Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Сергей Клемин



Музей Дождя

Кямал Асланов

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 10482 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Старинное здание, потемневшие от времени стены, массивные дубовые двери, тяжёлая мраморная табличка с подробным названием учреждения
-Вам как всегда?- спросил кассир и... тут же поправился, -Простите, кажется обознался, лицо показалось знакомым. Вот ваш билет.
-Я у вас в первый раз. Потому удивился. Вы давно открыты? Столько раз проходил мимо, не обращал внимания.
-Ничего неожиданного. С нами всегда так. Вы заходите. Там вам всё объяснят.
. Открывшаяся без скрипа дверь с порога настроила на тишину, высокие потолки с лепкой рассказывали о возвышенном, ковровая дорожка вела к антикварному писменному столу музейного работника посередине зала. Седые бакенбарды служителя вызывали уважение - всё говорило о солидном учреждении, отличающимся от храма наверно лишь отсутствием верховного божества, А человек каждый день проходил мимо и не замечал этого. Потому сейчас его разбирало любопытство. Как это могло случиться? Как вообще возможен музей с таким необычным профилем? Сколько дождей существует на свете, чтобы открывать музей? На вскидку новый посетитель мог вспомнить сейчас только ливень, грибной, слепой, моросящий, да ещё очень популярный в последнее время кислотный. Но достаточно ли этого для музея? И как их все можно собрать под одной крышей?
-А вот представьте, был такой человек, который занимался этим, - словно бы отгадал его мысли музейный смотритель с внешностью пожилого английского привратника, за спиной которого, слева и справа просматривались потемневшие от времени двери с медными табличками и выгравированными на них витиеватым шрифтом надписями «Тропики», «Пустыня» «Ледяной», тут же малопонятные «Радость» «Камень» «Воспоминание» «Грусть». И ни одного «Моросящегося» или «Грозового»
-Знаменитый иследователь, знаток природы Ваян Калламос в своё время посвятил этому жизнь и объездил весь мир, чтобы собрать свою коллекцию, - продолжил смотритель, - А после его смерти дело продолжили верные ученики – последователи, нашедшие новые подтверждения теории Калламоса о дожде, как об определяющей субстанции эмоционального настроя живой природы. Ведь ни от кого не секрет, что каждый дождь рождает у человека определённое чувство. Вот Колламос и задумался, почему в одном случае он людей радует, в другом огорчает, в третьем вввергает в меланхолию и так далее. И решил это изучить. Впрочем, обо всём этом вы можете узнать из этих проспектов прежде чем сделать выбор.
С этими словами смотритель разложил передо посетителем буклеты, И голова последнего пошла кругом. Чего только здесь не было! И биография отца основателя с цветными фотографиями, и история музея, и отзывы знаменитых посетителей и описание дождей мира, начинания от нескончаемых тропических, конца которых, как манны небесной, ждут месяцами, до редких точечных, состоящих из одной-двух капель, воспринимаемых в пустыне, как предвестие, как великая благодать. Здесь можно было найти дождь тёплый, как банный душ, и ледяной, покрывающий холодной коркой даже мягкую траву. А между этими крайностями дожди, которым отдаются, от которых тают, утекая ручьём в океан, и, наоборот, такие, что делают человека твёрже и превращают в камень, такие, что огорчают и что радуют, заставляют подумать, навевают иллюзии и воспоминания,
У посетителя разбегались глаза. Он мог выбрать для пробы любой, но не знал, на чём остановиться. С одной стороны манило неизведанное, - обещающий неведомые ему чувства, мусонный дождь или неизвестный ему ледяной. Но с другой человек не мог пройти и мимо выпавшей возможности ещё раз ощутить радость летнего дождя или грусть осеннего. Но особенно тянуло к забытым воспоминаниям, к тому что беспокоило его в последнее время. Уйдя с головой в серую повседневность, выполнение служебных и семейных обязанностей, он редко вспоминал о прошлом. А когда случайно возвращался, обнаруживал, что почти ничего не помнит. Утраченные черты родных и близких, начисто улетучившиеся чувства первого свидания, любовный восторг, щемящее ощущение отцовства, когда перед тобой еле щевелит ножками новое беззащитное создание – всё куда-то испарилось. А каково было проститься с самыми дорогими людьми. Всё это сохранилось сегодня в памяти в лучшем случае в виде нечётких картинок, в худшем зияли прочерк, пустота. Потому иногда казалось, что окружающая его сейчас рутина это и есть жизнь, что он никогда не дышал полной грудью, не испытал ничего стоящего, не жиль. Проверить это, испытать всё занова - вот что хотелось ему сейчас.
-Я так и знал, что выберете воспоминания,- снова угадал мысли посетителя работник,- У нас с годами вырабатывается нюх. Уже издали видим, кто что предпочтёт...
И не дожидаясь ответа, поманил к нужной двери. Она открылась в некое подобие уютного предбанника с кафельным полом, жёстким диваном и прочими удобствами для отдыха. Отсюда на улицу вёла уже следующая дверь, за которой вдруг обнаружилось улица заливаяемая дождём. Что стало сюрпризом. Ибо пришедший точно помнил, что когда входил, осадков не ожидалось.
-Идите, пройдитесь по знакомым местам. Без зонта. Насладитесь сполна, - напутствовал его сопровождающий, -Намокнете – постучитесь. Высушим, выгладим. Будете как новенький.
Последние слова он уже адресовал спине посетителя. Ибо стоило тому сделать шаг, как первые же упавшие на голову капли заставили человека содрогнуться. Произошло что-то непонятное. Он стоял на тротуаре, смотрел вокруг и ничего не видел. Перед глазами встала святящаяся счастьем улыбка молодой женщины, в которой человек скоро узнал маму. Рядом её за плечи обнимал отец. На голове ни единого седого волоса. Он видел её прямо перед собой, как на ладони. Потому что сидел ребёнком у папы на плечах. Гуляли на празднике. У него в руках красный надувной шарик, которому мальчик безмерно рад... Ошеломлённый увиденным человек стоял сейчас, как вкопанный, боясь сделать шаг, чтобы не расплескать впечатление. Вот он в школе, вот его девушка.... Орошаемые щедрым дождём, поры памяти, открывались одна за другой, как цветы на лужайке. Воспоминания цеплялись друг за друга, каждая деталь извлекала на свет новую. Посетитель стоял и с наслаждением впитывал в себя каждую падающую сверху каплю, Вот одна, прониrнув в самую глубинку, заставила вспомнить даже родинку под левой грудью обожаемой некогда подруги. Как он любил это крохотное пятнышко. Человека охватил такой восторг, что, первоначально даже не удивился, когда вдруг увидел себя в этом же музее, но неделей ранее. Ведь он кайфовал, стоя тут же под дождём. разговаривал с тем же кассиром и его напутствовал тот же работник с бакендардами. Но вот картина повторилась, отнеся посетителя на ещё более ранний период. Затем ещё и ещё. И тут человек спохватился, Получалось что он уже здесь бывал? И не раз. Но как это могло быть?
К чувству восторга в груди примешалось смущение. Что-то здесь не так. Человек точно знал, что пришёл в музей в первый раз. Но тогда откуда эти воспоминания? Захотелось внести ясность. Но как оторваться от того, что увидел сейчас. Как забыть красный шарик? Это казалось невозможным. Но тем не менее не терпелось разобраться...
Вот почему значит его узнал кассир, думал он, медленно вскипая, вот почему снова предложили дождь воспоминаний. Они его уже знали! Он здесь не в первый раз. Но откуда вдруг такой провал в памяти? Ведь он же не альцгеймер какой-нибудь.
Вопросы требовали ответа. Колебания постепенно уступали место решению. И вот оно, наконец, созрело. И человек повернул назад. Не запертая дверь поддалась легко. Он занёс было ногу, чтобы войти, но выключенный в помещении свет вынудил на мгновение задержаться и дать глазам привыкнуть к темноте. Очертания дивана у стены постепеннно прояснялись. Рука потянулась к выключателю, вспыхнул свет, а с ним и ровное гудение моторов за стеной. Передо посетителем стояла следующая дверь и ноги решительно повели его к ней. Сейчас найдёт того смотрителя и узнает, в чём дело. Как это могло случиться, что он обо всём забыл?
Всё однако оказалось не так просто. Стоило коснуться ручки двери, как перед самым носом вдруг засветилась надпись «Внимание! Идёт просушка!» Что заставило оглянуться на себя. Он стоял насквозь мокрый и с него по кафельному полу буквально ручьём текла дождевая вода, исчезающая в канализационном люке посреди комнаты. Тут же из других щелей в стене поступал тёплый воздух. Что вынудило человека задержаться. Предстать перед людьми в таком жалко виде конечно не хотелось. Следовало хоть немного обсушиться и привести себя в порядок, И голову в первую очередь. Ибо это уже попахивало мошеничеством. Выходило, что он был завсегдатаем этого музея, люди нарочно пользовались его забывчивостью, чтобы раз за разом завлекать к себе музей.
Но как это могло произойти? Как такое могло выпасть из его памяти? Ведь это же происходило совсем недавно.
Буря восторга в груди медленно переходила в возмущение. Всё, что он ощутил, было прекрасно, но зачем его обманывали? Из-за чего?.....
И тут он поймал себя на том, что не может ответить на такой простой вопрос. Только что помнил и неожиданног забыл. Что-то сбило с мысли. Не мог вспомнить, что его так возмутило? Помнил только, что всё было так прекрасно, помнил молодую маму, свои школьные годы, эту родинку... И тут снова провал.... А кому она принадлежала? Он опять не знал ответа. Снова происходило что-то странное. Прекрасное настроение сохранилось, но породившие её причины одна за другой как будто испарялись на ходу. Поры памяти, так легко открывавшиеся минуту назад под дождём, стали снова закрываться. Что случилось? Что изменилось?
Надо ним мерно гудели моторы, загоняющие в комнату тёплый воздух. Одежда стала почти сухой. Никто бы бы не догадался, что минутой ранее человек стоял под дождём И тут его осенило. Воспоминания открывались под дождём. Но стоило влаге испарится....
Сушка! Она высушивает не только мокрые тряпки, но и память. С этим нужно что-что сделать. Надо срочно возвращаться под дождь... Но зачем? И с чем? Ответы снова таяли на глазах, оставляя человека без вопросов
И тут дверь открылась.
-Ну как настроение?
-Прекрасное.
-Есть проблемы?
-Нет как будто...
Так в тот день он ничего и не вспомнил. Более того, когда шёл домой никак не мог понять, почему в голове крутятся какие-то странные слова - «Музей... Дождь... Счастье... Важно!» Какой музей? Какой дождь?
Пока не наткнулся на странную стену, сверху до низу исчерканую корявыми надписями «Я жил!», «Пятно!», «Шар!». Что вызвало во нём возмущение.... Ну что за вандализм? Кто это постоянно портит стену?!...- подумал он и... забыл всё остальное


© Кямал Асланов, 2017
Дата публикации: 19.11.2017 20:19:19
Просмотров: 271

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 77 число 66: