Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Семейство пук

Кямал Асланов

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 15618 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Хорошо помню тот день, когда будущая жена обратила на меня внимание. Шутка ли, дочь такого человека, писаная красавица, расположения которой уже с первого курса добивались лучшие парни группы. А тут вдруг за полгода до диплома, выясняется, что давно положила на меня глаз и ждала лишь подходящего случая, который представился только теперь, когда застала мою персону сидящим одиноко в аудитории.
В студенческом общежитии, где я до того времени обитал, вечно гуляли пьяные кампании, гремела музыка, и не оставалось никакой возможности для серьёзного занятия науками. Потому я или приходил в институт пораньше, или оставался после занятий, чтобы лишний раз перелистать учебники. И тут вдруг открывается дверь и входит она……
Одним словом, про учебники я в тот день забыл. А когда поздно вечером вспомнил, девушка уверила меня, что для беспокойства нет оснований. Если будет нужно, скажет отцу, и он замолвит на меня слово.
С того дня и закрутился наш роман. Да так стремительно, что уже через три месяца мы считались женихом и невестой. А ещё через некоторое время, уже накануне свадьбы, когда я всерьёз подумывал, как без потерь представить моих деревенских родителей будущим высокопоставленным родственникам, девушка отвела меня в сторону и сказала:
-Твоё намерение жениться на мне твёрдо?
-Ну как можно спрашивать?
-Тогда я, наконец, открою тебе одну нашу семейную тайну.
-Какую? – спросил я, ещё ни о чём не подозревая.
-А такую, что мы проливаем суп, - объявила моя избранница и почему-то густо покраснела .
-В каком смысле? – ничего не понял я.
-Помнишь у Чехова «Культура не в том, чтобы не пролить супу на скатерть, а чтобы не заметить, когда это сделает другой»
-Ну!
-Так мы пукаем. И называем это меж собой пролитием супа. Так и говорим: «Извините, но я сейчас пролью суп» или «Не испугал ли я вас слишком громким пролитием?»
-Супа?
-Да не супа, а пука. Неужели не понятно?
От такого признания я, признаться, немного опешил. И поначалу принял всё за не совсем удачную шутку. Невольно возник вопрос, который я не решался произнести вслух. Но моя милая снова поняла меня без слов.
-Да, представь себе, и я тоже, - произнесла она, отгадав мои мысли, - А что? Это меняет твои планы? – видя мою реакцию, огорчилась девушка, - Я так и знала, - сказала она в следующий момент, отвернувшись со слезами, - Ты такой же, как все. Стоит узнать, все отворачиваются. А спрашивается, какая разница? Ну пукаем. Что с того? Никого ведь не оскорбляем. В конце концов, у каждой семьи свои традиции. В нашем роду издавна считается вредной привычкой держать газы в себе. Пукали ещё наши прадеды. Считали, что все болезни от избытка газов в организме. Потому мы и сегодня, если рядом нет посторонних, предпочитаем пукнуть, чем напрасно терпеть и мучиться…
Признаюсь, я в тот момент слушал её и в душе тайно лелеял надежду, что это не правда, а просто «проверка на вшивость», последняя попытка испытать наши чувства перед свадьбой, вот сейчас девушка улыбнётся и скажет, что разыграла меня.
Но вместо этого она отвернулась и на прощание издала такой звук, что все мои сомнения разом развеялись.
Я остался один у разбитого корыта. Рушилось всё, что так хорошо складывалось в последние месяцы.
И всё из-за какой-то нелепости.
Но с другой стороны – как можно пукать на людях? – думал я, - Ведь уже назначен день свадьбы, разосланы приглашения.
Этот факт никак не вмещался у меня в голове. Я представлял себя, представлял своих близких в такой ситуации и чувствовал, что не способен переступить через это.
Хотя в её словах тоже присутствовала своя правда. Пук сам по себе, конечно же, никому ничем не грозит. В жизни мы терпим и более противные звуки, нюхаем и не такие запахи. Но сам факт….
Он не лез ни в какие ворота. Другое дело, если бы по болезни. А то ведь добровольно. Как будто это кашель или чих.
Я вспомнил множество дурных манер, которые наблюдал в жизни. Громко сморкающиеся на улице люди, демонстративно чешущие задницу, ковыряющие в носу и скатывающие шарики, брызжущие на тебя при разговоре слюной…
В сравнении со всем этим пук выглядел, конечно же, невинной детской шуткой. Тогда что же меня так смутило? Почему я решил, что не перенесу этого? Откуда эти предрассудки?
Ведь сказал же Чехов, главное не замечать. И значит, если я сейчас замечу, то… Нет, тут следовало всё хорошо обдумать….
Одним словом, когда я вскоре догнал мою девушку, она уже входила в подъезд своего дома.
-Стой! Я на всё согласен! – воскликнул я, запыхаясь.
И чтобы показать, как далеко зашёл в решимости, так сильно напрягся, что чуть не лопнул.
Но меня постиг конфуз - у меня, а точнее из меня ничего не вышло.
Видя это, моя дорогая поспешила мне на помощь.
-А тебе и не обязательно это делать. Каждый, роднящийся с нашей семьёй, сам решает, присоединяться ему к этой традиции или нет. Моя мать, к примеру, вспоминает, как долго не могла привыкнуть, что все кругом постоянно громыхают, пока однажды не поняла, как это удобно не сдерживаться. Так что ты тоже волен будешь решать сам.
А как же мои родители? – подумал я, - Воспитанные в строгих правилах, они, в отличии от меня, вряд смогли бы принять эти условия.
Но моя девушка опять оказалась на высоте.
-Для беспокойства нет причин, - успокоила она меня, когда я поделился с ней сомнениями, - Мы это делаем только в нашем узком семейном кругу, куда тебе вскоре предстоит войти. Что делать, если люди ещё не доросли до осознания необходимости пука? Общество консервативно и не понимает нас. Не все такие, как ты.
При этих словах я почувствовал себя польщённым. Но девушка продолжала:
-Потому при твоих родителях мы будем вести себя по-другому. А без них уж, будь любезен, и приготовься к неожиданностям.
И я приготовился. Хотя следует признать, что когда вскоре после свадьбы моя новоиспечённая тёща впервые в моём присутствии «пролила суп», мне всё равно стоило немалых трудов скрыть своё смущёние.
Хорошо помню, она лежала тогда на диване, углубившись в чтение нового английского романа, как вдруг….
-Не могли бы вы включить для меня вентилятор? – попросила она в следующий момент, - А то я не дотягиваюсь до выключателя…
И только тогда я понял, почему у них дома даже зимой во всех углах стоят вентиляторы, приводимые в движение каждый раз, когда кто-нибудь портил воздух.
Так что скоро, услышав знакомый звук, я уже без приглашения спешил принять ответные меры. Из-за чего пару раз даже попадал впросак, когда включал аппарат на скрежет открываемой двери или скрип окна.
К тому времени я уже привык, что время от времени рядом со мной раздаются странные залпы. Меня совсем перестал раздражать распространяющийся при этом запах. Даже по ночам, лаская в постели жену, я не обращал на него внимания. Более того, я узнал много интересного о происхождении этой необычной традиции.
Оказывается, в роду моих новых родственников «пролитию супа» всегда придавали большое значение. Существовала даже научная теория оправдывающую «свободу испусканию газов», считалось, что здоровью больше всего вредит их излишество. Раздувая стенки кишечника, они создают в них дополнительное напряжение, что вызывает разрыв кровеносной системы стен желудка и способствует развитию разных заболеваний, приводя к общей раздражительности.
В связи с этим негативное отношение со стороны общества на «пролитие супа» рассматривалось в моей родне, как крайняя степень консерватизма и посягательство на личную жизнь человека.
-Кому какое дело, как я веду себя у себя дома? – восклицал иногда мой тесть.
И с гордостью показывал на висящий у него на стене портрет седобородого старца, как две капли воды, похожего на него.
Этот далёкий предок моего тестя, по его словам, обладал светлейшим умом и выдающимися способностями, ему с юных лет прочили блестящее будущее, он состоял в переписке с самим Львом Толстым и мог со временем стать даже генерал-губернатором. Но человек отказался от всего этого, и, пустив свою карьеру под откос, стал, в конце концов, изгоем. И всё из-за того что, отстаивая свою правоту, принципиально не хотел отказаться от привычки пукать на людях.
-Где теперь такие личности?! – восклицал всякий раз с сожалением мой тесть, заключая рассказ о великом предке,
Ибо вынужденный по слабости характера отстаивать право на «пролитие супа» только в узком семейном кругу, он сегодня стыдился, что не осмеливается делать это публично, как его предок.
И я, как ни странно, понимал своего тестя. И поддержал бы в дальнейшем всей душой, если бы однажды вдруг случайно не подслушал за дверью один его разговор.
Дело было вечером. Накануне наш первенец впервые «пролил суп». И согласно старым семейным традициям мы отмечали «Праздник первого пука».
Этому событию у нас придавали большое значение и отмечали со всей торжественностью. Считалось, что с первым испусканием газов человек проявляет свою первую волю.
Потому радовались все. И после обильного застолья, для которого специально готовились блюда, способствующие бурному образованию газов, вся семья, включая родных братьев и сестёр моего тестя, собралась вокруг кроватки нашего малыша и приветствовала его общим пуком. Из-за чего пришлось запустить все вентиляторы разом.
Не удивительно, что ребёнок от грохота проснулся, несказанно обрадовав всю родню. Ибо было бы хуже, если бы он продолжал спать. А так, проснувшись, наш сынок дал знать, что услышал зов предков.
Когда гости ушли, я взялся убирать со стола и, сам того не заметив, оказался около двери ведущей в другую комнату.
-Что он о себе думает? – услышал я вдруг возмущённый голос тестя, который говорил с моей женой - Считает себя умнее нас? Дорожит супом? Не может сделать это хотя бы ради родного ребёнка?
Что ему отвечала дочь, я уже не услышал, ибо, смущённый, поспешил отойти, дабы не думали, будто подслушиваю.
Но одно я понял точно - разговор шёл обо мне. Потому что я оставался единственным, кто снова не смог присоединиться к общему хору. Хоть и старался.
Эта проблема мучила меня уже давно. Ещё с тех пор, как я, наконец, решил сделать жене приятное и присоединиться к их семейной традиции. Но всё оказалось не так просто. Умом я понимал, что нельзя выделяться на общем фоне, а вот телом… Все мои попытки заканчивались, как правило, неудачей. Как ни тужился, ничего не получалось.
Растерянный, я не мог понять, в чём дело. Ибо наедине за дверью
туалета я грохотал, как прежде, а вот в присутствии людей во мне словно бы срабатывал какой-то тормоз. Воспитанный в иных традициях организм сжимался в комочек и упорно отказывался подчиняться новым требованиям.
Из-за чего я и в туалете вскоре старался быть тише воды, ниже травы. Чтобы не подумали, будто издеваюсь.
Но не тут-то было. Чем больше я сдерживался там, тем громче теперь у меня всё получалось. Спущенный с тормозов организм отыгрывался за все минуты застоя и выдавал такие рулады, что просто заслушаешься.
Так что из туалета я вскоре стал выходить, стыдливо опустив глаза к полу.
И ждал серьёзного разговора, который в семье явно назревал. И вот, наконец, кажется, назрел.
Жена в тот памятный вечер после разговора с отцом ни на чём не настаивала, а только просила, чтобы я постарался.
-Ну ради меня! Ради нашего ребёнка! – говорила она, укладываясь на ночь спать, - Неужели трудно один раз пукнуть?
И я ей обещал. Хотя и понимал, что это почти невозможно. Сопротивление организма с каждым днём крепло всё больше.
А с ним росло и недоумение моих родных.
Во время общих семейных торжеств я всё чаще стал ловить на себе косые взгляды окружающих. За моей спиной шушукались:
-Вчера, говорят, опять в туалете…
А тесть так вообще скоро перестал со мной разговаривать. И при необходимости упоминал обо мне лишь в третьем лице:
-Скажите ему, пусть включит вентилятор.
Жена всячески пыталась разрядить ситуацию, как могла, защищала меня перед родными, объясняла им, что я совсем не заносчивый, ничего против них не имею, даже готов присоединиться к общим семейным традициям, да вот не могу, потому что таким уж родился.
Это иногда приносило плоды. Находились люди, которые верили ей, жалели меня и пытались помочь, предлагая старые народные снадобья, способствующие испусканию газов.
Но мне ничего не помогало. И тучи над моей головой продолжали сгущаться.
Поэтому я и обрадовался, когда у нас дома на постое однажды остановился дальний родственник моего тестя. Ибо, встав в дверях с чемоданами, огромный и шумный молодой человек в знак приветствия первым делом громко пукнул.
И у всех сразу же поднялось настроение. В том числе и у моей жены.
Знать бы тогда, чем это мне грозит, задаться бы вопросом: а с какой стати вдруг появился у нас дома этот человек? Что ему надо?
Но я не знал и не задавался. А вместо этого, обрадованный происходящим в доме изменениям, спокойно наблюдал, как настойчиво внедряется постоялец в нашу семью, как завоёвывает благорасположение её членов, обсуждает с тёщей последний прочитанный роман, включает для неё вентилятор, усаживается с тестем за стол, пукает с ним дуэтом, восторгается традициями, играет с нашим малышом, и, радует мою жену, умиляясь каждому пуку её ребёнка.
Я не замечал этого, как слепой. А когда по совету постояльца поддался на провокацию и, садясь в очередной раз со всеми за стол, подложил в штаны новомодную игрушку «пукалку», то дискредитировал себя окончательно. Поскольку был немедленно с позором изобличён.
-Истинный пук никогда не перепутаешь с поддельным! – произнёс мой торжествующий тесть.
И вскоре нас с женой вообще перестали приглашать на общие семейные празднества.
Она хорохорилась, делала вид, что это её нисколько не волнует, что она сама не желает никого видеть, называла родичей всякими нехорошими словами. Но по глазам жены я видел, что в душе она страдает. Оторванная от родной среды, моя супруга выглядела, как рыба, выброшенная на берег.
Потому, как и все мужья, оказался застигнутым врасплох, когда супруга однажды заявила мне, что мы должны расстаться. Ибо она полюбила другого.
-Ты хороший человек, - сказала она при этом, - Но я не могу с тобой жить.
Что мне оставалось делать? Умолять её не изгонять меня? Не оставлять ребёнка без отца? Сетовать на судьбу, что оказался не достойным лучшей доли лишь потому, что не сумел пролить суп, и моё естество оказалось сильнее?
Был уже поздний вечер, когда, собрав чемоданы и поцеловав на прощание ребёнка, я вышел из дому. Стояла тихая осенняя погода. Я стоял на пороге и думал, куда бы пойти.
Но мне мешал сосредоточиться какой-то необычный запах, льющийся здесь отовсюду. И привыкший к специфической атмосфере в своей семье, я не сразу вспомнил, что так благоухает свежескошенная трава.
А, поняв, вдруг обрадовался. Накопившееся за последнее время напряжение отступило от меня. Стало легко и просто. И я так расслабился, что вздрогнул от неожиданности, когда от страшного грохота за спиной задребежжали стёкла в соседних дома. И удивился, догадавшись, что это я сам, оказывается наконец, так оглушительно пукнул.


© Кямал Асланов, 2016
Дата публикации: 2016-05-17 00:18:00
Просмотров: 261

Улучшить своё материальное благосостояние поможет молитва на деньги от Ванги. Узнайте, какую молитву рекомендовала знаменитая болгарская ясновидящая.
Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 31 число 57:

    

Рецензии

Ваагн Карапетян [2016-05-18 01:52:29]
Кямал, бывших членов Союза писателей не существует. Убери слово "бывший" Рад тебя видеть на этом сайте.

Ответить
Кямал Асланов [2016-05-18 04:35:36]
Наоборот, бывшими бывают именно члены, а не писатели. Рад взаимно