Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев
Михаил Белозёров



Шатер желаний

Елена Щеглова

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 11769 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


I
Моя жизнь – это замкнутый круг. Если представить этот круг изображенным на бумаге, а потом приглядеться к нему поближе, то постепенно можно будет увидеть, что его контуры раздваиваются, а сквозь них проступают поперечные черточки. Это рельсы и шпалы. Для тех, кто не догадался, поясню, что моя жизнь проходит на железной дороге. Или проезжает, так, пожалуй, будет точнее. Нет, я не проводница. Я ко-ман-ди-ро-воч-на-я. Так они нас называют в гостиницах.

«Ваш номер на втором этаже - одноместный». – «Спасибо, но я могу и с кем-нибудь». – «Ну зачем же, комнаты сейчас есть, это уж когда аншлаг». Но в такой глуши, куда я езжу, аншлагов не бывает. Поэтому я снова поселяюсь в одном номере со своим одиночеством. Иногда мне кажется, что оно меня просто преследует. Оно выходит со мной из дома, не помогая нести чемоданы, садится в одно купе, пьет жидкий чай с рафинадом и долго смотрит с соседней полки тупым и безликим взором прокуренного соседа. Потом доползает со мной до гостиницы, с готовностью соглашается на одноместный номер и…

Только не подумайте, что я такая бедная-несчастная, и никого у меня нет. Почему же… У меня есть родители, муж и ребенок. И они меня очень любят (с такой протяжной «о» - о-очень). Но видите ли, можно иметь родителей и при этом их не иметь. Можно иметь мужа и в то же время не иметь его. Можно иметь детей… Иногда количество родственников и друзей вовсе не означает их качество. Вам это знакомо?

«Женщина, воды горячей нет, кран не открывайте!» Не знаю как вам, а мне слово «женщина» по своему лексическому наполнению напоминает слово «говядина». Или «свинина». Человечинка такая - женского пола. А мужского, соответственно – мужчина. А детская – ребятина, наверное. Я не хочу никого обидеть, это так, к слову.

В этот городишко я приезжаю раз уже в десятый. И никогда еще здесь не было горячей воды. Так что «женщине» в голову не придет открывать ваш дурацкий кран, не волнуйтесь. И, кстати, в десятый раз здесь идет такой противный моросящий дождик – из тех, что продолжаются неделями и заставляют вас все свое свободное время безвылазно находиться в сыром номере. Бесцельное сидение и без того не вызывает у меня восторга, а уж созерцание сереньких цветочков на обоях рождает такое раздражение, что от обоев оно постепенно переходит ко всей гостинице, потом к городу, а затем ко всем населенным пунктам, странам, материкам и планетам солнечной системы.

Наверное, и на этот раз все закончилось бы подобным образом, если бы не одна деталь, которой я поначалу не придала никакого значения. Выглянув от нечего делать из окна своего номера, я с удивлением обнаружила, что на безжизненном пустыре перед гостиницей возводится какое-то странное сооружение, напоминающее шапито. На земле перед ним, как раз так, чтобы мне было видно, лежала будущая вывеска - «ШАТЕР ЖЕЛАНИЙ». И чуть пониже – «Здесь исполнятся ваши мечты». Вот с этого, собственно, все и началось. Кстати, как вы думаете, что я загадала? Хотя нет, все должно быть по порядку…

II


Никто, наверное, не согласится оспорить известное изречение о том, что жизнь – театр. Но меня не покидает ощущение, что я в нем не актер, а зритель. Я смотрю спектакль за спектаклем, какие-то люди все время мелькают передо мной – любят, ненавидят, радуются, огорчаются, - а со мной ничего не происходит. То есть внутри-то я переживаю не меньше других, а вот в реальности – сплошная пустота. Однако иногда и мне дается шанс проявить свои таланты. Несколько дней я смотрела сквозь мокрое стекло, как возводится разноцветное круглое сооружение, и не подозревала, что это ставятся декорации для новой пьесы, где главная роль неожиданно будет поручена мне.

Эта вывеска не давала мне покоя. С одной стороны – ну что может возникнуть на обычном пустыре провинциального городишки? Конечно, это очередной обман. Интересно, сколько желаний зараз они исполняют – одно, три, или может семь? А если я машину загадаю или, например, квартиру? Но самое, самое-то главное – почем?

Но с другой… В глубине души я все еще маленький ребенок, готовый купиться на подобные названия. Именно дети способны так верить в то, что они прочитали. Я одновременно и злюсь на себя за это и понимаю, что если лишусь этого качества, от меня настоящей совсем ничего не останется. Вы бы пошли в этот «Шатер»? Поверьте, я тоже разбираюсь, что к чему. Я тоже не подаю на улице фальшивым нищим, не верю цыганкам и опасаюсь тех, кто предлагает сделать для меня что-нибудь бесплатно. Но не появляется ли время от времени у вас в душе маленький предательский вопросик «А вдруг?» А вдруг они не фальшивые, а вдруг предсказания сбудутся, и, может быть, люди действительно бывают искренни? А вдруг в этом шатре и правда… Да нет, глупости. Это просто от скуки и одиночества все у меня внутри перемешалось.

…«Это вам», - сказал он и протянул мне розовую бумажку. Обычно, когда что-то распространяют на улицах – рекламные проспекты там, или что-то такое – мне никогда ничего не дают. Я давно уже с этим смирилась, да чаще всего мне было и неинтересно, но не в этот раз. Тут я сразу поняла, что он – из «Шатра». Прохожих было немного, но закон подлости действителен на всей территории нашей необъятной страны, поэтому не исключено, что мне и теперь бы ничего не досталось. Это была рекламная акция, он раздавал пригласительные билеты, и я не могла упустить такой случай. Даром ведь и дать себя обмануть не жалко. Поэтому я (сама себе удивляясь) начала подбирать такой шаг, чтобы, поравнявшись с тем парнем, не иметь рядом с собой прохожих-конкурентов, и в то же время не внушить ему, что мне не все равно. Но это оказалось ненужным, потому что он сам еще издалека меня заметил и заулыбался, ей-богу, как будто ждал, и мне ничего не оставалось, кроме как протянуть руку за билетом.

Пьеса началась. Занавес был открыт. «Приходите завтра, мы исполним ваше самое заветное желание», - сказало одно из действующих лиц. «Понять бы еще, какое из моих желаний – заветное», - отвечала героиня. «Не волнуйтесь, мы и так все знаем», - услышала она в ответ и долго еще изумленно смотрела вслед уходящему молодому человеку с символическим изображением шатра на спине комбинезона.

Я всю ночь не спала. Что они могли знать? Что они могли знать обо мне, господи ты боже мой! Может у них есть какое-то стандартное желание на всех – то, что все хотят? Какое-нибудь всеобщее женское желание? Чтобы муж куда-нибудь делся? Или чтобы ноги вдруг стали расти от ушей? А если я не подпадаю под стандарты и мне не нужно то, о чем мечтают все остальные?

Но знаете, несмотря ни на что, это была одна из самых значительных и содержательных ночей в моей жизни. Понятно, что ничего особенного они осуществить не могли, и через некоторое время я о них забыла. Но тема, тема-то какая для размышлений! Прежде всего, что это такое – самое заветное желание? Это что-то самое последнее в ряду, то есть, после его исполнения и желать как бы уже нечего. У вас есть такое? Если бы весь мир вдруг исчез вместе с людьми и со всеми их ценностями, и вы вдруг остались бы совершенно одни – что бы тогда вы загадали? А?

И потом: кому бы вы его загадали в такой ситуации – вот что самое интересное! Нет, серьезно, ведь должен кто-то исполнять то, что людям уже не под силу. Он сидит в своем небесном «шатре» и посылает нам своих гонцов с розовыми билетиками. Надо только подобрать такой шаг, чтобы досталось именно тебе. Надо так идти, чтобы… Впрочем, это я засыпаю уже, засыпаю…

III

Представление начиналось. Я шла в полной уверенности, что это будет что-то вроде цирка с ареной и множеством зрителей. Но меня посадили в маленькой комнатке в одно из нескольких кресел, выключили свет и заставили прождать минуты полторы. Может, это звучит ворчливо, но знаете, в полной темноте как-то… Это я потом уже поняла, что должна была настроиться, сосредоточиться, короче, это не просто заминка была. А потом…

…Потом появился Он. Вот здесь начинаются проблемы, потому что я не знаю, как вам его описать, а ведь от этого зависит то, как вы воспримете все, что произошло дальше. В общем, это был Мужчина. То есть не просто мужчина, а словно дух мужской – он мог быть мне и отцом, и мужем, и братом, и сыном – настоящими, не по родству. Как я это все почувствовала сразу, не знаю, но факт есть факт. Он смотрел на меня одновременно строго и с нежностью, и скоро и мне передалось то торжественное настроение, которое сквозило во всем его облике. Чем дольше я его разглядывала, тем больше мне казалось, что я его уже видела, хотя и была уверена, что в этой жизни мы не встречались. Это было когда-то до начала, до первого звонка, с ним я пришла в театр, а потом он оставил меня, предоставив самой решать, где мое место.
Почему же теперь мы снова встретились?

- Потому что ты взяла билет, - сказал он и улыбнулся. – Какая же мечта привела тебя сюда?

Я не знала, что сказать. Я так ничего и не придумала. У меня был миллион разных желаний, но самого главного, самого заветного я так и не смогла выбрать.

- Разве? Неужели так тяжело прислушаться к самой себе?

- Мне сказали, что тут и так уже знают…

- Да, но для того, чтобы исполнить чье-то желание, нужно, чтобы его как минимум загадали.

Я не знала, как быть. Ничего достойного в голову не приходило.

- А ты не ищи ничего «достойного». Давай поступим проще: подумай, чего тебе хочется именно сейчас, в данную минуту, и пусть это и будет твое заветное желание. Хорошо?

Дальше мне даже неловко рассказывать. Скорее всего, окажись вы на моем месте, вы загадали бы что-то гораздо более важное. Что-нибудь патриотическое, высокое, человечное. Но уж, во всяком случае, не такое женское и слабое. Он ведь действительно все мог бы исполнить, даже избавить мир от болезней, или что-то в этом роде. А я…

Некоторое время я внимательно прислушивалась к себе, а потом вдруг прижалась к нему со слезами, и на тот момент это действительно было единственное мое желание, - чтобы меня обняли. Я просто никогда не отдавала себе отчета в том, что мне постоянно этого хотелось. Когда я тряслась в вагонах, засыпала в одноместном номере, возвращалась домой, разговаривала с людьми, решала проблемы на работе, опять ехала в поезде – все это время мне нужно было только одно: чтобы меня обняли вот так. Именно так и никак иначе. Не так, как муж обнимает жену, а родители – детей. А так, как учитель обнимает ученика, понимая и прощая все его ошибки, передавая ему свои знания и любовь, внушая надежду и смирение. И кто знает, попала бы я в этот шатер, если бы мое желание было другим?


Кстати, вы уверены, что все это мне не приснилось в ту ночь, когда я так долго размышляла? Я – нет. Когда я очнулась после всех этих событий, оказалось, что я нахожусь в своем номере, на своей постели, а рядом со мной на тумбочке скромно лежит розовый билетик в «Шатер». Не ругайте меня, я ведь сама во все это так поверила. Я потом сходила туда. Обычное представление, как в цирке, детишки были в восторге.

Так что моя жизнь - по-прежнему замкнутый круг. Опять я еду по железной дороге своей судьбы, слушаю один из самых многозначительных попутных разговоров и пью все тот же жидкий чай. Но все-таки что-то изменилось. Во мне. Я словно ощущаю себя по-прежнему в чьих-то объятиях, словно кто-то постоянно находится возле меня и смотрит одновременно ласково и строго. И проблемы не кажутся уже такими сложными, а жизнь несправедливой. И люди вроде уже не такие равнодушные. И одиночество потеряло свою актуальность, да и как можно быть одиноким, если ты не один.

© Елена Щеглова, 2008
Дата публикации: 2008-03-20 10:16:24
Просмотров: 1191

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 23 число 16:

    

Рецензии

Ирина Хотина [2008-03-21 01:26:27]
Замечательно написано. Как будто я сама побывала в этом шатре и меня учили, как определить самое главное, самое заветное желание.
И про объятья Учителя классно! И ощущения после этого.


Ответить