Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





"Серая ветка"

Степан Хаустов

Форма: Миниатюра
Жанр: Психологическая проза
Объём: 4453 знаков с пробелами
Раздел: "Проза"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


«Пражская», «Южная», «Чертановская»... – изо дня в день, из месяца в месяц, на протяжении вот уже двадцати лет один и тот же маршрут. Школа, институт, работа… И даже когда в жизни происходили перемены, маршрут не менялся. Всегда одна и та же «серая ветка», с безжизненно-монотонным дикторским голосом.
Почти десять. Как быстро бежит время. Оно будто знает о моих планах. Знает и чем всё закончится. А потому поторапливает, не оставляя даже малейшей возможности передумать…

Год не заладился практически сразу. Вначале, попал под сокращение. Затем в ДТП с весьма значительным ущербом. Как следствие – долги, раздор в семье... И в довершение ко всему, заболел сын. Тяжело. В общем, покатилось...
Стоит лишь порадоваться за тех, у кого жизнь в полоску. Пусть сегодня тяжело, пусть завтра. Но послезавтра... Ведь худа без добра не бывает.
Но это, по идее. И не для меня.
Моей полосе уж скоро год, и она даже без просвета. А это уже, безысходность.
Поначалу, конечно, суетился, пытался что-то предпринять, исправить. Но всё тщетно. Везде одно и то же: возраст, образование, здоровье... Однажды ещё и рекомендацию попросили. Но откуда? Ничего особенного из себя я не представлял. Ни связей, ни «имени». Да и вся жизнь как стандартный лист: родился, крестился... В общем, как у всех.
На здоровье вроде не жаловался, если не считать старой армейской травмы, в результате которой лишился фаланги пальца правой кисти. Несущественно, но... Каждый раз, когда меня уже принимали, и я брал ручку, чтобы написать заявление... – всё и заканчивалось.
В банке, вообще слушать не стали: нет работы – нет денег!
Наступил момент, когда ситуация, усугубляемая отсутствием средств на лечение сына, стала невыносимой.
Каждое утро было теперь безрадостным, а ночь нестерпимой. Все сны – всегда с одним и тем же сюжетом: «Серая ветка». Я медленно спускаюсь на эскалаторе. Все выходят на платформу, а меня тащит дальше, в самый низ. Я словно прилип к ленте. Попытки вырваться ни к чему не приводят. Через мгновение – я на рельсах. Ревущий сигнал электропоезда и... темнота.

Нужны были деньги. Большие.
И вот, в конце прошлой недели меня свели с неким Эдуардом, – известной в определённых кругах личностью, по прозвищу "Эдик-рулетка".
...Формально, от меня требовалась лишь расписка: короткий текст, удостоверяющий факт добровольности. На деле же, это был серьёзный двусторонний контракт. Устный, конечно. Без подписей, печатей и нотариусов. На выходе которого – деньги или смерть.
Турнир проводили раз в две-три недели в условиях строжайшей секретности. И каждый раз это было тщательно подготовленное, новое подвальное помещение. За указанное время формировался «банк» турнира и поголовный список всех участников.
Правила простые. Все играющие делились на две категории: на тех, кто ставил, и кто спускал курок. Каждый стрелок имел ассистента, в обязанности которого входила проверка оружия и подготовка к стрельбе.
Из участников было ещё двое: лицо, констатирующее смерть и судья.
…Семизарядный револьвер снаряжался одним патроном. После чего ассистент вращал «барабан» и передавал оружие стрелку. Выстрелы производились одновременно, на счёт «десять».
Тела «выбывших» всегда находили на следующий день где-нибудь на городской окраине, с оружием в руке и собственноручной распиской в кармане.

...Напротив меня мать с сыном. Без сомнений. Одни и те же черты, манеры... Женщина наклоняется, целует малыша и что-то шепчет на ушко. В ответ тот одаривает её своим голубоглазым взглядом с неподдельной, лучезарной улыбкой.
Сразу подумалось: «Почти как Венька. Лет семь-восемь, да и внешне... В этом возрасте все мальчишки похожи. Все как один озорники и непоседы. Откуда только энергия берётся?!».
К несчастью, именно детская шалость (невинная стрельба из рогатки) явилась первопричиной небольшой травмы, а впоследствии и тяжёлого заболевания сына.
Хирургическое вмешательство оказалось малоэффективным. Вдобавок ко всему, осложнение. Далее – койка, инвалидность...

«...Скоро всё разрешится. Час, от силы полтора. И всё».
Электронный диктор словно прочитал мои мысли. И тут же прозвучало: «Алтуфьево. Конечная». Двери раздвинулись.
У Веньки появился шанс. А у меня – возможность вновь увидеть его давно забытую детскую улыбку.

06.04.2016









© Степан Хаустов, 2016
Дата публикации: 11.07.2016 12:35:54
Просмотров: 859

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 36 число 46: