Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Рождество у "Боткина"

Ирина Курамшина

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 13996 знаков с пробелами
Раздел: "И мои, и не мои истории"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Из цикла "Околодорожное"


Вряд ли в это заведение стремятся попасть по доброй воле, тем более – в Рождество. Мне «бесплатную путевку» удружил незнакомый парень лет двадцати пяти, перебежавший, а вернее – переехавший мою дорогу на темно-синем фольцвагене.

Что называется – «прокатилась»…

Внезапность, недоумение, удивление, удар и следом дикая боль. Ни страха, ни ужаса, только один вопрос в голове – «почему я?». Берега качнулись, почти соприкоснулись и разошлись. Вопрос уплыл куда-то в сторону, перед взором закучерявился туман из разноцветных мыльных пузырей, а внутренний голос просипел – «второй шанс». Кстати, он (голос) частенько мне помогает. Вот и тут сипение, даже шипение моего дорогого внутреннего не позволило впасть в эйфорию обморока. Любит он мной покомандовать, но, наверно, в данной ситуации командные нотки возымели нужный эффект, пузыри мгновенно лопнули – я стала что-то соображать, вспомнила про блокировку дверей. И еще до того, как к моей машине подбежала девушка (во! помню ведь!), левая рука (спасибо тебе, родная!) на автопилоте открыла дверь, а потом также на автопилоте стала шарить в кармане мобильник и прямо там, в кармане, набирать номер телефона. Однако боль заставила вспомнить о себе, пришлось переключить внимание на нее.

«Так, башка вроде цела, раз на подушке безопасности нет крови, да и не болит ничего в головушке. Руки? Ноги? Двигаются. А с педали тормоза ногу можно убрать? Передачи не переключаются… Значит, можно. О! Дышать не могу. Господи, только не легкие! Кости – ерунда, срастутся. А-а-а-а-а… Как же больно! Девушка рядом стоит, разговаривает по телефону. Надеюсь, что в скорую позвонила».

На мое счастье «Неотложка» приехала почти мгновенно – то ли мимо проезжала, то ли мне повезло. Всё. Тут произошла отключка – врачи начали эвакуацию меня из машины. Когда пришла в себя, уже лежала на каталке. Сидя было легче, а горизонтальное положение предрасполагало только к воплям. Что, впрочем, не помешало мне вытащить из карманов шубы все, что там было, и затолкать в сумку, которую «добрые врачи» поставили на грудь, аккурат на перелом.

Все-таки мой внутренний молодец! А!? Как контролировал? Как на пульсе руку держал? Вопя и проклиная все на свете, я набрала на мобильнике номер зятя и сунула трубку девушке, которая все также прибывала рядом. Интересно, она – добрая фея или как-то причастна к ДТП? До сих пор не выяснила.

Пока доктора стягивали с меня одежду, щупали, осматривали, кололи обезболивающие, крепили провода для снятия кардиограммы, подъехали гаишники. Добрая фея с моего согласия покопалась в сумке и передала полиции необходимые документы. Тут боль удесятерилась, я опять увидела небо в алмазах и очнулась лишь по пути в «отель «У Боткина». Благо до него было рукой подать – минут десять езды с мигалкой.

Это уже потом в Интернете я прочитала, что больных с переломом грудины перевозят только сидя. Я же в «Неотложке» лежала. И почти видела себя со стороны – воображение работало на полных оборотах. Жуть!

Медикам глубоко безразлично, в каком виде находится пациент. А вид был именно «жуть». Я, как смогла, накрылась шубой, ведь, кроме боли, еще зубы клацали от холода. Ноги так и не смогла укрыть, а врачи не догадались.

В «отеле» приемное отделение работает спорно. Меня катали из кабинета в кабинет, по пути заезжая то на рентген, то на УЗ И. Народ доброжелательный, профессионалы своего дела. Удивила только медсестра из рентгенологии и ее собратья. Она попыталась подложить под мою спину кассету с фотопленкой для снимка, но я сама приподняться не смогла, а медсестре это было не под силу. И тогда она крикнула медбратьям за дверью:

– Эй, ребята, я уже раз пятнадцать пробовала передвинуть эту больную с каталки на стол, а сил не хватает. Помогайте.

Боль болью, но я ж всегда была за справедливость, потому полезла на «амбразуру»:

– Как вам не стыдно. Вы даже одной попытки не сделали, не говоря о пятнадцати.

За что получила в ответ от медсестры взгляд полный ненависти, а от медбратьев – молчаливую солидарность с коллегой – меня попросту швырнули на стол. Обратный путь на каталку после унизительного «спасибо» был несколько приятнее.

У этого кабинета мне была сделана небольшая передышка. Каталку придвинули к стене, сказали: «ожидайте результат», и на время про меня забыли. Вокруг ходили, стояли, сидели люди, пялились друг на друга, в том числе, и на меня. Я поймала взгляд девушки, сидящей рядом с парнем с загипосованной ногой, и поманила ее пальцем:

– Пожалуйста, – просипела, когда она подошла, – натяните мои колготки повыше, и юбкой прикройте, а шубу подоткните со всех сторон.

Женщины меня поймут, ведь они всегда остаются женщинами, в любых ситуациях. Девушка без слов выполнила просьбу, еще и позвонила по указанному мною номеру – услышать родной голос дочери хотелось очень и очень.

Опущу подробности вселения в «апартаменты для временного проживания». Лишь уточню – апартаменты оказались трехместными. Но вполне комфортабельными: телевизор, холодильник, удобные кровати – отдыхай–не хочу. К чему я и «приступила», практически не вставая с постели первые три дня и ощущая себя в каком-то пятимерном пространстве.

В один из этих дней в дверном проеме появ илась женщина в белом халате и о чем-то спросила. Я не поняла, махнула рукой, врач расценила мой жест по-своему, подошла и с ходу обрушила на мою не совсем крепкую в тот момент нервную систему претензии примерно следующего содержания:

– Виноград!? – дама грозно глянула на стол, – вы ели виноград? Что вы еще ели? Сырок? Глазурованный? Кошмар! А вы представляете, какая в нем жирность? Я же вас предупреждала. Диета и только диета. Строжайшая диета. Тогда будет результат. А вы…

– Но мне назначили общий стол, – попыталась было возразить я.

– Какой еще общий стол?! – врач полистала карту. – Вот, диета номер пять. Как я и прописала. Прекрасно помню, у меня отличная память на лица. Я вас принимала и все подробно растолковала. А вы надеетесь вылечиться, не выполняя рекомендации врача?

– Но я вас не помню. Меня принимал доктор-мужчина. Вас бы я точно запомнила.

– Что за глупости, больная? В вашем положении сухарики с несладким чаем в течение недели – самое лучшее средство, а вы…

Такое заявление даже из комы может вывести, а уж из пятого измерения!..

– Какие к черту сухарики? – возмутилась я. – Скажите, любезный доктор, как они могут повлиять на срастание моих поломанных костей?

– При чем тут кости? – докторица немного смутилась и вновь уткнулась в карту. – Ну, вот! Черным по белому написано «отравление в кафе «Лель».

Меня начал душить приступ хохота, я его пресекла в зародыше, так как смеяться мне сейчас вредно, и очень торжественно произнесла:

– Доктор, у меня пе-ре-лом. И вас я, как уже говорила, вижу впер-вы-е.

Не удержалась, и ехидно добавила:

– Ошибочка вышла у вашей памяти.

– Вы не Иванова? – вполне натурально изумилась доктор.
А, приняв мой молчаливый кивок, резво крутанулась на каблуках и вылетела из палаты. Даже не попрощавшись. Даже не извинившись. Бывает.

Доктор значительно подняла мое настроение, захотелось включить телевизор. Но он не включался. Вернее – изображение и звук никак не хотели появляться. Пришлось звать на помощь нянечку.

– У меня телевизор не работает, – сообщила я, на что получила невозмутимый ответ:

– Да в половине палат не работает, тоже мне – Америку открыла!

Нянечка ушла, но неожиданно стала появляться каждые пятнадцать минут с одним и тем же вопросом «Что-нибудь нужно?».

Ну, как же мне понять толстый намек на мзду, если мысли заняты другим – собственными болячками? На следующий день пришло озарение – все дело в отсутствующем кабеле антенны, и я попросила мужа, который пришел навестить меня, прогуляться до соседней палаты. Накануне специально обследовала близлежащие помещения – в паре палат антенна была, но не было ни одного больного. Так у меня появилась информационно-развлекательная игрушка. Нянечка с того дня затаила обиду, это стало заметно по уборке в палате.

К пятому дню я так устала «отдыхать», что, невзирая на боли, начала выползать в коридор на прогулку. Корпус новый, современный, по коридору вдоль стен поручни – очень удобные для гуляния таких отдыхающих, как я. Да к тому же соседка замучила разговорами. Корчит из себя великосветскую даму, признающую в литературе и искусстве только классиков, а сама взахлеб смотрит передачу Малахова «Пусть говорят» и упивается, и обсуждает потом каждую мелочь «пустьговорящих».

Вчера, кстати, сплю. Днем. Хорошо так сплю, сладко. Вдруг голос из другого конца наших совместных хором:

– Что это так противно пиликает? Ирин! Что пиликает? Ты что, не слышишь меня?

Пришлось откликнуться, ведь все равно не отстанет.

– Не слышу и не знаю.

– Такой звук бывает, когда на мобильном телефоне смс-ку набирают. Звук от клавиш.

– Набирает-то кто? – спрашиваю у соседки.

– Ты, наверно. Не я ж!

Вот достала-то. Не видит, что я сплю? Или скучно? Второй соседки нет – увезли накануне на операцию. Шарю рукой под подушкой (знаю, соседке это хорошо видно), вытаскиваю телефон и высоко поднимаю его:

– Я сплю.

Обиженная соседка демонстративно отворачивается к стене и закрывает глаза. Зато у меня сна как не бывало.

Есть стала много. Потому что посетителей у меня много. Все приносят что-нибудь вкусненькое и полезное. Столько хорошей еды у меня не было давно. Я добросовестно все поедаю – не выбрасывать же! Друзья и родные старались, и я стараюсь оправдать их доверие.

На днях в пять утра нас разбудил шум, потом в палате включили свет. Нашему взору предстала молодая женщина очень крупной комплекции. В руках у нее было много пакетов, которые она с грохотом кинула на прикроватную тумбочку. Женщина, не раздеваясь, повалилась на кровать, пустовавшую до этого времени, и через минуту палату сотряс нечеловеческий храп. Мы с соседкой, ошеломленные, сидели и с ужасом смотрели на нежданно-негаднно свалившееся на нас «счастье». Через полчаса у новой постоялицы запиликал телефон, она мгновенно проснулась и выбежала из палаты, громко хлопнув дверью. А еще через десять минут вбежала зареванная, собрала все свои авоськи и на той же скорости покинула помещение.

– Что это было? – почему-то шепотом спросила у меня соседка.

Я пожала плечами, говорить в полшестого утра желания не было. И мы попытались продолжить сон. Но не тут-то было. Каждые полчаса в палату заходили медсестры, врачи, нянечки – все искали пропавшую пациентку. Можно подумать, она нам доложилась, убегая. Вечером медсестра в процедурном кабинете поделилась сведениями: сбежавшая была пьяна вдрыбадан. Оттого и выходки странные. И мощному храпу нашлось объяснение.

Кстати о храпе. Пять дней пришлось спать с берушами. Две старушки с одинаковым диагнозом поступили в один день, обеих определили ко мне. Обеим в один день сделали операции. И обе по ночам производили необыкновенный шумовой эффект. Но днем с ними было настолько приятно беседовать, что ночное неудобство отступало на задний план. Особенно поразила одна из них, обеспокоенная необходимостью проведения одной неприятной процедуры накануне операции. Мы недоумевали, зачем наша соседка бегает за медсестрами и по сто раз напоминает им о процедуре. А все банально просто. Как выше уже говорилось: женщина всегда остается женщиной в любой ситуации. Старушка сокрушалась:

– А вдруг конфуз? А желудок не опорожнен. Нет, нет! Лучше все заранее сделать и быть уверенной, что не опозорюсь. У меня такой молодой врач.

Мы, конечно, смеяться перестали и очень уважительно отнеслись к причудам пожилой женщины. Да и причуда ли это?

Один раз, совершая променад, тормознула от неожиданности около сестринского поста: на диване сидела девушка и читала с ноутбука стихи. Это совершенно не вязалось с больничной реальностью. Стала украдкой разглядывать читательницу. Миниатюрная брюнетка с точеной фигуркой и шикарной копной волос. Мне важно было увидеть ее глаза . И она подняла их на меня.

Легкая отрешенность от действительности, мечтательность и некая одержимость во взгляде в совокупности с привлекательной внешностью навели меня на мысль, что девушка не только читает, но и пишет стихи. Так впоследствии и оказалось. С Дашей мы подружились, стали сообща по вечерам устраивать импровизированное интернет-кафе. Вы не представляете, как мне было приятно видеть заставку любимого сайта сразу на двух мониторах – естественно, я не удержалась и произвела «вербовку» нового автора. Теперь подруга по несчастью полноправный член литературного коллектива, и, надеюсь, он станет для нее таким же родным, как и для меня.

Примерно к десятому дню я вполне освоилась в отделении, и не только в своем, совершая пешие прогулки по коридорам «отеля». Один раз наткнулась на дедушку, будучи как раз на чужой территории. Очень интеллигентный дедушка, чистенький, аккуратно подстриженный, в приличной домашней одежде и с кружкой в руках. В глазах страх и растерянность, одной рукой намертво вцепился в поручень.

– Дедушка, – обратилась к нему, – вы потерялись?

Он закивал в ответ, рассеянно озираясь по сторонам.

– А из какого отделения, помните? Номер палаты?

– Рахманов моя фамилия. А откуда я – не знаю. Где-то здесь…

Выясняя место приписки этого больного, пришлось побегать, если можно назвать беганием мое шарканье. К счастью, оказалось, с ним мы временно проживаем почти рядом. В дальнейшем я каждый день вылавливала дедушку в разных концах здания и сопровождала в палату. И каждый раз он напоминал:

– Моя фамилия Рахманов.

А потом мне несказанно повезло. Одну соседку так и не вернули с операции, а вторую отпустили домой на выходные. Санаторий да и только. Целыми днями смотрела все подряд передачи по телевизору, читала в свое удовольствие, бродила в Интернете. Ну, а лечение, разные процедуры… Разве о грустном стоит вспоминать? Главное – жива. А второй шанс отработаю.

20 января 2012 года


© Ирина Курамшина, 2017
Дата публикации: 2017-05-18 11:40:48
Просмотров: 31

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 91 число 87:

    

Рецензии

Юлия Чиж [2017-05-20 08:58:35]
о, медики) такое впечатление порой складывается, что у них задача - качественнее и быстрее угробить, а не помочь. очень много садистов (не в смысле огородников, увы). счастлива, когда встречаю хорошего специалиста и неплохого человека. сначала удивляюсь, конечно: надо же, не вымер!
а вообще интересно наблюдать за эволюцией (чаще - за деградацией) медработников. 12 лет "лечусь" в одних и тех же учреждениях. многих кмн помню ординаторами и начинающими. самые странные и необъяснимые метаморфозы случаются, когда кто-то из них в заведующие отделения пробивается. метаморфоза удивительная) из милого и нежного бутончика образуется махровое соцветие с гнилостным запашком. диву даёшься.

надеюсь, что у героини обошлось без осложнений.

Ответить
Ирина Курамшина [2017-05-20 22:37:17]
Спасибо, Юлия.
На другом сайте без ошибки))) Даже не знаю, как это произошло)))
У героини первое время после аварии присутствовала боязнь руля. Но как только пришлось пешком сходить пару раз до поликлиники с палочкой полчаса в один конец (транспорт туда не ходит), так сразу боязнь испарилась, и был приобретен новый автомобиль)))
Владислав Эстрайх [2017-05-18 12:02:37]
Всегда немного завидовал умению найти что-то забавное и позитивное даже в таких ситуациях.
Перелом грудины получился не от ремня ли безопасности?

Ответить
Ирина Курамшина [2017-05-18 12:53:20]
Да, к сожалению, именно от него - он банально лопнул)) видимо, от старости и изношенности))))
Спасибо, Влад!