Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Муза

Александр Учитель

Форма: Пьеса
Жанр: Историческая проза
Объём: 16086 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Муза
Пьеса в двух действиях и девяти картинах
Действующие лица:
Ясон – актер, играющий роль Агавы
Ород второй – парфянский царь
Пакор – царевич, сын Орода
Артавазд – царь Армении
Арьязата – сестра Артавазда, жена Пакора
Фраат четвертый – парфянский царь, сын Орода
Муза – италийская рабыня, жена Фраата четвертого, мать и жена Фраата пятого
Марк Агриппа – префект претория
Цезарь Август – римский император
Бань Чао – китайский посол в Ктесифоне
Октавий – легат
Исидор Харакский – географ
Фраат пятый (“Фраатик”) – парфянский царь, сын Фраата четвертого
Тиридат – верховный маг
Сурен – парфянский придворный
Май Тициан – торговец шелком
Гай Рекс - военный трибун
В эпизодах: греческий хор, армяне, парфяне, римские солдаты
Действие происходит в Артаксате, Риме, Ктесифоне и в Ташкургане, между 53 г. до н. э. и 9 г. н. э.
Примечание: все парфянские цари носили тронное имя Аршак. Тиридат, верховный маг, не имеет никакого отношения к Тиридату, претенденту на парфянский престол, а Сурен, придворный – родственник Сурена, полководца, победителя Красса.
Действие первое. Картина первая. Пролог. Артаксата, столица Армении, придворный театр. Представление трагедии Еврипида “Вакханки” по случаю свадьбы парфянского царевича Пакора и сестры армянского царя, Арьязаты. На сцене – хор и греческий актер Ясон, загримированный женщиной. На почетных местах – цари: Ород и Артавазд, и молодожены: Пакор и Арьязата. Отдельно от них, среди публики – тогда еще молодой Фраат, сын Орода.
Хор:
Твой подвиг свершен.
Да покажи же гражданам, Агава,
Победную добычу, наконец.
Агава, высоко поднимая голову Красса:
Вы, жители твердынь фиванских славных,
Придите и любуйтесь! Вот - трофей!
Мы, Кадма дочери, мы зверя изловили:
Тут дротик фессалийский ни при чем,
И схвачен зверь не сетью, а кистями
Рук наших белых. Не к чему теперь,
Оружием обвесившись, кичиться!
По крайней мере мы его рукой
И изловили, и на части тело
Разъяли без железа.
Где ж отец?
Что я не вижу с нами старца Кадма?
И где Пенфей, мой сын? Пускай возьмет
Он лестницу покрепче, и к триглифу
Вот эту львиную он голову прибьет,
Мою добычу в нашей славной ловле. (Перевод Иннокентия Анненского)
Все встают. Крики: Слава великому царю царей Ороду! Конец власти римлян в Азии! Да здравствует вечный союз армян и парфян!
Артавазд: Я счаслив, что именно этому городу, основанному великим Ганнибалом, довелось стать первым свидетелем унижения римлян.
Пакор: Позволь мне, отец, самому повести войска в Сирию.
Ород: Спасибо, друзья! Слава великому полководцу Сурену, победителю Красса!
Фраат про себя: Голова Пакора сюда бы подошла как нельзя больше: ведь Агава – мать Пенфея. Но среди парфянок не найти такой женщины.
Картина вторая. Рим, Палатин, дом Августа, кабинет префекта претория. За столом, заваленным свитками папируса сидит Марк Агриппа, перед ним стоит Муза.
Марк Агриппа: Откуда ты родом?
Муза: Из Велитр.
Марк Агриппа: Так значит, ты знаешь озеро Неми и его культ?
Муза: Знаю.
Марк Агриппа: Очень хорошо. Пароль – “Неми”, отзыв – “лесной царь”. Соблюдай крайнюю осторожность. Никаких действий по собственной инициативе. С тобой свяжутся, когда будет нужно. Сейчас я представлю тебя Цезарю. Ничего не бойся, слушай внимательно и отвечай внятно на его вопросы.
Картина третья. Кабинет Августа. Август стоит, входят Марк Агриппа и Муза.
Марк Агриппа: Вот, Цезарь, эта девушка, о которой я говорил, ее зовут Муза.
Август, взяв Музу за подбородок: Хороша, хороша, ничего не скажешь. Молодец, Марк. (Музе) Мы на тебя очень рассчитываем. Как ты, может быть, зтаешь, походы Красса и Антония против парфян кончились полной катастрофой. Нам просто необходимо иметь своего человека в Ктесифоне. Имей ввиду, что Фраат, к которому мы тебя посылаем – жуткий тип. Он задушил своими руками собственного отца и после этого убил 30 своих братьев. А когда он бежал от нашего ставленника, Тиридата, он сам перерезал горла своих наложниц на острове посреди Евфрата. Какого? Так что, я тебе не завидую. Но, как знать, как знать. Не знаю, как Фраат, а я бы не устоял перед твоей красотой. Желаю удачи.
Муза: Спасибо, Цезарь.
Картина четвертая. Ктесифон, столица Парфии, тронный зал дворца парфянских царей. На троне сидит Фраат четвертый. К трону подходит китайский посол, Бань Чао, и отвешивает поклон по китайскому обычаю.
Бань Чао: Император Чен и вдовствующая императрица Ван желают здравствовать царю Аньси. Со времен великого У-ди царствующий дом Хань Срединной империи пребывает в дружбе и согласии с царями Аньси. Юэ-чжи – наш общий враг, и ничью дружбу император так не ценит, как дружбу с домом Аньси. В знак своего особого благорасположения он посылает тебе в подарок этот сосуд священного вина.
Бань Чао с поклоном передает Фраату фарфоровую вазу.
Фраат: Что это такое – “священное вино?”
Бань Чао: Если виноградное вино заморозить, то останется незамерзающая жидкость, ее и называют священным вином. Оно может гореть. Хочешь посмотреть?
Фраат: Пожалуй.
Бань Чао с видом фокусника наливает немного бренди из вазы в блюдце, высекает огнивом огонь и поджигает жидкость.
Фраат, после того, как жидкость в блюдце догорает: А как оно на вкус?
Бань Чао: Напиток богов, но пить надо очень небольшими дозами.
Фраат: Благодарю царя Чин и желаю доброго здоровия ему и всему царствующему дому. Зная, как вдовствующая царица любит зверей нашей страны, я посылаю ей в подарок живых львов и птицу страус.
Бань Чао кланяясь уходит.
Входят легат Октавий и Муза.
Октавий, приветствуя Фраата римским салютом: Сенат и народ римский приветствуют царя царей Фраата. Император Цезарь Август, одиннадцатикратный консул и четырежды народный трибун, надеется, что дни вражды прошли навеки и, что римляне и парфяне никогда больше не встретятся на поле брани. Цезарь призывает тебя признать Тиграна царем Армении и вернуть римлянам знамена легионов Красса и Антония. В знак доброй воли Цезарь освобождает без выкупа твоих сыновей, плененных Тиридатом, и посылает тебе в подарок эту девушку.
Фраат: Как тебя зовут, дитя мое?
Муза: Муза, мой господин.
Фраат: Благодарю Цезаря за щедрость. Я отвечу ему тем же. Я отпускаю без выкупа всех римских пленных и возвращаю знамена легионов. Вот они!
Стража вносит три значка легионов – это бронзовые орлы, сидящие на шесте с перекладиной, к которой прибит круг с номером легиона, под кругом – красное полотнище с изображением богини Виктории на шаре.
Что же касается Армении, то я готов признать Тиграна, если римляне выдадут мне Тиридата.
Октавий: Не в правилах римлян выдавать молящих о защите. Цезарь отправил Тиридата в Испанию, где он пребывает под надежным надзором, так что никакой угрозы тебе он больше не представляет.
Фраат: Боги свидетели, я не хочу войны! Я удовлетворен твоим ответом, и признаю Тиграна царем Армении.
Октавий: Где я могу найти римских пленных?
Фраат: Мой отец поселил их в Маргиане, можешь сам туда отправиться и распорядиться ими, как хочешь.
Октавий и охрана уходят. Фраат остается наедине с Музой.
Фраат: Давай-ка попробуем, что нам принес этот чин.
Муза разливает бренди в два бокала и дает один из них Фраату.
Муза: Твое здоровье, господин.
Фраат, выпив: О, действительно нечто божественное!
Действие второе. Картина патая. Ктесифон. Триклиний царского дворца. Фраат, Муза и Исидор Харакский возлежат вокруг стола с явствами.
Фраат: Ты, кажется, - мой бывший подданный?
Исидор: Да, государь, я родился в Хараксе, что в стране Мешан, но я уже давно, как покинул родину.
Фраат: И кому ты теперь служишь?
Исидор: Юбе, царю Мавритании. Править ему особенно нечем, ведь римляне всем заправляют в его царстве, так он больше предается научным изысканиям. Недавно он отправился в большую экспедицию в океане и открыл там острова Блаженных. Они представляют крайнюю западную точку известного нам мира, и вот теперь он отправил меня с заданием добраться до Золотого Херсонеса на крайнем востоке обитаемого мира.
Фраат: Где это?
Исидор: За Индией лежит большой залив, а за ним – еще один полуостров, крайнюю южную точку которого греки называют Золотым Херсонесом.
Фраат: И что он там ищет?
Исидор: Ничего. Просто, с тех пор, как Эратосфен измерил длинну земной окружности, любую точку на земле можно поместить в градусную сетку. Если земная окружность состовляет 252,000 египетских стадий, то один градус равен 700 стадиям. Поэтому важно знать точное расстояние между крайней западной и восточной точками суши, чтобы определить, какую часть земной поверхности она занимает.
Фраат: Занятно. Ты был проездом в Риме?
Исидор: Да, государь.
Фраат: Как там мои сыновья?
Исидор: В полном порядке, государь. Фраат построил за свой счет храм богини Дианы на берегу озера Неми, Вонон вовсю изучает философию, ну а Ород - все больше по части гладиаторских игр.
Муза: Озеро Неми? Я родилась неподалеку от него. Как поживает лесной царь?
Исидор: Как обычно: стережет днем и ночью омелу на своем дубе.
Фраат: О чем это вы?
Исидор: В Риме есть такой странный культ. В лесу на берегу озера Неми живет лесной царь, и всякий, кому удастся срезать ветвь омелы со священного дуба, вправе убить его и занять его место. Но я, кажется, утомил царицу, позволь мне откланяться.
Исидор уходит.
Фраат: Географ! Идиот ничего не знает о существовании царства Чин. Оно и к лучшему, нехватало только, чтобы Рим и Чин сговорились между собой, тогда Парфии несдобровать. Плесни-ка мне, Муза, еще священного вина, что-то я к нему слишком пристрастился.
Фраат пьет и засыпает, положив голову на стол. Муза звонит в колокольчик, входят слуги и уносят спящего Фраата. Муза, озираясь, выглядывает в коридор. В комнату снова входит Исидор.
Исидор: Муза, устрой мне встречу с послом серов.
Муза открывает потайную дверцу, и через нее входит Бань Чао.
Исидор: Я – легат римского императора Августа. Я послан, что бы установить наконец прямой контакт между нашими империями.
Передает Бань Чао два запечатанных свитка папируса.
Исидор: Вот вверительные грамоты, пошли с ними человека в Харакс в стране Мешан, на берегу Персидского залива. Оттуда идут караваны в Рекем в Набатейском царстве, там его встретят наши люди и переправят в Рим.
Бань Чао: Ликан?
Исидор: Рекем, Рекем, греки называют этот город Петрой.
Картина шестая. Ктесифон. Царский дворец. Покои Фраата. Входит Сурен.
Сурен: Государь, мои люди перехватили в Мешане посланца чинов с римскими рекомендательными письмами. Одно из них адресовано Аби-Нергалу, царю Мешана, а другое – Арету, царю набатеев.
Фраат: Проклятый географ, Исидор, больше некому!
Сурен: Но, как он вышел на Бань Чао?
Фраат: Хорошо, я сам этим займусь.
Сурен выходит.
Фраат кричит: Муза!
Входит Муза.
Фраат: Муза, ты предала меня! Я выполнял все твои прихоти, я даже отправил своих сыновей в Рим, что бы расчистить путь к престолу твоему Фраатику. А ты у меня за спиной свела Исидора с Бань Чао!
Муза: Я даже не понимаю, о чем ты говоришь. Меня оклеветали, Фраат. Парфяне ненавидят меня, я здесь – чужая. И даже ты, мой единственный защитник, дошел до того, что ревнуешь меня к своему собственному сыну.
Фраат: О Фраатике разговор особый.
Муза: Да какая же мать не любит своего ребенка?
Фраат: Фраатик – давно не ребенок.
Муза: Успокойся, Фраат, выпей священного вина.
Муза незаметно подливает в бокал яд из флакона и дает бокал Фраату. Фраат пьет, роняет бокал, хватается за горло и с хрипом падает на пол. Муза звонит в колокольчик. Входят слуги.
Муза: Царь Фраат скончался, отнесите его тело в башню молчания. Верховного мага ко мне.
Слуги уносят тело Фраата, входит Тиридат.
Тиридат: Прими мои соболезнования, царица.
Муза: Сделай все необходимые приготовления к коронации моего сына Фраата. Я хочу выйти за него замуж. Как ваша религия отнесется к такому браку?
Тиридат: В высшей степени положительно. Пророк Заратуштра считал кровнородственные браки самыми предпочтительными и способствующими улучшению человеческой породы. Мнение о том, что они губительно действуют на потомство – не более, чем предрассудок. Всякий, кто занимался животноводством, это знает. Даже удивительно, что ты, чужестранка, первой из парфянских цариц последуешь учению пророка.
Картина седьмая. Ктесифон. Сад царского дворца. Среди деревьев стоит хварна – шелковый балдахин, опирающийся на четыре шеста, увитых гирляндами цветов. Под балдахином сидят в креслах Фраатик в золотой диадеме и Муза. Тиридат возлагает на голову Музы золотую тиару.
Тиридат: Царь царей, Аршак, благодетель, справедливый, славный, друг эллинов сочетается браком со своей матерью, небесной богиней, Музой, и провозглашает ее своей соправительницей.
Все присутствующие: Слава царю царей и великой царице!
Возложив корону, Тиридат отходит от хварны и приближается к Сурене.
Тиридат Сурене: Священные собаки, растерзавшие тело Фраата в башне молчания, издохли.
Сурен: Я так и знал! Пора кончать этот нелепый фарс. Что бы так разбазарить все великие победы Орода! Армения – под римской пятой, а Парфия - под властью римской шлюхи!
Картина восьмая. Ктесифон. Триклиний царского дворца. Фраатик, Муза и Май Тициан возлежат вокруг стола с явствами.
Май Тициан: Римлянки просто потеряли голову из-за шелка. Никакие указы сената против роскоши не помогают, а громы и молнии, которые мечет Август против прозрачных тканей, не скрывающих тела, и развращающих нравы римлян, только повышают цены на шелк. Так что, со временем все римское золото перетечет в Парфию в обмен на шелка.
Фраатик: Как там братья?
Май Тициан: Как, ты разве не знаешь? Твой старший брат, Фраат, скончался у себя на вилле у озера Неми.
Фраат: Выпьем за упокой его души.
Муза: Кто там теперь лесным царем?
Май Тициан: Понятия не имею, какой-нибудь очередной беглый раб.
Фраатик: Я что-то устал после охоты.
Муза: Конечно, иди отдохни, а я еще поговорю с нашим гостем о новинках римской моды, он в этом знает толк.
Фраатик уходит.
Май Тициан: Это конец, Муза. Твой Фраатик обречен. Сурен вошел в заговор с остальными сенаторами парфян, заговорщики просили Августа отпустить Орода в Парфию, и он уже по дороге сюда. Переворот произойдет, как только он явится в Ктесифон.
Муза: Но ведь, если мне известно о заговоре, его еще можно предотвратить?
Май Тициан: Поздно, Муза, гвардия на стороне заговорщиков.
Муза: Что же мне теперь делать?
Май Тициан: Я должен открыть тебе самую важную тайну Рима. Ты, может быть, помнишь, что легат Октавий, который тебя сюда привез, отправился потом в Маргиану за римскими пленными? Так вот, Август приказал тогда 15-му Паннонскому легиону идти не на запад, а на восток, в пределы серов. Он и по сей день несет там службу в Каменной Башне. Туда-то мы и отправимся. Как ты знаешь, попытка Исидора Харакского наладить контакт с серами не удалась. Теперь настала моя очередь. Ты верно служила Риму в Парфии, пришло время добраться и до империи серов.
Картина девятая. Ташкурган. Крепость Каменная Башня.
Май Тициан стоит перед строем солдат 15-го Паннонского легиона. Он и военный трибун Гай Рекс обмениваются римским салютом.
Май Тициан: Солдаты 15-го, храбрые паннонцы, я – легат императора, Май Тициан. Император лично благодарит вас за верную службу Риму здесь, на краю мира. Вы должны помочь мне добраться до столицы серов.
Гай Рекс: К сожалению, мы не сможем выполнить твоего приказа. У серов произошел переворот, регент Ван Ман низложил правящую династию Хань и провозгласил себя императором. Однако, здешний князь не признал его и перешел на сторону гуннов. Связь с империей серов потеряна.
Солдаты, салютуя: Да здравствует император!
Солдаты разворачиваются и уходят. Май Тициан и Муза остаются одни.
Май Тициан: Я сожалею, Муза, что так вышло, но я обязан докладом императору, тебе же слишком опасно возвращаться в Парфию.
Муза: Что ж, я пожалуй останусь здесь, с паннонцами.
Май Тициан: Тогда прощай, Муза. Жаль, что никто никогда так и не узнает о том, что ты сделала для Рима.
КОНЕЦ


















© Александр Учитель, 2008
Дата публикации: 27.04.2008 01:09:20
Просмотров: 1719

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 67 число 80: