Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Проклятие фараонов

Фрида Шутман

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 11338 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати






1.
Жгучее солнце. Куда ни глянь – раскалённые пески. Деться некуда. Очень хочется пить. Нечем дышать. Густой жар проникает в мозг. Мысли путаются… Что будет со мной? Как выбраться отсюда? Куда?
Сергей с трудом открывает глаза.
- Ну, слава Б-гу, это был только сон… Но пить, действительно, очень хочется… И сильно болит голова…
Он еле поднялся с кровати. Не найдя тапочек, босиком пошёл на кухню. Луна в эту ночь явно поскупилась отдавать даром полученный солнечный свет, и тонким лучиком едва отсвечиваясь на стекле буфета. Не включая лампу, Сергей напился прямо из чайника. Чихнул, кашлянул. Сознание немного прояснилось.
- Что же мне приснилось? Пустыня, пирамиды, гробницы… К чему бы это?
Взгляд остановился на вазе с большими краснощёкими яблоками. Даже при тусклом лунном свете ощущалась их сочная сила и свежесть.
- Вовчик, Вовчик! – вспомнил Сергей. Как же так? Яблоки уже созрели, ты их так любил… А попробовать не успел…
Стало холодно в ноги. Мужчина медленно вернулся в спальню. Лёг. Укрылся. Одеяло уже успело остыть и совсем не согревало. Закрыл глаза.


2.
- Серый! Ты с ума сошёл! Где мои ботинки? Ты что, их утопил? Ищи мои ботинки!
- Вовчик! Что ты ко мне пристал, как банный лист? Не видел я твоих ботинок! На кой чёрт они мне? Сергей смотрел на Володю самым невинным взглядом, который ещё больше делал его похожим на Шурика из кинофильма «Кавказская пленница».
- Слушай, Серый, лучше не зли меня, где мои ботинки?
- Откуда мне знать, где они? Может, их снесло волной. Отвали!
- Интересно, очень интересно... Кроме тебя, на берегу больше никого не было. Я пошёл к нашим палаткам и скоро вернулся. На песке я оставил ботинки, причём носки вложил внутрь, ты это понимаешь? Почему же носки есть, а ботинок нет?
- Вовчик! Брось свои заумные рассуждения, ты не на экзамене...
- А я всё-таки хочу разобраться, кто взял мои ботинки?
- Ну и разбирайся, надоел уже...
Сергей поднялся с песка, отряхнул шорты и пошел в лагерь, недовольно бурча.
Володя остался на берегу. Какое-то время он ещё смотрел на свои осиротевшие носки. Потом вздохнул, почесал затылок, поднял носки и тоже пошёл в сторону палаток.
Настроение у него было скверное. Он уже пожалел о том, что поехал на практику в ботинках и не взял с собой сандалии, как ему настоятельно советовала мама.
- Это совсем не солидно, - спорил Володя с матерью.
- Ну почему же не солидно? Ты же едешь не на симпозиум какой-нибудь, а на практику, где будешь рыться в земле, искать червей...
- Мама, сколько раз я тебе объяснял: не только червей, но и других беспозвоночных…

Ещё на подходе к палаточному городку, Володя услышал звонкий девичий смех и низкий хохот ребят. На долю секунды ему показалось, что его смуглое лицо пылает огнём. Он уже знал, что его ожидает, но храбро двинулся вперёд, сузив карие глаза донельзя и презрительно поджав губы.
Володя не ошибся: смеялись над ним. Пройдя сквозь небольшое ограждение, он увидел Сергея, окружённого симпатичными студенточками, хохотавшими до печёночных колик, и парочкой гоготавших, как гуси, студентов.
- Вовчик меня спрашивает, где ботинки? (все смеются), а я ему: откуда я знаю, может, уплыли в море (новый взрыв смеха), а он мне: как уплыли? А почему носки остались? (снова все хохочут)…
Увидев Володю, ребята замолчали. Сергей смутился, закашлялся и стал поправлять очки. Володе даже стало его жалко, ведь ещё мгновение и Серый получит по заслугам… Пауза затянулась…
Володя посмотрел на сокурсников, уже с трудом удерживая презрительную маску. Потом лицо его прояснилось, появилась улыбка, как солнце из-за тучи. Ребята всё ещё стояли в напряжении. А Володя рассмеялся и сказал:
- Да ладно, всё в порядке!
Что тут началось! Все стали хохотать с новой силой, а Серый и Вовчик уже на пару пересказывали свою незамысловатую историю, перебивая друг друга. Юность…


3.
- Юрий Петрович! Сколько раз я вам уже говорил: это «дело рук» «африканцев».
- Сергей Иванович! А я считаю, что «африканцы» здесь не причём…
- Как же не причём? Да вы сами рассказывали, что спускались в недавно обнаруженные египетские гробницы и брали на пробу песок!
- Когда я вам это говорил? Я был на обычной экскурсии в Гизе…
- Э, нееет, так не пойдёт, что же вы хвастались перед всеми на последнем «заседании» в ресторане?
- Так я же был выпивши. Я уже не помню, о чём говорил…
- Юрий Петрович! Ну, хоть мне не лгите, были взяты пробы, и вы проводили исследования этих африканских насекомых…
- Ну и что с того, что я их проводил? Ничего путного там не обнаружено.
- Опять вы лжёте. Вы сами говорили, что обнаружили жизнеспособные личинки насекомых и отвезли их в заповедник Аскания-Нова…
- А вам это зачем? Мой отдел занимается этими «африканцами».
- Да вы не бойтесь, не заберу я у вас эту тему, а вы посмотрите, что творится с вашим Владимиром! Он уже весь посинел! А ведь именно вы, Юрий Петрович, дали ему этот проект.
- Во-первых, мой ассистент напросился сам, мол, пора уже ему выбиваться в люди и писать кандидатскую. Во-вторых, откуда вы знаете, что он заболел именно тогда, когда начал заниматься этими насекомыми?
- Юрий Петрович, вы были прекрасно осведомлены, что мутации фараоновых муравьёв и других насекомых из древних захоронений сделали их смертельно опасными для современного человека! Все наслышаны, сколько расхитителей гробниц и исследователей древности скоропостижно скончались.
- Версий очень много: от проклятий жрецов до вирусных инфекций… Вы даже и про муравьёв-мутантов знаете… Выкладывайте, коллега, всё начистоту: кто вам про них «настучал»? Молчите, Сергей Иванович? Неужели я «пригрел змею» в своём же отделе?
- Да, ладно, коллега, не расстраивайтесь. Никто не претендует на такую опасную работу. Смотрите, чтобы у вас ещё кто-то не заболел.
- Владимир совершенно здоров, что вы всё выдумываете?
- Юрий Петрович, те личинки фараонова муравья, что вы так удачно «подцепили» в гробнице, ожили в лаборатории и из них вышли живые муравьи именно тогда, когда там работал Владимир.
- Как я погляжу, Сергей Иванович, ваш информатор оплошал… Когда мы работали над личинками этих муравьёв, Владимир ещё в армии служил после окончания ВУЗа.
- Значит, он собирал насекомых эксгаустером уже в заповеднике. Вероятно, случайно проглотил несколько муравьёв-мутантов, и ещё неизвестно, чем это всё закончится... Надо же, чтобы обычные для любого жилища мураши, искусственно перенесённые из одной эпохи в другую, так вредили…
- А вы забыли про эффект бабочки, коллега? Видно, не любили вы читать Рэя Брэдбери… Давайте лучше прекратим весь этот разговор и пойдём обедать.
- Давайте…

В тот же вечер профессор зоолог Юрий Петрович перепроверил все записи и пробы в лаборатории. Как ни горько ему было признаться даже самому себе, но он пришёл к весьма неутешительному выводу. Да, его коллега оказался прав. Кроме муравьиной кислоты, в выделениях фараоновых муравьёв нашли опасные примеси. Теперь профессор задумался не только над судьбой своего ассистента, но и над своей собственной. Он прекрасно понимал, что, если что-то с парнем случится, проект закроют, а его отправят, в лучшем случае, на «заслуженный отдых»…

Тем временем кожа Владимира приобретала сине-зелёный оттенок. Он сильно похудел. На него было страшно смотреть. Медики терялись в догадках, но помочь не могли. А молодой учёный упорно продолжал ездить в заповедник Аскания-Нова и проводить всё новые эксперименты с ожившими личинками и половозрелыми особями муравьёв. Несмотря на явное ухудшение состояния здоровья и на сетования молодой жены, он проект не оставлял.


4.
- Я хочу завести собаку. Тань! Давай купим собачку?
- Знаешь что, Володя, если хочешь, я сама буду гавкать, а если нужно, могу и укусить…
- Да я серьёзно, Тань! Буду с ней гулять, брать к Серёге на дачу… Она там порезвится, пока мы будем собирать яблоки.

- Знаю я, чем вы там будете заниматься. Пить будете, а ты и так каждый раз после гемодиализа еле ходишь.
- Танюша! Разве я тебе не привожу яблоки с Серёжиной дачи каждую очень? Ты же их уплетаешь за обе щеки и ещё компоты варишь…
- Да я сейчас и не об этом. Тебе кота своего мало? Смотришь на него и дрожь пробирает… Угораздило же тебя купить канадского сфинкса. Лысого и синего…
- Это всё потому, что не любишь ты его, вот он тебе и страшным кажется.
- Ну, ты мне сейчас ещё расскажи сказку про красавицу и чудовище.
- Тань, это кто у нас чудовище, ты, что ли? Мой Тим-Тим – писаный красавец!
- А я перестану твоему красавцу корм покупать, тогда и называй меня как хочешь!
Татьяна обиделась на мужа и вышла из комнаты.


5.
Старые друзья сидели на веранде. Владимир прижимал к груди и нервно поглаживал своего любимца Тим-Тима. Сергей с едва скрываемым отвращением поглядывал на «голого» кота. «Ну, точно как большая крыса», - думал он.
Говорили о планах на будущее.

- Давай поедем к тебе на дачу. Погутарим, споём твою коронную «Жил был игуанадон весом в восемьдесят тонн, и дружил он с птицею – птеродактилицею…»
Понизив голос, видно, опасаясь супруги, Владимир продолжил:
- У тебя что-то осталось с того воскресенья?
- Там ещё полбутылки, не меньше. А я хотел позже поехать. Тогда и яблоки поспеют… Куда ты торопишься?
- Эх-эх-эх… Я жить тороплюсь… Слушай, Серый, что-то меня штормит в последнее время…
У Владимира действительно был совсем нездоровый вид. Даже привыкший за последние годы к землистому цвету кожи друга Сергей сравнил Владимира с его котом и, к своему ужасу, пришёл к выводу, что они стали одного цвета!
- Держись, Вовчик, мы ещё своё не отгуляли… Помнишь, на студенческой практике у тебя пропали ботинки?
- Помню, конечно, ты тогда чуть не клялся, отнекивался, говорил, что не знаешь, куда они девались…
- Так вот, Вовчик – это я их утопил… Вытащил носки, а ботинки твои поставил рядышком на волну, а она их и подхватила…
- Да я сразу понял, Серый, что это дело твоих рук.
- Прости меня, Вовчик, дурной был…
- Столько лет прошло… Прощаю…
Старые друзья ненадолго замолчали, каждый думая о своём.
- А ты помнишь, Серый, когда мы с тобой поспорили на десятку, кто больше съест пельменей?
- Естественно! Я тогда выиграл у тебя, съев 96 пельменей за один присест. А ты сколько съел? Намного меньше меня?
- Штук 60, кажется… А теперь мне и два пельменя в рот не лезут… Старость – не радость…
- Вовчик, что ты, какая же это старость – нам же только по полтиннику стукнуло…
- Серенький, говорю тебе: плохи мои дела. Не прошли даром опыты с «африканцами». И дёрнул меня чёрт тогда ими заняться! Переворот в энтомологии хотел сделать…
- Ты уже, наверно, забыл, сколько зоологов мечтали работать с этими муравьями. Живность из Древнего Египта, из таинственных захоронений… Романтика какая! Честно говоря, и я тебе завидовал. Ты написал блестящую диссертацию по беспозвоночным.
- Что было, то прошло… Видно, Анубис мне не простил того, что я решил оживлять мёртвых. Пусть даже насекомых.
- И ты веришь во всю эту ерундистику?
- Ну, Серый, не скажи, мифы мифами, а сколько людей погибло при раскопках гробниц… Проклятие фараонов…
Тим-Тим заёрзал в руках у своего хозяина и спрыгнул на пол. Владимир поморщился, вероятно, от боли.
- Даже кот и тот не хочет меня утешить! Беги, беги, предатель! Ешь свой Вискас! Серый! Ты же меня не бросишь? Мы с тобой уже столько лет дружим!
Владимир пожал руку Сергею и они крепко обнялись. Как оказалось, в последний раз…

Вскоре Владимира не стало…


Апрель 2014 г.



© Фрида Шутман, 2016
Дата публикации: 24.09.2016 00:37:26
Просмотров: 515

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 56 число 64: