Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Как я тала питомцем великана. Глава 14. Жизнь великана в полностью человеческих условиях.

Светлана Беличенко

Форма: Повесть
Жанр: Детская литература
Объём: 8563 знаков с пробелами
Раздел: "Сказочные повести для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Уже через несколько дней Бала вполне походил на члена нашей семьи. Бывают ведь высокие люди — ростом более, чем два метра. Так вот и Бала теперь казался нам всем самым обычным человеком, только переростком.
Курочки наши несли каждый день десятков по пять яичек, и Бала с удовольствием съедал на завтрак десятка два яиц. Зато все люди в нашей округе были обеспечены молоком (козьим и коровьим) и шерстью (козьей и овечьей).
Бала ходил по округе очень аккуратно — не раздавил никого: ни единой кошечки и собачки, не говоря уже о других, более крупных животных. В конце концов великаны ведь держали коз, овец, коров и собак, и никогда они никого не растаптывали по неосторожности.
К концу лета дети всей округи уже знали моего великана. Кто теперь был чьим питомцем понять было совершенно невозможно: я — Балы или Бала — моим.
— Бала, Бала, покатай! — кричали мои одноклассники добродушному великану, и он устраивал им такие же волнительные катания, как и мне, когда я впервые с ним познакомилась.
Ребятня залезала на Балу, как на дерево. Мальчишки и девчонки садились Бале на плечи, забирались в ладошки. Теперь в нашей округе появился первый в мире живой аттракцион «Великан». Он вмещал одновременно не более двух человек (по одному в каждой руке великана), которые поднимались вверх на значительную высоту и затем резко опускались вниз. Спуск сопровождался шумом, гамом, криками ребятни и прочими эмоциональными всплесками отважившихся посетить аттракцион добровольцев. Живой аттракцион был гораздо более популярен, чем его хладнокровно-мёртвый железный аналог, который местные жители даже решили переплавить во что-нибудь более важное и полезное в хозяйственной деятельности. Живой аттракцион, которым являлся Бала работал по настроению и дарил детворе невероятные положительные эмоции. Хотя, впрочем, почему я говорю, что только детворе?! Ведь и среди взрослых были те, кто рискнули (я ещё после этого сделала вывод, что рискованность, отчаянность и страсть к приключениям передаются по наследству). Угадайте же, кто были эти двое сумасшедше-бесстрашных (но в то же время вполне адекватных во всех рациональных жизненных вопросах) взрослых людей? Конечно же, это были мои мама и папа — единственные взрослые, которые прокатились на нашем «Великане». Это были МОИ родители: чертовски понимающие, неутомимые и весёлые! Только они могли так запросто принять незнакомого великана в круг семьи.
— Скажи Бала, чувствуешь ли ты себя одиноким теперь? — спросила я своего великана в конце августа (прошёл ровно месяц с того момента, как Бала поселился у нас).
— Знаешь, Милочка, мне совершенно некогда думать о такой чепухе, как одиночество. У меня дел по горло, дорогая!
Представляете, сколько теперь у Балы было дел, в мире людей?! Их у него теперь стало гораздо больше, чем дома. Общение, знаете ли, занимает много времени, отнимает силы и энергию, но ещё (и самое важное) — взамен оно даёт гораздо больше: если и не наслаждение, то по крайней мере огромное удовлетворение, а кроме того взаимодействие с другими живыми существами дарит ощущение нужности и является прекрасным стимулом для работы. Это я сама поняла, глядя на Балу. Как говорил мой папа, «глаз у него горел», а уж мой папа в чём-в чём, а в горящих глазах разбирался.
— Завтра мы идём в школу, Бала, — сообщила я. — Теперь мы всё утро будем учиться, а что в это время будешь делать ты?
— Я? Да коров буду пасти... и подою, пожалуй, а то давно уже не доил, — ответил мне живо деятельный и находчивый товарищ, — а то что это всё люди коров за меня доят — непорядок!
— Значит, скучать не будешь? — спросила я.
— По вам-то скучать я буду, а без дела скучать не буду, — уверенно выдал Бала.
Я уже знала, что Бала прекрасно доит коров и коз, когда эти ласковые и жизнерадостные животные забираются на возвышенности. Бала подходит к холмикам, на которых стоят звери и ласковыми движениями своих огромных рук доит их. Бала научился этому ремеслу. Он справляется с задачей мастерски, и ему совсем не трудно.
— А ты пробовал новое молоко животных Калилов? — заинтриговала я Балу своим непонятным вопросом.
— Новое? — переспросил великан, удивлённо вытаращив глаза.
— Да, новое. И, конечно, самое полезное на свете. Десяти видов: маковое молоко, ромашковое молоко, васильковое молоко, колокольчиковое молоко... и другие.
— Ах, ты об этом. Да, молоко чудесно.
— И оно пахнет не только травами. Оно благоухает, как и мои цветы.
— А какое твоё любимое? — попросил рассказать меня Бала.
— Конечно, ромашковое! — немедленно ответила я.
И осенью Бала чувствовал себя великолепно. Четыре швеи сообща скроили и сшили осенний костюм для него. А трое сапожников смастерили ему ботинки из искусственной кожи, утеплённые мехом овечек. Двое работников завода по производству носков (завод этот находился в юго-западной стороне от нашего дома) перенастроили автомат для изготовления человеческих носков так, чтобы он несколько дней производил носки большого размера — аккурат для Балиной ноги. И этот аппарат «напроизводил» для Балы примерно две тысячи носков из тонких и толстых нитей — для тёплой и для более холодной погоды. А одна пожилая женщина, прознав об этом событии, тоже решила сделать для Балы что-нибудь этакое: необычное и грандиозное. У людей, как оказалось, давно уже гигантомания в головах была, а с приходом Балы появился и реальный повод выразить через конкретные «поделки» свою любовь к большому размеру. Так вот и эта бабулечка, которая услышала в новостях про две тысячи огромных, великаньего размера, носков, решила сама попробовать изготовить для Балы на зиму величественные шерстяные носки — хотя бы одну пару.
Она приехала в нашу округу, сняла мерки, закупила шерсти (впрочем, не совсем закупила — женщина только собиралась её купить, а уж добрые наши жители да и сам Бала отдали ей целых пять килограммов овечьей шёрстки для осуществления её затеи, с запасом) и поехала к себе домой реализовывать задуманное. Всего через неделю стараниями заботливой бабушки и её неживой помощницы — вязальной машины, носки были готовы. Бабуля торжественно вручила их Бале при огромном скоплении народа.
— А у меня, ребята, ещё шерсть осталась, — сообщила бабуля всем собравшимся, — кому её вернуть?
— А у вас внучата имеются? — спросила у бабушки одна из моих учительниц.
— Имеются, конечно. Целых шесть! — гордо заявила бабуля.
— Ну, тогда, я думаю, из нас никто не будет против, если из оставшейся шерсти Вы своим внучатам тоже носочков шерстяных наделаете. Вот и всё.
— Ох, спасибо, ребятушки. Спасибо, так и сделаю, — согласилась бабуля. Она даже от радости не побоялась на аттракционе-Бале прокатиться.
Послесловие.
Бала замечательно жил у нас до самого Нового года. В этот праздничный день он также был с нами, являясь украшением праздника и одновременно идейным вдохновителем многих чудесных, волшебных и поистине фееричных мероприятий, которые он, самостоятельно придумывая, сам организовывал и сам проводил для всех нас.
Он устраивал нам блестящие ароматические фейерверки, жонглировал ярко-светящимися фонариками, строил огромные горки для детей и целые снежные города...
Великан резвился на снегу, как маленький ребёнок, ведь в его краю снег выпадал нечасто. В новогодние каникулы мы с Балой ходили к Калилам — хотелось повидать друзей, узнать об их путешествии и наконец вернуть им всех животных.
Потом мы с Балой вернулись обратно домой с двумя тачками самых невероятных гостинцев, привезённых из самого дальнего далёка планеты.
Бала жил среди людей и в то же время продолжал общаться со своими родными великанами. Мой великан давал очень много людям, превосходя их в силе и эмоциональной мощи, а люди, в свою очередь, делали для него такое, чего он раньше и представить себе не мог. Например, когда дети топтались по спинке великана — получался великолепный массаж.
Люди и Бала совместной работой интеллекта творили невероятные вещи, открывая новые законы природы и разрабатывая новейшие уникальные технологии. Ум Балы пригодился в осуществлении гениальных научных прорывов, а его сила нередко применялась в производстве.
Бала пел летние концерты в полях, потому что его голос был крепок, могуч и красив. Песня его далеко разносилась по лугам... Бала продолжал писать сказки и научился сочинять маленькие истории о приключениях.
В общем, все мы сейчас довольны жизнью и очень счастливы вместе. А вот как в дальнейшем будут развиваться отношения людей и великанов (и вообще всех живых существ на нашей земле) — неизвестно. И я очень надеюсь, что если когда-нибудь что-то пойдёт не так, то та самая лучшая, самая первая и самая мудрая Балина сказка поможет!


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 02.08.2017 13:12:47
Просмотров: 226

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 81 число 8: