Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Фёдор Васько



Из книги "Над Ирийским садом" - 1

Татьяна Игнатьева

Форма: Цикл стихов
Жанр: Философская лирика
Объём: 311 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Над Ирийским садом
Солнце не садится.
Обжигает взглядом
Райская Жар-птица.
Не отвадишь с веток
Стражей легкокрыльных.
Не сорвешь заветных
Яблок молодильных.

***

Колокольчиком лето
Звонит, рассыпает слезинки
Теплый дождь по утрам.
Но все мимо. Во сне, иль в бреду
Я завязла в сугробах
Прошедшей зимы на Ордынке.
Суетливым Арбатом,
Не видя дороги, бреду.
Мое время по кругу.
Я поздно о том понимаю.
Прошлогодняя жизнь
Расплылась, словно снег по весне.
И ей вовсе не важно –
Хвалю я себя, иль ругаю.
Колокольчиком лето
Звонит неотступно по мне.

***

Зеленой бахромой из детства
Мохнатый сон навис на окнах.
Пьет дня прошедшего кокетство
Наливку ночи волоокой.
Немые тени дремлют в шторах.
Рожденный месяц стынет льдинкой.
Вдруг тишину разбавил шорох –
То я за звездами с корзинкой.
И говорите, что хотите –
Не урожай, мол – все не то.
Мне столько спелых звезд Юпитер
Уже не скидывал лет сто!

***

Новосибирск. Академгородок.

Академгородок.
Уголок моей юности. Утро.
Золотистый нектар
Разливает светило с небес.
По опавшей хвое –
По хрустящей и выжженной пудре
Понаставлены густо
Таблички: «На отдыхе лес».

Корабельные сосны
О море уже не мечтают.
Лишь во снах их штормит,
Корни прочно срослись с кораблем.
Только утром девчонки
Здесь громко Шекспира читают.
И такие, как я,
Приезжают вздыхать о былом.

Академгородок.
Незабвенный и благословенный.
Улетевшим птенцам
Дар на память – пресветлая грусть.
Знают сосны твои
Все законы великой Вселенной,
Всех нас по именам
И Шекспира всего наизусть.

***

Голова горяча.
Сердце гулко стучит.
И качает.
Но с пути не свернуть.
Раз уж в море
Ты вышел – иди.
И отдали швартовы.
Не машут во след
На причале.
Что ж,
Семь футов под килем,
Иль мягкой волны на груди.

***

Однажды в Мексике.

Там вечность вечная.
Не «масленое масло».
Полунамеком след былых богов.
И каменные купола стогов
На ниве смерти,
Или жизни страстной.

Там жажда вечная.
И профиль в небеса
Прекрасной и мистической Соноры.
Святую песню на святые горы
Уносят золотые
Голоса.

Там дружба вечная.
Встречай её, иди.
Мне кажется? Иль, точно, грянул выстрел?
Душа летит навстречу пули быстрой.
Гвоздика расцветает
На груди.

Там солнце вечное.
Хотелось бы, чтоб – жизнь.
А впрочем, есть ли вечность на планете?
Ну, разве что – трагедия и ветер.
Трагичный ветер,
В вечности кружись…

***

Январские метаморфозы.

Дружной стайкой всплывают
Чаинки со дна моей чашки,
Устремляются ввысь,
Будто воздуха нужно испить.
И стучится в окно
Мне январь в белоснежной рубашке.
Запустить его, что ли,
И чаем своим угостить?
Но в распахнутой двери
Лишь кашляет хитро ворона.
И невидимой змейкой
Шмыгнул холодок под кровать.
Черным снегом чаинки
В мозгу разгулялись до звона.
Ну, уж нет. Через ситечко
Впредь буду чай наливать.
Теплым солнцем домашним
Навис абажур надо мною.
И расселся январь на диване
Как кум королю.
Я почти что вслепую
Тяну к себе чашку рукою.
Раздуваю чаинки
С поверхности чая и пью.

***

Сердца града Петра.

Ты Планида, печали планета,
Плакатный лоск шелка.
Вдоль стрелы парапета
Невы акварельный эскиз.
Блещет Невский огнями,
Как зал новогоднею елкой.
Сотни губ выдыхают
Восторженно: «О, Paradis»…

С неба тянутся нити
Из вечной дрожащей капели,
Мостовая бугристая
Мир отражает ночной.
И мне кажется, что не булыжником
Город устелен –
Миллионы ушедших сердец
Бьются здесь под ногой.

А на Марсовом поле
Талантливый маленький Котя.
И неспетое сердце его
Обдувают ветра…
Все они, с первой жертвы,
Кто гать пролагал на болоте,
Возложили сердца
В грудь гранитную града Петра.

А нарядная публика
Мечет восторженно взгляды
На уставшего Ангела.
Но уже знает душа –
Лягут скоро и наши сердца
У Дворцовой ограды,
Под ногами прохожих
Гранитною жизнью дыша.

***

По темному фону мозаикой окна. И мнится
Из звездных ворсинок ковер. А вокруг ни души.
Сегодня Луна показала мне все свои лица.
И властно - насмешливо мне повелела: «пиши».
Немеют ладони под тяжестью судеб планеты,
Но сердце не слушает скачущих мыслей моих.
Венками закручены в косах Дианы сонеты.
И в кубок Лилит наливается бронзовый стих.
Морозной поземкой завьюжило скатерть Вселенной.
Гекзаметром лестница в сердце незримой страны.
Звенящей улыбкой Шопена танцует Селена.
На жгуче – румяных щеках оборотной Луны.

***

Печется хлеб.
Незримой струйкой сытной
Разлился теплый запах по углам.
Вдыхаю мир отрадный, самобытный
С любовью и слезами пополам.
Как просто пониманье Мирозданья,
Когда, проснувшись поутру в тепле,
Под солнечное лучика лобзанье,
Домашний хлеб увидишь на столе.

***

Ладонь на оконном стекле,
И прижата щека.
Стою и не ведаю сколько.
Горят фонари.
Мне хочется ветра,
Что б в нем города и века
Смешались с малиновым соком
Вчерашней зари.
Звон крыльев затих и не видно
В вечернем окне
Тех птиц, что рука отпускала
С утра в небеса.
С утра ли? Ах, время…– вчера.
И почудилось мне,
Сама ли я плачу, небесная
Эта ль слеза?
Куда вы, беспечные птицы,
Печаль понесли?
Нам с нею жилось так уютно
На свете вдвоем.
Теперь лишь вокруг
Запустенье февральской земли.
Вчера – это имя, живущее
В сердце моем.

***

Нет воздуха, заполнил дождь пространство
Всё и везде. Вот он – потоп вселенский.
Я под навесом лёгким и тщедушным,
Не помню даже, как сюда попала.
И улицы весеннее убранство
Кружит в глазах извечным вальсом венском.
И сердце рвется в этом мире душном.
Кругом вода, как видно, я пропала.

Нет, жизни нет, что б там ни говорили.
Какая Вена – то венеций слёзы!
Здесь выжить лишь с хвостом и плавниками
Возможно, у меня их нет и жалко.
А небеса всю душу мне залили.
И день, и ночь одни сплошные грозы!
…Я шлёпаю промокшими ногами.
Мой водный мир, и я его русалка.

***

Этюд.

Я в четырех стенах миров,
Где искра света от лампады
В зеркальном мареве громады
Вселенской чаши до краев.
И двух сердец один толчок.
На пальцах долгой паутинкой
Не нарисованной картинкой
Во сне качнулся паучок.
Я нераскрывшийся бутон
На тонкой хрупкой цветоножке.
А в нем моей дочурки – крошки
Твоим этюдом полутон.

***

Разнотравье с душистым волненьем,
И щебечущий пестрый хорал
Неожиданным утренним пеньем
Зачарованный мир обнимал.
Легкой птахой неслось к поднебесью –
«Ах ты степь…» И над степью родной
Задушевную русскую песню
Разливало широкой волной.
Видно путь у поющего долог.
Помоги ему Бог в небесах.
С посошком восходил на пригорок
Молодой светлоокий монах.

***

Жемчуга

Дробной россыпью стаккато 
Раскатились жемчуга.
Не минует нас расплата,
Хоть ударимся в бега,
Хоть прикинемся чужими,
Отводя поспешно взгляд.
Да святится твое имя
Много-много лет подряд.

Ниткой порванной жемчужной
Наша общая судьба,
А вчерашний мир ненужный
У позорного столба.
Так стоим на перекрестье
Друг у друга на пути –
И никак не быть нам вместе,
Не сойтись и не уйти.

В руки гордости отдали
Мы любовь, как палачу.
И спасём её едва ли – 
Ты молчишь, и я молчу.
Между нами разгулялась
В ночь разлучница-пурга.
Всё, что нам теперь осталось – 
Наши слёзы-жемчуга.

И мечтаю каждый вечер,
Провожая вдаль луну – 
Я шагну тебе навстречу,
Первой руки протяну.
Светом жемчуга отныне
Будет сердце до краёв.
Да святится твоё имя,
Наша странная любовь.

***

Порции времени.

Помнишь, песок просыпался сквозь узкое горло
Старых стекляшек в древесной оправе фигурной.
Рыжая нежная струйка солидно и гордо
Время делила на порции, в запертой урне.

Порция первая. Ты улыбаешься. Вечер
Бронзой заката затейливо вензель рисует.
Выбор за нами еще. Будет чет, или нечет –
Время покажет. Предательски сердце пасует.

Следом вторая. Ты хмуришь уставшие брови.
Карты раскинуты. Выпала страсть роковая.
Скрытым подтекстом – предчувствие пролитой крови.
В сердце предательством порция эта вторая.

Порция третья. Застыло дыхание свечек.
Выбора нет, просто кончилось время на это.
Тем же затейливым вензелем ставится нечет.
Тем же предательством бьет окончание света.

Незачем переворачивать больше стекляшку.
Сердце устало. Забилась часов серединка.
Я закрываю глаза и окно нараспашку.
Солнечный ветер, прими меня, мира песчинку.

© Татьяна Игнатьева, 2017
Дата публикации: 2017-08-05 16:30:13
Просмотров: 165

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 68 число 3:

    

Рецензии

Фундаментально.
Как ни странно, но очень понравилось последнее окно нараспашку.

Ответить
Татьяна Игнатьева [2017-08-07 11:08:51]
Приветствую Вас, Ицхак!...а почему странно?
Рада, что заглянули)))