Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Галина Золотаина



«Персона» и персонажи Бергмана

Денис Требушников

Форма: Очерк
Жанр: Публицистика
Объём: 5472 знаков с пробелами
Раздел: "Современность"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Долгий, но интересный разговор, иначе это не назовешь, между двумя героинями Альмой и Элизабет, которых играют блистательные Биби Андерсон и Лив Улльман соотвественно. Две женщины со схожими судьбами, когда-то сделали выбор, и их жизнь в корне изменилась. Сестра Альма решилась на аборт, Элизабет не успела, слишком поздно одумалась, слишком поздно. Об этом нам рассказывается дважды под конец фильма. Образ нежеланного сына проходит от начала фильма, где мальчик находится словно в морге, утробе матери и лишь видит ее размытые очертания, через момент, когда муж Элизабет присылает письмо с вложенной фотографией сына (Элизабет ее разрывает, повергая сестру Альму в шок), через рассказ Альмы об аборте до исповеди Элизабет устами Альмы, в том кадре Элизабет накрывала руками вновь соединенную фотокарточку. Лечение удалось. Все чего могла и в чем действительно нуждалась безмолвная Элизабет – в провокации, в унижении, в понимании другого человека ее натуры – натуры кровопийцы (момент, когда Альма разрывает вену на запястье, а Элизабет жадно припадает, высасывая кровь), холодной, бесчувственной женщины (что подтверждается ее работой актрисы). Много образов, камни и песок, стекло. Слияние лиц – хорошая операторская работа.

Можно слишком долго говорить о Бергмане, о его вИдении, но лишь стоит прикоснуться к его книгам, понимаешь, что в фильмах он сам ищет ответы – поэтому их нет в фильме, есть лишь образы жизни, той жизни, которую он не понимает, как не понимают ее и героини «Персоны». Но они ищут, как ищет сам Бергман, и кажется, что нашли ответы, однако это всего лишь образ найденных ответов – мимолетное осознание, скоротечное обретение. «Повторяй за мной: ничто. Ничто», - «Ничто», - заканчивается фильм этим диалогом.

Описывать судьбы героинь бессмысленное дело – легче просто посмотреть фильм, возможно, я дал некоторые подсказки, но полностью фильм я не понимаю – пусть это останется на моей совести.

В фильмах Бергмана меня привлекает не сюжет, не драма, а сами герои и выбор на роль тех или иных героев тех или иных актеров и актрис. Мне кажется, что от фильма к фильму личность актера, как самобытного персонажа, растет, живет вне картины, вне одного фильма, вне самих актеров. Эти персонажи – отражение самих мыслей Бергмана, тем более в книгах «Бергман о Бергмане» и «Картины» режиссер говорит об этом, как переосмыслении мыслей, что тот или иной взгляд находит вторую жизнь в последующих фильмах.

После такого вступления, думаю, стоит привести несколько примеров:
Инга Гилль в «Седьмой печати» сыграла роль Лизы/Куникунды – развратной жены кузнеца. Затем в «Шепотах и криках» - ей достается роль больной сестры – словно наказание за разврат.

Андерс Эк в «Седьмой печати» играет религиозного фанатика, проповедующего о каре Божьей, что есть «черная смерть», которая уже «занесла свою косу над головами». В «Осенней сонате» он играет пастора, при этом он о смерти говорит не менее выразительно и пафосно, но в его словах уже слышится осмысление, понимание, в его мимике – умудренность, знание.

Гуннар Бьёрнстранд в «Седьмой печати» - Йонс – оруженосец балабол, у которого есть ответы на все вопросы, который не знает, жива его жена или уже подохла, впрочем по ней он не горюет. В «Персоне» ему выпала роль играть слепого мужа Элизабет. Вот молодости он отвращал от себя людей, не привязывался к ним, а теперь он стар и слеп, в его жизни остался только язык, он оказался одинок и ему, как в «Седьмой печати» понадобилась женщина, чтобы ухаживать за ним и их ребенком. Это страх конца жизни. В «Осенней сонате» он не произносит ни слова – но мимикой говорит столько, что без слов понятно, что он остался тем же Йонсом, но стал смиренным, степенным, нет в нем той юношеской горячности, теперь он ценит свое окружение, тайно жаждет общения. Это показывает сцена в поезде.

Я к сожалению не знаю, с какого года Лив Улльман начала сниматься у Бергмана, однако раньше я путал ее с Гуннель Линдблом – немой девушкой из «Седьмой печати», думаю, аналогия уже видна, единственными словами ее были «Все кончено/свершилось» (смотря в каком переводе смотреть фильм). Немой осталась она и в «Персоне» - точнее не она, а ее образ, который продолжила уже Лив Улльман. Затем в «Шепотах и криках» героиня Лив страдает: она разрывается, не зная, как жить: то ли в быть благодетельной, ведь она любила сестер, то ли быть как старшая сестра во всем умеренной, строгой и порою деспотичной (каковой она предстала в «Персоне»). Фильм не дает ответа на этот вопрос, это проясняется лишь в «Осенней сонате», где Лив играет мать больного ребенка и дочь своей матери – ее же воплощению по «Персоне».

Не возможно отрицать этого, но не возможно доказать. Бергман вне пространства, вне границ, он сам образ «Черного монаха» А.П. Чехова, всёзнающего, но ирреального в своей реальности. Сценарии писал Бергман – он вкладывал в персонажей свои переживания и страхи, так почему не быть им самобытными, как все его герои? Я не рассказал о многих судьбах, ибо за одной "Седьмой печатью" я охотился два года. Многие фильмы не пошли, например: "Из жизни марионеток" (фильм хороший, умный, можно пересматривать, но не мое, не те актеры - этот фильм вырывается из общей картины, но все же к ней причастен) и "Сцены из супружеской жизни" (не смог я пересилить себя. Хотя там играет Лив Улльман - возможное дополнение к образу, сложившемуся у меня в голове). Это, наверное, кажется разыгравшейся фантазией... Пусть так, но это мое мнение, у многих - его нет.


© Денис Требушников, 2008
Дата публикации: 2008-07-17 02:21:33
Просмотров: 1546

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 33 число 57:

    

Рецензии

С интересом прочитала Вашу статью,особенно потому, что вчера посмотрела "Персону". Какие актрисы!
А вот Вам не кажется, что "Фанни и Александр" как-то особняком стоят у Бергмана, отличаются простотой изложения, и иной стилистикой. Может,отчасти, и "земляничная поляна"? Но я полный дилетант, сужу на уровне "нра - не нра"

Ответить