Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Лариса Ратич



Вечер III

Григорий Минасянц

Форма: Повесть
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 8427 знаков с пробелами
Раздел: "История одного созвездия"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


... а я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти, потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею.
(К Римлянам 7:10-11)


На следующий день Михаил продолжал:

— Через некоторое время властители Тьмы принялись за выполнение своего коварного замысла. Змий выждал момент (благо ждать ему пришлось недолго), подкрался к копающейся в своём огромном саду Евгении и еле слышно шепнул ей на ухо: «А почему Председатель запретил вам выходить из дома?»

«Какие странные слова,— подумала Евгения». Что-то вошло в неё, но что, она не поняла. Что-то совершенно новое и чуждое. У неё было такое ощущение, будто она съела нечто такое, что никогда раньше не пробовала. Вдруг ещё она мысль с невероятной силой ударила ей в голову. Настолько сильно, что Евгению даже пошатнуло. Ведь она уже находится вне дома, и неоднократно выходила из него до этого. Чувство вины и страх за содеянное побудили её искать оправдание.

— Вообще-то мы можем выходить из дома, только за территорию сада мы не можем выходить, иначе мы попадём на Тьму,— ответила Евгения.
— Не попадёте, но станете взрослыми, и власти Председателя будет угрожать опасность, ибо, будучи взрослыми, вы будете в состоянии противостать ему. Поэтому-то он не хочет, чтобы вы повзрослели.

Расчёт был абсолютно верен. Сомнения начали терзать Евгению день и ночь: «Как это проверить? Может сказать об этом Андрею? Но если тот чужеземец прав, то в случае, если мои слова дойдут до Председателя, мне несдобровать. Вдруг Председатель сошлёт меня за это на Тьму?» Когда Евгения окончательно убедилась, что иного способа найти истину, как только проверить на личном опыте, нет, она решила выйти за ограду. И... ничего не произошло. «Значит, чужеземец был прав — подумала Евгения, совсем забыв, что указание не выходить за ограду получил Андрей, а не она». Тут уже Евгения поспешила сообщить новость Андрею. Ведь теперь перед ними открывались необъятные возможности... Вся вселенная, а не какой-то там сад. Она во всех красках, каких только могла, описала ему всю убогость их теперешнего положения и всю прелесть будущего.

— Но почему тогда Председатель запретил нам, ведь он же нам не враг?— попытался сопротивляться Андрей, но теперь против него было не только искушение, но и Евгения. И он быстрым шагом поспешил вслед за женщиной смотреть, что же их ждёт за оградой. А за ней их поджидал Змий с отрядом разбойников.

Всё это время я внимательно следил за развитием событий,— продолжал свой рассказ Михаил.— И вот, когда Андрей был совсем близко к запретной зоне, ко мне подбежал один молодой солдат, спрашивая, не пора ли вмешаться.

— Нет,— ответил я,— мы не будем вмешиваться.
— Как не будем вмешиваться?— удивленно проговорил солдат,— но они же тогда угодят на Тьму?
— Председатель приказал не вмешиваться!
— А-а-а, и-и-и?..
— Скажи, пожалуйста,— опережая вопрос солдата, проговорил я,— ты всю вечность собираешься оберегать их? Когда-то же надо будет положить этому конец? Чем постоянно одергивать их, лучше один раз допустить, чтобы больше у них никогда даже желания не возникало ослушаться Председателя. Иначе они вечно будут жить с мыслью, что Председатель хочет их обмануть. Эти змии так просто от них не отстанут.
— Но как же так? Ведь эти бедняжки отправятся на Тьму, если им не помешать переступить границу?!— со слезами на глазах прокричал солдат.— Это же ужас!
— Поверь, я достаточно хорошо знаю Председателя. Он никогда бы не попустил им попасть на Тьму, если бы не знал, как их оттуда вызволить. Причём в кратчайшие сроки. В противном случае он вообще не затевал бы эту историю с Грунтом.

Похоже, слова Михаила несколько успокоили солдата, и тот, протерев рукавом гимнастерки глаза, ничего более не сказав, удалился. Он поверил Михаилу.
Сам же Михаил подумал: «Но каково будет Андрею с Евгенией верить в это, когда всё в их жизни будет выглядеть так, как будто Председатель навсегда покинул их. А ведь некоторые, несмотря на всё, верить будут. Непостижимо!!! Судя по всему, им уготована великая награда».

Пока Михаил размышлял, Андрей с Евгенией вплотную приблизились к границе, за которой их поджидало нечто новое, неизведанное и необычайно притягательное. Хотя что-то внутри Андрея упорно пыталось его остановить, сила притяжения искушения поборола это что-то. Вот ещё шаг, и... внезапно нечто острое вонзилось в руку Андрея где-то на сгибе локтя. Ужас и смятение наполнили разум, а чуть погодя сознание вовсе покинуло его. Андрей погрузился во мрак.

— Господин Председатель, Вас хочет видеть Министр по Обеспечению Мира,— тихим и ровным голосом проговорила секретарша,— Вы можете его сейчас принять?
— Да, конечно, пусть войдет!

Я вошёл в кабинет и сел напротив Председателя. Мне, как обычно, показалось, что он уже знает всё, о чем я собирался ему рассказать — продолжал Михаил своё повествование. Он всегда начинал как-то светиться, когда речь заходила о Председателе.

— Андрей с Евгенией вышли за пределы сада,— доложил я,— где их поймал Змий со своим отрядом и вколол им какую-то жидкость. Мы, согласно Вашему приказанию, не вмешивались. Теперь Змий требует, чтобы их, в соответствии с Вашим постановлением, в срочном порядке отправили на Тьму.

— Они отправятся на Тьму не сейчас, а некоторое время спустя. С этого момента начнется отсчёт их грунтовой жизни. А если Змий будет возмущаться, что, мол, это не по закону, скажи, что я заплачу за это время.— Голос Председателя был суров и строг. У меня не было никаких идей о том, чем он собирался платить, не говоря уже о вызволении Андрея с Евгенией с планеты «Тьма». Я не сдержался и задал Председателю следующий вопрос, хотя понимал, что, возможно, спрашиваю лишнее.

— Но ведь Вы наверняка можете совсем избавить их от Тьмы, которая принесет столько горя им и их потомкам?— спросил я.— Почему нельзя это сделать? Они ведь наверняка уже поняли, что сделали не то, и впредь будут послушны Вам?
— Понимаешь, этот Змий достаточно хитёр,— начал объяснять Председатель.— Он обещал им, что, если они преступят мою заповедь, то не окажутся на Тьме, но станут взрослыми. На данный момент, перейдя за ограду, они действительно повзрослели, и теперь, если их избавить от Тьмы, получится, что Змий сказал им правду, а я солгал. Таким образом, во-первых, Змия невозможно будет обличить во лжи, и, во-вторых, слово его возобладает великой силой, а это приведёт к ужасающим последствиям. Представь себе, что будет, когда Змий придёт к ним и скажет: «Вот видите, я же говорил вам, что выйдя за ограду, вы не попадёте на Тьму». Как ты думаешь, не возникнет ли у них непреодолимое искушение поверить, что Змий и впрямь говорил им правду? Не будет ли этот вопрос мучить их всю вечность? Поэтому претерпеть Тьму им придётся, иного выхода нет. Иначе, как ты понял, никак не завладеть их доверием. Но это кратковременное страдание ничто по сравнению с тем, что я собираюсь им дать и что собираюсь из них сделать.
— Но это же ужас! Ведь за этот период им чего только не наговорят о Вас. И все факты будут свидетельствовать о том, что Вы их действительно навсегда оставили!?
— У тебя есть другие предложения?— тихим, но ровным голосом спросил Председатель.

Мне нечего было ответить. В этот момент я подумал о чувствах самого Председателя, каково ему´ будет переживать всё это? Ведь он так любит своих воспитанников. К тому же он самая эмоциональная личность, какую я когда-либо встречал, и любое горе и несправедливость очень глубоко вонзались в его сердце. О, если бы я в тот момент знал, что ему предстоит ещё пережить, то, наверное, бросился бы в благоговении и трепете к его ногам и до сих пор не вставал бы. Есть видимые вещи, а есть невидимые. Если о видимых мы можем ещё кое-как судить, то о том, что происходит внутри другого, мы не можем иметь ни малейшего представления, если, конечно, не переживали то же. Можно ли передать другому вкус, например, клубники, если у него отсутствуют вкусовые железы? Или как объяснить слепорожденному, как выглядит свет? Так и никому из нас никогда до конца не понять, что пришлось прочувствовать Председателю в течение всей истории, о которой я собираюсь вам поведать. Так что готовьтесь, детишки, продолжение следует.

— До завтра,— хором ответили ребятишки и разошлись по домам, рассуждая по дороге о последних словах Михаила. Ведь действительно, когда у другого есть что-то видимое, тебе достаточно легко понять, насколько это тебе могло бы пригодиться. А если у другого есть нечто невидимое, то ты и не подозреваешь, чего ты на самом деле лишён. Поэтому, имея невидимые сокровища, можно особо не беспокоиться, что кому-нибудь придёт на ум отобрать их у тебя.


© Григорий Минасянц, 2017
Дата публикации: 2017-08-11 08:14:07
Просмотров: 146

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 62 число 6: