Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Дерюшев
Светлана Беличенко



Мститель.

Фёдор Васько

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 6161 знаков с пробелами
Раздел: "Вишнёвое дерево (рассказы)"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Тюрину изменила жена - отомстила за то, что раньше он сам ей изменял неоднократно. Тюрину это не понравилось, и решил он отомстить. Сделал из дерева пистолет, красивый, почти как настоящий, только лёгкий и вместо пули - детские пистоны.
Подкараулил изменницу жену с негодяем-любовником, встал на дороге, - путь перегородил. Смотрит исподлобья, руки за спиной держит, деревянное оружие прячет. А жена с любовником остановились, стоят молча и даже не переглядываются.
- Кого первого! - спросил Тюрин хриплым голосом,- тебя или его? - и достаёт своё «страшное» оружие.
Заплакала жена, в ноги упала.
- У меня с ним, - говорит,- почти ничего не было. Я это из озорства и женской глупости.
А Тюрин ей:
- А я тоже озорник,- медленно так руку поднимает, и в негодяя-любовника выстрел производит.
Жена в крик, любовник падает, умирать хочет. Испугался Тюрин, кинулся к негодяю:
- Что же, братец, я ведь шуточно! Оружие без убойной силы, - бутафорское. Из него нельзя убить, невозможно!
- Мне сейчас не смешно, - простонал умирающий, - Убил так убил. Что уж...
- Да как же... - не мог успокоиться Тюрин.
Тут негодяй застонал таким жалким голосом, что у стоящих возле слёзы навернулись.
- Возьми, там, в боковом...
Тюрин полез, достал что-то небольшое, завёрнутое в носовой платок. Раскрыл и увидел, что это пистолет, только не такой, какие показывают в фильмах про бандитов, а так - низкорослый пистолетик с коротким дулом.
- Вот,- зашептал умирающий,- из него ты меня убил, собака, из него,- и умер окончательно.
И как сказал он это, так из дула дымок пошёл, а по земле стреляные гильзы покатились. Повернулся Тюрин к жене, а там милиционер в звании капитана, напружинился как тигра, в руках табельное оружие, в глазах желание подвига:
- Вы, гражданин Тюрин, пойманы с поличным,- легонько пнул лежащего, - в вашем оружии заметен недавний выстрел.
- Я, я ... - заякал Тюрин.
- Ты, ты. На кого работаешь, Тюрин! - спросил капитан, разматывая микрофон.
- Я на себя,- растерялся Тюрин,- я из ревности!
- Ложь! - рявкнул милиционер, и уже негромко, другим голосом в микрофон, - он все врёт, но это смешно. Попробовал рассмеяться, из рации ответно хихикнули.
- Но он был...- начал Тюрин.
- Всё врёт, - продолжал капитан, - пострадавший впервые в нашем городе. Это заказное убийство, и вы, Тюрин, следовательно, наёмный киллер.
- А кто он? - вдруг испугался Тюрин, показывая на негодяя, может быть любовника.
- Он... приёмщик стеклотары, - сказал капитан, сверяясь с записной книжкой.
- Ну и зачем убивать приёмщика стеклотары?
Капитан оглядел Тюрина словно впервые, отступил назад.
- Тогда всё значительно хуже, вы маньяк! Мне вас даже жаль.
Он зачастил в микрофон, с трудом удерживая его дрожащими руками:
- Срочно высылайте дополнительный наряд...,- тут микрофон, словно живой маленький зверь, спрыгнул на землю, и побежал-покктился. Капитан и Тюрин наклонились в одновременной попытке схватить, - произошло лобовое столкновение...
Дальнейшее Тюрин помнил смутно. Он шёл впереди, держа руки за спиной, чувствуя идущего сопровождающего. «А может сбежать?» - подумал Тюрин и покосился на конвоира, вместо которого увидел жену и негодяя-любовника.
Они шли под ручку и, не замечая ничего вокруг, улыбались друг дружке. Тюрин остановился, подождал, шагнул навстречу, спросил шёпотом: «А где капитан?»
Жена с любовником молчали, прикидывались, что не понимают.
Тюрин хотел схватить негодяя за галстук, сам он их терпеть не мог, но почувствовал в руке пистолет, и совместил мушку с прицелом:
- Кого первого? Тебя или его?
Ему не ответили. Он сосчитал до девяти и выстрелил. В последний момент женщина непредсказуемо метнулась, и равнодушная пуля угодила прямо в горячее сердце.
Тюрин закричал, направил дуло в лицо смеющемуся негодяю, но в пистолете не оказалось ни пули, ни патрона. Тогда он кинул бесполезную железку в противника, и безупречным попаданием в висок убил мужчину наповал...
- Пойдёмте, - сказал знакомый капитан, и Тюрин, заложив руки за спину, побрёл в указанном направлении.
На повороте оглянулся, снова увидел жену с негодяем. Они смеялись. В руках откуда-то появилось оружие.
- Так я себя убью! - закричал Тюрин и нажал на курок.
Что-то лопнуло, мир повернулся набок и погас. Через закрытые веки Тюрин видел лишь пятно от яркого фонаря, но слышал до боли отчётливо.
- Вы арестованы за покушение на убийство, - сказал капитан, заглядывая в лицо.
«Я же себя»,- подумал Тюрин.
- Не имеет значения, - ответил капитан, - перед законом у нас поголовное равноправие.
Тюрина положили на носилки, понесли. Шли долго. Приподнялся, чтобы просить воды, и увидел, что несут его капитан и негодяй-любовник, а рядом, налегке, идёт жена и лицо не совсем печальное.
- Ты почему не плачешь? - спросил Тюрин
- Чего уж там,- сказала жена и махнула рукой.
Тюрин замахнулся, носилки качнулись, и раненый беззвучно вывалился на холодную землю. Отряд не заметил потери бойца, ушёл, унося пустые носилки, а Тюрин так устал и запутался, что не умел ни позвать, ни крикнуть.
Лежит на дороге, затаился на всякий случай, а навстречу прохожие, парочка серьёзная: она вся из себя, а он в шляпе, и галстуке. Идут прямо на Тюрина, не замечают из-за плохого освещения, того и гляди растопчут, сволочи. Собрал Тюрин последние силы, да как закричит дурным голосом:
- Кого первого, тебя или...!? - и, прямо не вставая, из положения лёжа, целится, как в спортивном биатлоне.
Совместил прицел с резкостью, увидел лицо с вытаращенными глазками, и стало как-то не по себе. Лицо показалось слишком знакомое, не вражеское. Вспоминал-вспоминал человеческие лица, - ни одно не подходит.
Жена тут говорит своему кавалеру:
- Пойдём, Матвей, другой дорогой. Здесь пьяные без присмотра валяются, гражданам прогуливаться не дают. И куда капитаны смотрят?
- Тюрин услышал «Матвея» и вспомнил, что это он и есть Матвей, и лицо сразу узнал,- своё собственное лицо, только без бороды и с лысой причёской.
И не стал Тюрин стрелять, остался в задумчивом оцепенении, в темноте осенней ночи, с предчувствием уходящей жизни, глядя в след себе самому...



© Фёдор Васько, 2016
Дата публикации: 30.03.2016 23:02:41
Просмотров: 396

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 57 число 82: