Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Николай Талызин
Олег Павловский



Чайная.

Анатолий Шлёма

Форма: Стихотворение
Жанр: Пародия
Объём: 289 строк
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Давно, после войны, когда ещё не было таких заведений как пиццерия, суши-бар, макдональдс и, даже, кафе, по не объятным просторам нашей Родины (СССР), были очень распространены такие заведения как «Чайная». Там можно было не только вкусно и дешево поесть и откушать чаю, но и выпить рюмочку, другую вина или водочки (на разлив), но самое главное, там было всегда свежее пиво.




"Чайная"



Круглый столик в чайной,
Тусклый свет в окне,
Двое друзей давних пьют
За память дней.

Дней давно ушедших,
Сердцу дорогих,
Юности прошедшей,
Шалостей не злых.

Жизнь познали оба,
Повидали свет,
Каждого дрога
Намотала лет.

Пили, хохотали,
И не без причин:
Тех, что знали оба,
Тех, что знал один.

Тут какой-то третий,
Робко подойдя,
Их спросил негромко:
- Можно к вам, друзья?

И в ответ услышав:
- Что ж, браток, садись,
Значит будешь третьим,
С нами веселись.

Тихо сел на угол,
Глянул на друзей,
Затянулся глубже,
Выпил свой «кисель».

И ушел куда-то
Мыслями в себя,
Посмотрел за окна,
Ворот теребя...

...Как-то, незаметно
Шумный разговор
Перешел на личный,
На семейный двор.

Вспомнил что-то первый,
Про своих детей,
Рассказал про тещу,
Что всем тещам - змей.

А, второй про жонку
Рассказал свою,
Что она - Вот, стерва!
Вздумала гульнуть.

И, ведь, надо ж хитро
Все так заплести,
Но не все успела
Сзади замести.

Быстро разрубил я
Узел на куски,
А потом все вещи
Сунул в узелки.

А она, вдруг, в слезы
- Скучный разговор,
Говорит: - Ведь, дети
И какой позор.

- Поживи немного,
Говорит: - Люблю,
Что со мной случилось, -
Прямо не пойму.

Вот, уж лет с десяток
Пролетел с тех пор,
Иногда, под «этим»
Завожу с ней спор.

- Что ж тебя, скотина,
Потянуло в грязь?
Говорит: - Не знаю,
Будто обпилась.

И, вот я не знаю,
Как я поступил?
Может быть, зазря я
Все тогда простил?..

- Да, брат, невеселый
Вышел разговор.
Отозвался первый
И потупил взор.

- Чуть не такой случай
Был и у меня,
Только не успела
Обмануть меня.

Взял тогда на кухне
Свой любимый нож,
Подошел к кровати,
Говорю: - Пойдешь,

Что б без шуму тихо,
В садик на межу,
Там тебя, сволота,
Я и порешу...

Тут, как будто назло,
- Иль, так суждено, Запищала дочка -
Годик был еще.

И во мне, как будто,
Все оборвалось,
Появилась жалость,
Что-то вспомнилось.

Вот и я под «этим»,
Думал иногда,
Может зря остался,
Для детей тогда.

Может и не стоит
Это ворошить,
Но, ведь, сердце ноет
И душа болит.

- Извините, братцы,
Что мешаюсь к вам.
Но бывает хуже, -
Я б вам рассказал.

- Что ж давай, друг третий,
Раз мы тут сошлись,
Может легче станет,
- На, вот, похмелись...

- Было мне в ту пору
Ровно двадцать лет,
Ей чуть-чуть поменьше,
Но не в том секрет.

Встретились случайно,
Думали - пустяк!
Только, через время
поняли, - не так.

Что-то появилось
Между ней и мной,
Но не смел вмешаться,
С ней, ведь, был другой.

И она не стала,
Видно, не смогла,
Как была красива,
А еще - горда.

Кончилось все просто,
Сразу, в один миг:
Одному невеста,
Ну, а ей жених.

Вот уже лет десять
Пронеслось с тех пор,
Вдруг, сегодня встретил,
Вышел разговор...

Разошлась, с ребенком,..
Где-то далеко,
Говорит спокойно,
Держится легко.

Только попросила
Сумку донести,
Лишь когда прощались,
Вырвалось: - Прости...

...В окнах свет заката
Стекла золотил,
Под окном солдата
Старого костыль.

По всему, был видно
Славный мужичек,
Этот, всем известный,
Добрый старичок.

Только пил изрядно,
Ведь, не без причин,
Кто-то волос длинный
Весь посеребрил.

- Что-то вы, ребята,
Грусть тут развели,
Лучше бы подняться
С пола помогли.

Дали стул, подняли:
- Что, ослаб, отец?
А еще нас учишь,
Сам вон, как малец.

- Я того, что знаю,
Вам, пока - не знать,
Ну, а если хочешь,
Мог бы рассказать.

- Ну, давай, папаша,
Растолкуй троим,
Но сначала выпей,
Похмелись «сухим».

- Что ж, начнем сначала,
Что б понятней вам
Жизнь вся показалась
Словно старикам.

То, что вы, ребятки,
Дружно наплели,
То для нас понятно, -
Были там и мы.

А в чем хитрость наша,
Знайте, без прикрас,
Это жизни время,
Вложенное в нас.

Был и я когда-то
Молод, полон сил,
Знал любовь, ребята,
Знал, что был любим.

Но не знал тогда я
Истины другой,
Что любовь бывает
- Вовсе не любовь...

И как в жизни каждой,
Понял все тогда,
Когда было поздно,
Все прошло когда.

Понял все, но знаю,
И как не смешно,
Понял очень мало:
Вовсе ничего...

В жизни всех и в вашей,
Получилось то,
Что и происходит
С нами, знает кто

Что любовь бывает
Только там, где есть
Двое без ошибок,
Без измен. И месть

В вас заговорила,
Потому, что вы
Вовсе не узнали
Истины любви.

В ваших женах, братцы,
Есть любовь и нет.
И в вас, тоже это,
Как ни странно, - есть.

Думаете, дурит
Вас хмельной старик,
Но, прошу дослушать,
Чтобы каждый вник.

То, что мы, ребятки,
Жертвы шутки злой,
То, что вы узнали, -
Это не любовь.

Ведь, не каждый может,
Что хотел, найти,
Для пути большого,
Трудного пути.

Часто мы хватаем,
То, что видим щас,
Просто жизнь подводит
В всем известный час.

И могло бы это
Так произойти
В каждом новом месте
Мог бы жен найти.

Да, лишь жен для дома,
Но не для души
И живут мильены,
Словно малыши.

Ведь сосед, что справа,
Точно так живет.
И сосед, что слева,
Только больше пьет.

Есть и те, что ропщут,
Но жесток поток,
Рано или поздно,
В омут занесет.

Просто, не смогли ведь
Не они, не вы
Не спеша дождаться
Той большой любви.

А тебе, друг третий,
В жизни повезло,
Что хотел, ты встретил,
Что искал, дано.

Но слепец несчастный,
И она слепа,
Ведь, любовь большая -
Возле вас она.

А причина вашей
Страшной маяты -
В том, что очень глупы,
А не так горды!

Ведь, любовь любая
Не выносит зла,
Ей нужна лишь память
Одного добра.

Нужно не запомнить,
Что приносит боль,
А простить - не помня,
Сохранишь любовь!

Правда, это вместе
Вы должны понять:
Все забыть друг-другу,
Крепко руки сжать

И идти по жизни,
Не сходя с пути,
Все прощать - вот мудрость
Жизни! И любви!

Золото на окнах
Стало догорать,
Столик круглый в чайной
Стали убирать.

Тихо встали, молча,
Вышли покурить,
За рекой собаки
Стали волком выть...

Это одна из первых «проб пера», примерно вторая половина 70х. Конечно же - чушь, пародия, шутка, но «все таки».Что есть, то и есть: у Пушкина «Гавриллиада», у меня «Чайная».





© Анатолий Шлёма, 2018
Дата публикации: 17.01.2018 06:18:24
Просмотров: 978

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 6 число 54: