Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Коляд-коляд-коляда

Лариса Ратич

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 13159 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


…Это была отличная мысль! Вот что значит иметь коммерческую жилку! Стасик даже запрыгал от восторга. Итак, надо позвонить мамаше Виталика. Это он возьмёт на себя. Говорят, если хорошо обмотать трубку шерстяным шарфом, - очень изменится голос. Ещё можно зажать нос и дополнительно (для гарантии!) говорить хриплым басом.
Стоп, спокойно! Он слышал, таких быстро вычисляют… Надо без риска. Может, лучше написать письмо? Гениально! Пусть сам Виталька и напишет, ведь это его идея. Если что – ну не посадят же его! Пожурят немножко, и всё. Разве родная мать его не простит? Вот со Стасиком – другое дело, ему мало не покажется.
Стасик так всё Виталику и сказал. Тот сморщился недовольно:
- Нет, давай по телефону, а?..
Но Стасик настаивал, объяснял, и в конце концов пришлось принять его вариант. Текст сочинили вместе, а потом Виталик его переписал (печатными буквами, левой рукой):
«Ваш сын похищен. Выкуп – 1000 долларов. Если обратитесь в милицию, заложник будет убит. Деньги принесите на вокзал, в камеру хранения. Ящик №129. Последний срок – среда, 15.00».
Сегодня был понедельник, мама в отгуле. Значит, так: Виталик домой не вернётся, а в часа три-четыре мамочка его обнаружит письмо в почтовом ящике. Она ещё не очень будет волноваться (уроки в школе заканчивались в 13.30), но некоторое беспокойство ощутит. Спустится за почтой – и всё поймёт.
- А вдруг она в милицию побежит? Она у тебя нервная? – выпытывал Стасик.
- Не побежит! – уверенно сказал Виталик. – Она после того случая «ментам» не верит.
Про «тот случай» знали все: отца Виталика, крупного бизнесмена, два года назад застрелили конкуренты, но сколько вдова ни добивалась правды, виновных так и не нашли. Точнее, их и не искали; и так весь город понимал, чьих рук это дело, но…
- Вы все с потрохами куплены! – кричала тогда мама Виталика на следователя. Но ничего не помогло. После гибели мужа она продала «дело» (получила кое-какие деньги) и положила их в банк, до лучших времён. И стала жить на зарплату, - нет, не маленькую, а очень даже приличную. Помогла старая подруга, устроив её к себе на фирму.
Денег хватало (пусть жили не так широко, как раньше), но на двоих – вполне достаточно. Сын – пока школьник – до своего заработка ещё не дорос, но ни в чём ни нуждался. Да, собственно, не так уж много ему и нужно в четырнадцать лет, правда? А дальше – увидим, жизнь и подскажет, и поможет.
А вот Виталик так не думал. Он считал, что после смерти отца мать стала его обделять. О папе у мальчика сохранились самые приятные воспоминания: путешествия за границу, дорогие (очень дорогие!) подарки… А теперь!.. Виталик чувствовал себя почти нищим!
Вообще-то, если вспомнить, то так роскошно они жили не всегда, и Виталик знал, как тяжело и трудно отец выстраивал свой «бизнес». Тогда они ютились в маленькой квартирке, а мама работала простой чертёжницей.
С того времени Виталик запомнил очень ярко, как он любил Новогодние праздники. Это было тем приятнее, что потом (после ёлки и подарков) наступали дни, когда Виталик начинал «сам зарабатывать». Мама этим очень гордилась и не переставала хвастаться всем своим друзьям:
- Представляете, Виталька «бизнес» нашёл: колядовать ходит! В этом году заработал себе на бадминтон!
Виталик всегда ходил сам, никого из друзей не брал (придётся делиться!). Он выработал, если можно так сказать, собственный стиль и систему; и даже «знал места», так как на третий-четвёртый год приобрёл уже немалый опыт. Конечно, сейчас этим заниматься было бы неловко (такой «лоб» вымахал!), но когда был малолеткой – милое дело! Он и споёт, он и спляшет! Это выходило у него, курносого и беленького, так симпатично, что однажды подвыпивший хозяин даже прослезился и вынес мальчику крупную купюру. Такие деньги Виталик за целый вечер не зарабатывал!!! Похвастался, конечно, и дома, и в школе. С тех пор получил постоянную кличку: «Колядник». Ну и что, это необидно. Пусть завидуют!
«Коляд-коляд-коляда!..» - звонко выпевал он. «Дайте, дядьку, пятака!» - это была его любимая припевка. Если хотите, Виталик был своего рода звездой, и в некоторых домах его даже ждали:
- О-о-о! Наш поздравитель! Ну-ка, что ты нам исполнишь?
Иногда (редко, правда) приглашали в комнату, угощали за столом. Но этого Виталик не любил. Напоят чаем, скормят кусок торта, - а денег не дадут. Думают, что рассчитались, жадины!
Поэтому Виталик активно отказывался:
- Нет-нет, мама будет волноваться. Я обещал, что быстро вернусь!
И вообще, умел Виталик произвести впечатление хорошего мальчика, умел. Это было выгодно с любой точки зрения.
Виталик колядовал почти три недели, не пропуская ни одного вечера; ходил, как на службу. А однажды – в четвёртом классе – работал целый месяц, когда это было уже и не очень прилично (праздники давно кончились); но что было делать? – он «недобрал» денег на велосипед, о котором давно мечтал.
«Стыд глаза не выест!» - повторял он, как заклинание. Услышал эту фразу однажды от кого-то и запомнил. Понравилась!
Конечно, когда время коляды кончилось, люди подавали неохотно; даже брезгливо, удивляясь нестеснительности мальчика. А одна женщина сказала ему презрительно:
И не стыдно тебе попрошайничать, деточка?..
Денег, конечно, не дала. Просто не стала слушать и закрыла дверь. Ну и ничего; зато другие – дали. И появился у Витальки велосипед. Сам заработал! И поддержал народную традицию, кстати.
А вот на следующий год он получил совсем мало, к тому же заболел гриппом, пропустил «золотые» дни. Конечно, праздничное настроение было испорчено, но Виталик случайно нашёл неплохой выход. Как раз после каникул надо было сдать деньги на будущий ремонт класса (собирали заранее, до лета: так постановил родительский комитет), и Виталик на первом уроке физкультуры попросился выйти на пять минут. В туалет, конечно. А сам вдруг подумал: а что, если зайти в класс?.. Там сейчас никого нет, а вещи – на месте…
Так и сделал, но задержался совсем недолго, не больше двух минут. А потом, на перемене, когда все вернулись назад, он первым – молодец! – закричал, что у него пропали деньги из портфеля. Другие дети тоже бросились проверять, и оказалось, что пострадал не один Виталик, а ещё четверо учеников.
Учительница схватилась за голову: растяпа, как же это она не закрыла дверь на ключ?! Мало ли «чужаков» бродит по школе! Теперь придётся из своего кармана отдавать; не собирать же по второму разу! Люди ведь ни при чём…
Вот так и возместил Виталик убытки, нанесённые «простоем». Да ещё и дома рассказал: вот, мол, бедная учительница! И добрая мама дала деньги на ремонт ещё раз.
«Главное, надо всё делать с умом», - понял мальчик. Теперь он знал и такой способ «заработка».
А потом – погиб папа, и деньги на карманные расходы резко пошли на убыль. Но Виталик особо не горевал: «вариант номер два» (так он окрестил мелкое воровство) стал уже привычным источником дохода. Конечно, в школе никто и ни чём не догадывался, да и в своём классе «работал» Виталик редко, от случая к случаю. Говорили, что среди детей завёлся воришка, но на Колядника никто и подумать не мог. Подозревали Стасика Курцова, мальчика из «неблагополучной семьи»; но доказать не могли.
И вот однажды этот самый Стасик застал Виталика в школьной раздевалке в самый интересный момент: тот как раз «чистил» карманы у первого класса. Виталик испугался, тут же поделился выручкой в обмен на полное молчание, и с тех пор мальчики стали друзьями. Но не то, чтобы друзьями, а просто Стасик сказал:
- Слышь, Колядник: если не хочешь, чтоб все знали про твои дела, давай работать сообща!
Виталику сначала такие отношения были противны (он терпеть не мог грязнулю и тупицу Стасика), но постепенно стало ясно, что, наоборот, вдвоём делать что-либо гораздо легче и безопаснее. Теперь не надо было обмирать: застанут – не застанут?.. Один из них всегда был «на стрёме», и дела пошли хорошо.
Правда, одноклассники начали сторониться Виталика, как до этого обходили и его «друга». Тень подозрения пала и на Колядника, но опять же: а кто видел?! Ну вот и нечего зря болтать!
Мальчики, сплотившись, нашли ещё несколько интересных способов «заработка» и не переставали изобретать новые. Пристрастились оба к игровым автоматам, и, конечно, деньги теперь нужны были постоянно.
Поэтому однажды вечером (когда хорошенько стемнело) пошли осторожно за одной женщиной, с виду не бедной; и в тёмном переулке резко выскочили перед ней. Стасик ловко щелкнул складным ножом:
- Эй, тётенька, подайте, что можете!
Женщина не на шутку испугалась: перед ней стояли два подростка, с которыми, очевидно, шутки были плохи. К тому же – нож… И она безропотно, стуча зубами, быстро отдала все деньги из сумочки; к тому же «детки» заставили её снять кольца и серёжки.
- Спасибо, тётя! – Стасик издевательски поклонился жертве. – Живи пока!
И они убежали. Испугались уже потом, когда пересчитали награбленное: похоже, что женщина сняла деньги в сбербанке, наверное, для какой-то значительной покупки. Ведь сумма была очень немаленькая!
- Заявит!!! – тряслись оба.
Но прошла целая неделя, а их никто и не думал разыскивать. Это придало приятелям смелости.
- Наглость – второе счастье! – решили они. И постановили попробовать снова.
Но вторая такая же вылазка оказалась провальной. Во-первых, у новой женщины с собой совсем не оказалось денег, а при попытке забрать у неё обручальное кольцо она вдруг вцепилась в рукав Стасика мёртвой хваткой и истошно завопила на весь парк! Тут же откуда-то появился случайный прохожий, и они вдвоём полностью скрутили Стасика. Виталик тут же убежал.
Потом было разбирательство в милиции, дело передали в школу; но Стасик почему-то друга не выдал, а всё время твердил:
- Я был один! Там ещё какой-то мальчишка просто мимо шёл; я его не знаю!
Почему он так поступил, Виталик не задумывался, но был, конечно, бесконечно благодарен напарнику и пообещал «не забыть добра». Стасика поставили на учёт в милиции, пригрозив, что могут отправить и в колонию. Лучше пусть возьмётся за ум!
На какое-то время друзья «ушли в подполье», приходя в себя и подыскивая новые источники доходов. Про игру на деньги мама Виталика ничего не знала, да и про дружбу со Стасиком – тоже. Её мальчик был всегда достаточно замкнут, любил оставаться «сам по себе», и мать была уверена, что она всё про сына знает.
Между тем мальчикам снова понадобились деньги. Они долго ломали голову, и вдруг Виталика осенило:
- Надо организовать похищение! И потребовать выкуп!
Стасик изумился:
- Ты что?! Я в колонию не хочу!!!
Но, когда Виталик объяснил суть своей выдумки, приятель долго смеялся. Поставил только одно условие: Виталик всё сделает сам, а выручку – как всегда, пополам. Дело Стасика – помочь Виталику пересидеть, прячась, эти три дня.
Уж что-что, а это было несложно: как раз «ушла» в длительный запой родительница Стасика, не ночевала дома уже с неделю. И мальчик знал по опыту, что ждать её можно не раньше, чем через дней десять-двенадцать. Отец же его второй год сидел в тюрьме, и выходить пока не собирался.
…Записка была, наконец, написана; Стасик сбегал на почту за конвертом без марки, упаковал послание и сам, - осторожно, крадучись, - сходил к дому приятеля и опустил письмо в ящик. Теперь надо было ждать.
Друзья (то ли от страха, то ли на радостях) выпили по полстакана вина и решили из квартиры и носа не высовывать. То есть, Стасик, конечно, завтра с утра отправится в школу, а Виталик – ни-ни! Телефон не снимать, дверь никому не открывать. Вёрнется Стасик – откроет своим ключом.
Сначала думали, а уж не затаиться ли заодно и Стасику? Но поняли, что это привлечёт лишнее внимание, и, к тому же, надо произвести разведку, узнать, не подняла ли шум мамаша Виталика. Ну и так далее.
От выпитого вина товарищам стало весело и совсем не страшно, и они, перебивая друг друга, целый вечер строили планы, как надо потратить заработанную тысячу «зелени». Предложения были разные, но все – одинаково заманчивые, и, допив всю бутылку «за успех», они заснули тяжёлым пьяным сном. Мальчики проспали до девяти часов утра, пропустив начало первого урока, и, конечно, не знали, что произошло накануне.
Не знали они, как мама Виталика, прочитав письмо и обомлев от ужаса, бросилась звонить своей подруге и начальнице:
- Вера! Вера!!! Беда, Вера!!! Это они, я знаю! Они Юрочку убили, теперь вот за сына взялись! Они мстят, потому что мне удалось хоть какие-то деньги тогда сохранить!!! Вера, Вера, что делать?!! Вера-а-а-а!!!
Она плохо слышала, что отвечает ей подруга, потому что вдруг почувствовала, как качнулся пол и уплыл у неё из под ног… Она грузно осела, уронив трубку, и отчётливо поняла, что больше никогда не встанет.
«Они убили моего мальчика!!!» - это была её последняя мысль. Эти страшные слова взорвались в мозгу женщины, и в ответ на это тяжело рухнуло куда-то в пустоту сердце, увлекая её за собой в небытие.
- Люда, Люда! Ты чего молчишь? – кричали в трубку телефона. – Люда, ответь!!!
Людмила Антоновна не слышала. Она умерла десять секунд назад, и её большое тело уже начало остывать под прерывистые гудки аппарата…
Это было вчера.

© Лариса Ратич, 2017
Дата публикации: 2017-12-05 16:47:35
Просмотров: 29

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 98 число 41: