Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Как долго я спала, или история первой любви

Александр Кобзев

Форма: Миниатюра
Жанр: Психологическая проза
Объём: 4071 знаков с пробелами
Раздел: "Цвет снега"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


В жизни ничего не удалось, но жизнь только начинается…


И годы идут, и жизнь незаметно проходит. Да пусть бы оставалось как всегда — когда меня ещё не было. Но эти несколько месяцев необычайно обострили тоскливое ощущение, что жизнь прошла, как-то даже не начавшись. А всё потому, что за это время я получил увечье, потерял работу и обнаружил, что моя жена, больная, постаревшая, но необычайно славная женщина, начала заговариваться.

«Да будет воля Твоя», — пытался я сосредоточенно молиться, но мысли вдруг начинали бесконтрольно блуждать. Всколыхнулись давно забытые мечты о житейском благополучии, сожаления об ушедшей молодости, недополученных удовольствиях, несбывшихся надеждах и нереализованных возможностях. Гнать бы от себя эти мысли, понимая чужеродность таких мечтаний, но, скомканные и выброшенные, они почти сразу возвращались.

Когда жену увезли в психиатрическую больницу, оставшись наедине, я впервые обратился к Богу с такой просьбой: «Господи Боже, помоги мне понять, что всё это случилось только для нашего спасения».

Я и раньше просил Бога — дай мне душевное спокойствие да исцели меня от недуга… Какое исцеление, если рука ампутирована?! Не отрастет же она вновь! Не о том я прошу. Не на то трачу драгоценное время!

«Господи, дай мне понять, что всё ниспослано Тобой, вразуми меня, Боже, как мне научиться не роптать, но всегда только благодарить Тебя!»

Когда жена вернулась из больницы, стало понятно, что её уже не излечат. Она часто смеялась каким-то своим мыслям, порой себя вела, как маленькая. Но по-прежнему оставалась той простой, верной, доброй и любящей, какую я всегда знал.

Каждое утро, лишь солнечные лучи касались седых волос супруги, я бесшумно наклонялся над нею.

— Как долго я спала, — с такими словами она просыпалась всегда, когда я, как сказочный принц, нежно целовал её окружённые сеткой морщинок глаза.

А именно принцем я себя и чувствовал — ну не счастье ли вернуть в безоблачную юность такую дивную женщину. И я был счастлив. Будто не было экономического кризиса, потерянной работы, и даже вместо протеза чувствовал настоящую живую руку.

Наивное, но выстраданное решение было удивительно простым: раз своя жизнь не удалась, то пусть будет счастлива она — моя славная, чудная жена.

С такими мыслями я спокойно засыпал, чтобы проснуться до рассвета.

Проснувшись, я зажигал лампаду, и, будто впервые, смотрел сквозь оконное стекло на причудливые ветви деревьев, едва заметные в предутреннем тумане.

Не включая свет, я дожидался поры, когда первые солнечные нити, струящиеся сквозь зелень листвы, начинали свой завораживающий танец, любовался, как в юности, игрой бликов на лице и волосах любимой и будил к сказке мою спящую красавицу.

Наверное, в награду за такое простодушие Бог лишил меня рассудка. Нет, здравый ум и трезвое сердце я сохранял всегда. Но каждый раз, когда утром я подходил к проснувшейся супруге, то снова и снова слышал: «Как долго я спала», — и видел на освещённом утренним солнцем ложе прекрасную принцессу, которая после столетнего сна вновь пробуждалась к новой жизни. Именно такой она предстанет передо мною в грядущей вечности… Я любовался чудным свежим лицом, стройным девическим станом и в благоговении отходил, не смея прикоснуться к дивной неземной красоте.


Я зажигаю лампаду. Когда солнце озаряет комнату, ко мне подходит разбуженная принцесса — прекрасная, как сегодняшнее утро. И она тоже начинает благодарить Бога за немыслимое счастье, которое Он нам дал.

Иногда я благоговейно прикасаюсь к принцессе, с которой мы — я всегда это помню — прожили такую трудную прекрасную жизнь. Украдкой посматривая на жену, я иногда замечаю почти прозрачную морщинку, которая вдруг странно исчезает — ах, как паутинка на ветру проносится. Я поднимаю правую руку, чтобы перекреститься, но замечаю, что кисти нет. Тогда я что-то смутно вспоминаю и в который уже раз говорю: «Слава Богу за всё!»

Но рассудок мой совершенно нормальный. Просто в старости что-то случается вдруг с человеком. И вместо ядовитой досады и сожалений об упущенных возможностях приходят умиротворение и понимание всего того, что когда-то не понял.

© Александр Кобзев, 2017
Дата публикации: 2017-11-11 06:25:29
Просмотров: 28

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 72 число 13: