Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Светлана Беличенко



Стрелок артиллерист

Юрий Пастухов

Форма: Очерк
Жанр: Документальная проза
Объём: 7082 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Шишкин Федор Кузьмич родился 23 июня 1927 года в селе Ново – Красноярск Рубцовского района Алтайского края. В многодетной семье крестьянина Кузьмы Степановича и матери Ефросиньи Николаевны,


Стрелок артиллерист.

Шишкин Федор Кузьмич родился 23 июня 1927 года в селе Ново – Красноярск Рубцовского района Алтайского края. В многодетной семье крестьянина Кузьмы Степановича и матери Ефросиньи Николаевны, там же окончил четыре класса. Когда началась Великая Отечественная война, ему исполнилось 14 лет. Вместе с другими подростками он работал в колхозе: косил сено, ухаживал за скотом, выполнял любую работу.
С семнадцати лет был призван служить в Красной армии. Служил в городе Бийске стрелком артиллеристом.
В 1945году был направлен на Дальний Восток к границе с Японией, так как была угроза её нападения на Советский Союз. Шла тщательная подготовка к войне с Японией. Там и сформировался 76 запасной стрелковый полк, где служил Фёдор Кузьмич наводчиком 45мм пушки. В 1945году в селе Дуговское командование Красной армии зачитало приказ о победе СССР над Фашистской Германией, затем был дан приказ вступить в войну с Японией. Красноармеец Фёдор Кузьмич со своим расчетом десять человек на двух лошадях возил 45мм пушку и участвовал в битве окружения японской армии и награждён медалью «За боевые заслуги», медалью «За победу над Японией». После войны он продолжал служить восемь лет командиром артиллерийского расчета в звании сержант, где учил молодых артиллеристов. Награждён медалью «30летРКК»
Из Воспоминаний Фёдора Кузьмича:
« В армию был призван в 1944 году в возрасте 17 лет. Их молодых новобранцев распределили по вагонам и отправили в город Бийск, где расформировали: кого переодевали, кого переобували. Ему выдали обмундирование и назначили старшим среди призывников. Некоторые обижали, что их заставляли работать, убирать в казарме, он же не гнушался никакой работы. Надо, значит, надо. Когда закончился карантин, начались ученья на Бийском полигоне – военная подготовка. Тем солдатам, у которых замерзали ноги, давали дополнительную нагрузку – команду «Бегом марш». Стояли сильные морозы, а выданная обувь оставляла желать лучшего. Вскоре пришел приказ: « На фронт». И в первых числах января 1945 года его отправили на Восток. До самого пункта назначения солдатам не объявляли, куда их везут, а дорога была долгая более восьми суток. Кормили очень плохо, а когда привезли в часть, то выяснилось, что продуктов хватила бы еще на трое суток, а их солдатам не выдавали, поэтому они прибыли на Дальний Восток голодными, заморенными. Виновные в сложившиеся ситуации были отданы под военный трибунал.
Затем новобранцев привезли в часть, после чего следовал десятидневный карантин: спали на соломе, получали инъекции, кормить стали лучше, молодые солдаты повеселели. Прибывшие с западного фронта воинские части доставляли трофейные продукты.
Ведь мы были ещё ребятишками, заморенные голодом. Командир сказал: « Нам не жалко продуктов, нам главное, чтобы вы не погибли. Потому что с голоду нахватаетесь и заворот кишок, а нам нужны воины». Мы остерегались и постепенно увеличивали количество пищи. По окончании карантина нас повели в лес, дремучий лес. А дождь льет, как из ведра, а мы без ночлега, мокрые под открытым небом. Станешь под дерево, а вода всё равно течет ручьями по всей мокрой одежде до самого тела.
Недели две мы находились там. Нас поселили в палатки. Периодически звучала команда: « Тревога». « И где бы ни занимались, оружие не бросали никогда. Делали пробежки километров по три – пять без передышки, затем команда: « Отбой, обед». « Не успел пообедать, опять – « тревога». Это была очень хорошая закалка. Затем пришел приказ: « Сжечь все, так, чтобы не осталось и следов».
И опять в лесу мы копали траншеи, оборудовали блиндажи. В лес уходили и возвращались из него по темноте, чтобы быть незамеченными.
За очень короткое время мы выполняли свою норму, так, как светало очень рано. Ни минуты покоя нам не давали: то чистили оружие, то копали окопы, то поднимались по тревоге.
Мы подготовили свои рубежи к бою,однажды командир части нам говорит: « Товарищи – солдаты, мы победили на Западе, разбили врага, теперь вам выпала честь победить милитаристскую Японию! Мы сегодня ночью вступаем в бой!»
Перед наступлением наши разведчики провели зачистку. Неподалеку стояло подразделение японцев, из них не ушел ни один.
В ночь наступления мне довелось находиться в карауле. Звучит тихо команда: « Первый расчет! Первая рота! Вперед!» И пехота пошла в наступление. Слышно, только солдаты перешептываются. Так мы переходили границу. Вскоре началась стрельба: пулеметная, из орудий. Японцы были хорошо подготовлены, не давали нашим солдатам даже головы поднять. Мы несли огромные потери в живой силе.
Хороший командир был у нас, сумел поднять бойцов в атаку: «Ребята вперёд!» Мы прорываем оборону японцев, наша задача: «Идти вперёд, вперёд, вперёд». А идущие за нами наши солдаты или добивали японцев, или брали в плен.
По окончанию боя предусматривался отдых, уже наступила ночь. Я был назначен в караул, стою на посту, а никто меня не меняет, пытаюсь поднять своего сменщика, он только мычит в ответ. И вдруг на меня обрушивается удар. В темноте я начал налево и направо ударять прикладом. Наши спящие солдаты подскочили, не поймут в чем дело. Командир батареи подбегает и кричит: « Кто так бил?!» А у самого рука висит, я отвечаю: «я». В ответ слышу: « Молодец! Хорошо бил! Еще сильнее надо было!» Оказывается, японцы хотели убрать часовых и вырезать наших солдат, а я их обезвредил. За бдительность и отвагу я был награжден медалью « За боевые заслуги».
Хотя война штука жесткая, но и там не обходилось без курьезов. После капитуляции Японии. Пленных необходимо было конвоировать до пункта назначения. Мне была вверена тысяча пленных японцев. Веду я их, на плече у меня винтовка и тут начался дождь. Японцы тянут за собой повозки, груженные провиантом, на плечах непромокаемые накидки.
И решил я остановиться на привал, дождь такой, что ничего не видно на расстоянии нескольких метров. Винтовка то у меня на плече, а в ней один патрон, сам тревожусь, что разбегутся мои пленные, а один из них подходит и говорит: « Не бойся, ни один никуда не уйдет». И действительно в пункт назначения я доставил точно одну тысячу японцев.
А видел всякое: прикованных цепями к пулеметам японских смертников в дотах, как самураи, завидев нас, вспарывали себе животы. Надо сказать, зрелище это было видеть не очень приятно».
Служил Федор Кузьмич на Дальнем Востоке до 1951 года

Отслужив службу, Фёдор Кузьмич вернулся в родные края, где работал разнорабочим. В 1970году вступил в Коммунистическую партию Советского Союза. После войны награжден орденом Отечественной войны второй степени, медалью Жукова и другими юбилейными медалями. Вот такой простой русский человек ветеран ВОВ, ветеран труда живёт в Полеводке Бийского района Алтайского края уже 85 лет, со своей женой, тоже ветераном, а остальных ветеранов ВОВ в селе уже нет в живых.

2013

© Юрий Пастухов, 2017
Дата публикации: 2017-05-19 04:49:02
Просмотров: 87

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 82 число 3: