Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ваагн Карапетян



Пасечник

Фрида Шутман

Форма: Рассказ
Жанр: Фантастика
Объём: 14347 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати






- Как жарко... Душно... Очень хочется пить... Тело тяжёлое, голова гудит... Наверно, не стоит даже её поднимать. Тем более, когда знаешь заранее, что увидишь. Что-то со мной происходит в последнее время… А ведь раньше мне жара была нипочём…


Небо жёлтое до самого горизонта. Линия его размыта. Кажется, что зной пропитал небо и землю, как повидло - торт.

Ничего не хочется делать.

Вот в таком состоянии тела и духа Алрой, (2) ещё молодой мужчина крепкого телосложения c бесцветными глазами, медленно поднимается с садовой скамьи и идёт в дом. Сада как такового, в принципе, и нет. Судите сами; разве одно дерево это сад в обычном понимании? Да, дерево одно. Коралловое. Но его огненные цветы и сочные темно-зелёные листья отбрасывают густую спасительную тень и на скамейку, и на дом.

И дом у Алроя необыкновенный. Его дом - огромная пасека с ульями, в которых соты - его стены и перегородки. Узоры на стенах всё время меняются. И отнюдь не от проникающих через окна солнечных бликов.
Узоры делают неутомимые труженицы – пчёлы, немилосердно жаля воск.

«Пойди к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит; ея труды употребляют во здравие и цари и простолюдины; любима же она всеми и славна; хотя силою она слаба, но мудростию почтена». Царь Соломон.

Но это ещё не всё. Если бы Алрой был обычным Пасечником, он должен был следить за состоянием пчёл, сбором мёда…
Но Алрой необычный Пасечник необычной пасеки - он должен каждый вечер тщательно фотографировать узоры на отдельных дощечках на всех стенах и отправлять в Центр большой Системы.
Если посмотреть на его жизнь со стороны, кажется, что Пасечник живёт крайне скучно. Он не важная персона. На его жизнь никто даже не покушается: все заинтересованные знают, что Алрой только бережёт пчёл и делает фотоснимки. И всё. Он не в курсе сведений, которые передают пчелы, компонуя каждый вечер новый настенный узор из яда, исторгнутого лохматыми полосатыми тельцами. Понимают ли рабочие пчёлы, что они делают, тоже не ведомо нашему герою Пасечнику.

Единственный человек, посещающий Алроя, это Целитель Джейсон. (3) Тихий, ничем не примечательный человек средних лет. Непонятно, когда и почему его прозвали Целителем. Ведь никто никогда не видел, чтобы к нему приходили больные за советом и помощью.

Дружба эта длится уже много лет. Она началась, когда Пасечник лишь приступил к своей должности. Часто вечерами можно наблюдать, как Алрой и Джейсон сидят под единственным в саду деревом и мирно беседуют при тусклом свете фонаря. О чём их бесконечные беседы, что их связывает? Так и перетекает неспешно время их жизни изо дня в день, словно на часах картины Дали…

«Время — движущий образ неподвижной вечности». Жан-Жак Руссо.


***
‫ В тот вечер Целитель ушёл очень поздно. Пасечник зашёл в дом и закрыл за собой дверь. Потом проверил, закрыты ли все окна. Пчёлы, как всегда, не спали, но их гудения почти не было слышно.
Алрой отодвинул одну из стенок. В небольшой нише оказалась потайная дверь. Он открыл её с помощью кода и спустился в подвал. Судя по маленькой дверце, помещение должно было быть тоже компактным. Но это было ложным предположением, потому что перед Пасечником открылся довольно широкий и длинный коридор, от которого шли многочисленные ответвления. Конечно, не зная схемы этого подземного «муравейника», можно было легко там заблудиться.
Однако это был не «просто» лабиринт-муравейник: под землёй открывалось удивительное бесконечное пространство при нулевом объёме, напоминающее губку Менгера. И в нём каждое ответвление-фронтал имело своё условное обозначение по буквам и буквосочетаниям языка оджибве. (4) От одного лишь вида стоячих, лежачих, перевёрнутых треугольников, зигзагов и кривых начинало рябить в глазах. Но Алрою всё было понятно и знакомо. Казалось, что он уже родился со знанием нескольких языков. Нас же не удивляет, что мы способны слышать и видеть. И Алроя его умения тоже не удивляли.
Пасечник «превращался» в челнока, безошибочно снующего по подземной Вселенной. Каждый проход приводил к многочисленным другим, а те, в свою очередь, к следующим. Все стены этого чудо-мира были покрыты охлаждёнными восковыми дощечками прямоугольной формы. И на каждой из пчелиного яда вырисовывался иной узор. Повторений не было! Пасечник приносил новые дощечки сверху и укреплял их на место старых, а прежние выносил наверх. И так он работал каждую ночь.
Ему даже не надо было ничего фотографировать в подземном мире самому, т.к. вдоль бесчисленных коридоров с низких потолков свисали камеры круглосуточного наблюдения. Они бесшумно поворачивались под нужным углом и снимали схему на новых дощечках.
Да, каждую полночь по местному времени скрытые камеры «оживают», причём по всему бесконечному пространству улея. Первый мягкий, но чёткий свет направляется на каждую из восковых дощечек. Бесшумно фотографируется рисунок-схема, оставленная пчёлами. Но уже следующий луч совсем не нежный. Это лазер. Он тщательно и немилосердно выжигает ядовитые вкрапления на дощечках. Теперь они снова готовы к употреблению. И так происходит каждую ночь. Сколько это длится? Год, два, двести? Пасечнику и это не ведомо. Он – марионетка в Системе. Может быть, это и к лучшему…
The less you know, the better you'll sleep. (5)

А пчёлки на свободе продолжали свои замысловатые полёты. Потом прилетали на пасеку и жалили восковые дощечки. Если бы поверхность дощечек была бы шершавой, то, вероятнее всего, пчёлы, теряя с жалом и часть своего кишечника, быстро умирали. Но в жарком климате воск на поверхности становился теплее, мягче и податливее и пчёлки, впрыскивая яд, сохраняли жало при себе. Таким образом, одна и та же пчела «записывала» неведомую всем историю неоднократно. И все триста миллионов молекул её ДНК (6) «напрягались», чтобы выдать как можно больше информации.

***
Раз в год в последнюю субботу сентября Пасечник нарядно одевался и уезжал в ближайший город. Точнее, за ним приезжал микроавтобус. Водитель помогал Алрою загрузить небольшой, но тяжёлый контейнер, отдалённо напоминающий холодильник.
Что же Пасечник в нём перевозил?

Алрой как никто другой, умел воспользоваться всем тем, что было на его своеобразной пасеке. На отработанных деревянных дощечках он создавал картины, по типу «фаюмских» (7) портретов, овладев древним искусством энкаустики. (8)Так у него появилась целая галерея изображений прекрасных дам. Вот именно эти портреты он привозил в местную картинную галерею на ежегодную выставку. Поначалу посетителю становилось не по себе, когда он проходил мимо написанных в реальную величину лиц неизвестных красавиц. Взгляд зрителей приковывали огромные глаза нарисованных женщин. Они были, практически, всех цветов радуги и сверкали даже в полутёмной галерее. Белки глаз казались влажными, будто их безостановочно промывали непрошеные слёзы. Казалось, что вот-вот чаровница отведёт свой взгляд от неизвестной дали или глубины и обратит томный взор на посетителя. А он уже был готов «встретиться» с этим взглядом и горел желанием заглянуть внутрь. На каком-то этапе галерея портретов словно оживала и превращалась в амфитеатр с необыкновенными гостьями. На вопрос, кто все эти женщины, Пасечник неизменно отвечал, что они ему привиделись.

Что любопытно, так это то, что посетители верили Алрою на слово и покидали галерею с голубой мечтой встретить одну из этих женщин в реальной жизни. И ни разу со дня открытия выставки посетители не замечали странных деталей на картинах. А там было чему удивляться: на некоторых портретах у красавиц отсутствовали ноздри, а по бокам шеи проявлялись тоненькие жаберные отверстия. У других вместо волос торчали иглы. У третьих лицо, шея и видимая часть груди были покрыты мельчайшей зубчатой чешуёй… Может, Пасечник встречался с морскими колдуньями?
После окончания выставки Алрой увозил свои работы домой. И так повторялось из года в год.

Кроме рисования на воске у Пасечника было ещё одно увлечение. У него оно называлось – «пора разминать ноги». Когда наступало время для этого хобби, знал только он. Подготовка была скорой: в рюкзак складывались бутылка воды, продукты для лёгкого перекуса, перочинный нож, фонарь, четырёхметровый плетёный кожаный ремень и небольшая доска. На голову Алрой надевал кепку с большим козырьком, на ноги удобные кроссовки. Его одежда была, как всегда, лёгкой, но прочной. В принципе, набор туриста, скажет читатель. Кроме ремня и дощечки. А они зачем? Видно будет дальше…
Да, Пасечник забыл взять карту и компас, возразит читатель. А средства коммуникации? Где ставший привычным мобильник?
O! Вот в этом всё и дело. Алрой собирался идти в такое место, дорогу в которое он знал на память и мог найти даже с закрытыми глазами. Что касается возможных контактов, тоже всё было продумано до тонкостей. Идя в ТО МЕСТО, Пасечник не искал контактов... Конечно, он отправлялся в путь при хорошем самочувствии.
Пройдя километров с пять, сделав привал и поев, Алрой шёл дальше. Когда за небольшим холмом начинали вырисовываться кроны деревьев, он обычно ускорял шаг. Придя на место, он долго осматривался, обходил небольшую рощу дважды, и лишь после этого подходил к самому высокому дереву. Снова осмотревшись своими бесцветными глазами, он выбирал из рюкзака ремень и приступал к делу. Обхватив ремнём толстый ствол, Пасечник быстро поднимался по нему натренированными ногами. Примерно на высоте пятнадцати метров он останавливался. Осматривался в третий раз. Причём, пытался увидеть как можно больше территории и заметить что-то необычное. Успокоившись, выбирал из рюкзака доску и закреплял под ногами. Потом он привычным жестом нажимал на ствол. Открывшаяся борть была пустой – лесные пчёлки отсутствовали в это время. Следующие движения были, мягко говоря, странными: Пасечник «снимал» один за другим свои зубы и укладывал их в борть! Но беззубым он не остался, т.к. сняты им были лишь восковые коронки. Оглядевшись в четвёртый раз, Алрой, прикрыв дупло и оставив щель для пчёл тружениц, и стал спускаться по стволу вниз. На уровне примерно двух метров остриём ножа оставил несколько знаков на языке оджибве, на сей раз напоминающих сошедших с ума червячков, крутящихся вокруг своей оси. Обратный путь он тоже прошёл без происшествий. Что Пасечник прятал в искусственном дупле? Это было тайной даже для его начальства…
А Целитель спокойно наблюдал всю эту картину из-за соседнего холма и только криво усмехался.



В последние недели Пасечник себя часто плохо чувствовал. Он предвидел грядущие изменения в своей жизни. Но оставался спокойным, как и прежде. И терпеливо ждал знака.

- А вот и моя дощечка. Спасибо, милые пчёлки. Так, сейчас прочту, что же вы тут «начертили» жалами…
Алрой долго рассматривал замысловатый узор. Потом устало отложил доску в сторону.
- Всё верно, ничего не пропущено. Пусть Система знает, что и она ошибается.
Ха-ха, они хотели создать вечного Пасечника! Дудки! Ничего у них не вышло… Вживление стволовых клеток повлекло к неуправляемому росту раковых. И я стал молодым… стариком. Сколько мне сейчас? Выгляжу я на 30… А мне 70? Примерно так, ну что такое 70 лет для Системы? У меня 4-ая стадия… Надежды никакой.
Но мир прекрасен.



На одной из сторон дощечки Алрой добавил буквы оджибве, напоминающие вертящуюся в руках невидимки ручку от зонтика во время сильного ветра.

Целитель Джейсон прочёл содержимое дощечки. Криво усмехнулся. Он знал, что Алрой уже не опасен.
- Тоже мне, большая потеря…
И пошёл работать Пасечником.
А в галерее «фаюмских» портретов появился новый экспонат, причём, мужской портрет – голова Алроя…

***

До Алроя на Земле жил другой Пасечник. И другие пчёлы. Вот что про него рассказывали.
В тихом красивом месте на пасеке происходят удивительные события.
Пасечник оказался инопланетянином, а пчёлы - его агентами. Они были почти обычными пчёлами с вживленными генами, которые отвечали за направление их полёта. Пчёлы летели только туда, куда их направляли. От Пентагона до Тибета. Они безнаказанно летали по огромной территории Земли, не чувствуя ни холода, ни жары. Возвращаясь в улей, отдавали жала - информационные чипы, а сами умирали.
Задачей Пасечника был сбор информации, её упорядочивание в спецблоках памяти. Причём каждое жало ценилось на вес золота.

В какой-то момент пасечник стал замечать, что происходит утечка информации - его полосатые агенты не возвращаются.
Он проверил заполнение ячеек памяти и увидел, что отсутствуют отвечающие за информацию из Гималаев. Теперь Пасечнику нужно было срочно перепрограммировать
часть пчёл для полетов в Тибет. И конечно разобраться, куда они деваются.

Он выяснил, что его пчёл сумел привлечь один Целитель. Он почувствовал, что эти пчёлы могут больше, чем обычные и сумел их переориентировать.
Ими он лечил больных. Пчёлы жалили их и те выздоравливали. Но теперь чипы оставались в телах людей!

Пасечнику предстояло выяснить, что знает Целитель про этих пчёл, как они исцеляют людей и что происходит с людьми, которые теперь становятся носителями некой информации.
Пасечник решил выявить людей с жалами-информаторами и проследить, что с этими людьми происходит. Но не успел… Его аннигилировала Система. А на его месте появился наш герой Алрой. На сей раз Система попыталась себя обезопасить, сконструировав идеального оператора. И долговечного, вживив в его организм стволовые клетки. Но, процесс пошёл не на омоложение, а на появление раковых образований.
Тогда Система включила «аварийный» вариант: уничтожение очередного Пасечника и временную замену его на Целителя.

Но даже Целитель не знал, где находится сама Система. А маленькие зелёные человечки сидели за мониторами Центра, находящегося от Земли на расстоянии 1400 световых лет на её планете-двойнике со скромным названием Кеплер-452б…


Август 2015 года.

Послесловие:
1. Титул вождя африканского племени котоко.
2. Алрой, американское мужское имя, что в переводе означает «спокойный».
3. Джейсон, американское мужское имя, что в переводе означает «целитель».
4. Язык племени североамериканских индейцев.
5. Меньше знаешь, крепче спишь (англ.)
6. Дезоксирибонуклеиновая кислота - макромолекула, обеспечивающая хранение,
передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы.
7. Созданные в технике энкаустики погребальные портреты в Римском Египте 1-3 вв.
8. Техника живописи, в которой связующим веществом красок является воск.


© Фрида Шутман, 2016
Дата публикации: 27.09.2016 00:07:12
Просмотров: 473

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 67 число 77:

    

Рецензии

У Вас необычное воображение!
Прочитал с большим интересом, понравился ваш необычный стиль.
Желаю успеха,
Илья


Ответить
Фрида Шутман [2016-09-28 16:25:24]
Спасибо огромное, Илья !
Я очень рада. Я обожаю фантастику и мистику. Иногда мне снятся удивительные сны, как, например, в рассказе "Тата"...
Всех благ!