Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Alex Lecker
Михаил Белозёров



Монахиня

Ольга Белоус

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 6211 знаков с пробелами
Раздел: "Десять непрожитих жизней"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



- Господи, помоги. Господи, помоги. Господи, помоги.
Невнятное бормотанье в холодной келье.
- Помоги, помоги, помоги…
И крик.
- Слышишь, слышишь? Ты есть или нет? Кто придумал тебя? Если есть, если существуешь, то где? Молчишь… Всегда молчишь. Нет ответа, нет помощи. Я верила в тебя…
Упала на камни. Затихла.
- Успокоилась? Можешь слышать?
Голос странно близкий. Откуда… Никого не может быть в заброшенной башне старого монастыря.
- Звала ведь. Ищешь, оглядываешься. Будешь слушать?
- Ты, ты…, - хриплый шепот, спутанные волосы. Ярость и страх.
- Я. Ждешь помощи? Почему? - Голос звучал спокойно, уверенно. Ниоткуда.
- Стала монахиней. Молиться, раскаиваться. Осознавать. – Как он с ней разговаривает. Это не похоже на бога. Он – милостивый и всепрощающий. Она кается, молится…
- Что так не нравится? Задаю вопросы. Жду ответ. О помощи просишь. Сама собираешься что-то делать?
Спокойный, бесстрастный. Когда эмоции легче. Выплеснуться. Обида, злость, ярость. Кричать или презрительно смеяться. Жить. В Голосе нет ничего. Ни прощения, ни понимания. Кто это, почему. Она не звала. Просила о помощи.
- Я не пью ваши эмоции. Ответь, почему ты ждешь моей помощи.
- Где ты был, когда Дерека убили в таверне? Он ни в чем не был виноват. – Слезы. Слезы ярости и бессилия. – Его смерть. Теперь – монастырь. Что я здесь делаю?
- Хочешь получить ответ?
- Нет! – ни за что. Туда снова? - Нет.
- Знаешь. Потому отмаливаешь. Надеешься на прощение.
- Почему допустил? Ты, всемогущий…
Верить… Во что верить? Этот Голос. Он просто идёт из пустоты, из пустоты души. Душа – пуста. Но она не может быть пустой. Просто тело, в нём душа. Забита, сломлена. Я уничтожила свою душу. Думала спрятаться. Не спрячешься, не убежишь. Я любила Дерека. Он хотел денег, много денег. Тех, которые были у моего отца.
Верила отцу, Дереку, теперь – богу. Они все обманули.
- Тебе никто ничего не обещал. Я – меньше всех. Ты предала своего отца.
- Нет! Он думал только о деньгах.
- И потому ты позвонила…
- Я хотела, чтобы он, наконец, увидел меня. А не только деньги. Он потерял деньги, но так ничего и не понял.
Та ночь. Отец не спал, ходил по всему дому, всегда такой спокойный и уверенный в себе, всегда элегантно одетый, он выглядел растерзанным. И курил. Раньше этого не было. В тот день он потерял половину своего состояния. А она наблюдала за ним и радовалась. Наконец-то увидела его страдания. Денег не жалко, но пусть он почувствует боль. Ему было больно, она ощущала, как горела у него голова, как до крови впивались ногти в ладони.
- Ты предала свою мать.
- Я не нужна ей. Мальчики, девочки… Всё можно, когда есть деньги. Деньги моего отца.
Фотографии, которые собрал частный детектив. Сначала рассматривала их сама, потом отправила матери. Мать потускнела за один вечер. И всё ждала, кто и что от неё потребуют. Это было забавно – холодная и высокомерная, мать готова было пойти на всё, чтобы уничтожить эти снимки. В её жизни появился вечный страх. А дочь наблюдала…
Ворон на решетке. Откуда ворон? Они здесь не водятся. Его не может быть. Здесь.
Настояла на своём. Всегда умела добиваться. Почему он пришел сейчас. Этот Голос. Избранная?
- Нет, ты – не избранная. Я всегда здесь. Когда ты хочешь слышать. В основном – ты не хочешь.
- Ты – бог? Кто говорит сейчас? Я сошла с ума… Что я делаю в этом монастыре, о чём прошу, чему молюсь…

Ветер. Снег через решетку. Холод. Сейчас лето, Средиземное море…Должно быть тепло, солнце…
- Задумалась о географии? Реальность – чувства. Глаза отражают чужой мир. Твой – внутри.
- Уходи, замолчи… Ты мог бы утешить, успокоить.
- Разве ты ищешь покой? Хочешь найти самооправдание, упиваешься жалостью к себе. Ты знаешь правду и знаешь, что с ней делать. От себя не спрячешься, даже за мною.
- Не могу…, - шепот, крик, бессилие и ветер. Холодный ветер, рвущий то, что осталось от души.
- Боишься себя, и не хочешь. Знаешь, что было, и это нельзя исправить. Даже я не могу исправить.
- Я стала монахиней, отказалась от богатства, от мира, от жизни.
- Разве? Ты просто спряталась, избавилась от множества обязательств. Ты же этого хотела, теперь – свободна.
Колючий ветер рвет монашеское облачение, прижимает к полу. Голос, ветер… Или нет?
- Кар-р-р…
Глухой стук, оборвался камень. Рушится старая башня древнего монастыря. Вера… Умерла вера… Здесь было много молитв и много смертей.
Дерек умер. Его убили в трактире. Но он бы остался в живых. Она потребовала новый коктейль, когда он просил её уйти оттуда.
Сейчас они все обступили её. Возникли из Голоса. Из холода. Вернулись из прошлого.
- Ничто не исчезает бесследно. Смерть – всего лишь переход из одного состояния в другое. Они всегда оставались рядом с тобой.
- Никто не любил меня, - снова боль, разрывающая грудь, снова удары, словно глухой стук копыт.
- Девочка, ты всегда была моей любимицей. Прости, я не мог проводить с тобой много времени. Деньги предназначались для твоего счастья. – Так отец не говорил с ней при жизни, не смотрел на неё и не гладил по голове. Никогда. Почему только сейчас?
- Твоя ревность была напрасна. Ты восхитительно красива, я гордилась тобой. Мне нужно было уйти, ты просто мне помогла. Спасибо. И обязательно помни – я любила тебя. – Голос матери шелестел, словно легкий бриз, тёплый и ласковый.
- Мне не нужны деньги твоего отца, только ты. Я ни о чём не жалею, ты не могла быть другой, поэтому я не уходил. – Дерек улыбался.
- Я предала вас всех, почему вы пришли, зачем вы здесь?
Шепот, страх, робкая надежда. Неужели ошибалась? Тогда почему только сейчас? Почему никто из них ничего не сказал ей при жизни?
- Потому что ты должна была понять сама. Теперь ты знаешь правду. – В Голосе слышалось прощение.
- Вы хотите меня простить? Вы все, кому я причинила боль?
Теплый луч провалился сквозь камни, смазал мягкие тени, рассыпался на мелкие искры. Ворон переступил с ноги на ногу и небрежно поворошил перьями. Блестящий глаз смотрел насмешливо.
- Они простили давно. Чью милость ищешь? - Снова Голос.
- Твою…
- Разве? Моя милость… Зачем она тебе,
- Да, они любили меня. Теперь я это знаю. Больше чем вера – знание. И я знаю, что буду делать.

***
Сестру Луизу причислили к лику святых через двадцать лет после её смерти.




© Ольга Белоус, 2016
Дата публикации: 2016-03-26 08:50:17
Просмотров: 426

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 69 число 58: