Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Возвращение

Кямал Асланов

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 6454 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Я ничего не мог понять. Я стоял перед дверьми высочайшей инстанции и через несколько минут собирался предстать пред очами самого высокого начальства, которое только можно и представить, как вдруг споткнулся о взгляд его миловидной секретарши, смотрящей в мою сторону с таким неподдельным изумлением, словно бы кто-то на её глазах оказался висящим в пустоте с безвольно дрыгающимися ногами. Девушка смотрела в строго определённое место на правой половине моего туловища. И потому я вздрогнул. Более того, меня пробрала внезапная догадка. Догадка – ужас! Минуту назад я даже мысли не мог допустить о том, чтобы… а тут… Впрочем, не долго думая, я оглянулся и посмотрел по направлению её взгляда. И… растерялся окончательно – рука моя сжимала пустоту. Мало того, пальцы, словно бы не веря случившемуся, всё ещё шевелились, стараясь поймать что-то в воздухе. Это был конец.
Что-то свежее обдало меня, когда я выскочил на улицу. Возможно, это был ветер. Но я ничего не замечал. В голове крутились мысли. Где я его мог оставить? Где?! Неужели потерял? Картины прошедшего дня с лихорадочной поспешностью крутились перед глазами в обратном порядке. Вот перед тем, как зайти сюда, я забегаю в одну маленькую контору за какой-то бумажкой. Держал ли я в ту минуту в руках его? Как будто бы нет. Потому что иначе не мог бы при выходе с такой лёгкостью открыть их тяжёлую дверь… Тогда значит до этого в другом месте? У старого прикованного к постели приятеля? Ну конечно же… Хотя с другой стороны, заходил ли я к нему с ним?
Я бежал и клял свою рассеянность. Простоять столько часов во многочисленных очередях, испытать столько мытарств, претерпеть столько утрат и разочарований, исходить столько инстанций, сдать столько анализов, пережить эйфорию временных удач и мнимых побед, нюхать спёртый воздух обитых дерматином дверей, пройти унизительную проверку на гибкость, пережить не менее тяжкую стажировку на устойчивость и долготерпение, вновь и снова пройти весь круг с начала до конца и получить наконец этот документ, удостоверяющий меня, как личность, дающий мне право на существование и… потерять его в самый неподходящий момент, когда он оказался так нужен…
У дверей старого приятеля стояла машина скорой помощи. В другой момент я бы заподозрил неладное, но сейчас меня волновало другое. Я искал документ. Он должен был лежать на столе. Но однако…
Окружённый врачами старый человек на кровати при виде меня как будто даже обрадовался.
-Это ты? - произнёс он слабеющим голосом, - Я так и знал, что ты вернёшься.
Но я не обратил на него внимания. В ту минуту я даже представить себе не мог, сколько раз мне ещё предстоит услышать эту фразу. И вспомнил, что кажется до того, как зайти к приятелю, забегал в свой Клуб коллекционеров и там как будто даже кому-то этот документ показывал.
Дверь старинного приятеля захлопнулась за моей спиной с таким грохотом, что кажется полетела штукатурка. Но я снова не обернулся. Я спешил в клуб. Там шло заседание секции нумизматов. В прокуренной комнате зала заседаний, как за пеленой тумана, едва различались лица. Никто ничего не помнил. Головы, забитые сведениями о средневековых медных «аббаси», ничего постороннего не воспринимали. Потому пришлось долго помотаться по всем комнатам пока, встретившись со старой уборщицей, не выяснил, что бумагу я здесь как будто показывал на прошлой неделе.
Так что пришлось вернуться мысленно в прошлое. Я оказался в том же клубе недельной давности, когда ещё только шла подготовка к заседанию секции нумизматики. Все только об этом и говорили. Но я искал уборщицу. Потому ни во что другое не вникал. Однако, как выяснилось, она уже недели две как находилась на бюллетени и не выходила на работу.
Потому мне пришлось уйти в воспоминаниях ещё дальше…
-Мы знали, что ты к нам вернёшься, - заявил мне мой бывший начальник, когда я к ним зашёл.
В последние годы я слишком часто угрожал всем, что уйду на пенсию. Мне нравилось, как уговаривали меня остаться. Но однажды им видимо надоело это делать и я вынужден был уйти. Из-за этого моё возвращение они восприняли, как возможность искупить свою вину. Но у меня не было времени объяснять им, как они ошибаются, потому я поторопился уйти, не попрощавшись…
Я уходил в воспоминаниях всё дальше и дальше…
Покойная жена, которую я вскоре встретил в них, всегда настаивала, чтобы я носил тёплое бельё. Вот и сейчас я застал её, гладящей мои старые кальсоны.
-Я знала, что ты вернёшься за ними, - сказала она.
Объяснять ей что либо было бессмысленно. Потому, убедившись, что документа нет и тут, я пошёл ещё дальше.
И увидел своего сына, вначале взрослого, пытающегося вернуть мне свой сыновний долг, хотя я спрашивал у него совсем не то, затем маленького, одаривающего меня чувством отцовства, я увидел себя самого молодым накануне свадьбы и свою невесту, готовую посвятить мне свою жизнь, я увидел себя юношей, стремящимся освободиться от родительской опеки, и ребёнком тычущимся в грудь матери,- но нигде, ни в одном из этих воспоминаний не было того, что я искал, документ видно прятался где-то ещё дальше.
Потому совсем не удивительно, что вскоре я машинально перенёсся в уютное тепло материнского лона и явственно увидел себя убаюканным мерным колыханием околоплодных вод. Но это мгновение длилось только секунду, ибо уже в следующий момент я почувствовал, как уменьшаюсь в размере, превращаясь в маленькую точечку, чтобы затем неумолимо разделиться и оказаться на двух полюсах жизни, неудержимо удаляющихся друг от друга. Так что я невольно заметался, чувствуя, как разделяюсь, с одной стороны став мужчиной, превращающимся в мальчика, а с другой – женщиной становящейся девочкой. Но как там, так и здесь я по-прежнему лихорадочно искал документ, которого не было нигде. Из-за чего продолжал деление. Так что вскоре я уже был расчленён на множество разнообразных существ обоего пола, озабоченных только тем, чтобы найти нужную бумагу. Я был травинкой в поле и росинкой на траве, чешуйчатой рыбой и хищным зверем, жалким червём и озёрной водой. Но везде и всюду я думал только об одном: где найти заветный документ?
Этот же вопрос тревожит меня и сейчас, когда ты человек держишь меня в руках и удивляешься, почему так трепещут мои крылья? Как же мне мотыльку не трепетать, когда я боюсь, что ты можешь не дать мне найти на него ответа?



© Кямал Асланов, 2016
Дата публикации: 14.05.2016 01:13:28
Просмотров: 475

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 44 число 3: