Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Слепая любовь

Фрида Шутман

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 7601 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Поначалу Давид ничего не видел и не слышал. Он, как будто, парил в невесомости.
Потом картина стала проясняться, и появились первые звуки. На него надвигалось большое зелёное облако. Юноша захотел убежать, спрятаться от него, но не смог. Казалось, что его руки и ноги связаны невидимой, но очень крепкой верёвкой.
А зелёное облако всё наступало и наступало. Вот оно уже совсем близко. От страха Давид покрылся холодным потом.
- Что будет? Какой ужас…
Зелёное облако угрожающе нависло над Давидом. А потом… рассыпалось на множество звонких капель. Каждая из них засверкала, заплясала в диком танце… И запела:

…Chaand Sifarish Jo Karta Hamari Deta Woh Tumko Bata
Sharm-O-Haya Pe Parde Gira Ke Karni Hain Hamko Khata…*

Он увидел, что капли на самом деле – это танцующие в зелёных шёлковых сари юные индианки.

***

- Давид! Давид! Просыпайся!
- Мама! Сегодня суббота!
- Просыпайся, тебе говорю! Дядя звонит!
- Который час?
- Уже одиннадцать…
- Где мой мобильник?
- Дядя звонит на городской. Иди скорее!
Давид спросонья надевает шорты задом наперед, не может найти тапки. Чертыхается и, как сомнамбула, босиком плетётся в салон. Мама передаёт ему трубку.
- Алло, дядя? Ма нишма?**
- Давид! Хочешь поехать со мной в Индию?
- Куда, в Индию? Зачем? - Давид с трудом соображает.
- В Индию! Мой ансамбль а капелла туда едет на гастроли на две недели. Поехали вместе!
Сознание Давида потихоньку возвращается к нему. «Сон в руку», - думает он.

***
Гай Фалги, дядя Давида, любил петь. Если бы описание его любви к пению на этой фразе и закончилось, это означало бы, что ровным счётом ничего не было сказано.
Он пел, когда был ещё малышом. Он пел в школьном хоре. В ЦАХАЛе*** он уже пел в ансамбле. А что было потом? Он продолжал петь? Естественно, на каждом семейном торжестве, на своих Бар-Мицве и свадьбе... На всех, без исключения, официальных мероприятиях. И не только.
Дядина любовь к пению была, можно сказать, слепой; нот он и в глаза не видел... Мелодии полюбившихся песен «схватывал налету». Со временем, он, конечно, осилил нотную грамоту. А когда Гай решил организовать ансамбль а капелла, туда он стал приглашать профессиональных певцов. В то время он уже был сорокалетним главой большого семейства. Седина в бороду - бес в ребро ... Нет, изменять тихой мягкосердечной жёнушке он и не собирался. Бесы дяди только пели и звали за собой петь по всему белому свету.
Ансамбль под его руководством традиционно стал участвовать в фестивалях клейзмеров в Цфате, в Иерусалиме...
Т.к. всем четверым его отпрыскам «медведь на ухо наступил», свою страсть к пению дядя разделял с музыкально одарённым племянником. Уже успел свозить шестнадцатилетнего Давида на певческий фестиваль в Грецию и Болгарию. А на сей раз, значит, пришло время Индии…
Репертуар ансамбля Гайя в стиле а капелла включал вокальные аранжировки известных израильских песен, народных песен разных стран, популярных песен на английском и др.

***
Дядя договорился обо всём по телефону. Вёл переговоры Гай Фалги на английском (языком хинди наш герой ещё не владел). Почти сразу в индийских газетах «ИНДУСТАН» и «The Times of India» появилась реклама об израильских гастролёрах.
Концерты должны были проходить в Бихаре, восточном индийском штате. Открытый театр находился среди густых бамбуковых зарослей на окраине города Гая, что у реки Фалгу.
«Гай Фалги выступает в городе Гая на реке Фалгу! Это ж надо, чтобы так всё совпало», - часто впоследствии вспоминал об индийских гастролях Давид.
Причём, нужно отметить, что жители Бихара очень гордились своим штатом. Ведь именно там под деревом Бодхи достиг просветления сам Будда.

***
Дядя с племянником и его ансамбль а капелла в полном составе приехали в Бихар за два дня до начала выступлений. Ещё оставалось достаточно времени, поэтому весь ансамбль а капелла, включая Давида, поехал на экскурсию по старому Бихару.
Первая поездка пришлась на вторую половину дня. В отблесках заходящего солнца
экскурсантам открывалось величественное зрелище. Буддийские храмы поражали диковинной красотой. Казалось, что резные фигурки на их стенах оживали и исполняли на бис свои бесконечные танцы.
Это было своеобразное «каменное кино»... Давид с изумлением взирал на древние стены, доказывающие красоту и неисчерпаемую фантазию индийского эпоса. И снова, как в том странном сне, юноше почудилось грустное нежное пение о слепой любви.
После экскурсии певцы успели ещё заехать в театр, где им предстояло выступать.
От того, что они увидели, им стало плохо… Они снова поразились, но, на этот раз, отнюдь, не красотой, а запущенностью и убогостью. Казалось, что по сцене открытого театра стадо буйволов прошло. Доски во многих местах потрескались и прогнулись, где то вообще сломались, и вместо них в тех местах зияли дыры… В общем, вид сцены был крайне неприглядным. Было понятно, что театр к концерту не подготовлен.
Заметив замешательство певцов, директор театра – маленький смуглый мужчина неопределённого возраста, одетый в белое мунду, заискивающе заулыбался и заверил, что к выступлению ансамбля всё будет исправлено.
Но, перед началом представления сцена оставалась такой же. А собравшихся зрителей ничего не смущало. Пока шла подготовка к концерту, они смотрели на большой экран, где пел о своих страданиях и слепой любви главный герой в исполнении актёра из непотопляемой династии Капуров.
- Не беспокойтесь! – снова заверил приунывшего Гайя и его людей директор. Всё будет в порядке!
И вот, разодетые певцы уже стоят за кулисами и готовы выйти на сцену. Конечно же, в мрачнейшем настроении, мысленно готовясь ломать руки и ноги во имя искусства… Вдруг, они слышат какой то шум, выглядывают из-за кулис… И видят толпу. Это мужчины, все в белом, человек полста, примерно. Они все направляются в сторону сцены.
«Опоздавшие зрители», - подумали поначалу наши гастролёры.
Давид тоже видел эту толпу, сидя в первом ряду прямо перед сценой. У него в голове промелькнула невесёлая мысль, к сожалению, ставшая повседневной для израильского подростка: «А не террористы ли это?»
Но толпа индийцев не рассеялась среди зрителей, а пошла как бы на таран... войдя под сцену через небольшую боковую дверь. Всё это происходило на глазах изумленных певцов и довольно равнодушной публики. Шум смолк.
Директор театра объявил выступающих - гостей из Израиля. Раздались жидкие аплодисменты, и представление началось.

Три часа пели дядя и его ансамбль, лишь ненадолго прерываясь. ТРИ ЧАСА чамары****, а кто же ещё пошёл бы на такое за несколько рупий, молча подпирали старые сломанные доски сцены своими руками, подобно древнегреческим атлантам, держащим на своих плечах небесный свод.
И так повторялось каждый вечер во время двухнедельных гастролей ансамбля.

Читатель, конечно, поинтересуется, как проходили сами концерты. Тут стоит заметить, что у индийцев особое отношение к музыке и пению. Они считают, что вся музыка произошла от Омкары – звука, возникшего при сотворении Вселенной. Наверно, гастролёры из Земли Обетованной пели в унисон со всей Вселенной, т.к. их выступления неизменно проходили на «УРА»!


…Chaand Sifarish Jo Karta Hamari Deta Woh Tumko Bata
Sharm-O-Haya Pe Parde Gira Ke Karni Hain Hamko Khata…

ЗАНАВЕС.

*Слова из песни к индийскому кинофильму «Слепая любовь» 2006 года (хинди).
**Как дела (иврит).
*** Армия обороны Израиля (иврит).
**** индийцы из секты неприкасаемых.


10.01.17.



© Фрида Шутман, 2017
Дата публикации: 2017-01-10 20:02:59
Просмотров: 96

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 15 число 34: