Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Самая неприятная история

Светлана Беличенко

Форма: Рассказ
Жанр: Детская литература
Объём: 13097 знаков с пробелами
Раздел: "Детективные истории для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Дано: Анастасия Анисимова — 12 лет, старшая сестра.
Мария Анисимова — 10 лет, младшая сестра.
Макар Анисимов — 5 лет, младший брат.
Мама, папа.
Квартира Анисимовых. 3 комнаты: комната родителей, детская комната, гостиная.
Также — кухня, коридор, ванная, туалет.
Дело ведёт детектив Курочкин, приятель Анастасии, 13 лет.
Всё случилось в середине мая. Погода была неожиданно тёплая — только и гулять на улице в такую погоду. Сёстры Анисимовы и не преминули таким подарком судьбы воспользоваться — гуляли частенько, даже маму порой не слушались, на улице пропадали дольше положенного. Ну, так уж сильно девчонки соскучились после зимы по тёплому солнышку, зелени и по лету. Трудно это, конечно, бороться с естественным стремлением выйти на свежий воздух, когда становится тепло.
А вот у мамы как раз времени гулять-то и не было: работы навалилась целая куча, двойная, потому что коллега по работе в отпуск ушла. Нужно было маме за двоих до середины июня поработать, а потом бы она тоже, счастливая, в отпуск отправилась.
Мама девочек просила по дому помогать: обед и ужин готовить, бельё в машинке стирать, пыль протирать да пол намывать. Младшая сестра должна была пыль протирать и бельё постиранное развешивать, а старшая — машинку «заводить», пол мыть и готовить.
Вот приходит как-то мама с работы — уставшая до ужаса. Старшая дочка Настя ей ужин предлагает. На улице тепло, дома тепло — благодать.
Мама ужин съела и в ванную направилась, чтобы душ принять. Только потом почему-то как вскрикнет да как выбежит из ванны галопом.
— Что случилось? — спросила маму Настя.
— Это ужас какой-то... Там на фене черви, там опарыши! Фу-фу-фу-фу-фу, и запах какой противный — просто ужас. И как я не замечала раньше, что там что-то не так. Не понимаю, как такое могло произойти? — недоумевала мама.
Папа с Макаркой ещё в этот день как назло погулять после сада отпросились. А мама этих опарышей — противных белых червяков — боялась до жути. Даже убирать их сама не решилась — папу дожидалась.
Настя тут же своему приятелю Курочкину позвонила. Курочкин быстро прибыл на место происшествия.
— Ума не приложу, как так случилось, что на фене опарыши поселились, — призналась мама, — и мух у нас в доме в последнее время много появилось — и жужжат, и гадят, и кусают — просто беда.
— А когда Вы феном в последний раз пользовались? — озадачил женщину вопросом Курочкин.
— Ох. Я в последнее время волосы дома и без фена сушила... Ну, может, неделю назад и пользовалась, но тогда всё в порядке было. Точно-точно. Уж не стала бы я голову феном с червяками сушить! Да и фен свой любимый портить я бы тоже не стала.
— А кто его мог испортить?
— Ума не приложу.
— Ничего-ничего, разберёмся.
Курочкин начал дело с того, что исследовал место, где были обнаружены злополучные черви. В ванной Анисимовых, а именно в том уголке, где на небольшом крючке в стене висел на проводе фен, действительно неприятно пахло какой-то тухлятиной. Но пока нос не оказывался на уровне фена, уловить этот запах было непросто — вонь перебивалась приятными запахами различных ароматизированных шампуней и мыл. Да и источник запаха занимал не такую уж большую площадь, чтобы перекрыть своим чадом приятную атмосферу ванной комнаты Анисимовых.
Курочкин попросил у Анастасии одноразовые резиновые перчатки. Он осторожно снял фен с крючка и осмотрел его. Признаться, ему пришлось немного поморщиться — зрелище и правда было отвратительным. Курочкин быстро определил причину появлени опарышей на головке фена, ведь мухи часто откладывают яйца на тухлом мясе. Так и на фене виднелись небольшие кроваво-красные кусочки, похожие на засохший мясной фарш. Так вот почему здесь появились опарыши! Курочкин, сделав соответствующие выводы, снял рукой, облачённой в перчатку, опарышей с головки фена и выбросил их в унитаз. Унитаз он немедленно смыл. От червей не осталось и следа. Потом Курочкин вымыл головку фена и насухо вытер хлопковой тряпкой. Отныне в ванной комнате воцарились прежний порядок и чистота. Теперь дело было за малым — нужно было установить, по чьей же вине произошло всё это червивое недоразумение, расстроившее маму.
Маму Курочкин отдельно допрашивать не стал. Он уже выяснил из разговора с ней, что ни к фену, ни к домашнему хозяйству последнюю неделю она толком не притрагивалась из-за своей невероятной загруженности на работе. Папу и Макарку допрашивать пока тоже не было смысла потому, что папа феном не пользовался, а Макарка до висящего на стене фена не смог бы никак дотянуться без посторонней помощи. Хотя насчёт Макарки у детектива всё-таки были определённые сомнения. Он знал, что этот хитрый мальчишка, если бы ему что-нибудь действительно понадобилось, мог бы и придумать способ добыть желаемое. Но Макарку Курочкин решил оставить на потом. Следственные мероприятия он начал с допроса Марии.
Из материалов допроса Марии Анисимовой:
— Ну, рассказывай. Чем всю эту неделю занимались, пока мама даже в выходные на работе пропадала?
— Ммм. Да ничем особенным. Как всегда — школа, уроки, домашние дела.
— Вот-вот. Домашние дела. А ты, Маша, что конкретно по дому делала?
— Я? – пол подметала. А ещё... бельё развешивала, на стол накрывала.
— Посуду мыла?
— Не мыла.
— А кто посуду мыл?
— Посуду папа мыл.
— А ещё кто? Только папа?
— Ну, ладно, Курочкин. Ладно. Папа не виноват. Это я две суповые тарелки разбила. Это я. Нечаянно, честно. Просто помыла, на столешницу поставила, а потом смахнула рукой нечаянно... О-ох, я так и думала, что мама когда-нибудь всё-таки заметит, что двух тарелок не хватает. У неё эти тарелки, наверное, посчитаны все...
Сам не ожидая того, Курочкин добился признания Марии в совершенно другом преступлении, никак не связанном с делом об испорченном фене.
— Понятно.
— И что мама сильно ругалась? — вопрошала Маша, которая только недавно пришла с прогулки и была совершенно не в курсе происходящего в доме.
— Не волнуйся. Чистосердечное признание, так сказать, смягчает наказание. Я с твоей мамой поговорю, попрошу, чтоб несильно на тебя ругалась, раз ты нечаянно. В общем, замолвлю за тебя словечко.
— Ой, спасибо, Федечка, спасибо, дружище! А я тогда тебя шоколадкой угощу, — сказала Мария.
На том и порешили. Затем словоохотливая Маша рассказала парню немного о старшей сестрице, которая тоже, оказывается, почти целую неделю была небезгрешна. Про их с сестрой прогулки и уличные приключения беззастенчиво рассказала сыщику Курочкину раздобревшая от своего спасения Маша.
— А папа с Макаркой по вечерам что делали?
— Они. Ой, да они в футбол во дворе гоняли.
— А Настя?
— А Настя со мной гуляла. А потом по-быстренькому ужин готовила.
— А обед?
— А про обед... ой...
— Ну, говори, я же неспроста интересуюсь, но всякую лишнюю информацию, не волнуйся, никому не скажу. Говори-говори, напрасно ябедничать на тебя не стану.
— Ну, в общем... не обедали мы дома, то есть как оно было-то... в общем, на улице всякие пирожки и булки ели, а дома макароны или гречу не варили.
— Обманывали маму?
— Нет... ну она спрашивала, обедали ли мы. Мы и отвечали, что обедали. Булки, пирожки и орешки, это что, не обед?
— Ну... не знаю. Я, конечно, и сам так иногда перекусываю... Ну а дома-то почему не варили?
— Так это... Так посуду пришлось бы мыть...
— А это вы с сетрицей не любите, да?
— Да. А кто это любит?!
— Согласен, что мало, кто любит.
— А ещё я всё не хотела, чтобы Настька суп варила.
— Почему?
— Да потому что Настька-то не знала, что я тарелки разбила, а так бы все стали вечером суп-то есть и увидели бы.
— Так, а что у вас на этой неделе было в меню?
— Да всего понемногу: пельмени, сосиски, котлеты.
— Котлеты?
— Котлеты. Котлеты мясные, котлеты рыбные, котлеты магазинные, котлеты домашние, котлеты вкусные, котлеты невкусные, котлеты на разный вкус и мои фрикадельки.
— Твои фрикадельки?
— Да. Маленькие такие круглые шарики из фарша. Это я делала. Вкусные получились.
— А когда делала?
— Когда... во вторник. В понедельник сестрица свои котлеты публике представляла, а во вторник — я свои фрикаделечки.
— Так-так. Интересненько. Ну, а фен?
— Что фен? — удивилась Мария.
— Ты фен не трогала?
— Курочкин, ты перегрелся! Я ему про фрикадельки, а он!
— Значит, не трогала?
— Конечно, не трогала.
— Хорошо.
После разговора с Машей Курочкин понял почти всё. Но для верности он решил ещё раз поговорить с мамой.
— Скажите, а у Вас девочки из чего котлеты делают? — спросил детектив.
— Котле-еты... — обрадовалась мама. — Девчонки молодцы! Когда-то я их научила, так теперь они нас с папой бывает домашними котлетками балуют. Очень вкусными, — рассказала она.
— Я знаю, что для котлет необходим мясной фарш, — сказал Курочкин, — так девочки сами этот фарш в мясорубке проворачивают или готовым пользуются?
— Чаще готовым. Фарш я всегда в одном магазине покупаю, и он там очень хороший — ни в чём не уступает домашнему. А то, если девочки сами возьмутся — от моей чистой кухни в один миг ничего не останется... А когда у меня времени много, мы все вместе домашний фарш готовим, — ответила мама.
— Угу, понятно.
— А хранится он где?
— Ну, если заранее покупаю, то замораживаю. Значит, в морозилке хранится.
— Ага. А чтобы котлеты сделать, ему долго нужно оттаивать?
— Размораживаться-то? Если естественным образом, то довольно долго — несколько часов. Потому я девчонкам всегда заранее говорю, чтобы вытащили пакетик с фаршем из морозилки.
— А если забывают?
— Если забывают — напоминаю тогда.
— Понятно.
— А в понедельник Насте Вы про это не напоминали?
— В понедельник? Напоминала. Даже звонила ей специально.
— И она не забыла?
— Не забыла. И вечером побаловала нас нежнейшими котлетками.
— Молодец!
— Конечно, молодец.
— А во вторник?
— Во вторник я сама домой забегала на обед, сама фарш и выложила. И не зря!
— Не зря?
— Не зря! Во вторник у нас Машута отличилась — фрикаделек налепила. И даже соус сама томатный сделала по книге рецептов.
— Вот здорово!
— Ага. Прекрасно.
После повторного разговора с мамой Курочкин отправился на допрос Анастасии. Он уже очень близко подобрался к разгадке «подгнившей» репутации фена.
Из материалов допроса Анастасии Анисимовой:
— Ты любишь готовить?
— Люблю. Хочешь, блинчики сегодня сделаю специально для тебя, дорогого гостя?
— Я был бы не против. А что насчёт котлет?
— Котлеты из пачки?
— Домашние котлеты!
— Ну, нет. Это долго. А мы ещё, может, после ужина погулять успеем — погода хорошая.
— Погода-то и правда хорошая. И уже давно... Например, в понедельник...
— В понедельник?
— Ага, в понедельник. Было тепло?
— Не помню. Наверное.
— Настёна! Сегодня всего лишь пятница, а ты не помнишь. Давай, вспоминай: в понедельник ещё ты котлеты домашние делала.
— А-а. Ну, да — в понедельник. Тепло было, да. Я вспомнила — было тепло.
— Скажи, Насть, а ты ничего такого... плохого... нечаянно не делала?
— Чего, например?
— Ну, испачкала что-нибудь? Или разбила? Или забыла?
— Не пачкала я ничего! Забыла кое-что, это — да. Но ведь ошибку свою я тогда и исправила. Закончилось всё хорошо. А вот фен... ты думаешь, я своей мамочке дорогой червяков на фен для волос подбросила, что ли?
— Не червей, а опарышей!
— Ну и что, какая тут разница? Ты думаешь, что это я?
— Угу.
— Но зачем?
— Нечаянно, как всегда.
— И как же?
На последний вопрос довольный собою Курочкин ответил уже при всех. И члены семьи на эту информацию отреагировали по-разному: мама и Настя очень удивились, Машка обрадовалась тому, что, к великому счастью, старшая сестра, а не она провинилась, папа очень заливисто засмеялся, а Макарка засмеялся ещё громче просто потому, что весело засмеялся папа.
— В понедельник Настя должна была заранее выложить фарш из морозилки, — начал Курочкин, — потому что у неё было задание от мамы приготовить на ужин котлеты. Погода в тот день была тёплая, дома Насте сидеть никак не хотелось. Вот она и пошла погулять почти сразу после того, как пришла из школы, так Настя?
— Так, — печально вздохнула Настя, предчувствуя, что сейчас гениальный сыщик Курочкин умело докажет её причастность к делу о фене. Хотя сама Анастасия до последней минуты не понимала, каким именно образом она совершила преступное деяние.
— Пошла Настя гулять, — продолжил Курочкин, — да и забыла, что фарш нужно было из морозилки достать.
— Вот клуша! — по-доброму возмутилась мама.
— Ну а потом... Прибежала быстро, и давай этот фарш, так сказать, экстренно из ледяного плена освобождать. Только ему, чтобы оттаять, нужно несколько часов. Как мне кажется — часа четыре — не меньше, а у Насти до прихода родителей оставалось всего-ничего.
— Угу, — безрадостно вздохнула Настя, подтверждая этим, что всё было именно так, как описывал Курочкин.
— Вот она и додумалась...
— Феном фарш отогреть? — еле сдерживая смех, предположила мама.
— Точно. Только торопилась очень, не заметила, наверное, как пару раз ткнула головкой фена в этот самый фарш...
— Но червей я туда не подкладывала!
— А тебе и не надо было. За тебя проснувшиеся после зимней спячки мухи своё дело сделали...
— Ну, простите. Я в следующий раз поаккуратнее буду, — пообещала Настя.
— А может, в следующий раз не будем феном мясо замороженное отогревать? — предложила мама.


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 11.07.2017 23:31:10
Просмотров: 251

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 72 число 1: