Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





"Никто не поймёт..."

Мила Горина

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 3373 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


19 век


Штабс-капитан Игнат Павлович любил прогуливаться в одиночестве. Он уставал от казарменной службы, но военным стал лишь потому, чтобы не возвращаться к отцу в усадьбу, человеку жёсткому и властному. Да и сама жизнь в городе казалась ему живее, интереснее, чем в деревне. Он любил впечатления. Гулял, вглядываясь в лица, размышляя, кто тот или иной человек, что собой представляет, кем служит, что встречался ему по дороге.

Игнат Павлович считал, что его душа слишком чувствительна, и быть военным ему
нисколько не подобает (он скорее хотел бы быть артистом или фокусником), но тогда отец его бы наверняка проклял и лишил наследства.

С такими грустными мыслями совершал прогулку Игнат Павлович пока его взгляд
не встретился со взглядом румяной крепкой девушки лет семнадцати, с длинной косой,
стоявшей возле деревянного ветхого дома. Он даже замедлил шаг. У неё были серые глаза, большие и какие-то глубокие.

- Что ты, красавица, одна скучаешь?- ласково спросил штабс-капитан.

- Не скучаю, а просто смотрю на прохожих! - отозвалась девушка.

- А родители где твои? - продолжал интересоваться Игнат Павлович.

- Отца не помню, а мать у людей стирает.

Чувствовалась в ней доброта - она не огрызалась, а охотно отвечала на вопросы.


"Куда жеманным барышням до неё?" - подумал почему-то Игнат Павлович.

- А звать-то тебя как? - спросил он.

- Настя. Настёна.

Штабс-капитан повернулся и пошёл назад, не став продолжать обычную прогулку.

Он казался каким-то озадаченным. "Отец меня точно лишил бы наследства, женись
я на такой девушке!" - думал он. Она в самом деле не была похожа на тех дворовых девок, с которыми он привык иметь дело в усадьбе отца. Те были глупыми и легко доступными. С ними было неинтересно. А в Настёне чувствовалось что-то иное, душевное.

Через неделю он вновь отправился на прогулку. Настя стояла на крыльце, как и в прошлый раз.


- Здравствуй, любезная! - приветствовал её Игнат Павлович.

- День добрый! - ответила Настя и покраснела.

Игнат Павлович погладил её по волосам, нежно дотронулся до косы. Неожиданно Настёна прижалась к нему, упёршись подбородком в плечо.

-"Да ты, красавица, небось, влюбилась в меня?" - догадался Игнат Петрович. И радостное предчувствие наполнило его сердце.

Отстранив девушку от себя, он заметил, как пылают ярким румянцем её щёки, и понял, что не ошибся.

"Может, она тоже всё эту неделю думала обо мне!" - вдохновился штабс-капитан.

- Зайдём ! - быстро сказала девушка. Такой бедности он никогда не видел. Настёна легла на топчан, покрытый лоскутным одеялом, и принялась расплетать косу.


Игнат Петрович стал растёгивать шинель. Неожиданно его взгляд упал на тряпичную куклу, валявшуюся возле топчана, грязную, старую и замызганную.


" Что она в куклы ещё играет? Или это просто она в будущем? Грязная и безликая?"


И он принялся быстро застёгивать шинель. Руки не слушались его.

Ну, что же вы? - раздался голос Настёны, как будто издалека.

- Прости моя милая, прости, хорошая! - повторял он, отгоняя шальную мысль и стараясь не встречаться взглядом с Настёной.

Он знал, что об этом случае не расскажет даже близким приятелям.

Потому, что никто его не поймёт! Никто не поймёт...

© Мила Горина, 2017
Дата публикации: 2017-03-21 13:54:02
Просмотров: 323

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 79 число 82:

    

Рецензии

Рассказ в моем вкусе!
Герой настолько чувствительный, что увидел в образе куклы будущее этой девушки, ее падение...
Если бы он остался у девушки, то стал бы участником и создателем того, что произойдет с ней в будущем.
А так, возможно, у нее все будет нормально.


Ответить
Мила Горина [2017-04-29 19:46:30]
Спасибо, Ильшат! Вы всё верно поняли! С теплом, Мила