийся циркач, коммерсант, писатель, отец, наконец. Я жил вместе со своей страной. Пережил расцвет советского времени, вранье его брылястого, морщинистого политбюро и потом революции, путчи, войны на окраинах, бандитские войны на улицах и в офисах, нищету. Немного пожил в новом псевдодемократическом времени от хитрожопого Березовского и снова скатился в совок, с враньем теперь уже ботоксного, но все равно - политбюро.
Я разводился, заводил новые семьи, поднимал чужих детей… Был хорошим солдатом, отличным ментом, и даже следователем я был не простым, а по особо важным делам. Я писал повести и рассказы, кто-то, даже, называл их талантливыми. Строил для других новые бизнес-проекты, помогал этим другим чувствовать себя в безопасности от мафий всех сортов и направлений. Выстраивал их мозги в линию закона. Я давал людям жить и ничего не просил взамен. Никогда и ни у кого. По Воланду - сами найдут и сами дадут. Или это по зоновскому? Не верь, не бойся, не проси?
Что наслоилось за эти годы на мою бедную душу? Какие краски? Какой сумбур вертится теперь в моем мозгу – развал Союза, убитые с особой жестокостью люди, автоматные очереди, мат до хрипоты в провонявших сигаретным дымом и тоской следственных кабинетах, нервная дрожь в коленях от вида расчлененных (сгоревших, утопленных, повешенных) тел или маленьких детских трупиков, злоба, подавляемая усилием воли - на весь этот гребаный мир моральных уродов с золотыми крестами на бычьих шеях и единственной извилиной «о бабле», переходящая в депрессивный психоз, снять который можно только водкой, горечь от предательства «своих», своя неубиваемая вина за собственное предательство единственно любимых людей, привычное равнодушие окружающих, со своим ответным равнодушием и презрением к ним, и еще вечный липкий страх за прирученных мною близких. Зачем мне все это? Ведь большинство людей жили и живут без этого.
Сумбур, какофония, хаос… Все смешалось в доме Облонских. Эта верещащая на разные голоса разноцветная мешанина в башке постепенно приводит к тому, что со временем я перестаю доверять своему разуму. Сегодня он ни на что не дает ответов или попросту врет, не желая мучиться от необходимости качественного анализа той или иной информации по тому или иному вопросу своего носителя. Он переполнен каким-то неясным и плохо пахнущим содержимым. И принюхиваясь, ты понимаешь, что основой для всей этой странной жижи является дерьмо.
Разуму я больше не доверяю. Учусь доверять чувствам.
Не знаю, кем бы я был – красным или белым. Ибо ни те, ни другие мне не нравятся.
Я не люблю сегодняшний воровской совок, но я не люблю и то, что мне упорно впаривают, как западную демократию. Там тоже совок, только очень чужой. И тоже все это только для одного – для того чтобы скоммуниздить чего побольше, только масштабы здесь другие.
Америка ворует не кубометрами или баррелями. Она ворует странами. Обнищит приглянувшуюся страну и забирает за бесценок. Так было всегда. Сегодня это происходит в соседней стране. Ее упорно втягивают и втягивают в искусственную нищету, в долги, в финансовую и военную зависимость. Потом придет время долги отдавать. Отдавать их соседям будет, как всегда, нечем – придется торговать независимостью, да, и, видимо, территориями. Территории нужны пиндосам для военного давления на страну Тартарию. Ведь, согласно их расчетов и компьютерных моделей мира - рано или поздно она должна упасть с глиняных ног и открыть американцам свои несметные недра. Ибо только недра Сибири и есть ее настоящая и реальная ценность. Не Достоевский, Глинка или Бродский, как мы любим частенько прихвастнуть – недра. Все остальное (и Достоевский и иже с ним), по мнению запада, – хлам, не стоящий внимания.
Все вранье – демократии нет нигде, ее никогда не было и никогда не будет, даже в самых якобы демократических странах. Всем верховодит экономика. Нет души. Есть просто целесообразность. И еще эта их ужасающая мания величия. Синдром мессии.
Они же психобольные – разве этого не видно?
Демократия их основана только на неутолимой жажде бабла. Это просто глянцевая американская подделка, красивая коробочка для сладкого пирожка от «Макдональдса». А пирожок-то так себе, крахмальный какой-то и повидло течет из него все время. Но, ведь, берем. Заходим, время от времени и берем. Почему?
Тут дело в душке. Главное, ведь, в «Макдональдсе» что? Что мы всегда безошибочно узнаем там? Запашок.
Принюхайтесь. Запашок от символа американской демократии дурманит голову - тянет подойти, постоять в очереди, потратить немалые деньги, чтобы отведать, в общем-то, банальной еды – какая-то булка, с капустой, майонезом и плоской котлетой. Здесь явно какой- то секрет. А секрет этот в запахе. Мы подсаживаемся на этот дух, как на иглу. Он врезается в ноздри сильнее запаха более полезного и вкусного шашлыка, например. Его не забудешь, и оттого нет-нет, да и сорвешься. Наркотический эффект для непритязательно жрущих.
Еда - говно, а запах приманивает. Так же и Америка – все говенное и очень совковое, просто уровень совковости выше – следующая от СССР ступень. Пол-Америки тюремную парашу перенюхало - а пахнет цветами демократии.
Значит, за «красных пиндосоносцев» не пойду. Не нравятся они мне. Да и чужие они. Такие чужие, что хуже инопланетян. И еще эти фальшивые улыбки их вечно-белозубые – так и выбил бы их с ноги.
А наши, родные «белые кости»? Исконно-посконные, портяночные? Может за них порадеть?
Господи помилуй!
Да, что же Родине-то моей все время не везет на них? В тот раз, в семнадцатом, все просрали, потому что население ненавидело властителей так сильно, что не понимало как это можно - класть за них свои головы. И не клало. И вот результат – красно-коричневая чума, скосившая миллионы ни в чем не повинных людей. Не поклали головы за ворье, спрятались от войны по щелям и кухням – пришли сумасшедшие религиозные фанатики и эти головы все равно срезали.
Мне кажется, нынешние превосходят воров царского времени в разы, а то и в десятки раз. Потому что они действительно профессиональные воры – пришли в верхние эшелоны из мафии, взращенной при непосредственном руководстве всесильной «конторы», подмяв под себя и растворив в себе (частично уничтожив самых отмороженных), всех уголовников и быковатых «романтиков ножа и топора» из девяностых.
Здесь система. Никто не задавал себе вопрос - а где эти многочисленные банды, кои терроризировали страну в девяностых повсеместно? Куда они в одночасье делись? Неужто, провонявшие гнилым взяточничеством и предательством, современные менты их так непринужденно победили?
Да эту сволочь лучшие люди страны не могли победить десять с лишним лет и вдруг – р-раз и нету их. К рулю пришел невзрачный «конторский» человечек и враз утихомирил буйное бандитское сообщество. Пошептал заклинания и все куда-то растворились. Между тем, каких-то глобальных посадок авторитетов не происходило. Сумма убитых бандюков по сводкам также не увеличилась. Может быть, они эмигрировали? Кто в Америку, а кто в Таиланд и иже с ним?
Господи, да если бы было все так просто! У меня полное ощущение того, что здесь они, здесь – у власти уже давно. Романтичные непримиримые «быки» тихо заказаны и закопаны «финансовыми менеджерами» главарей. Остальные примирились и притерлись, заняв свои структурные ниши.
Главари тоже сменились – кто естественно, а кто и искусственно. Ведь, только финансы решают все. Кто имеет доступ к деньгам, кто регулирует их потоки, кто знает, как и куда их вкладывать, чтобы стать еще богаче – тот и главарь. При этом дорога к власти всегда одна и та же - убирай конкурентов и даже тех, кто ими может стать гипотетически, и становись незаменимым во всем. Вершина же власти возводит незаменимость в абсолют и может предполагать даже коронование ее достигшего. Примеры людоедских, африканских стран бесчисленны. А королевское звание генералиссимуса нашей Родины подтверждение, что не только африканских.
Убирать физически конкурентов, конечно же, наиболее эффективно. Главное – не придерживаться никакой морали. Сталинский постулат - «нет человека – нет проблемы» является для этой братии самым понятным и самым привычным.
Однако, люди не любят убийц. Это у них в крови. Убийство переходит через грани. Учитывая это, приходится действовать более изощренно. Эти способы устранения называются компрометация объекта. Посмотрите, сколько излишне высунувших языки скомпрометировано за последнее время. Посажено за коррупцию из-за открытых писем о коррупции, посажено за хищения после разоблачения хищений, затроллено карманными патриотами в сети, зашельмовано в телепередачах, обозвано предателями и хулителями родины. Среди них есть даже сошедшие с ума и подсевшие на иглу. К услугам мафиози свои СМИ, судебная и карательная системы, свои культурные и общественные деятели, свои депутаты и свои попы, наконец.
Враг все равно не пройдет, как он ни бейся башкой об стену.
Надо уже давно признать, что современная преступная олигархия, переступив через необходимую и обязательную ступеньку мафии, пошла дальше. Во власть, в политику и на мировой уровень. Галстук и презентабельный вид пришел на смену низкому лбу и золотому цепку на шее. То, к чему стремится каждая национальная мафия на земле, наконец-то свершилось именно тут. Нашему криминалитету удалось завоевать целое государство. Теперь это уже не мафия, типа спрут со щупальцами. Это супер-мафия – единый монолит, кит, всосавший в себя единую страну. Все население, так или иначе, стало ее частью – все мы, хотим мы того или нет, участвуем в ее преступной деятельности.
«Новые блатные» воруют не абы как, а согласно четкой «военной» структуре – городки отданы на кормление – их грябят мелкие воришки, области и отрасли – обирают те, что покрупнее, а страну в целом – обворовывает политбюро. При этом мелкие обязаны еще и отстегивать в общак долю для грева уважаемого общества благодетелей – авторитетов, чей вечный девиз – бабла много не бывает!
Сегодня, когда «паханы», с помощью хитроумной вражьей Америки, искусно сыгравшей с ними в поддавки, попались перед всем миром на воровстве у соседа, замазать это красивой краской уже не получается. Просвечивают фиксы во рту и из-под дорогих рубашек проглядывают наколотые купола и звезды.
В поисках выхода из тупика, они снова, по-старому совкому рецепту, огораживают себя от мира железным занавесом, чтоб не мешали и дальше обирать своих мужиковатых и быдловатых сокамерников. Надо успеть обобрать всех, пока быдло не разбежалось по Таиландам или не обнищало окончательно. Демографию удержать от падения у них не получится. Что толку, что бабы рожают, все равно народ отсюда сбегает.
Блатная мораль. Да, это новая формация – такие вот, нью-блатные со своим кодексом, языком, принципами и понтами.
Они пришли сюда с одной целью – обокрасть свою страну. А про большую войну им никто ничего не говорил. «Про войну мы не договаривались». И они давно бы уже свалили из закипающей от внешнего костра страны, да жадность мешает, хочется еще срубить бабла с ничего не понимающего населения. Срубят последнее и свалят за океан, к тем же самым «пиндосам», которые как бы наши враги. Вот именно, как бы…. Хотя, если задуматься, все, что они натворили со страной пошло этим «пиндосам» только на пользу. Значит, их там тихо примут по программам защиты свидетелей и помощи членам раскрытой агентурной сети. Вклад их в светлое и благое дело захвата цивилизованными демократиями богатых сибирских недр просто неоценим. И еще дадут бабла.
Сегодня, растягивая по-особому слова, хихикая в сторонку, они уговаривают падающих на дно, людишек: «Ну, ты чо, братиша…Так не годится. Уважаемые люди тебя просят. Надо, родной… Один раз не п***рас». Нищая и сваливаясь все ниже и ниже по лестнице тюремной иерархии, мы превращаемся в «опущенных». Туда, впрочем, нам и дорога. Уступая каждый день «блатным» в мелочах, мы сами довели себя до этого состояния.
Все паханы на зоне стремятся «опустить» остальных работяг, для того чтобы довести иерархическую симфонию тюремных отношений до абсолютизма. Короче, до рабства. Ибо рабовладельческий строй – идеальная мечта каждого правителя на земле. Только он абсолютно отвечает их интересам. Наше «политбюро» ведет нас именно к такому состоянию. Раб – это не человек и считаться с ним совсем не обязательно. Это рабочая скотина. Думать и решать раб не имеет права. Достаточно чтобы раб овладел азами алфавита, чтобы научиться читать великие фразы «запрещено», «не входить» и «выхода нет».
И если он сдохнет (а они дохнут и дохнут) то всегда найдется другой – вон их сколько, живущих в беспросветной грязи и ужасающей нищете «социалистического общежития» люмпенов, только и мечтают о рабском ошейнике. Рабу хотя бы дают пожрать.
Да здравствует, основоположник теории современного рабства, друг детей, вождь и учитель, наш дорогой товарищ Сталин! Верной дорогой идете, товарищи!
К сожалению, я, как бывший законник, не могу с этим согласиться. Уголовники, особенно такие – из бывших и перекрашенных, мне не нравятся особенно сильно. Значит я не «белый». Я дурак из кинофильма с аналогичным названием, затоптанный в пьяном угаре этими же самыми рабами в ходе напрасной попытки их спасти.

Красные и белые. Революционеры от Макдональдса и новые хозяева старой зоны. Ни тем, ни другим мне служить не хочется. Но какую-то сторону я занять должен? Какую?
Я не думаю, я стараюсь чувствовать. Я чувствую - скоро всеобщая война. Я чую много крови и вижу раздавленные под танковыми гусеницами головы, матерный смех солдат, расчерченное ракетами небо, выстрелы в затылок, засыпанные хлоркой рвы, полные гражданских, колючие концлагеря и ощущаю дым, постоянный дым с вонью горелого мяса…
Неужели никто другой этого не чувствует? Неужели все думают, что все образуется само по себе или что войны бывают какими-то другими?
И мне хочется выть на луну темными ночами. Я точно ощущаю – все кончится очень плохо.
Но пока все не началось, должен же я чувствовать каким-то своим органом чувств - в кого мне стрелять и что вообще защищать.
Знаю - ни за какую пиндо-демократию воевать не буду точно.
Мне бы хотелось (если уж придется) воевать за свою собственную демократию. Мне, ведь, многого не надо. В ее идеальной модели меня просто уважают, как гражданина своей страны. Без бабла или с баблом – неважно.
Но я знаю - уважения в сегодняшней своей стране (да и, наверное, и в будущей) я так и не дождусь.
Да и хрен с ними! Мир имеет свойство изгибаться под немыслимыми углами, но он же имеет свойство и выправляться. Закон равновесия еще никто преодолеть не мог. Ворье рано или поздно сдохнет. Возможно даже, в мучениях от несварения набитых нами желудков.
Если завтра война – я буду воевать. Пусть я уже старый и весьма поношенный воин. И толку от меня на этой войне будет ровно на одну копейку. Молодые и зубастые янки или томми оторвут мне башку с первого же выстрела. А я из своей берданки, без очков, так ни в кого и не попаду. Так и будет.
Вопрос второй – за кого или за что?
Я идеалист. Помирать так с музыкой. Нарисую себе идеальный образ Отчизны, представлю бескрайние поля, пышные леса, чистые реки и озера, голубое небо и синее море, прекрасные, поросшие лесом горы, тундру и тайгу… И красивых и свободных людей вокруг – без жадности, без трусости, без глупости… Они там за моей спиной, их много – добрых, умных, совестливых, чистых. Они смотрят на меня своими голубыми (карими, серыми) глазами и надеются, что я сумею их спасти.
Под взглядами этих наивных глаз я, кряхтя, полезу из окопа и побегу в свою первую и последнюю атаку. Кричать «За Сталина!» ну, или за ботоксного ценителя юных гимнасток я не буду. Я вообще ничего не буду кричать, кроме: «Ёбаный ты в рот!».
Я умру за Родину, как умирали все обычные люди до меня. Умирали в надежде, что она все-таки станет свободной и все в ней будет так, как должно быть в нормальной стране. Хотя никто из них (и я в том числе) так и не понял, а что же она, собственно, такое.
Нам иногда бывает стыдно за нее. Но ей стыдно за нас гораздо чаще и гораздо сильнее.
Да, формально мне придется воевать за победивших уголовников. Причем я точно знаю – они меня предадут и продадут, если это станет им выгодно. А им обязательно станет. Они же считают меня расходной мелочью.
Меня уволят из действующей армии за три секунды до моей смерти, по, якобы, собственному желанию, чтобы только не платить пенсион и гробовые моей семье. Эти деньги они тоже не погнушаются украсть. Деньги, ведь, не пахнут, правда? Копеечка рубль бережет.
Но это, ведь, несущественно, правда же? Краткая автобиография, типа «учился – работал», окончится простым – «в таком-то году скончался». Все и у всех закончится именно так. Иного не дано. Правда, последние слова я напишу уже кадровику небесной канцелярии.
Кто знает – может все-таки придет время с высоты которого, все то, что сегодня творится, люди оценят как-то по иному, без оглядок на грязную политику и повсеместное вранье со всех сторон.
Может быть. Если еще будет, кому оценивать.


***


© Юрий Иванов, 2015
Дата публикации: 15.03.2015 15:18:28
Просмотров: 905

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 65 число 56:

    

Рецензии

Лилия Смоляр [2015-03-16 07:22:27]
Круто, без экивоков. Загляденье!

Ответить
Юлия Чиж [2015-03-16 02:59:14]
красным ли, белым ли, серо-зелёным ли...
хочется хлеба и зрелищ по пятницам.
а их на убой. под цветными знамёнами.
и очередь ждёт тех, кто в "ящики" пялится.

Ответить
эххх... в том смысле, что конструкция: "то, что..., - ..." кругом у тебя с пропущенной запятой. то, что ты ударяешься в публицистику, - это грустно.
всякий момент, который выделен как существенный-несущественный, мог бы стать. и неоднократно.
ну, ты понимаешь.
как тут теперь принято отзываться: умно написано. милагорина. прелестно. милагорина. и всякое такое. милагорина.
искренность-то подкупающая - спору нет. и хотя от публицистических обобщений меня обычно корежит, и спорить неохота (разве что подразнить - ну не тебя ж, сам понимаешь...), всяко - с признательностью.

Ответить
Юрий Иванов [2015-03-16 13:48:03]
Жень, это не литература. Это просто вырвало.
Юлия Чиж [2015-03-16 14:03:27]
Понаглею, что ли... (Мне ж на игноры наплевать).
Юрий, вас вырвало литературно, что бы вы ни утверждали. Даже не разделяющие точку зрения в целом (или - частично разделяющие), совпадающие во мнении целиком и полностью, мне думается, сойдутся в одном: литература в публицистике - явление редкое, и ваш текст - тот самый редкий случай.
ну а чо - может такое быть. устами младенца (это, Юр, не про тебя, не пойми неправильно) иногда и впрямь глаголет истина, надо только постигнуть, чего младенец взыскует.
если, к примеру, отнестись к тексту как к монологу персонажа, как к литературе то есть, то весьма цельно получится. персонаж - да, должен отрицательно или хотя бы равнодушно относиться к возможности и цикличности смены персоналий у власти - где-то кое-где кое у кого. с персонажем-то спорить не станешь же. и с автором о персонаже спорить нелепо - таким он его нарисовал.
Юлия Чиж [2015-03-16 17:39:14]
уа...