Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Как я стала питомцем великана. Глава 2. Знакомство.

Светлана Беличенко

Форма: Повесть
Жанр: Детская литература
Объём: 7145 знаков с пробелами
Раздел: "Сказочные повести для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Когда я открыла глаза, мне показалось, что я лежу на лугу среди трав и цветов и отдыхаю. Зачем лежу? Почему отдыхаю средь бела дня? — непонятно. Видимо, я прилегла, чтобы посмотреть на небо. О, это чудесное красивое ясное светло-голубое небо с лёгкими и невесомыми, легче ваты, облаками! Сколько ещё стихов, поэм и песен напишут люди об этом небе. Как оно всегда манит, и как часто хочется смотреть на него, особенно в хорошую погоду и особенно, когда лежишь на земле и когда не надо задирать наверх свою голову. Так думала я, когда проснулась. Два момента смутило меня: трава, на которой я лежала была почему-то очень мягкая и тёплая. А ещё небо вместе с солнцем и едва заметными облаками было в этот раз намного ближе ко мне, будто кусочек земли, служивший для меня лежанкой, каким-то чудесным образом приподнялся вверх. Но солнце меня не жгло, я была в тенёчке. Как же так? Отчего наверху, в небе, может быть тенёк? Мурашки разыгрывали чемпионаты по скоростным гонкам на всём моём теле. Я боялась повернуть голову влево или вправо, боялась пошевелиться (не только из-за страха увидеть где я на самом деле, но ещё и потому, что мне казалось, я могу упасть вниз). Не знаю как, но тело моё само чувствовало, что пятачок земли, на котором я лежу, небольшой и что справа, слева, спереди и сзади от меня есть только воздушная пустота неба и больше ничего. Наконец, я взяла себя в руки, мурашки закончили свои ралли, и я повернула голову направо.
То, что я увидела, снова вернуло к жизни спортивный азарт моих нательных мурашек. Они с удвоенной, а то и утроенной энергией начали бегать, прыгать и куражиться, осваивая пространства моей кожи. Я прикрыла глаза ладонью, а потом потихоньку стала выглядывать наружу через промежутки между пальцами. Огромный глаз, наверное, величиной с телевизор с любопытством оглядывал моё теперь уже безнадёжно маленькое тельце. Но удивляться было нечему, ведь я сама дошла до границы на востоке, сама знала, что там, за границей, живут великаны, сама увлеклась кустиками и не заметила, как великан схватил меня своими огромными пальцами. Всё сама, так чего же теперь удивляться?
Кричать я не стала, хотя, мне ещё долго было не по себе — не каждый день всё-таки с великанами знакомишься. Перво-наперво нужно было выяснить, какие намерения у моего нового знакомого. Он рассматривал меня вполне дружелюбно. На его огромном лице сияла широкая улыбка. Среди зубов я заметила несколько застрявших между ними веточек укропа. И мне стало очень весело и смешно. Весело от той мысли, что если этот великан так любит свежий укроп, то он, вероятно, не любит маленьких девочек и не станет есть меня. А смешно мне стало потому, что с гигиеной у великана явно не всё в порядке, если у него такие «деревца» во рту, а ему хоть бы что, и он с ними ходит. Я не выдержала и засмеялась. Засмеялся и он, отчего моя «люлька» — его ладонь — закачалась. Я будто сидела в качельке-лодочке. Кстати, я была с ног до головы обсыпана собранными колокольчиками, которые пахли пряной травой и свежестью. Всё дело было в том, что когда любопытный Бала (так его звали) неожиданно для меня поднял меня с земли вместе с пакетом собранных мною цветов, колокольчики просыпались и упали в подол моего платья, а во время вынужденной качки они облепили меня всю. Кстати, именно платье и привлекло Балу, который в тот день гулял возле границы. Оно выделялось на фоне травы: тёмно-синее платье с яркими красными и белыми бантиками.
— Ха-ха, — смеялась я.
— Ха-ха-ха-ха-ха, — смеялся Бала.
— Хи-хи-хи, — вырывалось у меня.
— Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи, — выдавал Бала.
Его глаза отражали небо и облака, а ещё — бабочек и бантики на моём платье. Мои глаза для него были только точками с маленькими блестящими огоньками. Не знаю как, но свет этих огоньков проникал в его сознание. Мы понимали взгляды друг друга.
Несмотря на огромный рост и крепкое плотное тело, голос Балы не был слишком громким для меня. Это был приятный голос обычного взрослого человека, громкий, чёткий, с таким акустическим эффектом, будто бы говорил он в микрофон-петличку. Звук равномерно распределялся в воздухе, окружая меня со всех сторон. Что говорить — чудо акустики какое-то. Мой новый друг был просто великолепным оратором — ни разу его голос не осекался, а качество звука было просто на непревзойдённой высоте. И это я ещё тогда не знала, как он может петь в полную силу! О-ох! Это просто невероятно! Пока же мы с ним ничего толком не знали друг о друге и в своих предположениях могли полагаться только на логику, интуицию и здравый смысл. Например, я верно предположила, что Бала не будет меня есть.
— Кто ты? — был его первый вопрос.
— Мила, — ответила я.
— Я Бала. А ты и вправду милая, — сказал он.
Только я хотела усмехнуться и объяснить, что Мила — это моё имя, как до меня дошло, что в общем-то меня потому так и назвали — Мила, что я родилась прехорошенькой девочкой, которую папа сразу же окрестил милашкой. Так я и обрела имя. «А он ещё и не глуп, этот Бала», — подумала я и продолжила его исследовать.
— Ты хочешь меня съесть? — спросила я робко, хотя на девяносто девять целых и девять десятых процентов была уверена в его отрицательном ответе.
— Конечно нет, — улыбнулся он и потёр языком «кустик» укропа, застрявший между зубов.
— Зачем ты поднял меня? — спросила я голосом умирающей, потому что у меня от качки уже развилась морская болезнь: голова кружилась, руки тряслись, и меня не слабо подташнивало.
Бала тотчас же аккуратно опустил меня на землю. Для того, чтобы нам удобнее было разговаривать, он лёг на живот лицом ко мне, вытянул левую руку, прижав её тыльной стороной к земле и предложил мне снова забраться на его ладошку. Я, конечно же, воспользовалась его приглашением. Его ладошка была для меня очень удобным маленьким креслицем или мини-диванчиком: мягким и тёплым. Впечатления были ещё более будоражащими, чем тогда, когда я была на высоте (в прямом смысле этого слова). Ведь я никогда ещё не сидела на живом диване. Он немного шевелился, дышал, а внутри у него по жилам текла самая настоящая кровь. От этого было одновременно и жутко, и здорово. Вообще и моя встреча с Балой, и наш разговор, его голос, руки, фигура — всё это было таким необычным для меня, неземным, что ли. Всё это в совокупности дало такой отклик в моей душе, какой, пожалуй, мог бы появиться, если бы я, например, полетела на Луну, или на Марс, или на Венеру — да на любую другую планету! Но я была на нашей планете, не так уж далеко от дома, хотя казалось, что теперь я нахожусь в совершенно иной реальности. В то же время находиться рядом с Балой было очень хорошо, мы вели совершенно непринуждённый и душевный разговор.
— Я подобрал тебя потому, что мне было интересно, что это за создание такое с красными и белыми пятнышками.
Я засмеялась:
— Ха! Ты подумал, что я животное и что эти пятна — часть моего окраса?
— Совершенно верно, — признался Бала.
— Ты что! Я человек. И между прочим, это бантики — узор такой, рисунок на моём платье, — возмутилась я. Бала прищурился, изо всех сил попытался сфокусировать взгляд, чтобы увидеть очертания моих бантиков и сказал:
— Извини, сразу не разглядел.
«Вот врушка, да ты и сейчас не разглядел», — подумала я.


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 17.07.2017 20:35:08
Просмотров: 139

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 47 число 23: