Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ваагн Карапетян
Олег Павловский



Пятка

Кямал Асланов

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 5485 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Легко сказать, подвинься. А если у меня прямо перед носом пятка? Если в щёку упёрлось колено, так что рот вечно смят и смещён в сторону, а губы торчат пучком? Если весь мир для меня уже давно заключается вот в этой пятке и в кусочке грязной стены за ней, которые я наблюдаю уже давно одним единственным глазом потому, что на другой сверху наехало и закрыло его наглухо что-то липкое и волосатое? Если, стиснутый со всех сторон, я не могу даже оглянуться и разглядеть, что это постоянно беспокоит меня сзади, потому, что нет возможности повернуть голову, зажатую с боков двумя мощными телесами. И я даже не знаю, что это конкретно. То ли локти, то ли бёдра, то ли бока.
Как я могу двинуться, если обо всём остальном сужу только по ощущениям. И строю лишь предположения. Мне кажется, к примеру, что на плечах у меня просто кто-то сидит. Поскольку тёплый и тяжёлый. Хотя «это» может и лежать и облокачиваться. Или просто давить всей тяжестью, желая вдавить меня в землю, а точнее в то, на чём сижу. Ведь если до сих пор меня не раздавили, то только потому, что снизу тоже давит и не даёт мне опуститься другое такое же большое непонятно что.
Но давит оно меж ногами. Это я ощущаю. Ибо они у меня расставлены. Отчего иногда создаётся такое впечатление, будто сижу на огромной лошади. С той лишь разницей, что не я ей в тягость, а она мне. Ибо постоянно выталкивает наверх с огромной силой, желая расплющить в лепёшку.
И если бы не эти огромные арбузы подмышками, всё так и произошло бы. Но они не пускают. Потому что сами теснят меня с двух сторон и мешают другим. Впрочем, на самом деле это вовсе не арбузы. Я их просто так называю. Потому что круглые. Благодаря им расставленные по сторонам руки, оказываются стиснутыми со всех сторон и остаются неподвижными. И я могу ими только елозить. Как впрочем, и всеми остальными частыми тела. Потому что всё вокруг, к счастью, потеет. Всё жирное и скользкое. Из-за чего я могу даже дергать мышцами. Но только слегка, и только в определённых пределах, чтобы размять косточки.
На спину мою сзади тоже навалилось нечто громадное. По этой причине я стою, поддавшись вперёд и выставив задницу назад.
Но и вперёд упасть также не могу. Потому что грудью, как мне кажется, лежу на покатой шее «лошади». Правда, не до конца. Оставил себе некоторое узкое свободное пространство, позволяющее дышать. Да и то не полной грудью. И если отодвинусь чуть назад. Ибо стоит набрать в лёгкие больше воздуха, как чувствую, что упираюсь в «шею», которая тут же начинает толкать обратно, пока не упрётся в мой позвоночник. И по этой причине у меня сразу же пропадает желание дышать свободно.
Когда падаю вперёд, голова «лошади» подпирает мою челюсть снизу, а низ её шеи поднимает тело к верху. Потому, когда это тычется в меня сзади, я вынужден терпеть и строить догадки.
По коже чувствую: круглое такое с острыми краями. Словно бы тоже ищет, куда бы приткнуться. Потычется и перестанет. Через некоторое время снова пробует и снова прекращает. Потому иногда мне его становится даже жалко. Хочется даже уступить. И если бы не эти края…
Впрочем, и без них у меня забот хватает. На ляжке постоянно елозит: туда-сюда что-то мокрое, на животе что-то ребристое. Не могут найти себе места. Хотят, чтобы я поднял правую ногу. Как будто я этого не хочу?
Но как я же я это сделаю, если под животом ворочается чьё-то волосатое лицо, а колено с двух сторон стиснуто задницами. Или тем, что на них похоже. Стоит сделать попытку, кругляшки сжимаются, как по приказу.
Я иногда даже нарочно делаю вид, что хочу двинуться. Чтобы подразнить их для смеха. Так ещё не было случая, чтобы не ответили. Я рывок, и они рывок, я движение, и они такое же. Так и развлекаюсь, когда становится скучно.
Но лучше всего это получается руками. Ведь они у меня хоть и разведены по сторонам, но стиснуты не до конца. Кончиком указательного пальца правой руки я могу даже двигать. Правда, лишь в одном направлении. Туда и обратно. Но мне многого и не надо. Главное убедиться, что система действует. Чтобы при случае мог одним пальцем заставить всех придти в движение. Потому что обратил внимание, мой палец упирается во что-то сырое. И подвижное.
И когда от духоты и отсутствия воздуха становится совсем невмоготу, двинешь кончиком, и сырого становится больше. Двинешь ещё, и заполняет всё вокруг. Сырость сочится со всех щелей. И вскоре скользкий локоть, становясь ещё более склизким, невольно перемещается от уха в область виска, колено отходит от лица и уходит куда-то в сторону, пятка смещается и приближается ко мне вплотную.
И у меня появляется шанс открыть освобождённый рот, расправить губы, сделать вдох и показать пятке язык.
Она такая смешная. Стоит только коснуться кончиком языка, приятно съёживается. Будто хочет мурлыкать
Но я не делаю этого. Потому, что не хочу. Хотя и знаю, что она только того и ждёт.
Но нечего баловать эту неженку. Достаточно и того, что я на неё дышу.
Ведь раньше было совсем не так. Дед рассказывал, что в своё время он даже рта не мог открыть. До того крепко прижималась к его губам эта пятка.
Но всё равно о движении сегодня не может быть и речи. Ведь для того, чтобы мне подвинуться, надо, во-первых, сдвинуть с места эту пятку, затем локоть, потом то, что за ней и так далее. И тогда может нарушиться общий баланс. И меня раздавит, как лепешку, противоположная сила. Так что лучше пускай всё останется, как есть. А там посмотрим.


© Кямал Асланов, 2016
Дата публикации: 15.05.2016 00:29:27
Просмотров: 505

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 40 число 36: