Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Как я стала питомцем великана. Глава 5. Мир великанов.

Светлана Беличенко

Форма: Повесть
Жанр: Детская литература
Объём: 8438 знаков с пробелами
Раздел: "Сказочные повести для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


На следующий день я проснулась от какого-то странного ощущения: будто бы я была одна в целом мире. Потом пришла в себя и поняла, что было уже совсем не утро, и, конечно же, мир уже давно ожил после ночи и жил вовсю, пока я так бесцеремонно отдыхала. Было уже больше полудня, когда я открыла глаза. Что ж, в жизни и такое бывает. И у меня тоже бывало, особенно, когда мама уходила на работу пораньше и не будила меня. Хотя это случалось крайне редко.
Я оглянулась. Балы в хижине, конечно же, не было. Ну да, было бы глупо думать, что этот неутомимый труженик будет спать до обеда. Я осторожно вышла во двор. Где же Бала? Да уж, великана-то я и не заметила. Бала сидел на корточках в арбузной грядке и собирал арбузы.
— Кхе-кхе-кхе, — прокашлялась я, подходя к великану. Таким образом я предупреждала его о своём появлении, ведь он мог не заметить меня и нечаянно раздавить. — Тебе помочь собирать арбузы?
— Не надо. Я уже почти закончил.
На земле справа от Балы я увидела целую гору арбузов.
— Э-э-э-э... мы опять арбузы будем есть? — поинтересовалась я.
Нет, зачем же? Тебе, наверное, скучно будет опять арбузы есть, — ответил Бала, —поэтому я с утра уже сбегал к соседям и набрал для тебя огурцов, помидоров и кукурузы. А ещё — свежего хлеба.
Хлеб был очень вкусным. Для Балы он являлся всего лишь малюсенькой булочкой, а для меня — огромной буханкой. Она была мягкая и свежая.
— Только из печи, — сказал Бала, увидев, как я с наслаждением вдыхаю хлебный аромат из самого сердца этого чудного, разломленного на две огромные части творения какого-то великана.
— Вкусно! — не удержалась я от ликующего возгласа.
— Ешь на здоровье! — ответил на этот возглас добрый великан.
Огурцы и помидоры я сама быстренько порезала в огромный тазик (миску). Получился прекрасный, сочный салат из свежих овощей.
А порезала я их огромным пластмассовым медиатором. Для меня-то, конечно, этот медиатор был ножиком (Бала заточил его с одной стороны так, что получилось что-то наподобие лезвия), и довольно удобным. А вообще этот медиатор для великанов служил приспособлением для игры на струнных инструментах.
— Подарок от друга, — сказал Бала.
— Это хорошо, что у тебя есть друзья.
— Да, — согласился Бала, — хорошо.
Он как-то грустно это сказал, поэтому я спросила:
— А ты что, несчастен?
— Ну... у друга есть возлюбленная. Они собираются пожениться. Так что другу скоро станет не до меня...
— А у тебя... мммм... есть возлюбленная?
— Ну... она...
— Есть? — нетерпеливо подталкивала я Балу к ответу.
— Есть, — печально ответил он.
— Так что ж ты не радуешься?
— Ну... она...
— Больна? — опять перебила я.
— Нет.
— Уехала?
— Нет.
— Так где же она?
— Она... она подруга...
— Нну... Твоя подруга...
— И моя тоже, конечно...
— Так где она, что с ней?
— Так я ж и говорю: она подруга... э-э-э... а теперь она ещё и невеста друга.
— Ох! Так твоя возлюбленная выходит замуж? Какой ужас!
— И вовсе не ужас. Я очень желаю ей счастья. Просто мне одиноко.
— А чем я могу тебе помочь?
— Ты?! Э-э-эммм... Пожалуй, оставайся у меня. Мне будет не так одиноко, да и ухаживать я за тобой буду хорошо: кормить, поить, одевать... катать. В общем, ты ни в чём не будешь нуждаться! — предложил Бала, и я заметила, как он оживился и повеселел.
«Да-а, — подумала я, — говорит обо мне, как о домашнем питомце. Позже я, конечно, поняла, что Бала на самом деле предлагал мне таким образом самую настоящую дружбу.
— Кстати, хочешь я тебе мир великанов покажу с высоты? — неожиданно спросил Бала.
— С высоты... гм... птичьего полёта? — пролепетала я свой глупый вопрос (высота «птичьего полёта» была Бале как раз по плечо).
— Ха-ха. Нет. С высоты, наверное, самой большой обзорной вышки на всей нашей планете, — сказал Бала.
И он аккуратно посадил меня к себе на плечи. Мы двинулись вдвоём за пределы земельного участка Балы и через некоторое время добрались до конца его деревни. Шагая дальше, Бала через некоторое время дошёл до пункта назначения. Там, посреди картофельных, морковных и тыквенных полей стояло огромное сооружение, похожее на линию электропередач, только без проводов. Эту обзорную площадку на невероятной, фантастической для меня высоте строили великаны. Какая у неё высота? — Сложно вообразить. Если уж люди способны строить сооружения более 800 метров в высоту, то только представьте, на какую высоту могут поднять своё строительство великаны.
Когда мы добрались до самой высокой точки, я, наконец, открыла глаза (закрыла я их от страха ещё на середине пути).
Нам с Балой открылся такой восхитительный вид: аккуратные поля, деревни, большие города вдалеке, реки, озёра и великаны — малюсенькие-премалюсенькие сверху, будто букашки... Далеко на востоке белели накинутой на свои изящные головки фатой симпатичные невесты горы. А небо, которое окутывало нас со всех сторон, казалось, дышало вместе с нами, наслаждаясь свежестью и безветренным спокойствием дня.
— А у вас, великанов, есть какие-нибудь проблемы, я имею в виду, в вашей стране? – спросила я.
— У нас?.. Разве только разобщённость, — вздохнул Бала. Великаны, как и люди, в последнее время разъединились, распались, разобщились... Вот у меня есть один друг... и подруга, его невеста (хотя я сейчас не очень хотел бы как-то вклиниваться между ними), и я рад. А так... Меня мало кто понимает среди великанов — мы все слишком разные.
— Это потому, что ты романтик, Бала.
— Я? — удивился он.
— Конечно! Романтик, романтик. Я тебя понимаю. Я и сама натура романтичная. И мама у меня такая, и папа такой, и все другие родные тоже.
— Милая ты! — выпалил Бала и немного смутился.
Тем временем мы спустились с вышки. Было тепло и как-то золотисто-по-солнечному уютно.
Я чувствовала, что Бала немного вспотел от подъёма и спуска на смотровую башню. Его пот был липким и горячим и пах почему-то персиками и ананасами.
— Я тебе плечи ещё не натёрла? — поинтересовалась я.
— Неа, — бодро ответил Бала.
Бала заботился обо мне так, как настоящий добрый хозяин заботится о своём питомце, которого он приручил. Хотя кто кого приручил, уже было трудно сказать. Кажется, что чем ближе я знакомилась с Балой, тем большую начинала чувствовать ответственность за него. Как-то всё настойчивей въедалась в мою голову такая гуманная и такая по-человечески прекрасная мысль: «Мы в ответе за тех, кого приручили!»
После экскурсии Бала накормил меня супом-пюре из собственновыращенных кабачков. Он сварил его в огромном котле (для него это был всего лишь навсего котелок). Сначала Бала отварил кабачки, а потом растёр их вместе с домашним сыром, добавив морской соли. Суп был просто великолепен. Если бы люди оценивали поваров и их кулинарные шедевры так же, как выступления музыкантов-виртуозов, то я бы, пожалуй, без всякого смущения прокричала в полный голос «Браво!» или даже «Брависсимо!», отведав это такое простое и в то же время такое изысканное блюдо Балы. Всем бы порекомендовала обязательно попробовать угоститься подобным супчиком.
— А ты этот сыр сам делал? — спросила я.
— Нет, друг делал. У меня главным образом — овощи и фрукты, а у него стада — коровы, козы, овцы.
— Он ведь рядом с тобой живёт, значит, в вашей деревне, а пасёт своих коров где же? Не на твоих же полях? И с вышки мы видели только огороды...
Бала засмеялся:
— Конечно же, не на моих полях. Его животные у меня бы все овощи поели.
— Так где?
— Смотри. Мы с тобой ходили на обзорную площадку. Она расположена на северо-востоке нашей страны, а друг ходит на юго-восток. Помнишь, там недалеко от вышки была река, которая текла на юг?
— Ага.
— Так вот если по этой реке плыть по течению, то как раз к пастбищам Кали и приплывёшь.
— Значит, его зовут Кали?
— Да.
— А коровы и другие животные его где живут — там, вдалеке, на пастбищах?
— В стойлах южнее нашей деревни.
— А как же они до пастбищ добираются, бедненькие? И ночью им, наверное, скучно?
— Скажи, — снова засмеялся Бала, — а ты вообще представляешь, как великаны коров пасут?
— Нет.
— Кали их до пастбища носит.
— Как?
— На руках, на плечах, по-разному. Или на большой телеге везёт... а потом обратно. Соберёт в охапку — и обратно. Кали, он вообще большой — больше меня.
— Весело им! — сказала я.
— Коровам да овцам-то?
— Угу. А ещё козам.
— Да, конечно весело. Днём на свежей травке резвятся, а ночью в тёплых стойлах все вместе спят. Чего им печалиться? Весело им, конечно. Вся жизнь — радость... Завтра тебя с Кали и Илой познакомлю, — сказал Бала.
«Кали и Ила... Хм, забавная парочка», — подумала я.


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 20.07.2017 22:23:03
Просмотров: 273

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 89 число 80: